Ранобэ | Фанфики

Этот брак в любом случае обречён на провал

Размер шрифта:

Глава 270

270

***

В любом случае мир продолжал жить так, как прежде. Инес посещала дворец Каэтаны каждый день, как и раньше, прежде чем после замужества скрылась в Кальстере.

Сезон уже сменился на лето, до свадьбы наследного принца осталось всего три дня. Каэтана, как и в других случаях ранее, захватила контроль над подготовкой церемонии и находила в подготовке всевозможные недостатки, хотя императрица была полностью свободна от необходимости вникать в детали.

Каждый раз, когда она это делала, ей хотелось, чтобы публика охотно ей сочувствовала. Еще несколько дней назад по обе руки ее сопровождали верные приспешницы, но вдруг она сказала, что не любит создавать шум и хочет побыть в кругу семьи. Из-за этого Изабелла больше не могла скрываться, как раньше.

Лицо ее стало настолько осунувшимся, что ее было жалко. Это было еще более прискорбно, потому что причина была хорошо известна.

Инес почувствовала редкое чувство альтруизма, поэтому с большим энтузиазмом пыталась помочь свекрови. Иногда они вместе искали лучший выход.

Из всех вопросов, связанных с Оскаром, самым приятным был его брак, так что ничего сложного в этом не было.

Вот так и сегодня в планах что-то изменилось.

— В таком случае, не лучше ли начать с этого?

Наблюдать за тем, как ее подчиненные каждый день испытывают трудности, было гораздо спокойнее, чем встречаться с ними будучи наследной принцессой. В последнее время на них оказывалось прямое давление.

— Будет сделано… Вы пришли к этому уже шестой раз…

Каэтана пересмотрела свои решения 15 раз, в итоге вернувшись к исходному, убежденная, что первоначальное было лучшим. Инес же проявляла полное равнодушие и не прилагала никаких усилий для помощи. Старый министр дворцовых дел скрыто нахмурил взгляд, наблюдая за ней.

— О, и я хочу, чтобы она продолжала стоять на коленях до тех пор, пока архиепископ не провозгласит успешное освящение брака. Так она будет выглядеть скромнее.

— А Его Высочество…

— Зачем моему сыну становиться на колени перед этой несчастной? Он просто распишется.

— Понял.

— … А-а. Неужели Оскар будет плохо выглядеть?

Инес проглотила усмешку и слегка кивнула:

— Известно, что нежная сеньорита Барка давно любит Его Высочество, и кроме того, она выходит замуж за повелителя всех людей… Всем понятно, что святой брак с Его Величеством — это честь для нее.

“Зачем невесте вставать на колени?” Каэтана нахмурила брови, поняв, что подразумевала Инес.

— Все в Мендозе знают смирение сеньориты Барки по отношению к этому браку. Пришло время и Его Высочеству, находящемуся на таком высоком месте, проявить смирение.

— Мне это не совсем нравится… Не знаю, как мой драгоценный Оскар посмотрит на это. Как только дать обещание, его нельзя вернуть.

Этот черт не согласится на такое.

— Есть ли в мире женщина, достойная внимания наследного принца? В особенности, если учесть, что Вы своими благородными руками тщательно готовите каждый момент церемонии. Изящество свадебного торжества Его Высочества полностью заслуга вашего трепетного труда и заботы, Ваше Величества.

— Верно.

— Вы должны чувствовать себя вознагражденной за это. Не беспокойтесь о мелочах.

На церемонии бракосочетания наследного принца и наследной принцессы невеста играла второстепенную роль, Оскар — первое, но Каэтана была и оставалась центром своего мира. Для нее Оскар был особенным, потому что был «ее» сыном. Инес была ошеломлена тем, что даже в такой непривычной ситуации не почувствовала дежавю.

— Ты права.

— Они очень хорошо смотрятся вместе. Любой скажет, что они представляют собой идеальную картину.

Один — ублюдок, каких поискать, а другая — фанатка, боготворящая этого подонка, ослепленная безусловной любовью и верой. Они не могли не быть идеальной парой.

— Кажется, она тебе не особо нравится.

— Она станет драгоценной женой Его Высочества наследного принца. Как я могу?

— Алисия всегда замечательно притворяется невинной и покладистой, но с самого детства ты была ей как кость в горле. Неудивительно, ведь ты единственная, кого когда-либо желал Оскар. Несмотря на все ее старания сохранять добродетельный фасад, при каждой встрече с тобой она неизменно выпускает свои шипы.

— Сеньорита Барка всегда была добра ко мне.

— Притворяешься, что не знаешь?

— …

— Даже если ты не знаешь, я знаю. Она словно ядовитая змея.

Каэтана без колебаний назвала Алисию, которая через три дня спустя станет ее невесткой, ядовитой змеей перед своими подчиненными.

Инес, как всегда, увидела в этом выражение отвратительной и ужасной любви Каэтаны к сыну. Но только на первый взгляд.

— Я думала, что Оскар просто ленится и зря тратит время. Никогда бы не подумала, что этот момент наступит так поздно…

—…Сеньорита, всегда ставящая Его Высочество на первое место, проявит свою мудрость. Я уверена.

— Изабелла, а как ты относишься к тому, что говорит твоя невестка?

— В любом случае, вы далеко не лучшим образом обращаетесь с девушкой, которая в скором времени будет полностью принадлежать вашему сыну . И, Каэтана, вы втягиваете меня в это без веских на то причин, — ответила с улыбкой Изабелла, устроившаяся у окна в одиночестве.

— Твоя свекровь, видимо, узнала это раньше. Она снова и снова говорила, что ее нельзя игнорировать.

— Похоже, я выставила будущую императрицу в дурном свете.

— Но может ли ваш выбор быть неправильным? Поскольку это такой важный вопрос, конечно, будут опасения, но…

Инес выпалила эти слова, притворяясь осторожной. Ее истинное намерение — посоветовать ей перестать жаловаться после того, как сделала выбор собственными руками, было прикрыто вежливым выражением лица.

— Даже я не знаю, что будет дальше. Примерно об этом я думаю каждый раз, когда она поднимает змеиные глаза, притворяясь послушной… Думаю, я совершила ошибку.

— Госпожа Каэтана.

Изабелла тихо подмигнула. Намекая, что стоит учесть людей внутреннего дворца перед ними.

— Что? Не то чтобы мы не говорили о ее “пригодности” день или два.

— И все же.

— Более того, они единственные, кто это слышит, поэтому они все понимают. Не так ли, Пабло?

— Да, Ваше Величество Императрица.

Министр дворцовых дел, стоявший у стены, вежливо склонил голову.

— Алисия прекрасно знает, что она все равно недостаточно хороша. Я наказала ей помнить об этом, но если она все же забудет, я сделаю вывод, что у нее проблемы с базовым интеллектом.

— Как сказала Инес, никто не будет достаточно достоин Его Высочества Оскара.

— Мне нравилось, что она не была хороша ни в чем. Она даже не могла скрыть, что жаждет Оскара, и даже тогда не могла взглянуть ему в глаза… Однако.

Она будто обсуждала простую служанку, а не будущую жену наследного принца. Хоть Инес и была саркастичной, она серьезно посмотрела на задумчивое лицо Каэтаны.

— Чем больше я смотрю на нее, тем больше понимаю, что она уже не тот нежный ребенок, каким была раньше. Изо дня в день, я чувствую что-то странное и зловещее.

Она не видит ничего плохо в своем сыне, но видит что-то странное в Алисии. Но их ощущение дискомфорта без всякой причины было схожим.

— Поэтому, когда маркиз Барка скончался в результате неожиданного несчастного случая, я, естественно, подумала, что это возможность отменить все, Инес.

— …

— С самого начала Его Величество и я выбрали Алисию с неохотой. Алисия никогда не была моим выбором. Дело не только в том, что она не достойна Оскара. Она настолько неприятна и зловеща, что даже если сын моей подруги, с которой я не очень дружу, брал эту девушку в жены, мне бы хотелось его остановить.

— Конечно, должна быть причина.

— Мне тошно смотреть на все это, зная, что это неправильно.

Если вспомнить, С в о б о д н ы й м и р р а н о б э в своей предыдущей жизни Каэтана раскрыла свое истинное лицо после того, как последовательные выкидыши Инес стали для нее оправданием. Алисия также родом из престижной Барки, одной из семнадцати семей, принадлежащих Грандес де Ортега.

Увидела ли Каэтана в этой фанатке ядовитую змею или бешеную собаку, но молодая девушка, спокойно сидящая с заплетенными волосами, не показывала ничего такого. Даже тот факт, что она сирота, поначалу был лишь номинальным.

Действительно ли уже сейчас в ней есть что-то тревожное? На примере Алисии Ихар Инес могла только предполагать, насколько сумасшедшей может быть нынешняя Алисия Барка. Впрочем, если ее абсолютная любовь была безумием, то источником безумия был Оскар.

Наступит ли когда-нибудь день, когда Алисия повредит хотя бы волоску на голове Оскара? Она ведь согласна на то, чтобы на ее месте сидела другая, если Оскар этого хочет.

Но о чем беспокоится Каэтана? Невестка, которую она хочет, должна быть похожа на служанку, так что Алисия хорошо подходила на роль жены Оскара.

—…Причина, по которой все зашло так далеко, кроется исключительно в упрямстве Оскара. Просто посмотри, как он откладывал свадьбу, как ребенок, столкнувшийся с едой, которую не хотел есть. Кто бы мог подумать, что он держал в уме Алисию Барку? Он настаивал на том, чтобы все, включая Его Величество Императора и меня, просто держались подальше от этого дела.

— …

— В любом случае, Инес, неважно, была бы это ты или кто-то другой, все было бы так же.

Было такое чувство, словно она внезапно попала в засаду. Сама того не осознавая, Инес отвернулась, скрывая исказившееся от отвращения лицо.

— Даже император не смог унять упрямство Оскара. Его Величество также недоволен ею и даже рассматривает возможность аннулирования брака, если это будет необходимо.

Было ужасно услышать, что их брак может быть недействителен. Инес опустила голову и спрятала глаза. Может быть, это тоже часть его проклятого плана?..

—…Я не знала глубины ваших мыслей. Прошу прощения.

— Изабелле повезло с тобой…

Каэтану, похоже, не волновали слуги дворца, но она внезапно сделала жест и отослала их всех прочь.

— Изабелла. Насчет Мигеля.

— Да?

— Как насчет того, чтобы он женился на третьей дочери Кастаньяр?

— …

— Госпожа Каэтана, это невозможно, — после минутного шокового молчания Изабелла мягко отказалась. Инес посмотрела на Изабеллу.

— Вивиана все равно не очень хорошо подходила Мигелю по характеру. Она тот тип женщин, который утомляет мужчин больше всего. Много ревности и…

—…Она была ребенком.

— В каком-то смысле, хорошо, что она погибла, и помолвка отменилась. Хотя Кастаньяр немного уступает нашему Эскаланте, граф всё же очень уважает моего брата. Если брачный контракт будет нарушен, все может пойти не так, как раньше.

— Если он женится на сестре девушки, которая должна была стать его женой, над ним будут смеяться и Эскаланте, и Кастаньяр.

— Или, Инес, как насчет того, чтобы поискать девушку среди твоих родственников?

— Мигель… Извините, но он пока не в состоянии обсуждать брак.

Инес не смогла ответить, потому что Изабелла ответила первой. Каэтана цокнула языком:

— Слабак. Можно подумать, что умерла его жена, с которой он прожил полжизни. Почему парень, не проживший и двадцати лет, тоскует о девушке, с которой он только играл?

Инес заметила, что Изабелла похожа на нее: ее голова опущена, а глаза, наполненные тревогой, скрыты. Это казалось очень старой привычкой.

Каэтана взмахнула веером и снова неторопливо подперла подбородок. Она о чем-то размышляла. Однако из своих давних воспоминаний Инес знает, что это лицо говорит об уже принятом решении.

— Если так, как насчет обручения с Долорес?

— …

— В Грандес де Ортега браки между двоюродными братьями и сестрам не возбраняются.

Долорес — внебрачная дочь императора, рожденная не от императрицы, поэтому, откровенно говоря, они вообще не родственники. Всё же Каэтана условно назвала их кузенами. То есть она думала о Долорес как о своей дочери, дочери императрицы.

— Отношения возникают из неожиданных ситуаций. Благодаря этому Мигель станет зятем императора, так что хорошо, что Вивиана умерла.

Каэтана удовлетворенно улыбнулась. Она даже не думала о состоянии своего племянника, не говоря уже о матери Мигеля, Изабелле, которая находится здесь. Смерть Вивианы, из-за которой Мигель стал таким, она расценивала как потерю расходного материала.

Этот брак в любом случае обречён на провал

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии