Эпизод 5. Затишье перед бурей (часть 2).

Опция "Закладки" ()

— Где ты его раздобыла? — поинтересовался Кэл.

— Я знаю нужных людей, — пожала она плечами.

— А ты хорошо подготовилась, я про вчера, я для тебя, как открытая книга. Но может, меня, все-таки, не так просто читать? — Кэл оторвал взгляд от свитка и посмотрел на выражение лица девушки. Уголок его рта подрагивал. Он пытался сдержать улыбку, а та пыталась прорваться.

На лице Эпару появилось недоумение.

— Что? Нет, ты не самый просто человек для «прочтения». Кстати, тот кто будет приносить клятву — это не ты, а я.

Улыбка Кэла умерла, не успев родиться, он насупился после слов Элару.

Это было…. несколько обидно.

Кэл всегда гордился своим умением распознавать чужие мотивы.

— Это не обязательно, я отлично распознаю ложь, — сказал Кэл и стоило этим словам сорваться с его уст, он уже жалел о том, что гордость одержала верх над разумом.

— Не важно. Я произнесу клятву в любом случае, — Элару закатила глаза, проигнорировав его слова и глаза Кэла холодно блеснули.

Элару мягко взмахнула рукой. Кэл почувствовал, что она накладывала активирующее заклинание, «подписывала» контракт, который должен будет активироваться заклинанием, начертанном на пергаменте. Кэл почувствовал небольшую вспышку магии. Слова, написанные черными чернилами засветились золотым светом, а затем и вовсе исчезли. Когда все закончится, надписи появятся вновь и свиток можно будет использовать повторно.

— Спрашивай, — подтолкнула его Элару.

Кэл не хотел признавать, но он был рад, что она была под действием заклинания правды. Спокойствие передалось и его лицу. Он мог расслабиться и не бояться подвоха или обмана.

— Кто ты на самом деле? — Кэл решил не ходить вокруг да около.

Ее ответ оказался не таким, какой он ожидал, но Кэлу только предстояло привыкнуть к этому.

— Тебе стоит быть более точным с вопросами. Как я и говорила раньше, я — Элару Вейвин.

Глаза Кэла сузились и он продолжил допрос.

— Это твое настоящее имя?

— Да, — кивнула Элару.

Даже если она была из знатной магической семьи, это не значило, что она носит фамилию рода. Куда проще прятать свою родословную, если фамилия отличается по-настоящему. Сделав такие выводы, Кэл перефразировал вопрос.

— С какой знатной магической семьей ты связана? — Кэл подался вперед, положив обе ладони на «стол».

— Я независима, не принадлежу никакой семье. Я сама контролирую свою жизнью, — глаза Элару блеснули, но Кэл не успел разобрать, что это была за эмоция.

Она не могла лгать, пока была связанна контрактом, но сложно было поверить ее словам. Как возможно, что «никто» обладает этерниевым взглядом и достаточным количеством средств, для покупки Клятвы правды? Все это время Кэл упускал из вида возможность того, что она не связана с какой-то из благородных семей.

Но если она не была связана с дворянами, возможно она была связана с какой-то обычной богатой семьей?

— Как ты смогла позволить себе все это дорогостоящее оборудование? — продолжал задавать вопросы Кэл, исследуя взглядом пустой свиток перед собой.

— Заработала на поручениях, — ответила Элару скучающим тоном. Все его вопросы были предсказуемы и скучны. Словив взгляд его суженных глаз, Элару добавила, — абсолютно легальных поручениях, уверяю тебя.

— Какими поручениями ты обычно занимаешься? — если она не из дворянской или богатой семьи, стоило узнать про ее деятельность.

— За которые хорошо платят, — усмехнулась Элару. Контракт не позволял лгать, но не мог заставить отвечать на вопросы, на которые она отвечать не хотела.

Кэл мельком посмотрел на нее и решил сменить тактику.

— Какую игру ты ведешь?

— Ты так говоришь, будто я готовлю что-то мрачное и зловещее. Я гораздо проще, чем ты думаешь. Я просто хочу жить, — осклабилась Элару.

Она хотела жить? Какой неопределенный ответ. Кэл понял, что речь идет не о жизнедеятельности, а про настоящую жизнь. Он мог сказать тоже самое. Он стремился жить так, как сам хотел. Вот только он не знал, какой жизнь видит она.

 

— Ты нанимала кого-то для сбора информации обо мне?

— Нет. То, что мне нужно было, нельзя вычитать в отчетах. Покупка истории твоей жизни у информационного брокера — пустая трата денег и, возможно, вторжение в личную жизнь.

Кэл не сдержал смешок.

— Странно слышать беспокойство о неприкосновенности к моей личной жизни, от той, кто днями напролет следила за мной с наивысшей точки Бейда.

— Я с легкостью могла ходить за тобой тенью, а не смотреть издалека, — пожала она плечами, — но решила, что это слишком навязчиво.

— Я бы заметил преследующую меня элибу! — глаз Кэла дернулся. Она что, серьезно?

Она рассмеялась.

— Дружище, с моими навыками, ты не смог бы меня заметить, даже станцуй я перед тобой!

«Она пытается меня выбесить?»

Успокаиваясь, Кэл сделал глубокий вдох.

«Не позволяй выбить себя из колеи. Она просто дразнит тебя», — думал Кэл.

— Как ты меня вчера поймала? — задал он вопрос, который беспокоил его все утро. Кэлу было интересно услышать подробности.

Она усмехнулась и пожала плечами.

— Дружище, ты круги наматывал. Я просто подождала, пока ты не остановился.

Что? Ее пренебрежение заставило его глаз задергаться сильнее. Кэл закрыл глаза и потер переносицу.

Все таки, она смогла выбить его из колеи. Кэл забыл свой следующий вопрос.

— Как ты поняла, что я остановился. Как следила за мной? Как ты быстро поняла, что я бегал кругами? — с холодной усмешкой Кэл одарил ее ледяным взглядом.

Она подняла указательный палец к своим глаза.

— Божественное зрение, дружище. Не забыл?

Кэл уставился на нее непонимающим взглядом. Она закатила глаза.

— Из тела каждого живого существа исходит мана, с определенным интервалом. Мана исходящая от живых существ расходится по лесу словно воздух, с той разницей, что она способна проходить сквозь твердую материю. Тем не менее, у каждого материала есть собственная устойчивость мане, которая показывает, сколько маны проходит сквозь нее, а сколько остается в ней.

Элару сделала паузу.

— В общем, вот что я пытаюсь донести: я могу видеть ману, сохранившуюся в объектах, определить форму объекта, понять живой он или нет, пока объект находится в моей зоне видимости. В общем, я просто сидела на ветке и дала тебе наматывать круги. И я тебя видела постоянно, просто потому что ты оставался в поле зрения моей Этернии.

Глаза Кэла расширились от удивления и неверия. Какая удобная способность! она видела его ману и могла легко увидеть где он находился в тот или иной момент. Этерниевый Взгляд создавал не плоское изображение, а настоящую трехмерную модель. Это было предельное ощущение маны!

Что бы он мог сделать, обладая такой способностью! Он мог знать, что кто-то рядом и с легкостью избежать нежелательной встречи. Мог бы расслабиться, с абсолютной уверенностью, что никого нет рядом.

Когда он заметил, что сжимает кулаки, то убрал руки со стола. Но потом он понял тщетность этого действия. Она могла видеть ману, которая текла по его рукам. И, скорее всего, могла понять, что они сжаты, вне зависимости от их местоположения.

— И есть возможность как-то укрыться от твоего взгляда? Что-то подобное щиту, который может притупить чувство маны? — Кэл боялся ответа.

— Прости, приятель, но я не знаю способа, которым можно спрятаться от моего взгляда. В конце концов, это причина по которой божественные дары и называются божественными.

Проклятье! Он не мог от нее ни спрятаться, ни сбежать. Если она захочет преследовать его, то она сможет сделать это где угодно.

— И насколько далеко ты можешь видеть?

Другими словами, он хотел узнать, как далеко ему надо уйти, чтобы сбежать от ее взора.

Оставить комментарий