Эпизод 6. Сделка с дьяволом (часть 2).

— Расскажи мне больше об Этернальной связи. Что случится, если мы ее активируем? — Кэл продолжал расспросы, а его лишенная эмоций маска никуда не исчезла.

— Заклинание создаст между нами магическую связь. Наши души сольются воедино, и мы сможем использовать ману друг друга. Ты сможешь использовать мою ману, как свою собственную. И мыоба сможем использовать чистую ману.

— И в чем уловка? — Кэл посмотрел прямо ей в глаза, словно намереваясь узнать в них ответ.

— Уловка в том, что связь постоянна. И потом не может быть разорвана. Если мы создадим связь, то она просуществует до тех пор, пока один из нас не умрет, — она ответила взглядом на взгляд.

— А что на счет негативных влияний? Например, сокращение продолжительности жизни?

— Нет, наоборот, это продлевает срок жизни.

— Может эта клятва как-то нам навредить?

— Нет, клятва навредить не может.

Кэл внимательно осмотрел ее лицо. Должен быть какой-то обман, причина, по которой этого лучше не делать. Может она сможет его контролировать через связь? Может он станет ее рабом, а она его госпожой?

— Этот контракт симметричен?

Симметричный контракт ставит всех в одинаковые условия. Если Этернальная связь симметрична, то они будут в одном положении. Если она сможет контролировать его, то он сможет контролировать ее.

— Да, правила клятвы будут одинаковы для нас обоих, — кивнула она в подтверждение.

Это действительно было правдой? Это должно было быть правдой, ведь она была под действием клятвы правды! Но Кэл никак не мог избавиться от страха. Может он просто был параноиком? Нередко его недоверие к людям мешало, даже когда он был уверен, что ему не лгут.

— Почему элибу рождаются с таким могущественным заклинанием?

Элару пожала плечами.

— Я не знаю, почему элибу рождаются такими. Мой отец говорит, что это благословение богов, один из первых Этернальных даров, — забытая Этерния.

Кэл уставился на Элару и удивленно поднял брови. Все звучало слишком хорошо, чтобы быть правдой. Его взгляд скользнул до свитка, но он все еще был пуст, буквы не вернулись на свои места, клятва все еще была активна. Вне зависимости от того, насколько неправдоподобно все это звучало, это не могло быть ложью. Даже если это и не правда, то Элару считала правдой каждое свое слово. И если она считала это правдой, то у нее должны быть на то веские основания. Она была умна, плюс ее божественное зрение, такую обмануть очень непросто.

— Почему я должен создать связь именно с тобой? Подойдет любая элибу с большим запасом маны.

Элару улыбнулась широко и у него появилось впечатление, что она ждала этот вопрос.

— Любая подойдет, — улыбка превратилась в коварную ухмылку, — при условии, что ты знаешь, как работает заклинание активации.

Разумеется, она покажет заклинание активации, только при создании их связи. Иначе он мог просто сбежать, как только узнает это заклинание. Правда, появлялась другая загвоздка, она с легкостью могла найти его, благодаря своим глазам. Она даже могла не ловить его сама, достаточно было намека на его знания, кому нужно, и его бы просто убрали.

Ей не нужно было убеждать. Она просто ставила перед фактом: сделай это со мной или не сделай вообще.

Ухмылка Элару снова превратилась в улыбку, на этот раз озорную.

— Но давай представим, что у ты знаешь активирующее заклинание. Ты можешь найти другую элибу, но у нее никогда не будет столько маны, сколько у меня. Мой огромный запас маны уступает только моей чудовищной регенерации маны. У меня больше маны, чем я могу потратить! Ее более, чем достаточно, для нас обоих.

Кэл почувствовал интенсивность ее ауры. Он видел, насколько плотной была ее Магическая броня. Он видел, что она никогда не уставала, даже после использования сложнейших заклинаний. Он даже не мог представить, сколько маны в распоряжении этой элибу.

 

И это зацепило Кэла, потому что это было насыпанной на открытую рану соли; он родился практически без маны, но ее мана была практически безгранична?! Жизнь шутила над ним так жестоко! Как она могла быть такой несправедливой? С ее маной 12 не-магов могли бы стать настоящими магами. Но судьба осудила многих, чтобы лишь одна могла родиться настолько экстраординарной.

— У тебя нет маны, а у меня ее много. Каждая фибра моей души кричит: «идеальная пара». Это не может быть случайное совпадение, — это сама судьба свела нас вместе.

Ее глаза таинственно замерцали.

Пальцы Кэла сжались в кулак. Судьба? Он не верил в подобные глупости.

Вопрос никогда не стоял как: «почему он может хотеть связи с ней», он всегда звучал: «почему она может хотеть его». Почему? Для него это важно, потому что у него мало маны, но почему ей хотеть создать связь с таким, как он? Для него это был идеальный выбор, но не для нее. Ей нужна была чистая мана и не было разницы, с каким аргелом создавать связь.

— Почему я? — высказал свое беспокойство Кэл? Глупости, вроде «судьбы», его не устраивали.

Элару хлопнула в ладоши и хитро улыбнулась.

— Связаны будут не только наши души. Наши разумы тоже будут связаны, мы сможем телепатически обмениваться мыслями, делиться воспоминаниями и чувствами, и даже сказать, когда один из нас врет. Я не очень хочу иметь подобную связь с первым встречным.

Наконец, Кэл понял ее мотивы. Он тоже не хотел бы телепатическую связь с кем-то, кто ему был неприятен. Кэл представил подобную связь с Пиалой и его передернуло от отвращения.

В обычной ситуации он сразу бы отказался от связи с другим человеком, что бы эта связь не значила. Кэл не любил людей и не хотел, чтобы они видели его суть. Но эта девушка видела его насквозь без всяких связей, и не сказать, что была потрясена. Скорее, наоборот. И при появлении связи ничего плохого бы не случилось. Более того, ради маны он мог бы поладить даже с Пиалой. Он нуждался в этой связи. Он был ее с самого начала. Он просто не мог отказаться.

Похоже, она хотела его, как партнера, потому что он ей нравился и она верила, что он будет ей полезен. И он думал верно, она смотрела на него, как на инвестицию. Ее мана могла сделать его кем-то важным из никого, а благодаря этому повысится и ее положение. Он был умен и одарен разными талантами. А умный и способный компаньон — это плюс для всех. Он мог быть не особо полезем в этот момент, но Элару смотрела в будущее.

«Да мы два сапога пара», — улыбнулся Кэл, — «Так использовать мою слабость против меня!».

Ее откровенность и отсутствие суждения о грехах. Она была так чиста и так коварна. Кэлу это нравилось.

Ему нравилось, что Элару не пряталась за правдоподобной ложью, притворяясь филантропом и не говорила, что готова поделиться по доброте душевной, но она и не была жестоким, злым демоном. Добро и зло для нее не имели значения и не играло роли то, что хотят увидеть другие. Она не беспокоилась о внешнем, ее волновали только собственные суждения и инстинкты.

Чиста и свободна от влияния общества о том, что является правильным.

Хорошая или плохая? Добрая или злая? Аргел или элибу? Да пофиг!

Кэлу казалось, что наконец он нее понял. И пазл становился все более цельным. Он заметил, что Элару обладала странной чистотой: она была свободна от предубеждений и общественного влияния, это была одна из главных ее черт.

Элару была свободна. Воистину свободной, она была вольна выбирать, кем быть. Она была такой каким он лишь мечтал быть. Свободной.

Он не мог отказаться от ее предложения. Она указала ему путь, на котором он мог отбросить все маски и все притворство, и устремиться к собственным мечтам. Она предлагала ему окунуться с головой в неизведанное. И терять ему было почти нечего.

Она может ему дать маны сверх необходимого. Эта маленькая хитрая элибу была много ценнее, чем просто сосуд с маной. С ее острым умом и способностями отыскать что угодно она будет очень полезна ему в будущем. И это было похоже на честное сотрудничество. он сам не нашел бы партнера лучше, даже если бы искал!

Серьезная физиономия Кэла расплылась в лукавой улыбке.

«Если ты хочешь сыграть в эту игру, я тоже сыграю».

Таким образом одна незнакомая элибу изменила всю его жизнь всего за пару дней. Если бы он только знал, чем это обернется… тогда он точно бы не согласился на сделку, ради чистой маны.

Он думал, что понял ее. Но он сильно ошибался.

Оставить комментарий