Глава 2. Половина кирпича

Е Фэн побежал в маленький переулок и вскоре увидел фигуру, убегающую оттуда, кажется, потеряв голову от страха.

(П.п: потерять сознание от страха – идиома.)

– Тянь Юлян?

Когда Е Фэн четко разглядел внешность этого парня, он нашел информацию о нем в воспоминаниях его двойника из этого мира.

Тянь Юлян был пижоном и студентом в его старшей школе, и он принадлежал к изрядно богатой семье. Он днями напролет пристает к Су Мэнхань, и не только из-за ее красоты, но и потому, что ее семья была неприлично богата. Она принадлежала к семье мультимиллионеров, которая владела активами по всему городу Яньцзин.

(П.п: Яньцзин – это старое названия Пекина.)

Благодаря обесцвеченным волосам черной кожаной куртке внешне Тянь Юлян был похож на школьного панка, но сейчас он выглядел смущенным и со знаком паники в его глазах.

– Е Фэн?

Тянь Юлян отчаянно пытался убежать, но подняв голову, он был несколько поражен, увидев тут Е Фэна.

Тянь Юлян увидел тут свою богиню Су Мэнхань и полчаса помогал ей в поисках Е Фэна, однако они не смогли его найти, но он не ожидал, что и вправду встретит тут Е Фэна.

К сожалению, сейчас Су Мэнхань была окружена парнями из Банды Небесного Змея, и ее дела приняли очень зловещий для нее оборот.

Если бы они были обычными мелкими сошками, то Тянь Юлян попытался бы помочь ей. Но даже его отец не рискнул бы спровоцировать Банду Небесного Змея, так как мог обычный школьник, как он, пытаться спасти ее от их когтей? Существовала общепринятая поговорка, что у того, кто посмел досаждать Банде Небесного Змея, будет очень печальная судьба!

Одна только мысль о том, что его богиню осквернят четыре пьяницы на его глазах испортила настроение Тянь Юляну, однако для него его собственная жизнь была, очевидно, важнее, чем Су Мэнхань.

Тянь Юлян был не в том настроении, чтобы обратить внимание на Е Фэна, так как боялся, что эти пьяницы могут выскочить из переулка и подойти к нему. Увидев Е Фэна лицом к лицу, Тянь Юлян сразу же выбежал из переулка и вскоре исчез.

– Кажется, это довольно опасно…

Е Фэн взглянул на спину парня, убегающего, что есть мочи. На мгновение он глубоко задумался, а затем взял половину кирпича, спокойно лежащего на земле. Поскольку он не тренировался в этом новом теле, так что сила его была невероятно низкой и он не мог принимать поспешных решений.

Не издавая ни звука, он пополз за угол, чтобы войти внутрь переулка и медленно высунул голову, чтобы взглянуть… Он тайно усмехнулся про себя, увидев, что происходит в этом переулке.

Он увидел четырех пьяных мускулистых парней с нарисованной на их манжетах белой змеей, которая определенно была символом Банды Небесного Змея.

Они полностью окружили и поймали эту Сяохуа, Су Мэнхань, внутри небольшой аллеи и собрались сделать что-нибудь ужасное.

Е Фэн хихикнул, увидев, что все четыре мускулистых парня стояли спиной к нему!

– Эй, молокососы!

Е Фэн усмехнулся и побежал вперед, затем он умело, со всей мощью бросил кирпич.

Су Мэнхань заплакала.

Она пожалела о своем решении гнаться за этим вонючим паршивцем всю дорогу к Улице Баров, и теперь она возненавидела его еще больше за то, что он завел ее в это проклятое место.

Когда она впервые вошла на Улицу Баров, она встретилась с Тянь Юляном, который часто приставал к ней в классе. Тянь Юлян сказал, что знает район Улицы Баров и может помочь ей с поиском Е Фэна, но недалеко от этого небольшого переулка они врезались в четырех пьяниц из Банды Небесного Змея. Когда они увидели ее красоту, то не смогли себя контролировать и решили поймать и повеселиться с ней.

Когда Тянь Юлян увидел этих четырех мускулистых парней, он почти что обмочился, перепугавшись. Он сразу же бросил ее и сбежал, как трусливая кошка.

К тому времени, четыре высоких, здоровенных пьяных мужика, которые выглядели так, будто они курили весь день, окружили ее в этой маленькой аллее, со злым взглядом в их злых глазах они смотрели на нее так, будто лишь взглядом хотели ее раздеть.

Отчаявшись, Су Мэнхань закричала «помогите», но в таком маленьком удаленным переулке печально известной улицы баров, независимо от того, сколько бы она кричала, кто придет ей на помощь?

Она крепко схватила этот нож для фруктов, который был спрятан в ее юбке, и уже подготовилась к борьбе с этими четырьмя пьяницами, когда вдруг из угла раздался знакомый голос.

– Эй, молокососы!

Громкий всплеск этой провокационной фразы сразу привлек внимание четырех пьяниц.

– Откуда ты пришел, ты испорченный кусок дерьма, я, твой отец, немедленно подготовлю твои похороны…

Один из пьяниц-матершинников повернулся, но увидев летевший к нему кирпич, мужик не смог отреагировать, и уже в следующий момент кирпич жестко врезался в его лицо.

Это была половина кирпича!

 

Благодаря точному попаданию кирпичом, из его лица хлынула кровь. Он сразу же упал, непрерывно крича, не в состоянии выдержать такую сильную боль.

Хотя Е Фэн и не был сильным в этот момент, но однажды он уже практиковался, чтобы стать бессмертным, и поэтому его понимания контроля и угла броска метательного оружия было совершенно невозможно достичь нормальным людям. Для других, они не могли бы поразить человека с такого расстояния, не говоря уже о такой точности броска в лицо, да еще и с достаточной силой, чтобы вызвать фонтан крови.

Остальная троица пьяниц обалдели, впрочем, и Су Мэнхань была полностью ошеломлена.

– Разве ты не хочешь убежать?

Не колеблясь, Е Фэн воспользовался тем фактом, что эти идиоты были пьяны, и он быстро схватил руку Су Мэнхань и выбежал на маленький переулок.

Если бы эти люди были не пьяны, а трезвые, он бы не смог гарантировать свою безопасность в такой ситуации, не говоря уже о ее спасении.

К счастью, сейчас они были как мусор, так что их потенциал мышления значительно снизился, и реакция их замедлилась. Прежде чем они отреагировали и предприняли какие-то действия, Е Фэн уже тянул Су Мэнхань и пробежал более десяти метров.

Один из них, наконец, отреагировал и начал рассматривать травму лица бранившегося парня, а двое других начали преследовать их:

– Отродье! Твою ж мать, я точно поймаю тебя!

– Если бы я преследовал кого-то, то бы не тратил время на бесполезный разговор.

В улыбке Е Фэна было презрение и, потянув за руку Су Мэнхань, они несколько раз свернули и вскоре вернулись к главной дороге Улицы Баров.

Когда Су Мэнхань вышла на улицу, полную людей, она была тронута до слез, но, к сожалению эти двое пьяниц уже догнали их, и отчаянное бегство еще раз началось на главной дороге.

– Вы бежите слишком медленно.

Е Фэн нахмурился и положил руку на ее талию, чтоб поднять ее. Ее мягкое и благоухающее тело было очень легким, словно цветок. Е Фэн крепко обнял ее и бросился вперед, и его скорость не только не уменьшилась, но он даже ускорился, и расстояние между ними и пьяницами значительно увеличилось.

Люди на улице Баров поочередно поднимали бровь. Что происходило?

– Бабушка Сюн, этот мальчик бежит действительно быстро.

Увидев что Е Фэн, обнимая Су Мэнхань, бежит слишком быстро и уже оставил их далеко позади, оба пьяницы наконец решили отказаться от погони. Один из них плюнул на землю и сказал:

– Забудем об этом, старший брат Ба Те убьет его для нас, так что судьба этого отродья уже предрешена.

С помощью их влияния, Банде Небесного Змея будет легко найти Е Фэна и Су Мэнхань.

– Отпусти меня!

Он выбежал с Улицы Баров и, только увидев, что опасность миновала, Су Мэнхань начала бороться в его объятиях.

Ощущение быть переносимой со скоростью молнии оставило некоторый осадок. Она с детства никогда не позволяла мужчинам прикасаться к ней, кроме ее отца. Тем не менее, сегодня она не ожидала, что Е Фэн не только увидит ее обнаженное тело, но еще и будет обнимать ее во время побега, что еще больше бесило ее.

Услышав ее, Е Фэн внезапно разжал руки.

– Ах!

Су Мэнхань тут же упала на дорогу, закричала от боли и проклиная его в своем сердце. Что за манеры у этого парня?

Она горько посмотрела на Е Фэна и, держась за уличный фонарь, медленно встала.

Ночью, под тусклом светом фонарей, ее изящное благоухающее тело в белоснежном платье казалось несравненно привлекательным, что прекрасно дополняло ее овальное лицо и тонкие черты. Она действительно была достойна звания Сяохуа его школы.

Смотря на нее, Е Фэн вспомнил те ощущения, когда он держал ее в объятиях. Эта сливочно-мягкая большая грудь, невероятно мягкая… Он не мог не думать о его мастере, которая была такой же красивой женщиной, известная как Холодная Ледяная Фея в Мире Бессмертных.

«Мастер, она была захвачена монстрами…»

Е Фэн еще раз задумался над своей проблемой, но сейчас он был в другом мире и ничего не мог с этим поделать. На самом деле, развитие его мастера в десять раз превышало его собственное, и даже если бы он до сих пор был в Пещере Огненного Дракона, он не сможет много для нее сделать.

Он хотел быстро найти место для тренировок, чтобы в ближайшее время найти способ вернуться.

Он уже уходил, как вдруг, позади, услышал сердитый голос Су Мэнхань:

– Подожди минутку!

Оставить комментарий