Эпизод 29. Морф.

Опция "Закладки" ()

— Поэтому единственное, что мне нужно запомнить — это шаблон заклинания. Нарисуй его для меня на листе бумаги или на чем-то таком.

Элару некоторое время смотрела на него, стоя на своем высоком столбе земли, не намереваясь начать рисовать для него шаблон. При ближайшем рассмотрении Кэл заметил, что ее глаза сверкают.

«Ииииии… она возвращается к своей озорной стороне личности…»

— Что? — волосы Кэла встали дыбом.

Элару усмехнулась:

— У меня есть идея получше.

Лицо Кэла опустилось:

 «Не нравится мне это…»

— Как насчет того, чтобы передать тебе память о шаблоне? Быть может, если я перенесу знания о нем, тебе будет легче его запомнить? Возможно, мои воспоминания могут стать твоими воспоминаниями.

Элару спрыгнула со столба, словно лунар, атакующий добычу.

— Ох нет, стой! — он вспомнил, как она передавала ему память в прошлый раз — она прикоснулась своим лбом к его лбу.

Кэл уклонился в сторону, будто от этого зависела его жизнь.

Вместо того, чтобы удариться лицом о землю, как того ожидал Кэл, Элару перевернулась в воздухе и приземлилась на ноги.

«Как лунар… они всегда приземляются на ноги».

Она нахмурилась:

— Ты не слишком остро реагируешь?

Кэл кивнул. Ему нужно было найти другой способ вести с ней дела. Прямые отказы никогда не работали.

— Я просто думаю, что ты должна попрактиковаться, передавая мне свои воспоминания без физического контакта. В долгосрочной перспективе это будет гораздо полезнее.

Взгляд Элару посветлел, и лицо ее выражало то, что, казалось, было озарением. 

— Ты прав!

«Есть!»

Кэл подавил стремление сжать кулаки. Затем он успокоил себя и понял, что не должен преждевременно праздновать победу. Он посмотрел на Элару, ожидая, что она начнет искать повод отказать ему.

Однако она этого не делала. Вместо этого она улыбнулась и сказала:

— Видишь, я знала, что идея сделать тебя своим партнером была хорошей. Ты полон замечательных идей.

Кэл кивнул:

 «Почему у меня такое чувство, что это сарказм?»

Однако Элару не стала снова приближаться к нему. Вместо этого она развернула его спиной.

Кэл стоял, не зная, что делать с самим собой. Ему был нужен шаблон заклинания.

«По крайней мере, нарисуй для меня шаблон. Кто знает, сколько времени тебе понадобится, чтобы…»

Его мысли были прерваны, когда перед его глазами появились яркие светящиеся огни. Это было совершенно четкое и подробное воспоминание о том, что произошло несколько минут назад.

Воспоминания содержали красивое золотистое, оранжевое и красное пламя, застывшее в заклинании Морфа. Он увидел ветви заклинания, проникающие в землю и распространяющие светящиеся усики света.

В голове Кэла непроизвольно промелькнуло удивление.

«Ее мана… так потрясающе красива…»

Она ярко сверкала такими великолепными цветами, что все остальное бледнело в сравнении.

Он мог даже видеть себя в ее памяти, окруженного ярким синим морем. Однако, хотя его мана и выглядела красивой, он считал ее довольно тусклой по сравнению с ее маной.

Он смог увидеть все их окружение. Землю, деревья, змей под землей. Он мог все ясно воспринимать.

Он мог даже увидеть Элару, увиденную ее собственным Этерниальным Зрением. Это вызвало у него странное чувство. Он увидел все, что она видела своими глазами, но ее восприятие также включало и саму себя.

Она светилась так ярко, что ослепляла. Она была похожа на солнце. Ее окружали бесчисленные неясные узоры. Вокруг нее переплетались бесчисленные ветви заклинаний.

Кэл почувствовал чувство дежавю.

«Кажется, я уже видел это раньше…»

Несколько мгновений он ломал голову, прежде чем вспомнил, когда. Он видел эти же шаблоны заклинаний, когда Элару впервые поделилась своей памятью! В то время он думал, что эти шаблоны являлись частью этерниальной связи. Только теперь, увидев их снова, он понял, что это не так.

Он снова сосредоточился на заклинаниях. Он мог найти лишь несколько символов, которые он узнал. Мана, которая окружала ее тело, была слишком плотной, она тоже светилась и из-за этого было сложно ясно увидеть заклинания.

«Что это?»

Кэл нахмурился.

«Вижу ли я магию волшебных артефактов, которые есть в ее распоряжении?»

«Нет…»

Если бы это было магией ее артефактов, она бы не распространялась так далеко. Магия будет сосредоточена в самом предмете. Однако эти шаблоны были повсюду вокруг и внутри Елару.

«Почему их так много? С таким количеством заклинаний, наложенных на нее, как она может ускоряться, не чувствуя огромных помех?»

Кэл нахмурился еще больше.

«И еще, для чего предназначены эти заклинания? Я не узнаю никакого из них. Ах… есть вон то, которое я знаю».

Это было то самое заклинание искажения света, которое Элару показала ему позавчера с целью сокрытия отметки этерниальной связи. Заклинание было очень маленьким и едва заметным.

«Почему я раньше не почувствовал ни одного из этих заклинаний на ее теле? Мое ощущение маны должно было уловить их».

 

«Если…»

Если только она не намеренно их скрыла.

Кэл покачал головой. У него не было времени на обдумывание секретов Элару. Его приоритет обучения – заклинание Морф.

Он успокоил свой разум и его внимание вернулось к заклинанию Морф. Он сосредоточил все свои способности на запоминании увиденного в ее памяти, выгравировав каждый элемент в своей памяти.

Вскоре все предыдущие мысли исчезли, и он полностью погрузился в заклинание Морф.

Мир, он, Элару – исчезло все; все это перестало иметь значение. Единственное, что имело значение – это плетение этого заклинания. Вся его сущность сосредоточилась на этой единственной задаче.

Увидеть шаблон с помощью ее силы Этернии было действительно более эффективным способом изучения. Ручка и бумажный рисунок были лишь двумерными; таким образом нельзя было адекватно изобразить трехмерное заклинание. Рисунок на бумаге был неполным.

Кэл снова и снова пытался плести заклинание Морф. Ему казалось, что он действительно может его видеть. Словно увиденное в ее памяти каким-то образом могло повысить чувствительность его собственного восприятия маны.

Увидев Кэла в состоянии абсолютной концентрации, Элару мягко улыбнулась и отошла от него к тому месту, где она сидела вчера.

Она вытащила ту же книгу и начала работать над тем же заклинанием.

Но кое-что отличалось. Сегодня заклинание, которое она плела, выглядело не так, как вчера.

Чувство контроля вещества при использовании заклинания Морф было очень похоже на чувство контроля маны. Он чувствовал, словно он был слизнем, который мог изменять свое тело так, как хотел. Как будто тот ком земли, который он пытался контролировать, стал его продолжением его тела.

Контролировать землю было очень приятно. Он пытался создать земные шипы, столбы и стены. Затем он попытался изменить форму своего меча. Он изогнул и скрутил его вокруг своей оси, увидев бесконечные возможные варианты того, как он мог использовать его в битве.

Он испытал заклинание на стволах деревьев и на собственной рубашке. Он даже пытался морфировать воду в близлежащем ручье. Это оказалось чрезвычайно забавным, так как вода была очень гибкой и ее было легче менять по сравнению со скалами

Он даже попытался изменить воздух вокруг себя. Из всех материалов, которые он пробовал морфировать до сих пор, это оказалось сложнее всего. Чем менее плотным был материал, тем труднее было его правильно преобразовывать.

Каждый раз, когда он думал, что у него наконец-то закончились варианты применения Морфа, у него появлялась еще одна идея. Он был словно ребенок, играющий с новой игрушкой.

Он опробовал все возможные аспекты заклинания. Попробовал выполнять его как можно быстрее, как можно точнее. В течение нескольких часов заклинание, которое он никогда не кастовал до сих пор, стало его второй природой. Его частью.

Только после того, как прошло полдня, он вышел из своего странного настроения. Его разбудил желудок.

Его щеки покраснели. Он краем глаза взглянул на Элару, но она никак не показала, что услышала бурчание.

«Слава богам!»

Иначе было бы неловко.

Он остановил свою тренировку и подошел к ней. Как он должен поднять этот вопрос? Ему нужно как можно скорее убедить ее остановить свою работу и пойти на обед. Его желудок издал еще один смущающий звук.

Его взгляд переместился на Элару, и, наконец, он обратил внимание на то, что она делала.

К настоящему времени вокруг своей руки она сплела чрезвычайно сложное заклинание. Если заклинание, которое она сплела вчера, было нитью пряжи, то это текущее заклинание было шаром пряжи. Бесчисленные шаблоны заклинаний переплетались, перекрывались и образовывали паутину, в которой абсолютно ничего нельзя было различить.

Шаблоны были переплетены так тесно, что Кэл не знал, должен ли он быть впечатлен или же потрясен.

«Как ты можешь продолжать плести вот это? Это настолько беспорядочно! Будет ли это заклинание работать?»

Он скептически относился к этому. Заклинание, скорее всего, развалится или взорвется, прежде чем его удастся активировать. Когда волшебное заклинание сплетено так же плотно, как и это, шаблоны начинают мешать друг другу, заставляя заклинание разваливаться, прежде чем оно сможет активироваться.

Казалось, Элару вообще не учла этого. Но он не смел недооценивать ее. Она всегда находила способ удивить его своими способностями.

Когда Кэл внимательнее посмотрел на заклинание, он был поражен тем, что не узнавал ни одного заклинания.

«Это заклинание… полностью отличается от того, что она сплела вчера!»

Старое заклинание не соответствовало ее ожиданиям, поэтому она начала работать над новым?

«Ну… будь что будет. Не мое дело».

Он пожал плечами и больше не обращал внимания на ее плетение. Вместо этого его взгляд опустился на ее бесстрастное лицо.

Обычно он избегал смотреть ей в лицо. Частично, это было потому, что когда она смотрела на него, то заставляла его чувствовать себя неловко. Но, в основном, это было потому, что чем больше он смотрел на ее лицо, тем больше он замечал, насколько красивым оно было. И он считал, что это было не слишком выгодно для него.

Его взгляд, естественно, был обращен на ее глаза. Так же, как и раньше, он заметил немного желтого цвета вокруг зрачка, этого нельзя было заметить, если не обратить на ее глаза пристальное внимание.

«А? Разве она не использовала заклинание изменения цвета на своих глазах? Но они не выглядят иначе, чем обычно…»

Внезапно перед глазами вспыхнуло воспоминание. Память о ночи, когда они впервые встретились лицом к лицу. И тогда ее глаза были бирюзовыми, но они не светились такими маленькими золотыми огнями. Точки и полосы в ее глазах волшебно двигались. Это было завораживающее зрелище.

Когда он встретил ее на следующий день, он не уделил много внимания ее глазам. Подумав об этом, он смутно вспомнил, что сейчас они не выглядели такими волшебными, как прошлой ночью. Тогда он мало думал об этом. Светящиеся вещи, естественно, были намного более заметными ночью, поэтому он чувствовал, что было нормально, что ее глаза выглядели по-другому в дневное время.

Однако теперь, когда он подумал об этом… он уже провел с ней несколько дней, и он никогда не видел, чтобы ее глаза были такими же волшебными, как в первый раз, когда они встретились.

Его разум быстро связал все нити, но он все же хотел подтвердить свое предположение.

— Элару.

Он позвал ее, выхватив ее из собственного мирка. Она вопросительно посмотрела на него.

«Твои глаза могут менять цвет?»

Несколько раз она моргнула, после чего ответила через телепатию.

«Что ты имеешь в виду? Они всегда выглядят одинаково».

«В первый раз, когда мы встретились, они выглядели гораздо более волшебными».

Она уставилась на него немного смущенно, после чего рассмеялась.

— Ну, конечно, так и есть.

Она закрыла глаза ладонью и провела по ним, словно вытирая лицо.

Когда она убрала ладонь, у Кэла перехватило дыхание.

Оставить комментарий