Эпизод 23. Акупунктура.

Опция "Закладки" ()

У Кэла не было никаких целебных эликсиров — нужно было посетить магазин эликсиров и пилюль. Он открыл глаза и посмотрел на кроваво-красный закат. Смогут ли они добраться до магазина прежде, чем он закроется?

Он быстро поднялся. Когда он заметил свою промокшую одежду, он использовал заклинание изменения температуры, чтобы нагреть ее до полного высыхания. Однако это не сделало его чистым. Запах пота ударил в его нос. Он не мог пойти в город в таком виде.

Он нуждался в очистительном заклинании.

Он посмотрел на Элару, думая о том, как попросить ее очистить его. Он заметил, что она тоже смотрит на него.

Кэл решил сначала рассказать о своих мыслях о покупке лечебных лекарств, а затем мимоходом упомянуть о чистке. Так он сохранил бы свою гордость.

Прежде чем он смог полностью объяснить свои намерения о получении лекарств для исцеления, Элару прервала его:

— Исцеление урона, вызванного прохождением маны, не так просто, как исцеление других видов урона. Поскольку твои клетки будут повреждены маной, тебе нужно будет исцелять их лекарством, которое обладало бы естественными, нежными лечебными свойствами. Если ты используешь лекарство, которое полагается на магию, тогда плотная мана внутри лекарства приведет к дальнейшему травмированию твоего тела, которое уже было повреждено маной. Это будет похоже на попытку исцелить ожоги горячей мазью. Тебе нужно очищенное лекарство с мягкими целебными свойствами или специализированные пилюли, используемые для закалки тела маной.

Кэл не был знаком с исцелением и медициной, но то, что она сказала, имело смысл. Казалось, она знала, о чем говорит. Он потер подбородок и кивнул:

— Тогда я получу их.

Элару ухмыльнулась:

— И ты даже можешь позволить себе желать получить что-то подобное?

Кэл застыл.

Он был дворянином, у него должно быть много денег, ведь так?

На самом деле, не совсем.

Его семья была богата, а не он. Эти ублюдки никогда не давали ему никаких карманных денег. И даже если бы они это делали, он бы их не принял. Он не был в хороших отношениях с остальными членами своей семьи и ничего не хотел получать от них. Все, что они могли дать ему, было либо обязательствами, либо насмешками. Он должен будет продать себя и получить несколько монет, словно нищий.

Он не хотел иметь со всем этим ничего общего.

Таким образом, его деньги были заработаны благодаря тяжелой работе, однако их количество было довольно скромным. Очень вероятно, что их было недостаточно, чтобы купить такую медицину.

Увидев его ступор, глаза Элару возбужденно сверкнули:

— Если ты не можешь купить лекарство, тогда мы должны работать с тем, что имеем.

Она продолжила говорить телепатически:

«Когда мы инициализировали этерниальную связь, заклинание проникло в наши тела, в каждую клетку. Оно медленно разрушило наши клетки и заменило их новыми. Этот процесс разрушения и исцеления очень похож на закалку маной. Нам потребовалось всего несколько часов, чтобы оправиться от процесса, на который ушли бы дни или даже недели в любом другом случае».

Глаза Кэла расширились, и его голос слегка дрогнул:

— Ты говоришь, что…

Элару улыбнулась и кивнула:

«Верно. Этерниальная связь увеличила скорость регенерации клеток. Очень вероятно, что твое тело сможет заживать достаточно быстро даже без лекарств. Я могла бы даже помочь еще больше увеличить твой естественный уровень заживления с помощью иглоукалывания».

Кэл безмолвно посмотрел на нее. Он понятия не имел, какие эмоции он должен был показывать прямо сейчас. Он давно привык, что Элару знала почти все.

— Ты владеешь иглоукалыванием? — Кэл поднял бровь. — Есть хоть что-то, чего ты не знаешь?

Элару ухмыльнулась и самодовольно сказала:

— Что я могу сказать? Я знаю немного обо всем, немного больше, чем другие. Чем полезнее я что-то нахожу, тем больше я изучаю это. Знать некоторые, нечасто нужные вещи очень полезно в моей работе.

Лицо Кэла онемело.

— О работе какого рода ты говоришь?

Что-то подсказывало ему, что она говорит не об искусстве исцеления.

Элару небрежно махнула рукой.

«Мое мнение — просто продолжай работать и преодолевай порог устойчивости к мане. К утру ты уже восстановишься».

Кэл задумался:

«Наш повышенный уровень заживления мог быть следствием активации этерниальной связи. И откуда ты знаешь, что клетки в нашем теле были заменены? Ты сама сказала, что не знаешь многого об этерниальной связи».

Элару ухмыльнулась:

«Я знаю, что ты тоже это почувствовал. Наши клетки обновились. Тело полностью изменилось изнутри. Разве ты не заметил, как быстро мы оправились от эксперимента с расстоянием, который мы проводили сегодня утром? Ты действительно считал, что дефицит маны не нанес никакого ущерба нашим телам?»

Верно! Кэл вспомнил, как тогда его тело просто кричало. Однако, как только Элару вернулась к нему, вся боль исчезла. Он знал, что часть боли вызвана дефицитом маны, но он не знал о фактическом уровне повреждений. Он не был целителем — он не знал навыков, которые могли бы позволить ему узнать состояние своего тела. Он мог только отталкиваться от того, что чувствовал, и предоставленная информация была очень ограниченной.

Глядя на уверенность Элару и тот факт, что все, что она когда-либо говорила ему, оказалось правдой, у него не было оснований сомневаться в этих словах.

«Я мог бы контролировать ущерб, вызванный проходящей через тело маной, чтобы не достигать той степени боли, которую я чувствовал тогда. В этом случае урон не будет превышать урон, вызванный дефицитом маны, и я должен иметь возможность быстро восстановиться. На самом деле, если продолжу тренироваться в таком темпе, я смогу выполнять десятки раундов закалки за один день».

Элару усмехнулась:

«Скорость быстрого заживления бесценна. Только представь, сколько денег это сохранит нам в будущем».

Она вскочила с места, где сидела, и быстро подошла к Кэлу. Она обняла его за плечи и взмахнула рукой с мотивирующей речью. Словно она указывала ему на красоту мира или предлагала невидимую гору золота:

 

— Нет аптечных магазинов, больниц, медицинских сборов или трат на лечение. Мы будем неприлично богатыми!

Лицо Кэла скривилось в странной гримасе. Он был не уверен, шутит ли она или говорит серьезно. Как стать богатыми, избегая трат на лечение? Получала ли она большую прибыль, которая полностью тратилась на лечение?

Кэл фыркнул:

«Скорее всего, нет».

Он повернулся к ней, чтобы послать ей презрительный взгляд, но застыл, как только заметил, насколько близким стало ее лицо.

Ее длинные уши щекотали ему шею, от нее исходил свежий запах леса. Она пахла корицей и была слегла влажной, пышные губы казались почти съедобными.

Его сердце невольно пропустило удар.

— Слишком близко!

Кэл не терял времени и пожал плечами с серьезным лицом. Он ускользнул к ручью. Он наклонился и выпил немного воды, небрежно плеская ее на лицо, словно пытаясь освежиться.

Прозрачные капли воды стекали по его губам и густым черным ресницам. Он выдохнул, успокоил свой разум и обернулся, взглянув на Элару краем глаза. Неужели эта лиса так его раздражала?

Она напевала тихую мелодию с улыбкой на лице и располагалась на том же дереве, что и раньше. Она достала 5 игл. Оставшиеся лишние иглы были привязаны к ее бедру, а четыре располагались между пальцев правой руки, в то время как одной она крутила в левой руке, словно игрушкой.

Она вопросительно взглянула на него.

Кэлу пришлось подавить желание топнуть ногой, когда он вернулся к тому же месту, где сидел раньше.

Он снова выдохнул, отбросив все ненужные и отвлекающие мысли, всецело сосредоточившись на задаче. Его планы изменились, не было никакой необходимости идти в магазин медицины и нет необходимости в очищении тела. Он будет использовать свою энергию для продвижения вперед.

Его глаза сверкнули от волнения, когда он снова начал предыдущий процесс.

Через несколько минут его тело снова начало жечь. Вместо того, чтобы остановиться, в этот раз он продолжил. Его аура стала настолько плотной, что, казалось, она душит его. Мана, бывшая сначала теплым, приятным чувством силы, превратилась в неистовое пламя. Его сухое тело снова заливалось холодным потом.

Элару уделяла пристальное внимание его телу. Казалось, она ждала, когда он закончит закалку маной, чтобы она могла быстрее исцелить его.

Кэл стиснул зубы и начал продвигаться дальше с еще большими усилиями. Его тело горело, его мышцы дрожали, его дыхание стало поверхностным. Тяжелые удары его сердца болезненно отзывались в голове.

Его слетки кричали от агонии. Он сильно закрыл глаза и продолжил упорствовать.

— Еще немного. Ты почти закончил, — он слышал, как Элару мягко сказала.

Он цеплялся за ее слова. Если она сказала ему потерпеть еще немного, как он мог отказаться? Разве он был похож на неженку? Он не хотел останавливаться на этом. Он сможет это сделать. Он был сильным. Он не боялся боли.

Он сжал кулаки. Когда мана внутри него бушевала, казалось, что его аура стала почти жидкой, он не мог думать ни о чем, кроме того, как выдержать еще немного.

«Просто… еще… немного… до …»

Он даже не закончил свою мысль, до того как его сознание помутилось и его разум стал окутан тьмой. Его тело медленно опустилось на траву. Он даже не почувствовал удар о землю.

Элару неспешно встала, чтобы помочь.

«Все идет, как нужно. Ему нужно хотя бы несколько часов, чтобы восстановить сознание, верно?»

Она потерла свой подбородок левой рукой, торжественно глядя на неподвижное тело перед собой.

«Я не должна недооценивать скорость заживления наших тел после обретения связи. Лучше поторопиться».

С иглами в правой руке она подошла к Кэлу.

«Извини, напарник. Я могу помочь тебе увеличить скорость восстановления. Но… я никогда не говорила, что я это сделаю».

Она наклонилась и вытащила из шеи Кэла тонкую иглу.

— Оказывается, знать, куда нужно ставить иглы, очень полезно.

Элару быстро очистила иглу, после чего положила ее обратно в пустую емкость на бедре.

«Твое скорейшее восстановление сейчас не в моих интересах. Держись, хорошо спи и позволь мне заняться своими делами».

Она вздохнула, после чего схватила Кэла за рубашку и легонько закинула на плечо, словно у него совсем не было веса. Элару посмотрела на кроваво-красное заходящее солнце.

В ее глазах блеснуло озорство, когда она посмотрела на ноги Кэла, которые держала, чтобы он не упал.

«Как мешок с картошкой» — она хихикнула и пощекотала его позади.

Магическая броня Кэла рассеялась вместе с его сознанием, и технически, она необязательно должна была нести его. Она могла легко заставить его тело плыть рядом. Но использование магии на теле, которое только что прошло через закалку маной, было плохой идеей.

В следующий момент рыжая, с человеческим телом, заброшенным через плечо, полностью скрылась с травяной поляны. Не было ни следа, ни звука шагов, ни колеблющейся травы, ни шуршащих листьев.

Стало мертвецки тихо. Не было никаких признаков того, что здесь вообще кто-то был.

Оставить комментарий