Эпизод 33. Шикарная ночевка.

Опция "Закладки" ()

Элару смущенно почесала голову.

«Есть ли у тебя друзья, живущие в Ашаре, которые могли бы приютить нас на ночь?»

«У меня? У меня и в Бейде нет друзей, не говоря уже о Ашаре! А как насчет тебя? Разве ты не авантюрист? Наверняка ты знаешь много людей, которые могли бы помочь».

Элару неловко засмеялась:

«Наверное, у нас нет другого выбора, кроме как спать в лесу?»

Лицо Кэла стало кислым. Он оглянулся в сторону Горячего Котелка.

«Знаешь… когда я сейчас думаю об этом… эти ребята, возможно, вообще и не меня здесь ждут. Почему бы мне просто не поговорить с ними… эй! Куда ты идешь? Вернись!»

Элару даже не стала ждать, пока Кэл закончит речь, она пошла обратно в том же направлении, откуда они пришли. Кэл досадливо вздохнул, но, тем не менее, решил последовать за ней. Спать на твердой земле было не так уж и плохо… возможно Элару могла бы использовать магию и трансмутировать землю в мягкий песок? Однако возвращение назад было болезненным…

Он не жалел бы об этом, если бы точно знал, что они действительно избежали бедствия.

Если бы Элару была менее наблюдательной этим вечером, путь Кэла как студента университета магии Ашара, закончился бы здесь и сейчас.

Нет. Вообще-то, этого «если» не могло было быть.

Элару никогда не была «менее наблюдательной». В течение 18 лет она жила на грани, в одном шаге от края пропасти. Одной секунды небрежности, единственной запоздалой реакции, одной ошибки было достаточно, чтобы она оказалась на дне пропасти.

Дело было не в том, что она нарушала закон и имела подозрительное поведение. Дело было не в том, что она была параноиком или боязливой. Нет. Чем ближе она была к краю, тем спокойнее она становилась. Ее постоянное идеальное восприятие окружения давно перестало быть сознательным решением. Это проникло глубоко в ее кости и стало второй ее природой. Это было тем, о чем она не думала, тем, что происходило само по себе.

Постоянное нахождение на краю подтолкнуло ее к поглощению всех знаний, с которыми она вступала в контакт, она постоянно улучшалась во всех навыках. И не допускала ошибок.

Тем не менее, несмотря на то, что она шла по краю, она не могла достичь вершины скалы и посмотреть на результаты своей работы.

То, что не давало ей обернуться и посмотреть назад, было временем.

Время — самый ценный товар, который не может быть куплен за деньги, время — то, что не могло быть покорено талантом или усилиями.

Время постоянно шло вперед, никогда не отступая и не замедляясь.

Прошло уже много времени.

(В то же время в Главном поместье Ррода, Ашар)

Венрик Ррода, слегка нахмурившись, смотрел на большие часы, висевшие на стене его кабинета.

— Лоуренс. Вы послали кого-нибудь, чтобы забрать Кэла Ррода? — холодности в его голосе было достаточно, чтобы заставить людей содрогнуться.

Его настроение было очень плохим. Его люди уже дважды прочесали поместье, не найдя ничего необычного. Для кого-нибудь другого это было бы хорошей новостью. Тем не менее, Венрик Ррода не считал таким же образом.

Если бы его люди нашли что-то из ряда вон выходящее, то печух выскочил бы из мешка. Он узнал бы мотив Элару Вейвин. Независимо от того, насколько умным или опасным был человек, как только его цель становилась понятной, с ним можно было бы легко справиться.

Однако сейчас он все еще ничего не знал. Это раздражало его. Он был уверен в одном: самые опасные существа — это те, кого невозможно увидеть.

Самое опасное оружие — это не гигантские великие мечи или топоры. Нет; самым опасным оружием было скрытое оружие.

Самые опасные враги были не его самыми могущественными врагами, а теми, о которых он даже не знал.

Лоуренс оставался таким же спокойным, как если бы он вообще не ощущал ледяной атмосферы.

— Да, ваша милость, — он действительно задействовал некоторых людей, чтобы найти молодого мастера.

Глаза Венрика сузились:

— Почему тогда он не здесь?

Разум Венрика всегда воспринимал всю усадьбу. Он чувствовал, как люди приходят и уходят из поместья. И Кэла Ррода явно не было среди них.

Лоуренс тоже задавался этим вопросом. Разве это было сложным заданием? Он даже послал двух боевых магов, чтобы все прошло без сучка и задоринки.

— Ваша светлость, возможно, Кэл Ррода ушел из той гостиницы? Или, может быть, наши люди столкнулись с некоторыми трудностями? Я отправлю кого-нибудь, чтобы разузнать о текущей ситуации.

Лоуренс внимательно наблюдал своим Господином, и, так как Венрик не показал никаких признаков отрицания, он поклонился и вышел из помещения.

____________________________________________________________________________

Не имея никакого места, чтобы туда пойти, Кэл и Элару вернулись на ту же поляну, на которой и были раньше.

Элару снова проявила себя вполне подготовленной. Она нашла красивое место, скрытое от взгляда, и, топнув ногой, превратила землю в радиусе двух метров в мягкий песок.

После этого она вытащила из сумок два рулона зеленого шелка. Листы ткани казались чрезвычайно тонкими и хрупкими.

Она протянула один из рулонов над песком. Поскольку лист был тонким, небольшой рулон смог покрыть 4 квадратных метра земли — более чем достаточно для того, чтобы они легли на нем.

 

Из одного из карманов она вытащила 4 маленьких кристалла маны. Она бросила их так, чтобы они упали на углы шелкового одеяла. Удивительно, но кристаллы погрузились в покрытый шелком песок, словно по ним ударили молотом.

Глаза Кэла блеснули в знак признания. Эти кристаллы были заколдованы заклинанием, изменяющим вес, и они могли стать чрезвычайно легкими или тяжелыми.

Элару увеличила их вес так, чтобы ветер не смог бы сдуть их одеяло.

Когда он заметил, что тонкое одеяло не показывало никаких признаков разрывания при попадании на него тяжелых кристаллов, Кэл, наконец, понял, что шелк был сделан из чешуйчатого паучьего шелка. Мало того, что он был невероятно прочным и гибким, но он также был устойчивым к теплу и холоду. Это был дорогой материал, который часто использовался для создания высококачественных тканевых доспехов.

Но она использовала его как одеяло?!

Чешуйчатый паучий шелк как одеяло, кристаллы, изменяющие вес, как грузы. Разве это не слишком экстравагантно? Они были в лесу на открытом воздухе, но она сделала эту ночевку такой же удобной, как в гостинице.

В довершение всего, она вытащила свое заколдованное металлическое яйцо и правильно выровняла его, чтобы создать барьер вокруг лагеря, чтобы никакие существа и люди не могли их побеспокоить.

Потом она легла на разложенном одеяле и использовала другой рулон паучьего шелка, чтобы накрыться. Ее лицо было блаженным, словно она наконец оказалась дома.

Кэл был поражен всем этим. У него было желание открыть каждый карман в сумке Элару и проверить, какие чудеса еще скрываются внутри. Ни одна из вещей, которые она вытащила, не была убогой. Это возбудило любопытство Кэла. Он даже принял к сведению объем всего того, что она вытащила до сих пор, и подумал, что в ее сумках все еще есть место для большего количества вещей.

Через некоторое время он просто вздохнул и лег на спину рядом с ней.

Его приветствовали ясное темное небо, наполненное бесчисленными светящимися точками. Две луны, висевшие над Халнеей, ярко светились — одна серебристо-белая, другая — ярко оранжевая. В глубине, среди звезд, можно было даже увидеть яркие цветные пылающие облака пыли.

Отдыхая на мягком, шелковистом одеяле в окружении красивых пейзажей, Кэл, наконец, понял, почему Элару, казалось, чувствовала себя как дома на открытом воздухе.

Ее маленькие приспособления устранили все плохие стороны ночевки в лесу. Никакие жуки, змеи или другие твари не могли пройти через барьер, чтобы укусить их. Ни лупаки, или лунары не могли проникнуть сюда и напасть на них. Твердая земля стала мягкой и удобной.

Все, что осталось, было преимуществами.

Красиво освещенное ночное небо. Мягкий ночной бриз сделал температуру комфортной. Бесчисленные тихие звуки леса в сочетании со звуками водопада, расположенного рядом, превратились в успокаивающую колыбельную.

Несмотря на то, что он был очень рад завтрашним экзаменам, его Разум не совсем был готов ко сну. Но усталость тела в сочетании с расслабляющей атмосферой преодолела все, отправляя его в сон.

Его длинные ресницы трепетали, и вскоре его дыхание стало ритмичным и спокойным.

____________________________________________________________________________

Венрик Ррода смотрел сквозь прозрачный воздух, глубоко задумавшись.

Отчет только что пришел. Кэл Ррода и Элару Вейвин не вернулись в гостиницу. Предположительно, они ушли утром. Когда они допросили владельца гостиницы об этом, дама сказала им, что не нужно было проверять наличие Элару Вэйвин, так как у нее была своя собственная эксклюзивная комната.

Для девушки неизвестного происхождения иметь эксклюзивный номер в гостинице, это давало пищу для размышлений.

— Должен ли я определить их местонахождение, ваша светлость? — Лоуренс, стоя рядом с ним, спрашивал спокойным тоном.

— Нет, — Венрик махнул рукой, отклонив этот вопрос. — Это бессмысленная работа. Завтра первый день экзаменов. У них не будет выбора, кроме как прийти. Пошлите кого-нибудь, чтобы они подождали их перед университетом и не позволили Кэлу Ррода войти.

— Да, ваша милость.

Понедельник, 27-е августа, год 1449-й

Экзамены в Муни: День 1

Когда Кэл Ррода проснулся этим погожим утром, он был наполнен энергией. Сегодня был первый день экзаменов. Его подъем к возвышению начнется сегодня!

Тем не менее, вместо того, чтобы чувствовать себя взволнованным, первые эмоции, которые поразили его, были разрушительным сожалением.

«Почему?! Почему я забыл разделить нас?»

Хотя он чувствовал себя тепло и комфортно, его тело напряглось и застыло.

Его руки были невероятно тяжелыми, покрытыми теплым, мягким телом, которое, к сожалению, было не его телом.

Элару лежала на нем, словно одеяло. Она использовала его грудь в качестве подушки. Ее тело плотно прижалось к нему. И, еще усугубив ситуацию, его рука удобно обняла ее тело.

Он даже не мог обвинить Элару во всем этом, потому что при дальнейшем рассмотрении оказалось, что это не только она пробралась к нему этой ночью. Нет. Они оба лежали в центре одеяла.

Если бы он не боялся разбудить Элару, Кэл испустил бы мучительный крик «Почему?!». Ему нужно было выйти из этого положения прямо сейчас. С течением времени эта ситуация может стать более неудобной.

Но как он мог передвинуть ее? Она лежала на нем. Он не мог двигаться. Он не мог даже использовать магию ускорения, чтобы заставить ее тело отплыть, потому что у этой лисицы все еще был плотный слой магической брони, обернутой вокруг ее тела.

«Как она могла сохранить свою магическую броню во сне? Это не имеет смысла!»

Его лоб уже был пропитан холодным потом. Из того места, где их тела соприкасались, распространялось теплое покалывание, которое ощущалось прекрасно. Тем не менее, Кэл не находил ситуацию замечательной.

В то время как его тело наслаждалось ощущениями, его разум был в смятении. Это ощущалось абсолютно точно и неоспоримо неправильным.

В то время, как его разум и тело посылали смешанные сигналы, даже его сердце стало беспорядочно биться — из его груди распространялась тупая боль.

Оставить комментарий