Глава 326. Мощное противостояние

С началом открытого противостояния между Е Фэном и Ли Сюанем, те люди из Храма ци, за защиту которых отвечал старейшина, покрылись мурашками, каждого пробило на холодный пот. Во взглядах, которые они украдкой бросали на юношу, читались страх и потрясение, ведь никто из них и подумать не мог, какую мощь в себе таит Е Фэн.

Если бы Ли Сюань не защищал их, многие были уверены, что уже полегли бы от дьявольского меча парня и даже не имели и шанса на сопротивление.

Они никак не могли понять, что за искусство фехтования он использовал. Никто из присутствовавших не мог развивать подобной скорости, а он всего с 20 годами умудрялся противостоять Ли Сюаню с 95 годами культивации.

Чэн Хуэй из их Храма ци, которого все считали самым ярким талантом в ушу из всех с древности и по сей день, ни в какое сравнение теперь не шёл с Е Фэном. Если сила этого парня – это настоящие возможности его тела, тогда он, вне всякого сомнения, самый сильный мастер ушу в мире за последнее столетие. Его сила противоречит самой воле небес.

«Я не дам тебе возможности даже меч обнажить».

Низкая и толстая фигура Ли Сюаня устойчиво стояла на своём месте. Глаза Лин Чэна встретились с глазами Е Фэна, стоявшего на расстоянии в 20 метров и переместились на старика. Короткие руки главы Храма ци задвигались сами собой, внутренняя ци пришла в движение, распространяясь вокруг воздушными течениями, которые с невероятной гибкостью охватили Е Фэна. Юноша почувствовал, как его движения начали замедляться.

«Схватить воробья за хвост! »

Это один из выдающихся приёмов из тайцзицюань, но для Ли Сюаня применить его было проще пареной репы. В результате последовательного выделения внутренней ци формируется неисчерпаемая сила притяжения, которая и заставила Е Фэна сорваться с места и находиться в весьма неустойчивом положении.

«Силён!»

Е Фэн ощутил, как всё тело вздрогнуло. Юноша поднял голову и бросил взгляд на Ли Сюаня в его развивавшемся белом халате, из всех сил стараясь устоять против силы противника, сбивавшей с ног. Тайцзицюань, воистину, поражающее искусство. Особенно, когда разница в культивации противников настолько велика, у Е Фэна, как бы он не старался, не получится справиться и противостоять этой мощи.

Использовать танец с мечами в пустотах?

Юноша запутался в воздушных потоках ци Ли Сюаня, которые окружали его со всех сторон и теперь не имел даже возможности использовать на полную свои возможности.

Едва продержавшись полсекунды, тело Е Фэна было оторвано от земли невероятно сильным приёмом из тайцзицюань. Вслед за этим с ближайших деревьев сорвалась листва, устроив безумную пляску вокруг Ли Сюаня, со всех сторон обдувая воздушными потоками, пока окончательно не сосредоточились у его тела.

«Продвинувшись вперед, отклонить, задержать и ударить кулаком. »

Лицо Ли Сюаня было жёстким, он не собирался относиться к парню снисходительно. Когда он увидел, что благодаря ветру он оказался у него в руках, тут же с молниеносной скоростью нанёс удар. Это был самый дерзкий удар, с которым столкнулся Е Фэн после того, как перебрался в современный мир.

Пусть даже тайцзицюань считается мягким и гибким искусством, однако и здесь наличествуют силовые наступательные приёмы.

Лютый ветер всё быстрее приближался и в мгновение оказался перед юношей.

Техника щита Небесной Четвёрки!

Е Фэн, сжимая челюсть, собрал истинную ци и создал перед собой светло-голубой щит, светившийся переливами звёзд. Сиреневый браслет, который от использовал для защиты, уже разбился в борьбе с Богом багровых облаков на острове, поэтому сейчас у него остался только щит Небесной Четвёрки.

Обороноспособность сиреневого браслета давала, как минимум, силу в 50 лет для щита, однако сейчас у Е Фэна остались лишь его 20 лет культивации, поэтому защита, мягко говоря, хромала.

Бам!

Удар Ли Сюаня пришёлся прямо по щиту, и тут же воздушные течения исчезли, а листва и травы были разогнаны.

«Это ещё что?»

Ли Сюань переменился в лице, почувствовав, что у этого парнишки был припрятан ещё один козырь в рукаве. Заметив синий блеск, он насторожился. У него сложилось впечатление, что Е Фэн, стоявший перед ним, только сейчас начал проявлять свои таланты. Если не вести с ним осторожной борьбы, то и вправду можно продуть.

Но Е Фэн не дал ему времени всё осознать и подготовить контратаку.

Щит Небесной Четвёрки и его ветряной удар оба почти полностью были уничтожены, однако юноша, выбивший из колеи противника, немедленно применил другой приём.

Окружавшие их воздушные течения пришли в беспорядок, поэтому использовать танец с мечами в пустотах пока было небезопасно. Если он проявит небрежность, то попав в пустоты, может больше и не выбраться, оставшись там навечно горевать о своей неоправданной импульсивности. Затем он выбрал технику, которую успешно изучил за последние два месяца – технику фехтования скрытного ян.

Однако, из-за того, что его культивации пока только 20 лет, было очень самоуверенно с его стороны считать, что он сможет одолеть Ли Сюаня с помощью одной только техники фехтования скрытного ян. Поэтому без дальнейших колебаний, одновременно с ней он использовал технику фехтования четырёх времён года.

С одной стороны — огненно-красная ци скрытного ян, с другой стороны — лазурно-голубая ци четырёх времён года превратились в пару стегозавров и, развернувшись к Ли Сюаню, атаковали его. Когда же старик сообразил, что происходит, обе ци уже столкнулись между собой прямо перед ним.

Пересечение льда и огня вызвало мгновенный, невероятной силы взрыв, пламя и снег одновременно носились туда-сюда. Охватив Ли Сюаня с четырёх сторон, они превратили его в наглядное изображение Судного дня.

Несколько особенно крепких деревьев, росших поблизости, переломило и они, словно дрова, рухнули на землю. Весь пейзаж превратился в беспорядочный хаос.

«Техника фехтования скрытного ян! Техника фехтования четырёх времён года!»

Крик изумления и страха Ли Сюаня вырвался из эпицентра огненно-ледяного хаоса. Похоже, он узнал двойной приём из военного учения, который применил Е Фэн.

Эти два искусства фехтования были коронными номерами семьи Е и семьи Лун. В ушу они считаются парой самых сложных и почётных видов фехтования. Выучить хотя бы один из них – главная цель всей жизни каждого мастера меча. Одной из основных причин возвышения таких семей, как Е и Лун, была в том, что именно из этих родов происходило наибольшее количество высококвалифицированных мечников.

Но сейчас Е Фэн использовал сразу оба приёма, выпустив противоборствующую ци из своих рук, объединив их в идеальное сочетание.

Е Фэн был родом из семьи Е, поэтому не было ничего удивительного в том, что он смог научиться фехтованию скрытного ян. А по слухам он был парнем Лун Вань Эр. В таком случае понятно, откуда выучил фехтование четырёх времён года. Однако то, что он мог использовать оба приёма одновременно и выпускать наружу столько внутренней ци, не боясь, что разная ци вступит в борьбу в его меридианах, как вообще возможно подобное безумие?

Выражение лица Ли Сюаня с каждой секундой становилось всё более сосредоточенным. Природные таланты Е Фэна немало пугали. Если сейчас отпустить его просто так, разве не сможет он овладеть всем ушу, которое только существует в Поднебесной?

Сквозь переплетение огненных языков и ледяной кашицы, которые заполнили собой всё небо, он смог увидеть лежавшую рядом Цзы Цзен Лань, тут же узнав в ней приёмную дочь главы фракции скрытного бессмертного – Ци Линь Цзы. Получается, он теперь и всеми приёмами фракции владел?

У старейшины возникло смутное предчувствие. По-видимому, если продолжить борьбу цзянху, то все люди, помимо него, даже выдающийся Чэн Хуэй со стоим статусом, не сможет противостоять цзянху Е Фэна с его мечом истинной ци.

Откуда ему было знать, что он не умел соизмерять свои амбиции с реальным положением дел, а не текущими событиями и нормально оценить силы своего ушу? И пусть после возвращения домой над ним будут издеваться окружающие, ведь важнее всего то, что он до самого конца использовал свою силу.

Фехтование скрытного ян и четырёх времён года не смогли нанести смертельного урона Ли Сюаню, так как в самый решающий момент он использовал защитный приём тайцзицюань – «будто бы закрытые створки», чем с лёгкостью закрыл себя от удара Е Фэна.

Однако Е Фэн, конечно, знал, что эта атака не сможет навредить противнику, тем самым он лишь хотел ввести врага в заблуждение.

Используя эти приёмы, он пытался потянуть время. Юноша медленно отступил на достаточно большое расстояние, где воздушные потоки были более или менее стабильными. Его глаза сверкнули, словно льдинки на свету, а в руках парень уже сжимал чёрный меч истинной ци.

Танец с мечами в пустотах!

Это был последний приём, который он мог использовать. Он же был самым сильным в его арсенале с того момента, как парень начал жить в современном мире.

По сравнению с теми 13 ударами, что он нанёс ранее, в этот раз он определённо сможет нанести ещё больший урон. И лишний удар даст ему шанс на быстрый финал всей этой заварушки.

Когда фигура Е Фэна исчезла, окружавшие Ли Сюаня противоборствующие огонь и лёд также рассеялись.

Глаза людей из Храма ци остекленело наблюдали за тем, как юноша вновь исчез в мгновение ока, но тут же все хором судорожно выдохнули – он снова появился.

Один за другим вся толпа приклеилась глазами к Е Фэну и Ли Сюаню, каждый про себя думая о том, что это редко встречающееся и одно из самых мощных противостояний, что они наблюдали в своей жизни. Если сейчас даже глава Храма ци проиграет этому парню, тогда ничего не останется, как переписать всю сложившуюся к этому моменту структуру цзянху…

Оставить комментарий