Эпизод 30. Акт подросткового бунтарства.

Опция "Закладки" ()

Она закрыла глаза ладонью и провела по ним, словно вытирая лицо.

Когда она убрала ладонь, у Кэла перехватило дыхание. То, что он увидел, было теми потрясающими глазами из его воспоминаний. Дневной свет совершенно не уменьшил их красоту. Их мягкая пульсация сделала все остальное бесцветным.

«Этерниальный Взгляд имеет очень характерный вид, который просто нельзя не заметить. Если бы я появилась на людях, выглядя так, все могли бы сказать, что я обладаю Этерниальным Взглядом. Поэтому, естественно, я всегда скрываю реальную внешность своих глаз с помощью изменяющего цвет заклинания, я не скрыла их в первый раз, когда мы встретились, из-за того, что я намеревалась раскрыть тебе свою Силу Этернии. Это было проявление моей искренности. Моя Сила Этернии — один из моих самых больших секретов, никто не должен знать об этом».

Это было так, как он и думал. Выражение лица Кэла нисколько не изменилось.

«Поэтому причина, по которой я не могу почувствовать заклинание, состоит в том, что ты его скрываешь».

Элару мягко улыбнулась.

«Маскировка работает лучше всего, если люди не знают, что это маскировка».

Лицо Кэла оставалось без эмоций, кроме блеска в его глазах.

«Какие еще заклинания ты скрываешь на своем теле?»

Мягкая улыбка Элару внезапно стала ухмылкой, а затем она пожала плечами.

«У каждого есть свои секреты».

Конечно, она не ответила ему. Он даже и не ожидал ответа. Но, по крайней мере, она подтвердила, что у нее еще остались скрытые заклинания. Поэтому его вопрос не был бессмысленным.

«Не волнуйся. Я знаю, что следует держать в тайне. Возможно, это и не вопрос жизни и смерти, как секрет этерниальной связи, но я все равно не буду раскрывать эти вещи».

В конце концов, это была невероятно редкая и востребовательная способность. Выяснение этого секрета принесет ему немаленькую выгоду.

«Но это тоже вопрос жизни и смерти. Это попадает в ту же категорию опасности, что и этерниальная связь».

Когда Элару нахмурилась, Кэл тоже нахмурил брови.

«Этерниальные силы – это не секрет. Все слышали рассказы о божественных дарах. Благородные семьи гордятся своими потомками, которые являются обладателями Силы Этернии. Они не скрывают этого», — так рассуждал Кэл.

«Это их превосходство. То, из-за чего они гордятся больше всего. Это то, что заставляет их чувствовать себя детьми богов. Как бы они отреагировали, если бы Сила Этернии, которую они считали своей особенностью, и, что она может появляться только у людей из их собственной семьи, внезапно появилась бы у постороннего?»

Перед тем, как продолжить, Элару послала ему серьезный взгляд.

«Они почуствуют, что их семейное наследие или семейная реликвия была украдена кем-то другим. Вот они, гордятся тем, что являются детьми Бога, и вдруг, в конце концов, они оказываются не настолько привилегироваными и уникальными. Это будет серьезный удар по их гордости».

«Они ни перед чем не остановятся, чтобы устранить этого человека. Они никогда не позволят своей Силе Этернии распространиться. Если бы другая благородная семья сумела поднять символ Силы Этернии под своим знаменем и настояла бы на том, что будет защищать его, это могло бы легко перерасти в войну между семьями».

Кэл нахмурился:

«Так серьезно? Неужели из-за одного человека действительно может закончиться 15 веков мира?»

«Ты недооцениваешь силу божественных способностей. Силы (или подарки) Этернии могут легко изменить баланс сил».

Кэл вопросительно поднял брови:

«Если это настолько опасно, почему ты рассказываешь мне об этом в первую очередь? Что бы случилось, если бы я не согласился на эту связь и рассказал бы о тебе?»

Элару посмотрела на него и озорно улыбнулась:

«Это была азартная игра. Однако я была уверена в победе. И даже если я бы проиграла, у меня было 6 планов на случай непредвиденных обстоятельств».

Брови Кэла поднялись:

«6 планов на случай непредвиденных обстоятельств? В самом деле?»

Ее улыбка расширилась:

«Конечно. Я всегда готовлюсь. Никто не может меня обыграть».

Глаза Кэла сузились от подозрений:

«И в чем они состояли?»

«1. Убедиться, что никто не относится к тебе всерьез.

2. Заставить тебя подписать договор о неразглашении.

3. Изменить свою личность.

4. …»

Она внезапно замолчала.

«Давай просто скажу, что для тебя было бы лучше ничего никому не рассказывать».

Бровь Кэл дернулась:

«Мое убийство было в списке? Я бы не был удивлен…»

Кэл сжал плотно сжал губы.

Элару злобно улыбнулась, после чего открыла рот, чтобы что-то сказать. Но, прежде чем она смогла даже произнести хоть одно слово, Кил отрезал:

— Я не понимаю, о чем ты говоришь.

Элару отвернулась от него, пытаясь изо всех сил не рассмеяться.

— Я вижу.

Прошло несколько секунд молчания, после чего она, наконец, успокоилась, и лукаво спросила:

— Поскольку ты не голоден, нам не нужно возвращаться в Ашар на обед. Продолжай тренироваться.

Она махнула рукой, как бы прогоняя его.

Кэл посмотрел на нее, сказав сквозь зубы:

— Ты просто не знаешь, когда остановиться, не так ли?

 

◈ Тем временем в главном поместье семьи Ррода, Ашар ◈

— Ваша милость, мы получили результаты расследований, которые вы запросили.

Слуга быстро передал Лоуренсу два больших конверта, а затем глубоко поклонился. Лоуренс не терял времени — он кивнул слуге, предоставив ему разрешение выйти из комнаты. Глубоко поклонившись, слуга не задержался и быстро покинул помещение.

Когда Лоуренс вернулся к рабочему столу, Венрик Ррода отодвинул бумаги, над которыми он работал. Лоуренс не пропустил это действие и сразу же понял, что Господин хочет сразу увидеть результаты расследования. Он осторожно положил конверты перед ним.

Конверты были блестящими, покрытыми тонким слоем герметизирующего воска. На конверте не было никаких знаков и символов, только черная восковая печать на обороте, подтверждающая, что конверт ранее не был вскрыт.

Воск, которым были покрыты оба конверта, был изготовлен краснозольными пчелами, которые использовали его для постройки своих ульев. Этот воск обладал высоким сопротивлением манне и его было почти невозможно изменить с помощью магии. Это обеспечивало то, что в их ульи можно было проникнуть только грубой силой. Точно так же, это гарантировало, что никто не изменил содержание писем до того, как они достигли Венрика Ррода.

Герб на восковой печати изображал лунара – большую кошку, которая была известна как император ночи. Они были быстрыми, беззвучными, невидимыми и смертоносными. Они были подходящим символом для семьи Этезза.

Боевая сила семьи Этезза не была такой подавляющей, как сила семьи Таниэр, и они не были любимыми детьми богов, как Ариты. Тем не менее, Этезза все же сумели устоять на том же пьедестале, что и две других семьи.

Это, естественно, означало, что они имели огромную силу. Сила, которой они владели, была информацией.

Люди часто шутили, что уши и глаза Этезза более распространены, чем воздух.

Венрик Ррода не считал это забавным. Он ненавидел чувство, что все его секреты были проданы. Тем не менее, он не колебался, когда дело доходило до покупки секретов других.

Венрик Ррода не терял времени и вскрыл первый конверт, который, как оказалось, содержал отчет о местонахождении Кэла Ррода. После того, как он быстро просмотрел письмо, он поднял свою роскошно украшенную чашку и сделал глоток.

— Кэл Ррода был замечен, когда покидал ворота Ашара в 16:13 в пятницу, 24 августа, года 1449-го. Он был в компании женщины-элибу, носившей имя Элару Вейвин.

Брови Венрика нахмурились.

«Вейвин?»

Он никогда не слышал о такой фамилии.

— Они продолжили лететь рука об руку, используя летающую магию, по направлению к университету магии Ашара.

Венрик нахмурился.

Ему было плевать, с кем у его бесполезного внука были близкие отношения, пока это оставалось частным делом. Даже его брат, который был известен как дамский угодник, соблюдал это правило.

Прежде, чем открыть свою связь перед общественностью, дворяне должны были проконсультироваться с главой семьи о возможных последствиях. Личные отношения влияли на репутацию семьи и даже на внутренние отношения между благородными семьями.

И даже если они получали разрешение раскрыть свои отношения перед общественностью, им все равно пришлось бы проявлять сдержанность, избегая публичных проявлений привязанности. Благородные должны были оставаться в стороне и гордиться элегантными и изысканными манерами джентльменов. Публичные проявления пылкости и желания были неприличными.

Но Кэл Ррода не только не проконсультировался с ним по этому поводу, он даже появился с женщиной на публике! Это был подростковый мятеж?

Если это бы был роман с высокопоставленной дамой, Венрик мог бы проглотить эту выходку и отпустить его, лишь немного поругав, однако, его пассия явно не была благородной. В противном случае он был бы знаком с ее семьей.

Младший сын уважаемого советника, внук главы семьи, вступил в отношения с женщиной без социального статуса!

Венрик Ррода крепко сжал свою чашку, его пальцы побледнели.

Это было абсолютно неприемлемо!

Его глаза внезапно сузились. Он что-то пропустил — они пошли в университет магии Ашара.

«Нет. Этого не может быть…»

У Кэла Ррода было много недостатков, но он не был ни самоуверенным, ни глупым.

«Он же не…»

Его мысль была прервана информацией, изложенной в следующем абзаце.

Его брови поднялись так высоко, что они почти достигли волос. Больше не в силах сдержать себя, его он ударил кулаком по столу. Стол задрожал от силы удара, ручки и перья загремели на нем.

«Этот бастард сошел с ума?! Как будто не-маг может сдать экзамены?! Он пытается протащить нашу семейную честь через грязь?! Другие дворяне никогда не позволят нам забыть это унижение!»

Его пальцы сжали бумагу так сильно, что она разорвалась.

Лоуренс нисколько не был поражен внезапной вспышкой своего Господина. Хотя Венрик Ррода и был так же холоден, как кусок льда и часто не проявлял никаких эмоций на своем лице, это была просто маска, которую он носил, когда имел дело с другими людьми. Ему не нужно было скрывать свое недовольство, если в комнате не было никого. Никого, кроме Лоуренса.

Пока Венрик Ррода продолжал читать, температура в комнате продолжала падать, не демонстрируя никаких признаков стабилизации.

Дальнейшие расследование обнаружило, что эти двое разделяли комнату в гостинице, название которой он никогда не слышал. Агенты даже допросили официантку.

Информация, собранная от болтливой официантки, кровь ударила в голову Вэрика.

«Что это за вздор?!?! Почему в отчете были указаны подробности их сексуальной жизни?!»

«Подлинность информации непроверенна?! Почему они включили ее в отчет, если она непроверенна?!!»

«И какой человек из семьи Ррода не был достаточно хорош в постели?! Полная глупость!»

Венрик был готов извергнуть огонь. Хотя огонь, вероятно, замерз бы, даже прежде чем бы вышел.

«Подождите… его мать была довольно болезненной… только не говорите мне, что он имеет те же проблемы? И именно поэтому до этого у него не было никаких отношений с противоположным полом?»

«Так позорно! Унизительно!»

«И эта «Элару Вейвин»… »

«Какая шлюха могла сбежать с этим бастардом? Эта девка наполнила его голову полной чушью?»

«Что происходит?!»

Венрик с силой ударил по бумаге, снова заставив весь стол задрожать. Некоторое время он недвижимо смотрел на оставшийся конверт, после чего взял его в руки.

Первое, что увидел Венрик, когда он открыл конверт — это два слова, написанные большим шрифтом: «Элару Вейвин».

Оставить комментарий