Эпизод 39. Слишком сильно износилось.

— Конечно, я не стану об этом спрашивать. Вы ясно заявили, что предварительная подготовка заклинаний не допускается, — Элару озорно улыбнулась.

Когда Зерел увидел эту улыбку, его глаза загорелись. 

Он узнал это выражение. Эта лукавая улыбка была такой же, как и у него, когда он собирался кого-то обмануть!

— Да? Хорошо, что ты обратила на это внимание, — Дера нахмурился.

— Есть еще вопросы? — он спросил только ради того, чтобы спросить, он не ожидал, что кто-нибудь станет еще что-то спрашивать.

Его лицо поникло, когда рука Элару снова поднялась в воздух.

— Можно ли изменять активирующее заклинание? До тех пор, пока мы можем активировать оборудование для тестирования, не имеет значения, какое активирующее заклинание мы используем, верно?

Активирующие заклинания — это заклинания, которые не были созданы специально для участия в тесте. Любое заклинание можно было сделать активирующим. Можно было нарисовать цветок или написать ругательное слово с использованием манны и превратить его в активирующее заклинание. Эти фиктивные заклинания ничего не делали при их создании. Причина, по которой они могли активировать магический артефакт, была исключительно потому, что артефакт был зачарован, чтобы ответить на определенное заклинание.

Активирующее заклинание было похоже на пароль. Волшебный артефакт будет отвечать только на правильный пароль.

У Деры дрогнул рот.

«Эта девушка идиотка? Если вы измените пароль, конечно, оборудование не активируется! Почему вы будете его менять? Это не имеет никакого смысла!»

Если бы Элару сразу попросила об этом, Дера поставил бы под сомнение цель вопроса и в конечном итоге сказал бы, что изменить заклинание невозможно. Тем не менее, ее предыдущий вопрос не оставил хорошее впечатление, заставив Деру подумать, что рыжая была красоткой без мозгов. Он думал, что объяснять это будет пустой тратой времени, но будет интересно, если девушка действительно попытается изменить заклинание. Это поднимет его кислое настроение и развлечет его.

Он насмешливо усмехнулся:

— Конечно. Можешь попробовать.

Лицо Зерела отобразило кривую улыбку, но он ничего не говорил. Технически, не было правила против изменения активирующего заклинания. Фактически, каждый мог бы внести небольшие изменения в заклинание, изучая, как лучше применить его, чтобы сделать каст заклинания быстрее. Однако это не будет классифицировано как изменение активирующего заклинания, оно просто будет создаваться немного другим почерком.

Теоретически говоря, если кто-то активирует испытательное оборудование с другим заклинанием, секундомер не сможет точно оценить скорость каста, потому что он не будет настроен для этого конкретного активирующего заклинания.

Поэтому, несмотря на то, что не было правила, запрещающего менять активирующее заклинание, сама возможность этого не существовала, Дера не допускал такой вероятности.

— Есть еще вопросы? — Дера сказал сквозь стиснутые зубы, его голова поворачивалась влево и вправо, высматривая желающих что-либо спросить.

Ни у кого не было вопросов, но даже если бы они это сделали, они все равно не осмелились бы хоть что-то сказать.

— Хорошо, эти 5 минут начинаются прямо сейчас! Время пошло! — он стукнул рукой по песочным часам на столе Зерела, и они перевернулись, словно их переставили невидимой рукой.

Экзаменуемые делали попытки снова и снова, тренируясь в активации заклинания. Тем не менее, Элару делала что-то совершенно непонятное — она закрыла глаза и просто стояла.

Если бы другие испытуемые не были слишком заняты своей практикой, они бы посмеялись над ней и начали бы издеваться. Однако, поскольку у них было мало времени, чтобы тратить его на такую глупую девушку, они игнорировали ее действия.

С другой стороны, у Деры было много времени, и он почти рассмеялся.

«Что она делает? Только не говорите, что она анализирует активирующее заклинание в попытках изменить его? Или она анализирует чары на стеклянных шарах?»

Если бы Дера не боялся засмеяться и этим побеспокоить других испытуемых, он бы стал первым, кто рассмеется и показывал бы на нее, как на клоуна.

У Зерела все еще было улыбающееся выражение на лице, но в его улыбке не было никакой лени или скуки. Вместо этого было видно, что он задумался. Его понимание чар и магических артефактов было намного выше, чем у Деры. Фактически, он даже написал несколько книг по теме использования древних чар и магических артефактов.

«Она делает то, о чем я думаю?»

Прошло несколько минут, Елару не создала ни единого заклинания. Вскоре осталось меньше двух минут.

Внезапно глаза Элару открылись, и она начала создавать заклинания.

Дера рассмеялся.

«Наконец, она сдалась и начала практиковать активирующее заклинание, как и все остальные.»

Внезапно его глаза расширились, и он перестал смеяться.

«Быстро!»

Ее заклинания были настолько быстрыми, что он не мог даже уловить, какое именно заклинание она кастовала.

Тем не менее, тем, что еще больше озадачило его, было то, что она делала большую паузу между каждым заклинанием. Как будто она не удовлетворялась тем, что создавала, и должна была подумать, как его улучшить. Если бы она не делала паузу, она могла бы даже достичь его скорости. Но с этими паузами ее скорость была ужасной.

Дера рассмеялся.

«Если бы мое плетение было таким же страшным, как и ее, я бы перестал задумываться о смысле жизни.»

Заклинания, которые она создавала, не могли даже активировать тестовый шар. Дера объяснял это плохим плетением.

Прошло полминуты, и Дера все больше и больше удивлялся.

«Даже идиот к настоящему времени смог бы понять, как плести шаблон актирующего заклинания! Оно было специально разработано, чтобы его было очень легко изучить и плести. И все же ее шары все еще не зажигались! Как она надеялась попасть в Муни с таким ужасным плетением?»

Когда на песочных часах оставалась лишь одна минута, шар в руке Элару внезапно зажегся.

«Лучше поздно, чем никогда».

Дера пожал плечами. Ее паузы между заклинаниями уменьшились. Однако этого было недостаточно, чтобы сравниться с его скоростью.

Когда просочилась последняя песчинка, Дера немедленно приказал:

— Остановитесь! 5 минут истекли!

Когда его слова прозвучали, все без исключения перестали плести. Никто не хотел провоцировать этот фейерверк.

Дера махнул рукой, и все бумаги и шары в руках экзаменуемых вернулись к учительскому столу.

Затем он посмотрел на каждого испытуемого, как бы пытаясь решить, кто первым будет проходить тест. На его лице внезапно расплылась злобная усмешка, которая ему совсем не шла, заставляя его выглядеть забавно.

— Ты! — он указал пальцем на Элару. — Подходи и сдавай экзамен.

Он не был терпеливым человеком, поэтому он сразу же захотел развлечься. Он с нетерпением ждал, какой скорости сможет достичь рыжая.

Элару не колебалась ни секунды и, счастливо улыбаясь, с неизменными изящными шагами поднялась, чтобы сдать экзамен.

 

Она передала ему свой пропуск. Когда Дера увидел номер, записанный на пропуске, он несколько секунд ошеломленно смотрел на него.

«Разве я не выбрал эту партию из 20 экзаменуемых, потому что она содержала этот номер? Я думал, это будет круто».

Эти три цифры представляли собой продолжительность Великой Войны Магов. После завершения войны это число стало считаться признаком плохой судьбы — смерти, опасности или просто невезения.

Он покачал головой и продолжил проверять действительность пропуска, после чего бросил его по направлению к Зерелу. Зерел лениво поймал его и нашел ее экзаменационные документы среди остальных.

— Начинай, — Дера широко улыбнулся и снова перевернул песочные часы, не касаясь их.

Когда Элару подошла к секундомеру, она положила ладони на стол и наклонилась к центру аппарата, приближаясь к нему так близко, как только могла.

— Ты собираешься показать нам измененное заклинание, о котором ты говорила? — Дера насмехался, убедившись, что все запомнят ее прежние невежественные слова.

Вместо того, чтобы показать смущение, которое он ожидал, Элару подарила ему блестящую улыбку, и это заставило его сердце пропустить удар.

— Да, — она кивнула.

Дера не знал, что ответить. Элару начала каст заклинания, и Дера лишь смущенно моргал.

Огромная ошибка.

Когда глаза Деры открылись, последний шар уже светился. Одно его моргание заставило все пропустить, он не смог увидеть то, что произошло.

Все 20 стеклянных шаров светились ярко, как солнце, песочные часы нагревались, а желе начало кипеть.

Прежде чем кто-нибудь успел спросить, что произошло, прежде чем кто-нибудь успел все хорошо разглядеть, желе изменило цвет на красный, похожий на лаву, и начало издавать шипящий звук.

Однако оно не смогло пройти через узкое место песочных часов.

Так было потому, что сильнейший жар заставил стекло песочных часов треснуть и мгновенно разрушиться.

Горящее желе разбрызгивалось и распылялось повсюду! Оно разрушило стеклянные шары, которые все еще светились, пробив в них небольшие отверстия и заставив их мерцать, как потухающие свечи. Оно упало на кабели, полностью их прожигая, отсоединив связь шаров друг от друга.

Желе даже забрызгало стол и пол, создавая отверстия на деревянном столе и ковре. Сильная жара даже заставила ковер загореться.

И, что хуже всего, оно разбрызгалось по всему Дере, который стоял ближе всего к песочным часам.

Нет, это не было худшей частью.

Хуже всего было то, что виновник этого инцидента, похоже, ожидал чего-то такого, потому что она как раз вовремя отступила от стола.

Лицо Деры застыло, он был потрясен, в недоумении и испуган. Его рот был открыт, его глаза почти выскочили из орбит. Его руки поднялись в воздух, пытаясь защитить лицо. И, как будто эта картина все еще не была достаточно смешной, разбрызгивающееся желе делало дыры в его штанах и рубашке, заставляя его выглядеть как нищий.

Ну… как нищий в огне… потому что его одежда загорелась.

Единственной хорошей вещью было то, что у Деры всегда было самоподдерживающееся заклинание изоляции тепла на теле, поэтому пламя не обжигало его. Так было потому, что у него была привычка загораться, когда он пытался быть устрашающим или выходил из себя.

Однако одежда, которую он носил в настоящее время, не была огнестойкой, как его обычная одежда. Это была униформа, предоставленная ему университетом для сдачи экзаменов. Каждый профессор и доцент получил ее.

Экзаменуемые были смертельно тихими, стоя с широко раскрытыми ртами, казалось, словно они только что увидели призрака.

Возбужденное хлопание нарушило смертельную тишину.

— Браво! 25/25! Ваша скорость была настолько быстрой, что вы даже сломали оборудование, — Зерел кричал озорным голосом, который внезапно заставил Элару вздрогнуть от ужаса.

«Вот дерьмо!»

Она хотела похвастаться, но не собиралась разрушать артефакт! Разве ее бы не дисквалифицировали ее за это?

«Быстро! Переложи вину!»

Она смущенно почесала голову.

— Ах… ваше оборудование, похоже, слишком сильно износилось.

Люди в комнате почти попадали на пол.

«Чушь!!!»

«Как будто кто-то сможет в это поверить!»

Лицо Деры начало меняться от шока до ярости. Его лицо покраснело, что, в сочетании с рыжими волосами, заставило его выглядеть как помидор. Когда он посмотрел на ужасное состояние своей одежды, когда он посмотрел на еще более жалкое состояние секундомера и огонь, распространяющийся по ковру, его руки начали дрожать.

Он поднял глаза на Элару, его бровь яростно дергалась.

— Вон!! Все вон!!!! — он указал дрожащим пальцем на двери и яростно закричал.

Как только он проревел, огонь, мерцающий на его теле, стал распространяться быстрее. Его аура усилилась, охватив всю комнату интенсивным давлением. Он выглядел как демон, все его тело было в огне, его лицо исказилось от ярости. Пламя мерцало вокруг него, на ковре и секундомере.

Элару первой бросилась к двери. Ее действие пробудило всех, и они побежали к двери, как стадо диких животных. Бледные, они отчаянно, хаотично хватали и толкали друг друга. Некоторые люди спотыкались и наступали друг другу на пятки. Одна девушка, одетая в платье, даже сломала свой каблук и упала на пол, после чего быстро поднялась на ноги и прыгнула к выходу, оставив свой сломанный каблук в комнате.

Впервые Зерел встал со своего места.

— Успокойся немного, маленький Де. Все будет хорошо. Тебе не больно?

— Конечно, мне не больно! Как будто эту мерзкую жидкость можно сравнить с жаром моего огня! — закричал Дера.

Но сразу после крика он, похоже, осознал проблему, которую не учел.

Его одежда не была жаропрочной, и в приступе ярости он даже ускорил распространение огня. Вскоре от его одежды мало что осталось.

Зерел посмотрел на гладкую, как у ребенка, кожу перед собой и ухмыльнулся.

— Я собирался сказать, что починю дырки на твоей одежде, но… — он указал рукой на голого Деру. — Эта дырка такая большая, что я не могу ее починить.

Внезапно он, казалось, понял скрытую шутку в своих словах, и начал хихикать, как маленькая девочка. Казалось, что это стало последней каплей, и Дера с громким рычанием полностью покрыл свое тело пламенем.

Оставить комментарий