Эпизод 24. Подземные ветреные корни.

Опция "Закладки" ()

◈ Главное поместье семьи Эри, Ашар ◈

Бесчисленные яркие лучи света освещали просторную комнату в отдаленной усадьбе. Но единственное, что можно было увидеть через окна, была темнота ночи.

По комнате ходил мужчина средних лет в белом халате и зеленых тапочках. Его красивые черты лица не могли быть скрыты даже его неряшливостью. Его волнистые седые волосы делали все возможное в своих неуклонных попытках упасть ему на лицо. К счастью, продвижение волос было остановлено странно выглядящими очками, плотно лежащими на голове.

И его серебристые волосы, и его левая часть лба выглядели на несколько оттенков темнее и контрастировали с болезненно-бледным лицом.

Человек жевал длинную соломинку, видневшуюся изо рта, как сигару. Она была похожа на палочку корицы, даже на вкус — сладкая и пряная, но на самом деле это была кора буселя.

Именно лечебные свойства этой коры, которые сохраняли ум ясным и бдительным, стали особенностью его торговой марки. Можно было бы вместо этого выпить кофе, но он ненавидел горький вкус.

Человек возился с различными странными вещами, валявшимися по комнате, и нисколько не беспокоился грязным состоянием своих покоев. Хотя там было много полок, шкафов и столов, заполненных до краев бумагами, книгами, флаконами и странными устройствами, он, казалось, точно знал, где располагался каждый предмет.

Единственный объект в комнате, который был совершенно чистым и аккуратным, был кожаным диваном, который, конечно, выглядел здесь совершенно неуместно.

Внезапно, словно появившись из воздуха, рядом с кушеткой материализовался другой человек. Иксус мгновенно почувствовал присутствие чужака. Однако, вместо того, чтобы испугаться, как испугался бы обычный человек, если бы кто-то появился в его частной резиденции, он даже не повернул голову, чтобы посмотреть на прибывшего.

Он продолжал наблюдать за маленьким пузырьком в руке с совершенно беззаботным выражением. Он несколько раз встряхнул флакон, после чего, наконец, проговорил:

— Что заставило тебя настолько задержаться?

Другая фигура почесала голову и вздохнула:

— Я отвлеклась.

Она сбросила тело с плеча на соседний диван, словно снимая сумку.

Мужчина повернулся, чтобы посмотреть на красивую рыжую, и сердито пожаловался. «Оу. Сегодня утром я заменил диван».

Девушка тепло улыбнулась ему:

— Не волнуйся.

Он не кровоточит, поэтому…

— На нем не останется крови.

Обычный человек спросил бы, из-за чего она задержалась. Обычный человек спросил бы ее, почему у нее на плече лежал бессознательный человек. Обычный человек спросил бы у нее, кто дремлет на их диване.

Но только не Иксус Эри.

Он вел себя так, будто все это было совершенно нормальным явлением. Будто ничего странного не происходило.

Улыбка девушки внезапно исчезла, и она подозрительно посмотрела на этого человека.

— Подождите… что случилось со старым диваном?

Выражение лица мужчины средних лет не изменилось.

— Ничего особенного. Я случайно проводил один из своих экспериментов.

Элару Вейвин нахмурила брови. Разве он не мог его почистить? Почему он поставил еще один новый диван?

Ее осенила догадка и она усмехнулась:

— В нем образовалась такая большая дыра? Что ты сделал со старым диваном? Где он?

Он посмотрел на нее, его выражение было беззаботным, будто он говорил о погоде.

— Ты смотришь на него.

Элару уставилась на него озадаченно, пока ее взгляд не упал на маленький флакон в руке Иксуса. Он был заполнен грязной зеленой жидкостью.

«Покойся с миром. Старый диван. Ты будешь заменен.

Ну, на самом деле, никто не заботится о диване.»

После нескольких секунд молчания Элару судорожно кашлянула и изменила тему беседы:

— Итак… у меня есть ветреные корни, которые ты хотел…

Бывшие ранее без эмоций, изумрудно-зеленые глаза мужчины вспыхнули от волнения. Он протянул руку, как ребенок, просящий конфету.

Его обычно серая и спокойная аура загорелась белым. Элару сдержанно хихикнула и сняла рюкзак. Она рылась в нем, пока не нашла то, что искала. Она вытащила платиновую коробку и бросила ее в Иксуса. Коробка был проста и не выглядела особенной, но этот человек отнесся к ней как к сокровищу.

Иксус не мог сдержать свое волнение и сразу же открыл ее.

Внутри не было никаких драгоценностей или магических артефактов. Коробка была заполнена темно-оранжевыми корнями, но человек весь светился от восторга, будто он наткнулся на бесценный алмаз.

— Какой хороший урожай! Так много, все они в отличном состоянии и полностью созрели. Ты всегда приносишь мне лучшие вещи!

Он повернулся к Элару, глядя на нее со слезами, как на свою давно потерянную родственницу. Он сильно взъерошил ей волосы, словно маленькому ребенку.

— Хорошая работа, мой маленький манчкин!

Элару криво усмехнулась и даже не потрудилась сказать, что она больше не была ни маленькой, ни ребенком.

Иксус достал один из корней и поднес его к глазам:

— Прочная, но мягкая природа ветреного дерева — именно то, что мне нужно, чтобы объединить остальную часть ингредиентов.

Ему удалось усмехнуться, не уронив палочку буселя, которую он жевал.

— Мне нужно еще несколько других второстепенных ингредиентов, и тогда я смогу сделать совершенно новый ассортимент закаляющих пилюль. Они будут самыми мощными пилюлями на рынке!

Элару смиренно вздохнула:

— Дядя Иксус… насчет того, что ты сказал в прошлый раз…

— Ага! — он указал пальцем в воздух. — Как я и говорил. Вот!

Он подошел к одному из своих шкафов и достал небольшую коробку, которая выглядела точно так же, как та, которую только что дала ему Элару. Он небрежно бросил ее, словно коробка не содержала ничего хрупкого или дорогого.

Элару осторожно поймала коробку с кривой улыбкой на лице.

У Иксуса Эри была очень странная личность. Он рассматривал редкие медицинские ингредиенты как бесценные сокровища, но после производства пилюль или эликсиров из них он полностью терял интерес к этим ингредиентам. В то время как другие алхимики создавали пилюли ради получения выгоды, он создавал их из-за самого процесса создания.

Он был похож на ребенка, играющего с частями головоломки. Он тратил много времени и сил, чтобы собрать ее, но как только картинка будет завершена, все это станет совсем неинтересным. Это всего лишь картинка; он не будет с ней играться в будущем. Хотя некоторые могли сказать, что завершенная головоломка являлась их достижением и гордостью, Иксус просто отбросит ее в сторону и найдет еще одну незавершенную головоломку.

В то время как содержимое коробки было бесценным сокровищем для других, для Иксуса это была просто игрушка, с которой он уже наигрался.

Как только Элару открыла коробку, сладкий фруктовый аромат с оттенком пряности достиг ее обоняния. В коробке были три бархатные подушечки с тремя больших полупрозрачными жемчужинами. Они были вишнево-красными, сверкающими в свете, как стеклянные шарики, но в ее этерниальных глазах эти конфето-подобные пилюли выглядели как маленькие солнца, сияющие так ярко, что почти ослепляли ее.

Пока она восхищалась пилюлями, Иксус убрал коробку с корнями и начал писать на маленьком листе бумаги.

— Итак, вот в чем я буду нуждаться в будущем.

Неудивительно, что его почерк был весьма неряшливым; но все же круглые, едва различимые слова содержали определенную красоту.

Элару закрыла коробку для пилюль и положила ее в рюкзак.

— Извини, дядя. Некоторое время я не смогу доставлять какие-либо ингредиенты.

Иксус не переставал писать.

 

— Почему?

Она подошла к нему, сложив руки за спиной.

— В этом году я поступаю в Муни.

Плечи мужчины застыли и он резко прекратил писать.

Университет магии Ашара был местом, создававшим непревзойденных гениев, которые вырастали, чтобы стать столпами Халнеи. Местом, куда могли войти только избранные. Местом, которое большинство людей считало святой землей магии.

Но для нее…

Для нее Муни был страной света, в то время как она была призраком, который жил в тени. Одного неправильного шага будет достаточно, чтобы стереть все тени, защищающие ее и скрывающие ее истинную сущность.

Для нее Муни был слишком опасен, вступление в этот университет было равносильно прогулке на грани жизни и смерти.

Разве ее отец мог позволить ей пройти через все это просто потому, что ей так захотелось?

— …

Какой глупый вопрос… конечно, он…

Рождение Элару прошло на грани. И она никогда не переставала ходить по ней. Или, точнее, не могла. Все, что она могла делать, это продолжать идти, сделав эту грань своим домом, превратив ее в свой мир.

Иксус нахмурился и почесал щетину на подбородке. Ее решение уже было принято. Он ничего не мог сделать, чтобы остановить ее. Но он все еще чувствовал необходимость высказать свое мнение.

— Это плохая идея.

Элару вздохнула, но взгляд был тверд.

— У меня больше нет идей. Вы точно знаете, что Муни всегда был нашим последним средством. Я зашла в тупик, — она тихо рассмеялась.

Это был смех, в котором не было радости, лишь горечь.

— Я не знаю, где еще искать.

Иксус невозмутимо посмотрел на нее и ответил:

— В Лесу Молочных Вирм.

Элару с удивлением посмотрела на него:

— Что?

Он указал на список ингредиентов, который только что закончил писать:

— Лунный фрукт растет в Лесу Молочных Вирм.

Уставшая улыбка Элару застыла. У этого апатичного дяди не было чувства юмора, а это значит, что он был весьма серьезен. После короткой паузы она решила притвориться, что ничего не произошло:

— В Муни есть профессор, который мог бы мне помочь. Итак, прямо сейчас… Муни — мой лучший выбор.

Выражение Иксуса не изменилось вообще, все так же флегматично, как и всегда, он ответил:

— Ничто из этого не растет в Муни.

Элару не знала, смеяться или плакать. Она снова вздохнула, после чего приняла этот список.

— Я посмотрю, что я смогу сделать… но будет лучше, если вы не будите ничего ожидать.

Она отвернулась от Иксуса, глядя на Кэла, крепко спавшего на диване. Она схватила хрустальный кулон на шее и тихо пробормотала:

— Может быть, это моя судьба…

Длинные острые уши Иксуса дернулись, уловив почти неразборчивые слова. Элару подошла к кушетке, готовясь уйти, когда слова Иксуса остановили ее шаги.

— Если есть такая сущность, как судьба, то изменение судьбы других – моя работа.

Элару печально улыбнулась.

«Разве вы не прекратили принимать пациентов несколько лет назад? Это была ваша работа, но из-за того, что произошло…»

Она оставила слова невысказанными и сменила тему:

— Отдохните. Черные круги вокруг глаз темнее ваших отметин на лбу.

Иксус хмыкнул, после чего спросил:

— Какой сегодня день? Возможно, я потерял счет времени.

Рот Элару дернулся:

— Суббота.

Иксус пристально посмотрел на нее, после чего спросил:

— Которая суббота?

— Пойдите немного поспите или я побью вас! — Элару угрожающе показала свой кулак.

«Что за боль…»

Иксус нахмурился и поднял руки, капитулируя:

— Я иду, иду.

— Начните с того, что достаньте палочку буселя изо рта, — Элару беспомощно покачала головой.

Иксус неохотно вынул свою жевательную палочку изо рта, все время хмурясь, после чего положил ее в карман. Убрав ее, он просто стоял и смотрел на Элару.

— Что? Как я могу спать, если твой питомец уже занял место на диване?

— … — Рот Элару дернулся.

«Идиот, у тебя есть кровать королевского размера наверху!»

Иксус ответил с пустым взглядом:

«Ты же знаешь, я чувствую себя наиболее расслабленным в своей лаборатории. Я не могу спать нигде больше».

— Почему бы вам просто не переместить свою кровать сюда?

Иксус недолго смотрел на нее, после чего оглядел свою комнату.

«Она может поместиться. Если нет, я снесу стену».

Он кивал, глядя в пустоту:

«Почему я не подумал об этом раньше?»

Оставить комментарий