Глава 48. Злая Су Мэнхань

Су Мэнхань явно обеспокоенно придвинулась к Е Фэну и заглянула тому в лицо:

– Ты в порядке?

– Конечно, я в порядке, расслабься,– нежно улыбнулся он в ответ, кивая головой, потом он вспомнил, что напротив них сидит Су Синьчан, и со всей серьезностью проговорил:

– Что ж, теперь мы можем поговорить, как вы хотели. Так в чём суть нашего разговора?

Когда Су Синьчан заметил такую прямолинейность, он почувствовал себя слегка не комфортно, и вновь печаль коснулась его сердца – такой дерзкий мальчишка рядом с его дочерью. По всем его подсчетам Е Фэн не должен был быть столь прямолинейно-наглым, особенно после вина.

Сейчас должно было быть идеально найти лазейку и всё же построить отношения. Су Синьчан не верил, что Е Фэн не был ни капли не заинтересован в том, чтобы завязать связи с компанией Су Шэн. Если бы они с его дочерью действительно сблизились, не могло же это случиться само собой, правильно?

«Слишком молод!» – Су Синьчан подумал про себя, с другой стороны, этого паренька будет легче склонить на свою сторону.

Он мягко улыбнулся:

– Маленький Фэн, у нас много времени, не беспокойся. Давай лучше поднимем еще один бокал этого прекрасного вина за долгожданную встречу!

Е Фэн громко фыркнул:

– Не пытайтесь сделать вид, что рады мне, если у вас есть, что сказать, я слушаю, если же нет – я не стану тратить своё время.

Лицо Су Синьчана перекосило, он и правда не представлял, что кроется за этим спокойным юным лицом.

Как бы там ни было, он быстро собрался с мыслями, хотя теперь к ним добавилось и сожаление о том, что он не смог раскрепостить юнца и создать нужную атмосферу для беседы, так как алкоголь на паренька, казалось, не действовал. В любом случае, он старался больше не обращать внимания на манеры Е Фэна. Он сел, посмотрел на него с любопытством и подняв подбородок, спросил:

– Хорошо, не будем ходить вокруг да около. Я слышал, ты двоюродный брат Человека со Шрамом, это так?

– И что с того? – Е Фэн чувствовал, как напряглась противоположная сторона, и презрение росло в его сердце, теперь даже разговаривать не хотелось.

Су Мэнхань молча наблюдала со стороны и чувствовала себя какой-то разочарованной. Она думала, что Су Синьчан, ведомый своей совестью, пригласил её, чтобы наладить отношения в семье, а оказалось, дело было в репутации Е Фэна.

– Как думаешь, мы сработаемся? – Су Синьчан стал очень серьёзным, но, улыбнувшись, продолжил:

– С тех пор как вы с Мэнхань живете вместе, я думаю, стоит устранить все недопонимания между нашими сторонами. В будущем ты, разумеется, получишь долю в компании Су Шэн.

Е Фэн улыбнулся в ответ:

– Что ж, дела Су Шэн настолько плохи, что вы хотите, чтобы Банда Небесного Змея помогала вам? Этот союз – неплохая идея, но не стоит ли сперва спросить свою дочь?

То, как быстро он решил организовать помолвку своей дочери и Е Фэна, поражало, хотя конечно Су Синьчан был официальным представителем Су Мэнхань, он распоряжался ей, как собственностью на продажу.

Су Синьчан выслушал его, затем быстро глянул в глаза Су Мэнхань, и решил, что она не возражает.

Он мягко проговорил:

– Учитывая все обстоятельства, я считаю, что Мэнхань примет это, ведь ты ей очень нравишься…

– Отказываюсь! – Су Мэнхань, окончательно разочарованная, вскочила из-за стола с глазами на мокром месте:

– Это правда, Е Фэн мне нравится, а вот тот, кто продаёт свою дочь, словно вещь – нет. Знаешь, отец, всё не так просто!

То, как девушка повела себя, шокировало и Е Фэна, и Су Синьчана.

Её тело слегка подрагивало, когда она вскочила, ей двигал гнев, но теперь она еще и переживала, что Е Фэн рассердится на её слова.

 

Быть влюбленным в кого-то и заключить с ним помолвку совершенно не одно и то же. Другими словами, ей хотелось узнать его, общаться и проводить время вместе, но это было явно меньше, чем та любовь, необходимая для брака. Еще было слишком рано. Быть хорошим не просто, быть хорошим вовсе не значит быть глупым. Пусть путешествие в Ланфан и раскрыло её чувства к нему, их отношения были пока далеки от устойчивых.

То, что она сказала, могло расстроить Е Фэна, но она сказала правду, полагаясь на собственную удачу, потому что ей было действительно тяжело на душе.

Е Фэн словно прочитал её мысли, так что он мягко сказал:

– Не переживай, я не сержусь.

Он взял её руку.

Его слова заставили её вновь захлебнуться эмоциями. Она злобно плюхнулась назад на стул, не вырывая руки, наоборот, сжав его пальцы в своей хрупкой ладошке.

Ради Е Фэна, она усмирила свой гнев и уже холодно продолжила:

– Вспоминая тот инцидент с бабушкиной машиной, Су Синьчан, есть ли тебе что сказать?

Она выжидающе уставилась на Су Синьчана, словно тот был её личным врагом, а не отцом. Она достала карточку из сумки и швырнула в него, обозначая свою позицию: ей не были нужны его миллионы.

Слова, произнесённые ею, внезапно напомнили Е Фэну ту женщину средних лет – Се Минь из Клана Се. Могла ли она действительно быть хитрой? То, как она с ними разговаривала, показало её как женщину ограниченную, а когда она вышла замуж за Су Синьчана, могла ли она пытаться контролировать его на основании брака?

Разозлённая Су Мэнхань сказала это так, что у Су Синьчана пропал дар речи.

Перед встречей он продумал огромное количество вариантов развития событий, но никак не предусмотрел такой. Он удивился скорее не тому, что она кинула в него картой, а расстроился, что построенные им планы рассыпаются в прах один за другим.

Как успешная публичная фигура, он пережил множество взлетов и падений за свою жизнь, он внезапно потерял опору, но ему стоило немедленно перехватить ситуацию, ведь напротив сидел враг.

– Официантка, принеси пару бутылок Эрготоу, – прокричал Су Синьчан в направлении двери. (П.п.: Эрготоу – белый ликер.) Он выглядел так, словно все силы разом его покинули, а Эрготоу было единственным лекарством, способным привести его в чувство. Напротив Е Фэна и Су Мэнхань он за считанные секунды как-то состарился и превратился из успешного бизнесмена в дряхлую развалину.

Е Фэн про себя подумал, что это не слишком-то хорошо, что другая сторона предстала в таком вот виде, он был уверен – это всё рассчитано на доброту и сострадание Су Мэнхань.

Но план Су Синьчана снова не удался.

Когда красавица-официантка вернулась в зал с тремя бутылками, проходящий за дверью человек заметил Су Мэнхань и Е Фэна, остановившись в изумлении.

– О, это же братец Су! У тебя найдется время отобедать с нами? – улыбающийся человек вошел в открытую дверь. Он был очень похож на Су Синьчана.

Е Фэн быстро обернулся, чтобы понять, кто же там был. Улыбчивый пузатый мужчина предстал его взору, кажется, это был Шеф Лю, которого они встретили в полицейском участке в тот раз.

Между прочим, он был тем, кто поддерживал Банду Небесного Змея с самого их основания, Лю Лихуэй, заместитель начальника охраны Северо-западного округа. Но естественно, сегодня никто не ожидал его увидеть.

Су Мэнхань посмотрела на вошедшего и подумала, что он был один из плохих людей со стороны отца, поэтому отвращение появилось на её личике.

– Оу… шеф Лю, вы здесь тоже, чтобы перекусить? – Су Синьчан только собирался разыграть трагедию, и, разумеется, не ожидал, что в самый разгар беседы явится Шеф Лю, он продумывал, что делать.

– Ха-ха, просто зашел в туалет, не ожидал натолкнуться на тебя, брат, – Лю Лихуэй снова улыбнулся, усаживаясь за стол. Он сел прямо между Су Синьчаном и Е Фэном, хотя к последнему он оказался ближе.

Су Синьчан был немного взволнован и настороженно следил за развитием событий. Неужели Лю пытался завоевать расположение Е Фэна?

– Хей, Маленький Е, дружище, вы тут с девушкой выбрались посидеть? – кажется, Лю Лихуэй не уделял больше внимания Су Синьчану, его честная улыбка предназначалась только Е Фэну, на которого он смотрел с дружеской непосредственностью и уважением.

Су Синьчан и Су Мэнхань с явным непониманием тщетно пытались разобрать, что же тут происходит.

Оставить комментарий