Эпизод 8. Перерождение (часть 2).

Опция "Закладки" ()

Его голова была над головой Элару, его ноги обхватили ее, а ее мягкая грудь была под его грудью

«Какого…», — от удивления Кэл раззявил рот, — «Как… что…?!»

Он поспешно оттолкнулся и попытался встать. К несчастью, тело ощущалось по-новому и слушалось плохо. Ноги заскользили по мху и он снова вернулся к тому, с чего начинал.

Неловко. Кэл не помнил, когда ему было так неловко в последний раз. К счастью, глаза Элару оставались закрыты и она никак не отреагировала на его промах, что давало ему почувствовать себя чуть лучше.

Словами не передать, как он был рад тому, что они были одни, потому что все это выглядело настолько двузначно, что определенно было бы неправильно воспринято.

Их руки соединились, во время создания заклинания. А потом, скорее всего, он потерял сознание и просто навалился на нее и потащил за собой.

Кэл проверил, дышала ли Элару. Даже не смотря на то, что он чувствовал, что она жива, не менее ясно, чем то. что жив он сам.

В отличии от него, Элару дышала размеренно и глубоко. Ее глаза были закрыты, а лицо — бледно, не считая легкого румянца на щечках. Кэл подумал, что это румянец смущения, но он не чувствовал ни капли смущения в ее ауре.

Было ли ей плохо? Он точно мог сказать, что Элару была в сознании и все ее чувства были остры. Он чувствовал, что ее Сознание покрывает все вокруг, как одеяло.

Она могла столкнуть его с себя. Именно это он бы и сделал на ее месте. Может, ее тело повело себя хуже, чем его? Может она почувствовала сильную слабость?

Он заметил холодную испарину на ее лице и сложил все воедино. Холодный пот, бледность, румянец. Рвота? Или она ударилась при падении?

«Стоп…» — Кэл как раз собирался второй раз оттолкнуться, но тут его снова всплыл один вопрос, от которого по коже пробежали мурашки, — «Я могу чувствовать ее Разум?»

«Разум» и «разум», по большому счету — одно и тоже, в литературе обычно используется второй вариант. Обычно уточняли в том случае, когда речь шла о метафизической проекции сознания существа. Сознание каждого существа создает гибкую и текучую проекцию, Разум. Разум «крепиться» к центру человеческого тела, но он может изгибаться согласно воле владельца. Именно эта проекция и дает возможность чувствовать магию. Именно Разум позволяет почувствовать ауру — присутствие других живых существ, и чувствовать намерения и эмоции через ману, создающую ауру.

Но сколь бы ни был чувствителен Разум, почувствовать с его помощью чужой Разум было просто невозможно. Можно сказать, что каждый Разум действует на собственной длине волны, у каждого Разума есть свой ареал, в который другой Разум не может вторгнуться.

И даже если бы два разума окажутся в одной точке, то они изогнуться таким образом, что никогда не соприкоснуться друг с другом и даже друг друга не почувствуют.

Но Кэл отчетливо чувствовал разум Элару.

Он побледнел.

В Этот момент Элару напомнила, что Кэлу еще надо с нее встать, она потянулась к его ремню.

Сердце Кэла пропустило удар.

«Что она делает?». Бесконечное число возможностей появились у него в мыслях, ни одна из которых ему не нравилась.

Он снова оттолкнулся от земли, в этот раз успешно и сел возле девушки.

Он окинул ее недовольным взглядом и заметил, что она держит в руке бутылку с водой.

Кэл дал себе мысленную пощечину. О чем он только думал? Конечно она полезла за бутылкой воды, прицепленной к его ремню.

Пара щелчков пальцев и порыв ветра наполнил бутыль, а когда она вернула бутыль Кэлу, та была полной. Она изменила воздух с помощью заклинания трансмутации. Сначала наполнила бутыль воздухом под достаточно высоким давлением, а потом превратила его в воду.

Кэл устало хохотнул.

Из-за этерниальной связи Элару почувствовала его жажду.

Обычно он отказывался от чужой помощи, ему не нравилось получать чужую помощь. Но сейчас он был слишком истощен и очень хотел пить.

Он кивнул в знак благодарности и присосался к бутылке, словно не пил уже несколько дней. Вода была свежей, холодной и вкусной.

Ее тело переносило недостаток воды лучше, чем его. Он чувствовал, что она слегка хочет пить, при том, что побледнела она гораздо сильнее.

Еще он заметил, что Элару постоянно делает разные жесты, при создании заклинаний, хотя заклинания создаются мысленно и тело на них почти не влияет. Для магов такие жесты не были чем-то странным. Так было проще визуализировать магию, а визуализация магии облегчала создание заклинания.

Жесты нередко рассказывали о магах. Ассассины и шпионы вообще не совершали никаких действий, чтобы не привлекать лишнее внимание, а чернокнижники напротив, подняли жестикуляцию на новый уровень, устраивая целые шоу, для развлечения толпы и для создания крутого образа.

Кэл тоже иногда совершал подобные жесты. Часто, когда сплетаешь заклинание просто сложно стоять спокойно. Жесты Элару не были особо броскими, они были краткими и изящными, можно даже сказать, — точными. Они казались Кэлу странными, но он не мог сказать, чем именно. Он словно нашел аномалию, но не мог сформулировать ощущения в слова.

Он отмахнулся от подобных мыслей, все равно, они не важны. Эти ее движения просто добавляли деталей ее характеру.

Кэл посмотрел на палящее солнце. Холодная вода смыла усталость и он протяжно вздохнул.

Внезапно, на него упала тень. Элару поднялась на ноги и встала перед ним, перекрывая солнечный свет. Она долго всматривалась в солнце, скорее всего определяла время по местоположению светила. Элару начала пальцами вычесывать листья и травинки, застрявшие в волосах. Она выглядела взъерошенной, словно каталась по земле в лесу.

На лице у нее было удовольствие. Она что-то радостно пробормотала себе. Раньше Кэл не понял бы не слова, но сейчас смог разобрать: «Значит… работает… даже для меня…».

 

Элару набрала полную грудь свежего лесного воздуха и когда повернулась к Кэлу, ее лицо озарилось широкой. теплой улыбкой.

— Приветствую тебя в мире Этернии, мой духовный приятель! — она сказала громко и уверенно, без тени сомнения в голосе. Для нее это был великолепный день.

Ее волосы двигались на ветру, солнечный свет, что светил из-за нее, создавал яркий ореол, в котором ее волосы светились и были похожи на облако красного песка. У Кэла снова случился приступ дежавю, второй раз она протянула ему руку и второй раз он отказался от помощи. Он задался вопросом, был ли это последний раз, когда она протягивала ему руку.

Кэл вздохнул и встал без помощи. Не было смысла плакать над сбежавшим молоком, не было смысла дуться, он легко приспосабливался к условиям и мог справиться с кем угодно и чем угодно! Он сделал лучший выбор в этой ситуации.

Его обнадеживающий внутренний диалог был прерван движениями Элару. Она подошла и потянулась к его лицу.

Он застыл, неуверенный в ее действиях. Он гадал, какое было выражение на его лице.

Быстрым движением она приблизила свое лицо к его.

Кэл едва не разинул рот от шока, она же не собиралась его поцеловать, верно?! Она же говорила, что не была романтически к нему настроена! Это была ложь? Ему стоило оттолкнуть ее, как бывало с другими девушками, которые пытались его поцеловать, но все произошло слишком внезапно.

Его зрачки расширились, а время замедлилось. Он не успевал среагировать. он мог только наблюдать, как ее лицо становилось все ближе, видеть каждую деталь ее чудесных глаз, чувствовать легкий запах корицы, который от нее исходил.

Она закрыла глаза и приоткрыла губы…

…и она прижала свой лоб к его.

Яркие воспоминания наполнили его сознание и он, в смятении, отступил назад.

Каким-то образом она смогла передать ему свои мысли. Она показала ему свои воспоминания, воспоминания владельца этерниального взгляда.

Это было неописуемо.

Он даже представить не мог, насколько величественно выглядело заклинание. Даже восхитительный танец света, которому он был свидетель, не шел ни в какое сравнение по красоте. Это световое шоу было просто искрой, созданной огнем. Он даже не знал, насколько сложно и чудесно это заклинание. Даже обладая достаточным количеством маны и знанием, как его сплести, Кэл не смог бы сделать ничего подобного.

Это было что-то извне этого мира.

Нечто божественное.

Этерниальное.

И с того момента мир для Кэл стал другим.

Глубоко в его душе у него появилась мечта — увидеть мир глазами Элару.

Он пошевелил правой рукой, хотел стряхнуть пот со лба, который выступил из-за палящего солнца, но его рука застыла на пол пути.

— Вэйвин… что это? — на руке Кэла была черная отметина. Она была с обратной стороны его запястья. И она очень напоминала отметины на теле Элару, такая же по стилю.

— Аха! — она улыбнулась, стянула перчатку и показала свое запястье. — И у меня есть имя, используй его.

Кэл пропустил мимо ушей ее слова и внимательно смотрел на ее руку.

В отличии от него, на ее правой руке не было никаких отметин, а вот на левом запястье была, обычная отметина элибу. Он посмотрел на свою. И она была практически такой, как у нее на левом запястье.

— Это метка нашей связи. Печать на контракте, — объяснила она, Можешь думать об этом, как о семени, оставленном этерниальной связью.

— Семя? — Кэл вопросительно посмотрел на Элару, встретившись с ней глазами.

— Наша этерниальная связь создала это семя, которое будет расти тем больше, чем крепче будет наша связь. Отметина на твоей руке тоже будет увеличиваться, отображая силу нашего еднения.

Кэл нахмурился.

— Заклинание может расти и развиваться?

Кэл никогда не слышал о заклинании, которое может расти и развиваться. Это была прерогатива живых существ. А заклинания не были живыми. Ведь не были?

— Это хорошая штука. Связь будет становиться сильнее, и мы вместе с ней. Рост — не то, о чем тебе стоит волноваться. Вот если она начнет уменьшаться — это опасно. Такого ты не захочешь.

Оставить комментарий