Эпизод 6. Сделка с дьяволом (часть 1).

— И насколько далеко ты можешь видеть?

Другими словами, он хотел узнать, как далеко ему надо уйти, чтобы сбежать от ее взора.

— Это зависит от моего настроения и точки фокуса. Обычно, когда я не сплю и специально не вглядываюсь, это около полумили.

Если бы Кэл что-то пил, то у него это пошло бы носом.

— Ты можешь видеть ману, когда спишь? С закрытыми глазами?

— Я вижу ману не глазами, а разумом. В сущности, это более сильное восприятие маны. Ты же не прекращаешь чувствовать ману, когда спишь, я тоже. Если рядом произойдет взрыв маны, ты проснешься, и я тоже. Ты не теряешь способность слышать во время сна. Если услышишь громкий звук — то проснешься. Тоже самое и с моей Этернией. Если вокруг меня произойдут значительные изменения, то я тоже проснусь. А поскольку это часть моего разума и чувств, я не могу отключить это. Открыты или закрыты мои глаза — не важно. Хочу я этого или нет, но я всегда вижу все, что вокруг.

Кэл безучастно смотрел на нее. Взгляд Этернии казался не таким привлекательным, как минутой ранее. Этерния постоянно скармливала ей информацию, которая ей вообще не была нужна. Наверное, это похоже на постоянное нахождение в шумной толпе. За силу всегда приходится платить.

— Но если твоя сила исходит не от твоих глаз, то почему они выглядят… — он указал на ее глаза, не в силах подобрать слова.

— Такими магическими? Я не могу видеть магию глазами, но это не значит, что они не магические, — Элару подмигнула. — Способность видеть магию — не все, что дает Взгляд Этернии.

Кэл поднял бровь. Видеть магию — это не единственное преимущество от Взгляда Этернии? Могут ли быть большие преимущества?

— Ты можешь определять вещи на основе их уникальных следов в мане?

— Я могу видеть цвет маны и по нему узнавать, чья это мана. Но мои глаза не настолько остры, чтобы отличать людей, если цвет их маны практически одинаков. Главаная сила моих глаз не в том, чтобы видеть сырую ману, они видят заклинания. По паттернам заклинаний различить гораздо проще, чем по цвету маны.

Всенаправленное зрение? Способность определять заклинания по их паттерну? Конечно! Как он не замечал этого раньше? Все время это маячило перед ним, Элару Вэйвин была Ищейкой!

Ищейки — это маги, которые специализируются на поиске предметов. Не важно людей, магических зверей, древних артефактов или даже редких растений. Это была очень привлекательная работа, за нее очень хорошо платили. И это легко объясняло, откуда у Элару нашлись деньги на свито Клятвы Истины. Неудивительно, что у нее были отличные навыки наблюдения и дедукции, она оттачивала их годами!

— Ты Ищейка! — воскликнул ликующий Кэл, когда на него снизошло озарение.

Элару подняла бровь.

— Может и так. Я трачу много времени на поиск артефактов.

Теперь все обретало смысл! Она была Ищейкой и благодаря своим способностям могла первой найти всякие редкие артефакты, вроде Кристалла души! И если кто-то может найти что-нибудь, что поможет ему с его проблемой, то это была именно она!

Кэла захлестнула волна самодовольства. Наконец он разгадал загадку Элару. И не было для него чувства равного тому, которое он получал, решив сложную задачу.

Но Элару не дала ему времени, чтобы он мог насладится своей победой.

— Нам лучше поспешить, пока действие контракта не истекло. Сможешь задать больше вопросов позже, а пока давай займемся делом.

Выражение лица Элару стало нейтральным, по ее мнению, нейтральным, Кэл напротив, нацепил торжественную физию.

Элару сделала картинный жест рукой. Кэл почувствовал, что она создала непроницаемый для звуков барьер, никакой случайный прохожый не сможет услышать ни звука из их разговора. Осмотревшись и удостоверившись, что никто их точно не подслушает, Элару закрыла рот своим полосатым шарфом.

— Кэл, то что я тебе скажу — это секрет, который я всегда держала при себе. Никто не должен об этом узнать.

Он слышал ее голос четко, не смотря на шарф, прикрывающий рот.

Кэл в ответ кивнул. Он умел хранить тайны. В конце концов, он сохранял в тайне свою нехватку маны на протяжении всей жизни. И это требовало намного больше усилий, чем скрыть какие-либо знания. Другой вопрос, почему она вообще решила ему доверить секретную информацию? Контракт, который запрещал разглашение информации был куда логичнее. Возможно, она просто была уверена, что он не получит от этих знаний никакой выгоды?

 

Элару сняла перчатку и подняла вверх рукав, обнажая кожу. Кэл быстро осмотрел руку, покрытую татуировками и какими-то отметками, после чего посмотрел ей в глаза. Зачем она показала ему эти отметки? В них было что-то особенное?

— Эти отметины выглядят, как обычные татуировки, но они необычные, и не татуировки. Это манифестация древней клятвы, отпечатанные на самой моей сущности. И для того, чтобы активировать ее, как и любой другой контракт, нужно использовать заклинание активатор.

Кэл глазами вернулся к отметинам и осмотрел их гораздо внимательнее. Но как внимательно он их не рассматривал, не мог найти никаких отличий от обычных отметин любого элибу. Все элибу рождались с разными отметинами, разбросанными по телу, у них это что-то вроде родимых пятен.

Были ли ее отметины особыми или отметины каждого элибу — это клятва? Он озвучил вопрос, а она улыбнулась, словно поздравляя за правильный вопрос.

— Ты никогда не задумывался, почему элибу рождаются с отметинами на теле?

Разумеется, Кэл подобными вопросами не задавался.

— Ну, теперь ты знаешь, что они не только для красоты. Элибу — это вместилище для заклинания, а активатор — это вы — маги аргел, или лучше сказать, активирующее заклинание, выполняемое вашей маной. Название этой клятвы — Связь Этернии.

Когда Элару произнесла эти слова, ее глаза засияли.

В мире существует четыре типа магии: трансмутации, аугментации, тайная, и этерническая. Используя чистую ману можно использовать первые три типа. Если мана не чистая, то можно использовать трансмутацию или аугментацию, в зависимости от типа маны.

Однако этерническая магия работала иначе. Она не могла быть использована смертными, даже при чистой мане. О ней было мало известно, поскольку использовали и описывали ее боги и куда чаще использовалось название Божественная магия. Также, этерническую магию назвали «истинной магией», поскольку она игнорировала магические законы и правила. Точнее, смертные не могли уразуметь ее законов и правил, а потому она казалась свободной от оных.

— Ты хочешь, чтобы я создал активирующее заклинание, с помощью которого активируешь свои отметины и создашь между нами Связь Этернии? — сразу понял Кэл.

— В точку! — Элару едва не мурчала от удовольствия, она была довольна скоростью обработки информации Кэлом (и при этом он не назвал ее психом). — Но ты будешь не единственным, кто его подпишет.

Кэл нахмурился. Выгодна ли эта Связь Этернии? И тут ему вспомнились слова про чистую ману. Глаза Кэла подозрительно сузились.

— Почему я никогда об этом не слышал? Я слышал истории от Этернических дарах, вроде Взгляда Этернии. Но я никогда не слышал об особенностях отметин элибу. Почему этот факт мало известен?

— После хаоса Великой магической войны, опустошившей Халнею, осталось очень мало людей, которые знали про активирующее заклинание. Все свитки и барельефы, которые их описывали были либо утеряны, либо запечатаны. Мало кто знал об этих заклинаниях и со временем назначение отметин на теле элибу просто забылось.

— Тогда, от куда ты это знаешь?

— Одна знатная семья сохранила эти знания и полностью монополизировала силу Этерниальной связи. Я увидела, как они используют активирующее заклинание для собственных нужд.

Кажется, Кэл догадывался, о какой семье шла речь. Была лишь одна семья, что стояла выше всех прочих, одна семья, которая пользовалась чистой маной и не нуждалась в очищающих ману артефактах.

Мозаика собиралась воедино. Вот почему она так боялась, что их услышат и почему она просила ни с кем не делиться этой информацией. Если это семейство так ревностно хранит секрет, то это знание подобно смертному приговору.

Ей не нужно было связывать его контрактом о неразглашении, потому что разглашение подобной информации — чистой воды самоубийство. Она верила в его разумность, она верила, что он поймет, что значит обладание подобным знанием. Пока он не проболтается, и никто не будет знать про его знания, он будет в безопасности.

Вот почему она скрывает свое присутствие? За ней охотятся?

— Они знают о том, что ты знаешь?

Если им это известно, то даже общение с ней может навлечь беду.

— К счастью — нет. И я надеюсь, что так будет и дальше, — Элару многозначительно посмотрела на него, и этот взгляд советовал держать язык за зубами, если собственная жизнь была ему дорога.

Значит, он не была в розыске. Значит, это было примитивное действие для избежание неприятностей?

— Расскажи мне больше об Этернальной связи. Что случится, если мы ее активируем? — Кэл продолжал расспросы, а его лишенная эмоций маска никуда не исчезла.

Оставить комментарий