Эпизод 32. Пламенная Пилюля Огненной Птицы.

Опция "Закладки" ()

С молниеносной скоростью она метнула пилюлю прямо в рот Кэла. Пилюля выстрелила, как метеор, и в мгновение ока спустилась по его горлу.

Кэл закрыл рот руками, его глаза расширились, как блюдца, он издал тихий звук удушья. Он хотел выплюнуть пилюлю, но она, казалось, прочно застряла.

Он быстро попытался магией вытолкнуть ее из горла, но пилюля содержала плотную ману внутри себя, которая препятствовала ее изгнанию из тела. Его заклинание ускорения сломалось до того, как сформировалось.

Прежде чем он смог придумать способ решить эту проблему, пилюля превратилась в жидкость, которая проскользнула по его пищеводу в живот. Он все еще не сдавался и пытался ее исторгнуть.

Когда он почувствовал, как тепло распространяется по его телу, он понял, что уже слишком поздно.

Он посмотрел на Элару, его аура стала очень холодной. Его выражение лица оставалось холодным, но ярость мелькнула в его взгляде.

Предыдущее раздражение Элару, казалось, исчезло, и она захихикала:

— Так тебе и надо. Ты думал, что завшивеешь от пилюли?

— Любой человек в здравом уме не захотел бы проглотить чужую слюну! — Кэл процедил сквозь стиснутые зубы.

Элару закатила глаза:

— Тебе пора повзрослеть.

Кэл сжал кулаки и медленно выговорил, как будто ему было трудно говорить.

— Я. Мог. Задохнуться. До. Смерти.

Совершенно не тронутая изменениями в ауре Кэла, Элару усмехнулась:

— Ты гениальный маг. Если ты не можешь даже применить ускорение для изгнания пилюли из своего пищевода, ты заслуживаешь смерти от удушения.

Она пошутила.

Голос Кэла стал выше на октаву:

— Я бы хотел увидеть, как ты сможешь наложить заклинание на магическую пилюлю!

Элару пожала плечами:

— Ты мог бы просто наложить заклинание на воздух, окружающий пилюлю, и вытолкнуть ее.

Бровь Кэла начинала сильно дергаться.

— Я бы сделал это, но она растаяла слишком быстро!

Глаза Элару озорно сверкнули и она усмехнулась:

— Позволь мне лучше все понять. Раньше ты говорил, что можешь задохнуться до смерти, а теперь ты говоришь, что пилюля растаяла слишком быстро, чтобы ты мог хоть что-то успеть сделать, не говоря уже о смерти от удушения. Ты сам себе противоречишь, ледышка.

Вены на шее Киля вздулись.

— Ты должна уметь вовремя остановиться!

Элару покачала головой и вздохнула:

— Я не могу поверить, что у нас такой разговор.

— Ты не можешь поверить…?! Я…

Кэл, казалось, так сильно возмутился, что у него перехватило дыхание.

— Такой чувствительный…

На этот раз, Элару подняла руки в знак капитуляции.

— Хорошо, принцесса. Больше я не буду груба с тобой. Наверно…

— Прекрати придумывать прозвища!

Сосуды в глазах Кэла покраснели.

— Принцесса-ледышка, — ухмыльнулась Элару.

— Архг! — Кэл вскрикнул от безысходности, эта фраза стала для него последней каплей.

Волосы Элару встали дыбом, и она метнулась прочь от Кэла.

Она сразу ускорилась, Кэл преследовал ее.

Элару не была уверена в том, что он будет делать с ней, если поймает, но в любом случае это будет не слишком хорошо. Поэтому, естественно, она бежала, как ветер, Кэл висел на хвосте, со стиснутыми зубами и красными глазами.

Безумная погоня по лесу началась.

Которая, вместо того, чтобы стать состязанием в скорости, быстро превратилась состязание по ползанию из-за сильного эффекта пилюль.

Тем не менее, быстрая или медленная, погоня или ползание, это не имело большого значения.

Потребовалось несколько часов, чтобы эффекты пилюль снизились. К тому времени Кэл и Элару были грязными и все в поту, однако, по крайней мере, они успокоились.

Гнев Кэла медленно рассеялся, когда он почувствовал эффект пилюли – он понял, что Элару, возможно, была права. Медицина действительно может обладать мощным эффектом закалки.

Его ненависть исчезла вместе с яростью, и его разум снова стал ясным.

Элару была скрытной, часто невыносимой, и с эксцентричными методами ведения дел, но ее намерения не были плохими. За эти три дня она немало помогла ему. И все же она ничего не просила взамен.

С другой же стороны, он совсем не выразил благодарность. Так что, на самом деле, он не имел права жаловаться.

Он не привык ощущать чувство благодарности. Это было очень незнакомое ощущение. Он не совсем понимал, как с ним бороться. Он решил вспомнить все плохое, что сделала Элару, надеясь, что это сотрет чувство благодарности.

Однако единственным результатом воспоминаний был непроизвольный смешок. Разве все это не… немного… весело?

Он провел с Элару лишь 3 дня, но они чувствовались словно 3 месяца. Эти три дня не были наполнены чем-то чрезмерно захватывающим. За это время не произошло ситуаций между жизнью и смертью, ни раскрытия безумных тайн, ни фантастических приключений. Тем не менее, эти дни были так эмоционально насыщены, что он не забудет их никогда

Кэл вздохнул. Завтра утром начнутся экзамены.

Всего лишь через несколько дней его мечта исполнится, и он вернет себе свободу. После того, как он вступит Муни, у него не будет ни малейшего намерения торчать с Элару. Они будут в одном месте, но в разных социальных кругах.

Тем не менее, мысли о будущем мире и спокойствии не смогли взволновать его сердце. Они не принесли ни удовольствия, ни чувства предвкушения. Они принесли лишь чувство пустоты.

«Я, должно быть, слишком устал, чтобы что-то почувствовать прямо сейчас», — подумал Кэл, потирая глаза, словно для подтверждения действительности этого факта.

______________________________________________________________________________

Когда Кэл издали увидел знакомый отель, его взгляд загорелся. На данный момент он не хотел больше ничего, кроме как получить заслуженный отдых.

Его взгляд был прикован к зданию и он не заметил изменения в выражении лица Элару.

Эмоции на ее лице постепенно исчезли, сменившись спокойствием, которое ощущалось мрачным, учитывая то, насколько эмоциональной обычно она была. Ее аура успокоилась настолько, что казалось, словно она лишилась эмоций.

Это изменение в ауре насторожило Кэла и заставило его обратить внимание на ее выражение лица. Когда он размышлял, должен ли он спросить об этом, Элару внезапно замедлилась и остановилась.

Он тоже остановился и обернулся, чтобы посмотреть на нее и выразить свое недовольство. Однако серьезный взгляд на ее лице заставил его остановиться.

 

Элару посмотрела ему в глаза и передала свой голос в его голову.

«Два подозрительных человека ждут кого-то перед «Горячим Котелком».

Кэл посмотрел на Горячий Котелок, но другие здания блокировали его зрение, и он не мог видеть то, что могла Элару со своим этерниальным зрением.

«Что с ними не так? Почему они подозрительны?»

«Они не обращают внимания на людей, покидающих Горячий Котелок, а смотрят на входящих людей. Они не похожи на охранников и не одеты в форму Хранителей мира. Очевидно, что они ждут кого-то. Добрые ли их намерения или плохие – трудно сказать».

«Какое это имеет к нам отношение? Ты думаешь, что мы их цель?»

«Судя по их форме, они люди из семьи Ррода. Шанс того, что их цель – мы, довольно высока ».

Глаза Кэла сузились.

«Откуда ты знаешь, какую униформу использует семейство Ррода?»

Она закатила глаза.

«Не будь параноиком. Я знаю одежды любой из благородных семей. Ничего личного. Это полезно, чтобы узнать происхождение человека с одного взгляда».

Брови Кэл нахмурился в раздумье.

«Почему семья Ррода послала людей, чтобы найти нас? Как они узнали, где мы остановились?»

«Возможно, они провели расследование. А причина… ты покинул поместье Ррода в спешке, не связавшись ни с одним из членов семьи. Быть может, они волновались?»

Кэл фыркнул:

«Моей семье плевать на меня. Меня никто не будет искать».

В его голове мелькнула мысль.

«Могли ли они прийти сюда, чтобы доставить мой багаж?»

«Скорее всего, нет. Я не вижу никаких признаков наличия твоего багажа».

Кэл устало вздохнул:

«Почему бы нам просто не пойти и не спросить, чего они хотят?»

Элару посмотрел на него так, как будто он был идиотом:

«Если бы их намерения были хорошими, тогда можно было бы так и сделать. Но что, если это не так?»

«Если они из семейства Ррода то, естественно, они не имеют враждебных намерений в отношении меня. Семья мне может и не нравится, но я все еще внук главы семьи и сын советника».

«Ты слишком наивен. Подумай! Почему кто-то из семьи Ррода приказал определить твое местонахождение и отправил людей для встречи с тобой?»

Кэл вздохнул, но, тем не менее, остановился, чтобы обдумать это.

«Если бы они просто хотели передать мне сообщение, они могли бы просто отправить мне письмо. Возможно, им было поручено доставить его лично мне? Или, возможно, они думали, что для меня неуместно оставаться в небольшой гостинице, вместо того, чтобы прийти в дом Ррода, и они пришли, чтобы забрать меня?»

«Разве эти два человека похожи на посланников? Посланники не приходят парами. И они не громилы с мечами за спинами».

«Эй. Я не могу видеть мечи. Как я должен был узнать, что они боевые маги?»

Элару не обратила никакого внимания на нахмурившегося Кэла и продолжила:

«Твое второе предположение довольно вероятно. Они могут быть здесь, чтобы забрать тебя».

«Подожди… боевые маги?» — Кэл нахмурился. — «Чем-то здесь попахивает… зачем его деду понадобилось отправлять боевых магов, чтобы забрать его? Здесь есть что-то еще…»

«Неужели они здесь из-за тебя? Ты как-то обидела семью Ррода?»

Элару посмотрела на его скривившийся рот:

«Мои союзники никогда не отправят людей, чтобы забрать меня. Мои враги не знают меня как Элару Вейвин. Даже если бы они узнали меня, они не отправили бы просто двух болванов, чтобы забрать меня. Они бы отправили группу охотников за головами S класса. И они не будут просто стоять на виду рядом, явно ожидая меня. Даже класс SSS не смог бы поймать меня просто так…»

«Нет. Просто нет. Если я каким-то образом и обидела Ррода, то через мои отношения с тобой».

Кэл не мог полностью рассеять свои подозрения.

«Ты сказала, что ты не в розыске. Почему же ты тогда так внимательна к подозрительным людям?»

«При моей работе невозможно никого не обидеть. Успешные люди всегда окружены ревностью и ненавистью. Возможно, у меня не и было судимости, но это не значит, что нет людей, которые получат удовольствие от вида моего падения».

 «Хорошо, тогда не будет проблем, если я просто пойду и поговорю с ними. Если они действительно хотят, чтобы я вернулся в Главное поместье, я придумаю причину, чтобы вежливо отказаться. Очевидно, я не могу вернуться в Главное поместье, если ты не вернешься со мной, и я сомневаюсь, что их приглашение будет распространяться на тебя».

«Какую причину ты сможешь им назвать? Что делать, если они не примут отказ? Что, если им будет поручено вернуть тебя, независимо от твоего желания?»

Кэл замолчал.

Он сомневался, что они станут прибегать к насилию. Он не делал ничего, что могло бы оправдать такое обращение. Однако, если бы его дед стоял за этим, независимо от того, что он приказал, независимо от того, насколько разумен был приказ, это будет нехорошо для него.

Его дед рассматривал свое слово как закон. Пойдя против него, он будет наказан.

«Я не могу пойти с ними, но я также и не могу отказаться».

«Тсч… какая плохая ситуация».

Элару внимательно наблюдала за ним и, увидев кислое выражение его лица, она прервала размышления Кэла.

«Рано или поздно тебе придется посетить своего деда. И мне придется пойти с тобой. Однако, думаю, сейчас все же не самое лучшее время. Почему бы не подождать и посетить его после того, как ты поступишь в Муни? После эффектного выступления на экзаменах, он, скорее всего, станет лучше относиться к тебе и не сделает ничего неприятного… вроде отправки тебя обратно в Бейд».

«И в самом деле», — Кэл нахмурился. — «Но это все еще не решает текущую проблему. Что я им должен сказать?»

Мрачное выражение Элару внезапно изменилось. Ее глаза озорно сверкнули, и она улыбнулась:

«Кто сказал, что тебе нужно что-то им говорить? Почему бы просто не попадаться им на глаза? Они ничего не смогут сделать, если не увидят тебя».

Глаза Кэла округлились:

«Ты хочешь, чтобы мы сменили гостиницу и не вернулись в «Горячий Котелок»? Мы должны сделать вид, что я не имею понятия о том, что кто-то из семьи Ррода ищет меня?»

«Это…» — Глаза Кэл сверкнули. — «Великолепно!»

Поскольку у обоих из них были только предметы первой необходимости, у них не осталось багажа в своей комнате в «Горячем Котелке». Все их вещи уже были с ними. Им не нужно было вообще возвращаться в «Горячий Котелок».

«Да… но я сомневаюсь, что мы сможем найти еще одну пустую комнату. Завтра экзамены. И если мы проведем половину ночи в поисках комнаты, мы будем не в лучшем состоянии во время экзамена».

Кэл нахмурился:

«Какой другой вариант у нас есть?»

Элару смущенно почесала голову:

«Есть ли у тебя друзья, живущие в Ашаре, которые могли бы приютить нас на ночь?»

Оставить комментарий