Эпизод 5. Затишье перед бурей (часть 1).

Из беспокойного сна, Кэла вырвали танцующие на его лице солнечные зайчики. Сонливость быстро сменилась собранностью и не откладывая в долгий ящик, он взялся за утреннюю рутину.

Ночью он был как маленький ребенок перед экскурсией, постоянно ворочался и не мог уснуть, в результате он толком и не отдохнул за ночь.

Потирая глаза Кэл направился на кухню, чего-нибудь перехватить. Уже на подходе он почуял запах свежего хлеба и вишневого сиропа, от чего его рот наполнился слюной. Булки с вишнями были его самыми любимыми.

Повар поклонился, когда он проходил мимо, Кэл вежливо улыбнулся в ответ. Он взял пару булочек с блюда, которое стояло на подоконнике, одну он сунул в сумку, припас на обед, а вторую собирался съесть на ходу. Булки были горячие, только с печи.

Он вышел из особняка в окружающий лес. Утро было прохладным, солнце не успело прогреть воздух. Запах росы все еще чувствовался в воздухе и теперь смешался с восхитительным запахом свежей сдобы.

Кэл позволил себе маленькую роскошь и остудил булочку до комфортной для себя температуры с помощью магии, после чего впился зубами в ее мягкую плоть, наполненную сладкими вишнями. Вишневый сироп с целой вишенкой, вытекающий из сдобы, доставлял вкусовым рецепторам истинное удовольствие. Он медленно разогревал сироп уже внутри.

Кэл пытался расслабить натянутые, словно струны, нервы. Он пытался отстраниться от событий вчерашнего вечера и спокойно все проанализировать. Один вопрос повторялся в его сознании бесконечным циклом: кто такая Элару Вэйвин.

Настоящее ли это имя? Вэйвин не было известным родовым именем, но она обладала просто потрясающей аурой и у нее был этерниевый взгляд. Возможность того, что она родилась в семье каких-то случайных ничтожеств стремилась к нулю. В использовании ложной фамилии, для сокрытия происхождения, не было ничего удивительного, так делали многие благородные. Кто-то чаще, кто-то реже. А с другой стороны, зачем Элару было скрывать свою фамилию? Кэл был из семьи знаменитых магов, может она боялась, что Кэл будет ее опасаться, если узнает о ее происхождении? Но незнание делало его еще более осторожным.

Каждая капля информации, известная ему, порождала все новые вопросы.

Элару целую неделю наблюдала за ним с вершины горы; она заинтересовалась его магией и хотела узнать побольше. Но желая узнать побольше, она не могла просто прийти в Бейд и расспрашивать в округе. Это могло привлечь слишком много внимания и через несколько часов про ее интерес знал бы каждый. Поэтому она поднялась на самую высокую точку Бейда, от куда и вела наблюдение.

Пугающе, но эффективно.

И за короткое время Элару узнала про него информации больше, чем сам Кэл считал возможным. Она была наблюдательна и умна. И более того, она смогла оценить его магические способности, обладая минимумом информации. Может, способность видеть ману была полезной при оценке чужих магических способностей? Возможно смогла раскрыть его недостатки, просто увидев, как мало маны он использует?

Недостаток данных переходил в пожирающий его интерес. Он съел булочку, облизывая губы, после каждого укуса. Его губы покраснели и было не совсем ясно, от этого жеста или из-за вишневого сиропа.

Он сам не заметил, как подошел к окраине Бейда. Прохожие его приветствовали. Все в Бейде знали Кэла, он был местной знаменитостью.

Он улыбался, кивал и махал рукой в ответ, из вежливости. Если бы кто-то попросил вспомнить, кого он встретил по пути, Кэл не смог бы вспомнить ни единого лица.

Было что-то странное и даже жуткое в этой Элару Вэйвин.

Он смогла догнать его вчера, даже не вспотев. Как? Она была элибу, а значит, не могла использовать аугментационную магию для ускорения или полета. Поскольку Кэл не мог пользоваться большим количеством магии, он упорно тренировал свое тело и был в отличной форме, он мог бегать быстро и долго. Даже если Элару тренировалась не меньше, то после такой пробежки не могло не остаться никаких следов усталости.

Или она использовала свою целебную магию, чтобы скрыть это? Но тогда насколько велик должен быть ее запас маны, для повторного использования подобной магии?

«Невозможно», подвел итог мрачный Кэл. Должно быть другое объяснение. Кэл хотел съесть и вторую булочку. Он хотел облизать покрытые сахарной пудрой пальцы, но отказался от этой идеи, он был на публике.

Была ли Элару целительницей? Не особо похоже. А если была, то на какой магии специализировалась? Она утверждала, что не шпионка, но при этом великолепно скрывала свое присутствие. Ауру такой мощи скрывать было ох как непросто. Если Элару не была шпионкой, зачем ей заботится о таких вещах? Была ли она известной или разыскиваемой? Знаменитостью или преступницей? Или она была на секретном задании?

Что могло ей понадобиться от него? Элару говорила, что хочет стать его партнером. Но каким именно партнером? Может сообщницей?

От таких тревожных мыслей волосы Кэла становились дыбом.

Он поспешил к лесу. где они должны были встретиться, постоянно чувствуя навязчивый запах сахара, который так и напрашивался, чтобы его слизали, что он и сделал, оказавшись в лесу и убедившись, что никого нет рядом. Это был чувственный жест, который мог заставить заалеть щечки любой девушки.

«Ммммм», — довольно промычал Кэл и вздохнул. Ему стоило взять побольше булок, он не знал, когда в следующий раз он сможет их поесть.

Вскоре он уже был на уговоренном месте. Роса испарилась, сделав воздух тяжелым и влажным. Солнце поднялось высоко в небо и его теплые лучи осветили поляну.

Похоже, Элару еще не было.

Кэл подумал, не рано ли он пришел.

— Я боялась, что ты не появишься.

Кэл повернул голову в сторону, с которой доносился знакомый голос. Элару сидела на нижней ветви дерева справа от него. Но он мог поклясться, что ее там не было секунду назад.

— Делать это не обязательно, это раздражает, — Кэл имел в виду ее постоянные появления из ниоткуда.

 

— Прости, привычка… — виновато улыбнулась Элару и убрала скрывающий ее барьер.

Ее мана омыла Кэла, от чего у него в животе возникло странное ощущение тепла. В этот раз ее мана ощущалась спокойной и приятной. Совсем не так, как вчера.

Отец когда-то сказал Кэлу, что мана — это окно в чужое сердце. Мана была напрямую связана с разумом мага и все его мысли, и желания отражались на ней. Чувства, которые отражались в мане не могли контролироваться магом. Мана не могла лгать, она всегда показывала незамутненную истину.

И это теплое чувство говорило Кэлу, что Элару не враждебна. И теперь, когда он это почувствовал, Кэл смутился еще сильнее. Он думал, что Элару расчетлива и эгоистича, но ее мана была похожа на яркий, чистый огонь. Нежный, комфортный и рассеивающий мрак. Но в то же время, это пламя может стать адским, если его спровоцировать.

Он никогда никого не встречал с маной, как у нее. Такая чистая; не чисты свет и не чистая тьма, нечто совсем другое. Чистота, которая за рамками добра и зла.

В тот момент Элару казалась совсем другим человеком. не несомненно это была она. Неужели смена ее настроения так сильно отражалась на ее мане?

Поддельная личность Кэла была отлично вышколена, лучше него настоящего, и оправился он довольно быстро.

— Тебе долго пришлось ждать? — спросил он вежливым тоном.

Элару подняла бровь и ее длинные уши элибу дрогнули. Похоже, она была удивлена его вежливостью.

— Нет. Зачем тебе притворяться, что тебе не все равно?

Кэл улыбнулся и пожал плечами.

— Привычка.

Он передразнил ее же ответ, прозвучавший немного ранее.

Не было никакой причины притворяться. Единственная причина, по которой он пришел вовремя — он не любил опаздывать, а не потому что не хотел заставлять ее ждать.

— Я хочу, чтобы ты прояснила кое что, — выражение на лице Кэла стало серьезным.

— Притормози! — воскликнула Элару и прыгнула с ветки на землю. Ее собранные в хвост волосы трепетали в полете, словно красный флаг на ветру, а длинные уши пару раз дернулись, после приземления. Она вышла в центр поляны.

Элару ударила правой ногой в сухую лесную почву. Почти мгновенно, в ответ на ее жест, на земле появились три кочки. Она использовала заклинание «морф» , для контроля над землей.

Элару манипулировала почвой, превращая кочки в ровные цилиндры, в процессе сглаживая углы. Она щелкнула пальцами и применила новое заклинание, превращая один из цилиндров в камень. Таким образом почва не осядет, ведь ее действия были очевидны, она делала стулья.

Разум Кэла автоматически распределил заклинания на ранги:

— «Морф». Заклинание трансмутации 4 уровня, быстрое и точное.

— Трансмутация материи: земля в камень — заклинание трансмутации 5 уровня, вариант закрепления.

Элару уселась на импровизированный стул и жестом предложила Кэлу последовать ее примеру. Он немного помялся, но все же решился и сел напротив.

Неужели ей обязательно нужно посидеть с комфортом?

Вместо ответа, Элару положила свою сумку на импровизированный стол и копалась в ней, пока не нашла что-то внутри. Это был небольшой металлический цилиндр.

Элару осторожно сняла крышку и вытащила из цилиндра свиток тонкого, желтоватого пергамента и положила его между собой и Кэлом.

— Ты знаешь, что это? — спросила Элару, уже готовая рассказать.

Но Кэлу не нужны были объяснения. Первая строка, написанная на пергаменте, содержала название свитка, а буквы были такого размера, что он смог бы прочитать их и за километр от того места.

Она гласила: Клятва истины. Это было редким тайным контрактом.

Тайные контракты были специальными ограничивающими заклинаниями. Контракт активируется специальным заклинанием. Человек, который активирует его будет связан этим контрактом. Пока контракт активен, активировавшая персона будет ограничена в рамках, которые не позволяют нарушить контракт.

Клятва истины заставляла говорить правду на протяжении 10 минут. В отличии от большинства подобных контрактов, этот был многоразовым, что делало его очень дорогим.

Оставить комментарий