Эпизод 20. Тест расстояния — Результаты.

Опция "Закладки" ()

Или это был… резонанс? Их эмоции объединились во что-то гораздо более яркое, чем обычные эмоции. Было ли это потому, что эмоции стали одинаковыми, потому что они переживали один и тот же опыт? Или резонанс состоялся через сопереживание?

Если метка на руке действовала словно червоточина между их Разумами, словно портал, соединяющий два разных места в космосе. То, независимо от того, насколько далеко друг от друга были эти два места, они всегда будут рядом друг с другом из-за портала. Это объясняло, почему физическое расстояние между ними не ухудшало силу их телепатии. Их Разумы всегда были рядом друг с другом.

Но увеличение расстояния создало обратный эффект, оно улучшило силу их телепатии. Единственное объяснение, о котором Кэл мог подумать, — это резонанс.

И почему каждый раз, когда он слышал ее голос, он чувствовал себя лучше? Может быть, отрицательные эффекты увеличения расстояния могут быть противопоставлены их психической близости?

Боль Кэла постепенно уменьшалась, и его аура снова начала возвращаться. Элару приближалась. С каждым шагом, с которым она приближалась к нему, он почувствовал себя более взволнованным и живым. Словно каждая клетка его существа не могла дождаться, чтобы снова воссоединиться с ней.

Его усталость медленно испарялась, заменяясь новообретенной энергией.

Это чувство, оно было словно благополучный выход из смертельной опасности; все его тело бурлило энергией, переполняясь силой. Сердце яростно билось; тело дрожало от количества силы.

С дрожащими руками Кэл записал вывод в свою записную книжку.

«Предельное расстояние подтверждено. Оптимальное расстояние: менее 5 километров. Максимальное расстояние: 20 километров».

Он потер свой подбородок. На данный момент пять километров — это рабочая и оптимальная дистанция между ними. И допустимое расстояние будет увеличиваться с развитием связи. Но как ее можно будет развивать? Что им нужно будет делать?

Элару мысленно передала ему свое предположение по этому вопросу:

«Папа говорил, что эмоциональная близость между напарниками положительно влияет на связь. Он говорил, что до тех пор, пока создавшие этерниальную связь проводят достаточно времени друг с другом, связь будет естественно развиваться. Должны ли мы снова повторить этот эксперимент через несколько месяцев?»

Кэл думал об этом. Он не испытывал желания снова испытывать этот ужас. Это было действительно неприятно. Но ему было любопытно, увеличит ли время максимальное допустимое расстояние между ними.

«Посмотрим по ситуации. Позже мы подумаем об этом».

«Поняла».

Ноги Кэла жаждали какого-то действия, поэтому он встал с кровати. Он чувствовал беспокойство и нервозность. Элару почти вернулась. Он мог чувствовать это глубоко внутри себя.

Словно по сигналу, Элару ворвалась в комнату, она смотрела на него, как на дикую лупакс, увидевшую кусок мяса. Кэл застыл, испуганный таким взглядом.

Она не дала ему времени подумать, прыгнула через комнату и вцепилась в него. Удивление Кэла превратилось в шок.

Ее руки крепко обернулись вокруг его туловища, ее голова лежала на его шее. Ее два холма прижались к его груди.

Она терлась щекой вокруг, слева и справа, Будто пыталась втереть его запах. Будто он был целебным средством. Будто, она горела, а он был водой. Элару вздохнула с облегчением.

«Ах, так гораздо лучше. Да! Да! Я чувствую, что моя сила возвращается!»

Она не прекращала тереться об него. С каждым движением темперамент Кэла поднимался все выше и выше. Его бровь начала дергаться, можно увидеть, что вены вздулись на его шее.

«Чертовски близко! Разве у нее нет чувства личного пространства?!»

Хотя это было очень приятно. Его тело действительно положительно реагировало на нее. Теплое покалывание чувствовалось повсюду.

«Нет, нет, нет!»

Он попытался оттолкнуть ее. Он прикладывал все больше сил, чем следовало, но ее хватка была слишком крепкой. Она не сдвинулась ни на дюйм. Ее лицо по-прежнему выглядело блаженным, словно она даже не заметила его восстания.

Вскоре он начал пытался оттолкнуть ее от себя, используя все свои силы. Она не сдвинулась с места, цепляясь за него, как питон.

«Черт, ты сильная!»

Кэл ругался себе под нос.

«Как, черт возьми, твой хрупкий женский организм может быть сильнее моего?! Фрик!»

Элару вдруг заметила, что из ушей Кэла шел пар, и поняла, что ему не нравится такая близость между ними. Она нахмурилась и посмотрела ему в лицо:

— Блин, как ребенок. Я просто излечиваю ущерб, вызванный экспериментом. Разве это большое дело?

Кэл яростно посмотрел на нее и стиснул зубы, пытаясь подобрать правильные слова, чтобы заставить ее отпустить его. Хотя, прежде чем он успел что-то сказать, она внезапно отлепилась от него. Это заставило его потерять равновесие, и он споткнулся, упав на край кровати.

Элару хихикнула с отправленного им взгляда.

— Кэл, ты на самом деле такой… застенчивый? — спросила она с коварной усмешкой.

— Я не стесняюсь! — Кэл выплюнул, схватил ближайший объект, который мог найти, и бросил его в нее.

К сожалению, этот объект оказался подушкой. Удача оставила его с тех пор, как он его дорога пересеклась с этой хитрой женщиной.

— Мне просто не нравятся люди, вторгающиеся в мое личное пространство!

Элару рефлекторно поймала подушку и ее улыбка только стала шире.

«Какое личное пространство? Я уже в твоей голове, ничто не будет ближе, чем это».

 

Она дразнила его.

— Граница! Нам нужны некоторые границы. Ты не можешь делать абсолютно все, что хочешь!

На этот раз он бросил свою записную книжку. Это было немногим лучше, чем подушка…

— Ты действуешь, как застенчивая девушка, которую ущипнули за задницу. Это были просто объятия, — она тоже легко поймала блокнот, ее улыбка не уменьшилась.

— Я не стесняюсь! Мне просто не нравится физический контакт с людьми, которых я не люблю. Это включает тебя и всех остальных, кого я знаю.

Кэл схватил фарфорового печуха, украшавшего ночной столик. Наконец, хорошее оружие!

Элару совсем не паниковала:

— Возможно, тебе нужно увеличить скорость того, что ты бросаешь, если ты действительно хочешь попасть в меня.

Вопиющая провокация! Глаза Кэла опасно замерцали, после чего он с ускорением бросил статуэтку в нее. Он не использовал всю свою магическую силу, он не хотел нанести ей серьезную травму. Увы, его попытки были напрасны. Элару без особых усилий поймала статуэтку. Чем больше предметов она ловила, тем больше раздражался Кэл.

Когда начался «бой», его было трудно остановить.

Всего через несколько минут их аккуратная комната была разгромлена.

Ну, они ничего не сломали, просто превратили все в беспорядок. Хотя это было не из-за аккуратности Кэла, а потому, что для Элару было более забавно пытаться спасти все брошенные объекты от гибели, чем уклоняться от них.

Ей было весело дразнить Кэла. На самом деле для него было довольно легко остановиться и успокоиться. У него было накоплено внутри себя много лет разочарований, и Элару взяла на себя обязательство предоставить ему повод, чтобы выпустить все эмоции. Кэл не анализировал ее поведение. Он был слишком занят, чтобы пытатся понять ее. Он был спокойным и собранным человеком. Тем не менее, эта рыжая могла разжечь его с такой легкостью, что становилось неловко.

Он даже не пытался похоронить все эмоции и надеть свою маску. С Элару не нужно было скрываться за своей ложной личностью. Кажется, ей больше нравилось его истинное лицо.

Она была такой необычной девушкой. Она предпочитала сражаться в мирные времена.

Кэл никогда бы этого не признал, но он тоже странным образом наслаждался этим боем. Несмотря на то, что он рычал, впивался взглядом и проклинал ее, в глубине души он развлекался.

Это были довольно странные отношения.

Но в тот момент никто из них не думал об этом.

И поскольку эти двое были заняты своей мини-войной, ни один из них не заметил изменений, произошедших на правой руке Кэла. Как семя, дающее росток, черные полосы постепенно, медленно, поднимались по его руке.

После мирного окончания войны (у Кэла кончились предметы для метания), они решили найти уединенное место на окраине Ашара, где они могли бы попрактиковаться в магии. Они отправились на запад, где густой лиственный лес распространялся насколько мог видеть глаз.

День был солнечным и теплым, от ярких солнечных лучей блестело все, чего они касались. Хотя только отдельные солнечные лучи могли пройти сквозь ярко-зеленые листья больших деревьев, возвышающихся над ними.

Несмотря на то, что технически было лето, температура снижалась каждый день при приближении осени. В настоящее время температура и влажность ощущались в самый раз. Если бы Кэл не спешил увеличивать свою силу, ему бы понравилось прогуливаться.

Вместо того, чтобы наслаждаться прогулкой, Элару использовала свои глаза, чтобы исследовать окрестности, пока не обнаружила уединенную поляну возле небольшого водопада. Падающие прозрачные капли воды создали небольшую, но красивую радугу.

Поляна казалась очень спокойной, было не так много звуков кроме шума водопада и мягкого пения птиц. Однако Кэл задавался вопросом, как долго все это будет оставаться мирным. Они могут столкнуться с поисковыми отрядами, охотниками или животными, живущими вокруг источника воды. Лес вокруг Ашара был дикой природой, и это были популярные охотничьи угодья для всех видов существ. Даже травники часто проводили время в лесу за поиском различных трав.

Элару утверждала, что это место было расположено слишком близко к Ашару. Все хорошие вещи были глубже, поэтому травники и охотники не могли оставаться здесь. Единственные люди, которые жили на окраинах, были магами, использующими лес как место для своей практики, точно так же, как и они. Однако лес был большой, поэтому вероятность того, что они наткнутся на одну и ту же поляну, была маленькой.

Кэл потянулся и подумал о том, что ему следует сделать в первую очередь. Элару удобно уселась возле дерева. Она сняла рюкзак и достала красную книгу в кожаном чехле. На обложке не было букв, знаков или чего-либо еще, что могло бы раскрыть содержание. Однако Кэл мог сразу сказать, что книга не была обычным предметом. Он был очарован длинным, неясным заклинанием, которое Кэл не смог узнать.

Элару исполнила заклинание, которое было настолько быстрым, что единственное, что Кэл сумел уловить — это импульс волшебной силы. Как только она открыла обложку, спокойное выражение лица Элару исчезло и его заменила глубокая концентрация. Она была полностью поглощена книгой, ее лицо не показывало никаких других эмоций. Оно стало отрешенным.

Кэл привык видеть ее озорство и спокойствие все прошедшее время, такая серьезность казалась неестественной. И, тем не менее, в этом было определенное очарование. Говорилось, что человек выглядит наиболее привлекательным, когда тяжело работает. Кэл смог, наконец, понять почему.

Элару продолжала щелкать пальцами, гладя книгу и прослеживая пальцем различные узоры на ней.

Кэл сосредоточил внимание на книге и понял, что страницы были покрыты тонким слоем кристаллических чернил. Это была невидимая жидкость, которая обладала особым свойством — кристаллическая структура жидкости легко изменялась магией. И изменение кристаллической структуры чернил привело к изменению их цвета. У этих прозрачных чернил появилась возможность изменять цвет. После открытия в древние времена они произвели революцию в искусстве и литературе.

Заклинание изменения цвета чернил было одним из первых заклинаний, которые им преподавали в школе. Конечно, такие заклинания отличались у аргела и элибу, поскольку в основе их магии лежали разные принципы. Но тем не менее, это было важное заклинание, которое Кэл смог распознать мгновенно, и именно поэтому Кэл понял, что книга была покрыта кристаллическими чернилами — он чувствовал, что Элару снова и снова проявляет чернила, применяя заклинание на страницах книги.

Была ли эта книга… ее дневником?

Но это было не его делом. Он не имел права заглянуть внутрь. Он странно себя чувствовал, он — человек, который никогда не заботился о других людях. Его гордость не позволяла ему спросить о книге, хотя, вместо этого он немного взглянул на нее, только краешком взгляда.

Его умение незаметно подглядывать было очень грозным.

Он был поражен тем, что страницы книги совершенно пустыми.

Могла ли Элару на самом деле… придавать прозрачным чернилам цвет бумаги? Может ли ее этерниальный взгляд видеть чернила, даже если их нельзя было увидеть обычными глазами? Или книга заколдована каким-то заклинанием, которое мешало ему видеть то, что было написано в ней?

Элару была кладезем увлекательных артефактов. В этот момент он не должен был удивляться чему-то вроде этого. Так что удивление не было эмоцией, которую он испытывал сейчас.

Ему было трудно сосредоточиться на своем деле. Чем сложнее было что-то выяснить, тем больше Кэл хотел это узнать. Нет ничего вкусней, чем запретный плод.

Элару вообще не отрывалась от книги. Словно вокруг больше не было ничего. Словно она вошла в свой мир, отдельный от остальных. Периодически она прекращала писать в книге и начинала создавать заклинание вокруг своей руки. Затем она рассеивала заклинание и продолжала писать в книге.

Что она делала? Любопытство Кэла съедало его до такой степени, что стало невыносимым. Он никогда прежде не видел Элару настолько серьезной и поглощенной чем-либо. Через несколько минут он больше не мог сдерживать любопытство, его гордость была почти забыла.

— Что ты делаешь?

Оставить комментарий