Глава 295. Вкус порошка смерти

Лин Жен Тянь признал: сила Е Фэна — это что-то с чем-то. Но толку-то?

В конце концов, мы живём в законодательном обществе, к тому же, в мире высокоразвитых технологий и науки. Пусть даже в мире существует нашумевшая школа улинь, живущая в гармонии с современностью, но вряд ли кто осмелиться бесноваться и бесчинствовать в нынешних мегаполисах.

Если Е Фэн обычный ученик школы улинь, он ничего не сможет сделать с Лин Жен Тянем. Так или иначе, его действия со всех сторон закованы цепями правил.

Но действительно напрягает то, что он пришёл из мира бессмертных.

Ничтожный, одинокий Лин Жен Тянь, живущий лишь за счёт славы и власти своей семьи, осмелился буквально в лицо ему тыкать своим липовым превосходством. Повтори он подобное в мире бессмертных, был бы уже затоптан насмерть космическое количество раз.

Среди окружающих, пребывавших в изумлении, находился и Е Фэн с застывшей презрительной усмешкой, уголки которой неуёмно тянулись всё выше к скулам. Он повернулся к Лин Жен Тяню и сделал шаг вперёд.

«Что ты делаешь?»

Немедленно перед Лин Жен Тянем возникли два человека из семьи Лин, тем самым преграждая Е Фэну дальнейшее продвижение. Их лица приобрели сероватый оттенок, а глаза насторожено бегали вверх-вниз по юноше. Больше всего они боялись, что Е Фэн предпримет незаконные действия по отношению к Лин Жен Тяню.

«Я ж говорю. Хочу только сравнять счёт.»

Продолжая «милую» одностороннюю беседу с Лин Жен Тянем, он поднял правую руку, в которой оказалось зажато несколько мелкогабаритных ножей.

Наткнувшись взглядом на оружие, люди, находившиеся рядом, замерли.

Два человека Лин, проанализировав положение, в ту же секунду закричали: «Средь бела дня, на глазах у простого люда используешь оружие…»

Прискорбно, но Е Фэн, не собираясь дожидаться конца этой праведной речи, разжал пальцы, и ножи вылетели друг за дружкой, точно снаряды. Они, с незаметной обычному глазу скоростью, разрезали воздушное пространство, атаковав защищавшую Лин Жен Тяня двоицу.

Один из ножей оставил слабый порез на лице Лин Жен Тяня, задев пенсне, которое отлетело в неизвестном направлении. Лин Жен Тянь был исцарапан мелкими ранками, из которых сочилась алыми струйками кровь.

Цзынь!

Нож вонзился серебристым остриём в ствол крупного дерева, росшего неподалёку, на чём и окончил свой стремительный полёт.

Произошедшее застало всех врасплох. Люди, следившие за действиями противников, вытаращились во все глаза, которые обещали скоро вывалиться из орбит. Это он сейчас оцарапал Лин Жен Тяня ножом? И зачем, простите?

Е Фэн сделал ещё шаг и, с уже давно застывшей ухмылкой на губах, произнёс: «А теперь послушай. Лезвие того ножа было смазано ядом, который использовала фракция скрытного бессмертного. Порошок смерти. Если не найти противоядия, через два дня ты распрощаешься со своей никшемушной душонкой…»

После того, как Е Фэн покончил с Ци Линь Цзы, он «конфисковал» несколько парчовых мешочков. Среди них были не только содержавшие порошок смерти и противоядие от него, но и несколько других ядов и антидотов. Те, что были с порошком смерти, он использовал, чтобы добавить своему оружию смертельную «изюминку». Все свои приобретения он закинул в накопительное кольцо, чтобы они были под рукой в нужную минуту.

И вот эта минуты сама приплыла к нему в руки, точно золотая рыбка.

После сказанного Е Фэном, лицо Лин Жен Тяня приобрело синеватый оттенок, с полосками, отливавшими сиреневым. Другие люди из семьи Лин наблюдали за этими метаморфозами с открытыми ртами, одаривая друг друга беспомощными взглядами.

Яд!

Яд фракции скрытного бессмертного!

Даже Лин Ши Цин и Сяо Ци были напуганы словами и действиями Е Фэна. Он действительно осмелился на это?

«Противоядие?»

Лин Жен Тянь, который не учёл возможности подобного поворота событий, помрачнел в лице. Он, с открытым требованием во взгляде, уставился на Е Фэна.

«Вначале посмотрим на твоё поведение.»

Е Фэн, с мерцающей переливами злорадства улыбкой на лице, продолжил расслабленным тоном: «Антидота у меня нет, обыскивать меня большой пользы не будет. Если же ты хочешь принести мне искренние извинения, а также пообещаешь больше не лезть своими загребущими клешнями к моим людям, доставляя лишнюю головную боль, я немедля отправлю человека за противоядием.»

«Хах, мечтай больше!»

Лин Жен Тянь замер, покрывшись ледяной коркой застывшего в горле раздражения. Чтобы он унизился до того, что будет просить у этого наглого юнца прощения? Как низко тогда падёт его репутация, в какой дыре похоронят его авторитет?

Он подобрал свое пенсне и снова нацепил на нос, несколько раз убедившись, что оно устойчиво закреплено у переносицы. После всей этой процедуры, он одарил Е Фэна очередным недовольным взглядом. Сегодняшний день он определенно запомнит надолго. Этот щенок посмел угрожать ему при всех. Он наверняка от души повеселился, кидаясь в него оружием и заставляя всю жизнь пробежать перед глазами, пока в них отражался блеск смертоносного лезвия.

То, что Лин Жен Тянь знал об уровне способностей Е Фэна было причиной того, что он не мог выступить против парня прямо сейчас и прямо здесь. Обида от своего бездействия разливалась горячей магмой по сосудам Лин Жен Таня.

Мобилизовать АНБ, чтобы они окружили и уничтожили Е Фэна хорошей идеей тоже не казалось. Оборона Е Фэна по количественным и качественным показателям явно не уступала его. Любые попытки справиться с этим человеком были заранее обречены на громкий провал. Исходя из этого, если он собирался припереть мальца к стенке, следовало искать другие силы, с которыми можно было начать открытое столкновение…

Что же касается порошка смерти, который теперь вместе с кровью циркулировал по его организму, Лин Жен Тянь думал, что лучше вернуться и провериться в окружном военном госпитале. Наверняка можно с легкостью избавиться от этой дряни и другими способами. Хочется, чтобы Лин Жен Тянь принес ему свои извинения? Хах, как хочется, так и перехочется!

Е Фэн, всё это время наблюдавший за эмоциями, сменявшими одна другую на лице Лин Жен Тяня, заметил, как разгладились складки меж бровей. Враг уже всё для себя продумал.

«Выводить этот яд из тела не так легко, как тебе кажется…»

Ледяной смех заполнил пространство, разделявшее противные стороны.

После того, как заполучил в свои руки порошок смерти, Е Фэн добавил и смешал другие различные травки, чтобы эффект от яда стал ещё сильнее. Кроме того, благодаря его небольшой «алхимии» степень воздействия также возросла. Срок остался тем же — два дня. Но в эти два дня человек, в организм которого попал этот токсин, вынужден будет терпеть муки, которые грешник испытывает, проходясь по всем кругам ада.

Такой способ усиления токсичности использовался в мире бессмертных. Е Фэн был уверен, что в пределах этого мира с лупой не сыщешь человека, который мог бы вывести эту адскую смесь из тела.

Вне всяких сомнений, не пройдет и дня, как Лин Жен Тянь поймет, что не в силах избавиться от порошка смерти. И когда сознание больше не будет способно выдерживать невыносимую боль, вот тогда-то он склонит свою голову в знак поражения и, как миленький, приползет к Е Фэну вымаливать прощения.

Заставить Лин Жен Тяня преклониться — это то, о чем никто во всем Пекине не посмел бы даже помыслить, не то, что уверовать в свою гарантированную победу. Хотя действия Е Фэна выглядят лениво, будто он через силу решал такие «мелкие проблемы» как Лин Жен Тянь, но то, как он всегда выходит сухим из воды реально впечатляет.

Под давлением всеобъемлющего страха, Лин Жен Тянь не сможет бороться с Е Феном при таком количестве ненужных свидетелей, имея слишком большие шансы опозориться на людях. Все-таки пока для него лучший выбор — по-тихому сбежать, поджав хвост. Бросив последний гневный взгляд на Е Фэна, Лин Жен Тянь не проронил ни слова. Но весь вид выражал, что он, ненавидя Е Фэна до мозга костей, готов был выделить ему за свой счёт отдельный котел в аду.

Е Фэн не принимал это не то, что близко к сердцу, а вообще, в принципе, не предавал этому внимания. Он дал врагу всю свободу действия, чем Лин Жен Тянь, воспользовавшись, трусливо сбежал.

Первым, что увидел пришедший в себя Лин Сю Вэн, была весьма странная картина — стоящие друг против друга его отец и Е Фэн. От всей этой сцены он чувствовал, что невольно начал нервничать, точно забытый в очереди ребенок. Однако сам не до конца понимал, какую именно роль он играет в этом акте безымянного спектакля. Единственное, что мог — наблюдать за тем, как «сцену» покидал Лин Жен Тянь, и сойти с нее самому, следом за отцом.

Когда они уходили, Лин Сю Вэн обернулся и одарил Е Фэна заинтересованным взглядом. Блеск в его глазах было сложно прочесть.

Для Лин Сю Вэна Е Фэн не только был его спасителем, но и обладал выдаюшимися способностями. Он по-настоящему боготворил и преклонялся перед Е Фэном. Но когда, хочешь не хочешь, а твой отец — Лин Жен Тянь, и тебя с детства воспитывали в атмосфере тотального подчинения, ты не сможешь отказаться он него, не сможешь плыть против течения, по которому плывет Лин Жен Тянь, пришвартовавшись у причала Е Фэна.

Семья Лин, погрузившись в роскошный микроавтобус золотистого цвета, выехали с территории поместья Сяо.

Однако тот цирк, что они здесь развели, вряд ли утихнет также быстро, как они скрылись.

«Сяо Е.»

Лин Ши Цин в два шага преодолела расстояние и подошла к Е Фэну. Осмотрев его с головы до пят и несколько раз обойдя вокруг стоявшего в непонятках парня, она убедилась, что с Е Фэном всё было в полнейшем порядке. Девушка с облегчением выдохнула засевший и рвавшийся из грудной клетки кислород.

«Сестрица Лин, надеюсь, я не наделал новых глупостей на твою голову.»

Е Фэн прищурился. Он боролся с членом семьи Лин, и если его необдуманные импульсивные решения и действия опустят его в глазах Лин Ши Цин, то маловероятно, что он снова сможет поднять эту планку в её глазах.

«Не беспокойся. С моей головой всё будет в порядке…»

Лин Ши Цин кивнула и слабо улыбнулась. Вспомнив недавний пепельный цвет, заливший Лин Жен Тяня от макушки до пят, выражение её симпатичного личика плавно перетекло в привычное для Е Фэна, а на уголки глаз и улыбку легка любимая задорная тень.

Обычно, Лин Жен Тянь и она совершенно не могли поладить, а попытки найти общий язык, или хотя бы компромисс, глохли уже на середине. И вот она, наконец-то, дожила до того дня, когда это властолюбивое чучело с фееричным провалом село в калошу. А если учесть, что Е Фэн не убивал Лин Жен Тяня, Лин Ши Цин знала, что он дал врагу ещё один, последний шанс, чтобы расплатиться за совершённое.

Теперь жизнь Лин Жен Тяня была в руках Е Фэна!

Девушка не имела сомнений насчёт ситуации. Если Лин Жен Тяню хотелось продолжать влачить своё существование, а не распрощаться с жизнью через пару дней, он будет вынужден отступить и с позором прийти, чтобы принести Е Фэну извинения. Лин Ши Цин была уверена, что подобное зрелище нельзя пропускать без уважительной на то причины. Когда ещё она сможет увидеть что-то столь забавное?

«Е Фэн.»

Сяо Ци и Сяо Юэ торопливо подбежали к ним.

Всё такая же сексуальная в своей кроваво-красной юбке Сяо Юэ выглядела немного отошедшей от недавней ситуации. Только маленькая, миленькая Сяо Ци в конец потеряла самообладание и была так взволнована, будто проживала последние минуты жизни, пытаясь насытить их всеми скопившимися за это время эмоциями. Она была не в силах перестать щебетать что-то нечленораздельное и неподлежащее расшифровке. Девушка, в глазах окружающих, была точно взбалмошный, разбуженный весенней радостной лихорадкой, жаворонок.

Пройдя через все эти события, Сяо Ци, начиная с этого момента, решила податься в культ Е Фэна, до того она была под впечатлением от юноши.

Оставить комментарий