Эпизод 35. Особое рукопожатие.

Опция "Закладки" ()

И какое же требование маги должны были выполнить, прежде чем могли стать магами А-ранга? Они должны были быть в состоянии кастовать заклинания 9-го уровня!

Тем не менее, Элару обходилась с заклинанием 9-го уровня так, будто для нее его использование было обычным делом. Как будто ничего особого не происходило.

Кэл сейчас решил не спрашивать ее об этом и сосредоточиться другой на проблеме: она вцепилась в него слишком сильно. Ее тело прижималось его собственному. Это заставило его чувствовать некоторое неудобство.

Кэл сосредоточился на людях семьи Ррода, когда они были рядом с ними. Однако ни один из них даже не повернул головы в их сторону.

Несмотря на это, Кэл не расслабился, когда они летели к фойе. К счастью, у него был очень большой потолок, поэтому полет над головами людей не представлял проблемы.

Только когда они вошли глубже в фойе, где они были полностью защищены от взглядов людей семьи Ррода, Кэл начал свободно дышать.

Когда они подошли ко входу, они заметили, что там был установлен барьер, предотвращающий несанкционированный доступ в университет.

Элару вообще не колебалась и ускорилась прямо через барьер.

Когда они записались на вступительные экзамены, они получили значки с номерами. Эти значки также выступали в качестве пропусков, которые позволяли им войти в университет.

Тем, что поприветствовало их, когда они прошли через барьер, было еще одним большим двором. Со всех сторон на расстоянии можно было увидеть множество больших строений, возвышающихся над ними, как если бы они были муравьями.

Двор выглядел словно красивый сад или парк с травянистыми лугами и широкими мощеными дорогами. Он был красиво украшен множеством деревьев и цветов. Там были даже фонтаны, столы и скамейки. Это было приятное зрелище.

Кэл уже мог сказать, что он будет проводить много времени в этом парке. Это было идеальное место, чтобы сидеть под деревом и читать книгу. Или даже провести пикник.

Можно было увидеть много разных мужчин и женщин, проходящих через внутренний двор, и направлявшихся к экзаменационным залам, используя путеводители.

Кэл и Элару наконец приземлились. Элару сняла барьер невидимости и распространила свое восприятие. Они были в безопасности. Люди Ррода не могли последовать за ними, не записавшись на экзамен.

Они обменялись облегченными взглядами с долей злорадства. На мгновение показалось, что их эмоции были синхронизированы. Было приятно иметь партнера в небольшом преступлении, того, кто был бы за твоей спиной. Кэл почувствовал тепло, распространявшееся по груди, которая была подавлена из-за холода, когда тело Элару отделялось от него.

У нее больше не было причин прижиматься к нему.

«Хорошо, она вспомнила, что нужно меня отпустить».

Кэл одобрительно подумал.

«Утомительно постоянно напоминать ей, чтобы она держалась на расстоянии».

Они шли близко друг к другу, следуя по указателям к большому зданию, в котором было много окон с красными занавесками. Здание было названо «Красным Домом».

Почему оно было названо именно так, и для чего использовалось, было тем, чего Кэл и Элару не знали на данный момент.

Когда они подошли к дверям здания, они вошли в хорошо освещенный зал, в котором было несколько столов и стульев. Потолок зала был настолько высок, что доходил до крыши, функцию которой был стеклянный купол. Яркий солнечный свет проникал через стекло и освещал весь главный зал, а коридоры верхних этажей выходили вокруг зала. Верхние этажи были отделены от главного зала перилами, поэтому люди, идущие по коридорам верхних этажей, смотрели ниже на главный зал (и наоборот), но они также могли пропустить лестницу, и вместо того, чтобы спускаться по ней, просто полететь.

Все здание, казалось, было красным, что соответствовало его названию. Бархатные стулья были красными, ковры были красными, даже плакаты на стенах были красными.

Элару посмотрела на столы, стулья и одобрительно кивнула:

— Давай встретимся здесь после экзамена.

Кэл издал тихий звук, который должен был быть согласием.

Они не стали прохаживаться по главному залу, а вместо этого направились прямо к ближайшей лестнице и поднялись на второй этаж. Никто не летал, поэтому они (в основном Кэл) не хотели привлекать внимание и поднимались по лестнице, как и все остальные.

Экзамен Элару был на втором этаже, а экзамен Кэла – на четвертом этаже. Пришло время для них пойти разными путями.

Элару оглянулась и посмотрела на Кэла, надувшись, ее глаза блестели, словно она была готова заплакать. Но ее аура не показывала грусти. Кэл едва сдержался от того, чтобы ударить ее по затылку.

— Прекрати все это. Через несколько часов мы увидимся. Не нужно быть такой чуствительной.

В ответ она протянула свой кулак к нему. Кэл безучастно посмотрел на нее.

«Что? Ты хочешь, чтобы мы ударились кулаками?»

Увидев сконфуженный взгляд Кэла, вместо того, чтобы объясниться в устной форме, Элару решила отправить ему воспоминания.

Окружение исчезло, и первым, что он увидел, был мальчик-элибу, который выглядел не старше 10 лет. У него были прекрасные черты лица. Ветер ерошил его светло-черные волосы влево и вправо, щекоча загорелую кожу. Его зеленые глаза взволновано сверкали, когда он протянул ему свой кулак… или, вернее, к Элару, так как это была ее память.

Элару не разделяла его сконфуженного вида, скорее, она точно знала, что должна была делать. Она широко улыбнулась, посылая ему тот же взгляд, который был на лице мальчика.

Они выполнили странный, но крутой жест, который состоял из столкновения кулаками, жеста «дай пять» и рукопожатия.

Они не произнесли ни слова. Им не нужны были слова. Воспоминания все передали совершенно ясно. Это означало что-то вроде «Ни пуха, ни пера!», «Удачи!» или «Набей им задницы». Его можно было даже использовать в качестве прощания, говоря «Счастливого пути» или «До скорой встречи».

Воспоминания пропали, оставив Кэла нахмурившимся.

Рукопожатие выглядело… знакомым. Но он не мог его вспомнить. Он был уверен, что видел его раньше, но совершенно не мог вспомнить, где.

И рукопожатие было не единственным в памяти, что дало ему ощущение дежавю.

В мальчике было что-то знакомое. Тем не менее, он был уверен, что впервые видел его. Он бы точно вспомнил мальчика-элибу с двухцветными волосами. Не каждый день вы видите, что у элибу были разноцветные волосы, напоминавшие волосы аргеля.

 

Итак, почему мальчик давал ему такое сильное чувство дежавю?

— Кто это был? — выпалил Кэл.

Элару улыбнулась блестящей улыбкой, полной привязанности, из-за которой сердце Кэла внезапно сжалось в груди. «Это был Уэйд».

Губы Кэла скривились:

— Тот самый парень, который любил трогать неподходящие места?

Элару эмоционально хихикнула:

— Ага. Это Уэйд.

Она все еще держала кулак перед собой и выжидающе смотрела на Кэла.

Глядя на кулак, Кэл некоторое время колебался. Обычно он бы проигнорировал ее и не стал бы делать что-то такое. Но действительно ли было неправильно это делать? Это не выглядело глупо, это выглядело как взаимодействие между старыми друзьями. Так что сказать, что он не хотел этого делать, потому что это выглядело глупо, было бы ложью.

Его колебание исходило из того, что это чувствовалось слишком личным. Как будто это было тем, что кто-то будет делать только с ближайшим к нему человеком. Как способ обмена чувствами и пожеланиями с лучшими друзьями.

Милое лицо девочки-блондинки вспыхнуло в голове Кэла, и он крепко сжал губы.

«Почему бы и нет?»

И поэтому Кэл и Элару обменялись первым из многих особых рукопожатий. Проделав его, они не чувствовали нужды в словах и разошлись каждый по направлению к назначенной комнате.

Кэл уже некоторое время ждал перед своей комнатой. Он стоял немного отчужденно с прямой спиной. Он был олицетворением достойного дворянина.

Пока он ждал, все больше и больше людей приходили к той же комнате. Все они, без исключения, смотрели в его сторону, их взгляды останавливались на нем в течение длительного периода времени.

Он чувствовал некоторое чувство подавленности со стороны мужчин, в то же время взгляды девушек, казалось, были прикованы к нему.

Всякий раз, когда он видел кого-то, смотревшего на него, он посылал ему свою нежную улыбку. Мужчины быстро отворачивались, смутившись из-за того, что их поймали на наблюдении. Хотя женщины делали то же самое, но с румянцем на лице.

Среди группы была женщина, которая собиралась приблизиться к нему и начать разговор. Пока она колебалась, Кэл ругал экзаменаторов, чтобы те поторопились и начали экзамен.

Словно услышав его, двери в комнату открылись, и показалось знакомое лицо.

Это был элибу около 20-и лет с серебряными волосами, завязанными за голову и темно-зелеными глазами. Это был тот самый элибу, которого Кэл встретил ранее, когда он пришел, чтобы зарегистрироваться на экзамен.

Если Кэл правильно помнил, его звали Рау Эрьей.

Рау посмотрел на всех собравшихся перед классной комнатой, его лицо было безэмоциональным.

— Я Рау Эрьей, и сегодня я буду одним из ваших экзаменаторов.

Когда он назвал свое имя, раздались удивленные вздохи. Каждый понял значение его имени.

«Эрьей!»

«Он дворянин!»

Все вдруг стали более внимательными и выпрямили спины, пытаясь оставить хорошее впечатление. Они почувствовали себя очень счастливыми и привилегированными, встретив дворянина. У большинства из них никогда не будет возможности взаимодействовать с дворянином за всю жизнь.

Они надеялись оставить как можно больше хороших впечатлений, надеясь, что дворянин перед ними запомнит их. Даже если бы он этого не сделал, они могли бы похвастаться перед сверстниками, что они встретили дворянина высокого уровня.

Пока все пытались сдержать волнение на лицах, в группе оставался один человек, который не беспокоился об этом, его лицо было спокойным и бесчувственным — совершенно похоже на выражение, которое находилось на лице Рау.

Когда взгляд Рау упал на спокойного Кэла, в его взгляде мелькнуло признание. Он слегка кивнул ему, его лицо оставалось без эмоций. Его лицо не было холодным, а было лицом профессионала — собранным и спокойным.

Кэл вежливо улыбнулся в ответ, его поведение было столь же достойным, как и у Рау.

Взглянув на испытуемых, Рау продолжил говорить, не заботясь о волнениях людей.

— Первый тест экзамена проверит вашу скорость каста заклинаний.

Рау сделал паузу и указал на класс за собой:

— Заходите, и я объясню, каким образом вы будете проверены.

Сказав это, он вошел в комнату. Все, кто стоял перед классной комнатой, вскоре последовали за ним.

Класс был большим и многие столы и стулья стояли по краям, оставив большое пустое пространство посреди комнаты. Во главе комнаты располагался длинный учительский стол, за которым сидела женщина-артель среднего возраста с темно-серыми волнистыми волосами, обрамляющими ее лицо, в волосах было несколько белых прядей. Она тепло улыбнулась ученикам. Ее глаза были сощурены в виде полумесяца, выглядя так, словно они тоже улыбались.

На ее столе было несколько листов бумаги, несколько ручек, песочные часы и кучка маленьких стеклянных шаров.

Оставить комментарий