Эпизод 2. Как все начиналось (часть 1)

Опция "Закладки" ()

Город Бейд, Вторник, 23 августа 1449 года

В тот роковой день, смутный силуэт ловко летел меду отвесных склонов каньона. Чешуя, украшавшая тело существа, ярко блестела на солнце, резко контрастируя с черной одеждой всадника. Мощные взмахи крыльев вздымали розовую завесу пыли, но всадник не обращал внимания. Наоборот, ветер бьющий ему в лицо нес прохладу и запах горячего песка, который он чувствовал, не смотря на шарф, закрывавший его нос и рот.

Это был спокойный полет, приносивший удовольствия, Киель Ррода еще не знал, что это были последние спокойные минуты на очень долгое время.

Киель натянул кожаные ремни, заставляя дракона изящно остановится и зависнуть прямо на против оранжевые дома в Верхнем Бейде. Эта часть города была застроена среднего размера домами с небольшими садиками при них и крышами покрытыми ровными рядами красной черепицы.

Верхний Бейд был тих, вуаль тишины укрывала его и никто, ни человек, ни другое существо не нарушало его спокойствия. Киель посмотрел на деревянное крыльцо, как раз вовремя, за яркой, разноцветной драпировкой, что висела над входом появилась фигура. Киель сделал вид, что не увидел ее появления и изящно спешился, снял очки и шарф. Вдохнув, он почувствовал слабый запах роз и вытер пот со лба внутренней стороной перчатки. Пыхтя, дракон выпустил горячую струю воздуха из ноздрей.

Его взгляд неосознанно блуждал по высоким скалам каньона, нависшим над городом. Его глаза сфокусировались на далекой маленькой фигурке, сидящей рядом с синим флагом, отмечавшим самую высокую вершину города Бейда.

Она была все еще там и смотрела прямо на него. Или, по крайней мере, в его направлении, он сомневался, что она может видеть его так же легко, как он ее. Ее глаза элибу не могли изменять масштаб, как его глаза аргела. А то, что она элибу он мог сказать точно, по ее длинным, заостренным ушам, торчавшим из волос.

Бейд был городом аргелов. Элибу в Бейде не жили. Для Киеля, который редко покидал Бейд, она оставалась экзотическим существом.

Хотела ли она просто прийти в город, но боялась реакцию на нее люда? Или она выросла в городе элибу и ей было не комфортно в окружении аргелов? Это было возможно, учитывая, как мало в мире больших городов, где уживаются обе расы. Многие хелнеане жили ни разу за всю жизнь не контактировав с представителями другой расы.

Киель был нелюдим. Обычно он не проявлял интереса к другим. Но эта девушка, которая каждый день сидела на одном и том же месте, под палящим солнцем, с рассвета и до заката, привлекла его внимание.

Возможно он был заинтригован тайной, он всегда любил загадки, любил вызовы и процесс решения проблемы всегда его развлекал. А может ему просто хотелось чего-то нового, что бы разрушило скучное ежедневное однообразие.

А может, его обостренное чувство опасности пыталось сказать ему, что скоро в его жизни случится неожиданный поворот. Это могло быть предчувствие судьбы, колесо его жизни могло быть далеко отсюда, в чьей-то крепкой хватке.

Как бы то ни было, когда он сделал, перерыв в работе для отдыха, его взгляд пополз к загадочной девушке.

— Киель! Ты пришел повидать меня? — высокий голос окликнул его, вырвав его из оцепенения и его взгляд вернулся обратно к дому.

Пиала быстро махала рукой, радуясь возможностью увидеться с ним. Ее ничем не примечательные голубые глаза смотрели на него с волнением. Девушка кокетливо откинула свои длинные светлые волосы с каштановым отливом. Она казалась себе соблазнительной. Киель не разделял ее самоуверенность. Хотя, возможно дело было в нем, насколько он помнил, Пиала была весьма популярна в академии Бейда.

Ее отец был известным торговцем, из-за чего она считала себя выше других по социальному статусу. Они учились в одном классе, и он знал ее, как… как человека, от которого стоит держаться как можно дальше.

Киель подошел к ней, демонстрируя сверток в руке.

— Я пришел, чтобы увидеть тебя… — «Как бы неприятно это ни было», последние слова он не сказа, разумеется.

— Снова за покупками? Бедный Киель. Ты мог бы повеселиться на вечеринке у бассейна, вместо того, чтобы выполнять задания. Оставь задания плебеям!

Киель и не ожидал, что напыщенная избалованная принцесска, ни дня не работавшая в своей жизни, поймет, что задания делают все, и простые люди, и дворяне.

Вся экономика Халнеи вертелась вокруг заданий. Если кто-то хочет, чтобы что-то было сделано, он оставляет задание в доме заданий. А тот, кто ищет себе задание по плечу, может взять его и сделать, ради денег или славы.

Ирония была в том, что, не смотря на свою напыщенность и снисходительность, она была представительницей среднего класса. Он мог ожидать подобного от своего отца или брата, у них были причины для высокомерия. Пиала же была просто мыльным пузырем.

Киель с трудом сдержался, пытаясь не продемонстрировать отвращение, которое он к ней питал, но вместо того он улыбнулся своей фирменной, очаровательной улыбкой.

«Я не хочу использовать влияние своего отца, как преимущество в продвижении ранга искателя. Я хочу это сделать сам, как и другие», соврал Киель. Он не хотел упоминать, что отец не одобрял его жизненные планы и просто не предложил ему никакой помощи в получении полномочий, для выполнения «веселых» заданий. — К тому же, постоянно безделье у бассейна быстро приедается.

Она захихикала и захлопала ресницами, стараясь быть привлекательной.

— Я бы не дала тебе заскучать!

Киель проглотил подступивший ком, борясь с рвотным рефлексом и передал ей сверток с ее именем. С самого момента их встречи Пиала решила, что Киель это самой судьбой суженый ей принц.

Его волосы цвета ночного неба были блестящими и прямыми, но лежали несколько беспорядочно, по длине доходили до челюсти. С левой стороны была большая прядь ярко синих волос, из-за которой его пронзительные голубые глаза выглядели еще более поразительно. У всех аргелов были разноцветные волосы, расовая черта, и Киель не был исключением.

Она помнила, как его глаза тогда исследовали комнату. Как его глаза с ромбовидными зрачками (еще одна черта аргелов), встретились с ее и ее сердце пропустило удар. Она могла поклясться, что в его глазах появился огонь. Ей и в голову не могло прийти, что это лишь оптическая иллюзия из-за двух черных колец вокруг расширяющихся зрачков, которые контрастировали с бледно голубыми радужками.

Она никогда не видела столь же привлекательного, как он. Конечно, Пиала слышала, что большинство дворян были прекрасны, но она до сих пор была уверена, что Киель прекрасен по любым стандартам и даже представить не могла кого-то более яркого. Это могло бы стать сюрпризом, но Пиала не была мечтательницей.

В тот же день, когда она подошла, чтобы познакомится, он пожал ей руку. И она едва не потеряла сознание, когда почувствовала гладкую бледную кожу его руки, прикоснувшейся к ее.

Она думала, что Киель просто стесняется, а потому никогда не приглашал ее на свидание, даже когда она ходила за ним, как мановый змей (Пиявкоподобное существо, которое питается маной. Найдя хороший источник маны она присасывается к нему, пока тот себя не исчерпает).

— Киель, ты знаешь эту элибу? — Пиала кивнула в сторону девушки на скале, ее ревность подняла свою уродливую голову.

— Нет, почему ты спрашиваешь? — тень удивления коснулась его лица.

— Она целыми днями нагло пялится на тебя!

«А ты от куда знаешь? Опять преследуешь меня днями напролет», хотел он спросить, но продолжал соблюдать вежливость и благовоспитанность.

— Правда? А я не замечал.

Киель знал, что она часто смотрит на него. И сложно было не заметить, но он не менее часто смотрел на нее.

Он понимал, что имела в виду Пиала, даже не скажи она это в слух. Но он не был с ней согласен. Киель привык к самым разным взглядам: восхищение, желание, зависть, презрение. Но взгляда этой девушки он понять не мог.

— Она следит за тобой целую неделю! Ты должен сообщить об этой стремной элибу хранителям мира, что бы ее арестовали! — поделилась Пиала толикой своей великой «мудрости».

«В отличии от тебя, которая следит за мной годы», — Киель мысленно фыркнул, «я предпочту ее тебе каждую секунду».

Но вместо того, чтобы открыть свои мысли, Киель спрятался за чарующей улыбкой и безупречной ложью, прячась за маской:

— Не стоит делать поспешных выводов. У нее может быть хорошая причина появляться здесь каждый день. — рассуждал он с мягкой, понимающей улыбкой.

Хотя расчетливый и эгоистичный монстр, что скрывался за бледно-голубыми глазами, обычно так не говорил, его слова были близки к его мыслям. Пиала хлопнула в ладоши и посмотрела на него с восхищением.

— Как и ожидалось от Киеля! Ты такой понимающий и добрый!

Киель слегка кивнул, скрывая горькую усмешку.

Да, это то, чего от него ждут. Быть идеальным, словно с картинки. Никто не знал его настоящего. Для всех он был благовоспитанным сыном влиятельного и процветающего семейства магов благородной крови. Человек, который всем нравился и у которого было много друзей.

Оставить комментарий