Глава 81. Зеленая шляпа Лун Мо’жаня

Так как теперь Е Фэн обладал пятью годами развития, он мог с легкостью изменить его внешность с помощью техники –Камуфляж–. В этом случае он сможет снять маску перед Лун Вань’эр, сохраняя в тайне свое истинное лицо.

Но сердцем он не поддержал эту мысль, поэтому решил остаться в маске.

Только когда он полностью узнает, что произошло между Кланами Дракона и Е, и решит проблемы касаемо этого вопроса, сможет показать ей истинного себя!

Также важным для него было то, что Е Вэньтянь однажды предупредил его, чтобы тот не позволил узнать Клану Дракона, что он практиковал боевые искусства… Во всяком случае, Е Фэн верил ему, в конце концов, этот старик был его дедом.

– Поспи некоторое время.

Сквозь маску Е Фэн смотрел в ее красивые глаза, применив на нее «Гипноз».

После чего она полностью расслабилась. Она сразу же попалась под его трюк, так как не была защищена! Тут же ее прекрасные глаза закрылись, и она медленно проскользнула по его рукам.

*Шипение…*

Вдруг Е Фэн закричал от боли, так как Лун Вань’эр упала прямо на его рану в груди. Затем поспешно переместил ее ближе к огню, бросил на землю мягкие листья и положил ее.

После чего, воспользовавшись моментом и отсутствием ее отца, он решил задать ей несколько вопросов пока действие ‘Гипноза’ не истекло.

– Вань’ер, ты знаешь о Е клане? – спросил Е Фэн в первую очередь.

– Знаю, – будучи спящей, она все же ответила…

Под тусклым светом звезд эти двое начали играть в вопрос-ответ. Вскоре Е Фэн получил ясную картину об общей ситуации обоих кланов. Так как Лун Вань’эр не была под какой-либо защитой, она все полностью рассказала.

Изначально, около восемнадцати лет назад, Клан Е был одним из крупнейших и мощнейших кланов мира боевых искусств. А Е Вэньтянь, великий мастер боевых искусств, обладающий громким именем и известностью, считался очень уважаемым человеком всего секретного мира боевых искусств.

Но отец Е Фэна, Е Юньфэй, не имел никакого интереса к боевым искусствам и не обладал никакими навыками, в кругах боевых искусств он был известен как бездельник. Вскоре после рождения Е Фэна он связался с женой Лун Мо’жаня.

Застукав жену в измене, он ужасно разгневался. Кроме того, в целом, действия Е Юньфэя уже давно провоцировали ненависть нескольких влиятельных кланов. Таким образом, однажды ночью разразилась война, Лун Мо’жань вместе с многочисленными влиятельными людьми боевых искусств полностью истребил Клан Е и обезглавил Е Юньфэя и собственную жену!

От этой войны пострадало очень много людей. Е Юньфэй умер с огромным сожалением. Перед смертью он поднял глаза к небу и глубоко вздохнул, так как чувствовал вину за произошедшее с его семьей и кланом.

Тем временем тяжело приходилось и Е Вэньтяню, который боролся с многими влиятельными фигурами, в то же время осознавая, что все это из-за ошибок собственного сына. По этой причине он не мог мстить, поэтому в итоге согласился с многочисленными общественными деятелями мира боевых искусств.

Пока Е Фэн не практиковал боевые искусства, великие общественные деятели мира боевых искусств не давали его в обиду. В противном случае, даже если Е Вэьтянь постарается поддержать внука, рискуя собственной жизнью, он не сможет остановить их от уничтожения его семьи.

Весьма уважаемый человек мира боевых искусств сказал это, кто же посмел бы не повиноваться ему?

Пещера горы Лоуфу являлась одной из десяти больших жилых мест для практики развития, в котором скорость практики была на тридцать процентов быстрее, чем во внешнем мире. После того как Клан Е был уничтожен, Е Вэньтянь вместе с новорожденным Е Фэном покинул это место, так как оно находилось под прямым контролем Клана Дракона.

Отныне Лун Мо’жань стал эксцентричным и необоснованным. Он взял в свои руки управление миром боевых искусств и всегда считал себя правым. Кроме того, с самого детства он был жесток с Лун Вань’эр.

Она росла, изучая все виды культурных способностей и умений, и шла в ногу со временем. Когда ей исполнилось пятнадцать лет, ее уровень стал эквивалентен уровням различных мастеров из ветвей внешнего мира. Тогда же она и установила связь со своими меридианами, чтобы открыть даньтянь и, наконец, начала практиковать старые техники развития Клана Дракона. В восемнадцатилетнем возрасте она достигла трех лет развития, после чего она во внешний мир, чтобы учиться и практиковаться посредством реального опыта. В настоящее время ей почти двадцать, к этому возрасту она повысила развитие до целых десяти лет. Теперь она пополнила ряды талантливых людей молодого поколения своего клана!

Для людей этого мира в детстве меридианы имели обыкновение быть очень хрупкими, сопровождаемые мутным даньтянем, поэтому многие не практиковались в детстве. Шестнадцатилетний возраст считался наиболее подходящим для практики.

Достижение Лун Вань’эр стало началом новому стилю в области боевых искусств, поэтому Лун Сянь, Ло Ли и другие люди ее возраста значительно уступали ей.

«Можно предположить, что ее талант, а именно Тело Бессмертных Артерий, безусловно, не будет потрачено впустую. Она всегда в поисках природных сокровищ для повышения развития, что объясняет, что эта девушка вовсе не глупа».

Е Фэн вспомнил время когда впервые увидел ее, она шла лелея в руках три листочка золотого растения. Она даже не побоялась рисковать своей жизнью, в борьбе за это растение с той самой сумасшедшей парой Небесного Дворца мечников. Имея такого рода силу в сочетании со статусом дочери первой жены Лон клана, почему она не пользовалась популярностью в мире боевых искусств?

Е Фэн вздохнул. Он никогда не думал, что между Кланами Е и Дракона была такая огромная и долгая вражда. В то время как дети обоих кланов просто неразлучны…

Он хотел задать еще несколько вопросов, о том, где сейчас ее мать и так далее, как вдруг услышал приближающиеся шаги. Он знал, что это Лун Мо’жань вместе со своими людьми.

– Я могу только сказать, что мы продолжим нашу дискуссию в следующий раз.

Затем опустив голову, мягко прижался губами к ее щекам и поцеловал, после чего, активировав Бессмертный След Быстрой Тени, погрузился в воду вместе с жемчужиной.

 

Е Фэн не мог сейчас встретиться с Лун Мо’жанем, к тому же ему нужно вернуться, чтобы продолжить поиски Су Фэйин.

Что касается Лун Вань’эр, он позже еще попрощается с ней!

***

Когда солнце поднималось в восточной стороне, серо-черный Лэнд Ровер проезжал меж горами, постепенно приближаясь к Линьцзяну, также за ним следовали еще несколько внедорожников.

На пассажирском сиденье автомобиля сидел Лун Мо’жань, одетый в тусклую длинную светлую мантию. Он просто горел от гнева, хоть и выглядел вполне спокойным.

Тем временем на заднем сиденье лежала Лун Вань’эр, под опекой невестки. Если новость о том, что его дочь похитил неизвестный мужчина и лишил девственности, просочится в люди, это может полностью разрушить честь и репутацию великого Клана Дракона.

При прибытии в горную долину, куда они добрались по дыму огня, они обнаружили убитую Хай Тан из «счастливой супружеской пары мечников» и спящую у огня Лун Вань’эр.

–Этот человек в маске, Мо Цзюгэ, действительно очень мужественный.

Лун Мо’жань конечно же знал, что в этом деле не обошлось без участия этого человека.

Единственное, что он знал о нем, так это то, что у него есть меч. Алчный Меч Волка, Хай Тан, а также Лун Сянь, чей труп был обнаружен у подножия холма, все они были убиты мечом.

Лун Сянь был сыном брата Лун Мо’жаня, его брат был невежественным и бездарным человеком. Поэтому всякий раз, когда Лун Мо’жань смотрел на него, сразу вспоминал Е Юньфэя. Следовательно, смерть Лун Сяня не вызвала у Лун Мо’жаня сильных огорчений, все же он причинил боль его дочери.

Лун Мо’жань распорядился о том, чтобы случившееся не распространилось повсюду. Но про себя думал, как долго он сможет скрывать это, так как ни человек в маске, ни Ли Хуа, который также является свидетелем, не были пойманы.

***

– Ваньер, ты проснулась?–

С заднего сиденья раздался голос женщины, это была невестка Лун Вань’эр.

– Я здесь… а как же он? – придя в себя, Лун Вань’эр тревожно начала оглядываться вокруг.

– Кто? – спросила невестка.

–Мо Цзюгэ, он… – Лун Вань’эр тревожно замешкалась.

– Независимо от того, кто этот парень, я поймаю его, – произнес Лун Мо’жань. – Что касается тебя, впредь тебе запрещено выходить из дома на протяжении года.

– Что? Это неправильно, он… – никак не останавливалась Лун Вань’эр.

– Замолчи.

На лице Лонг Можань читалась ярость.

Она заметила, что отец думал о чем-то, и еще долгое время смотрела на него.

Мо Цзюгэ так или иначе был связан с Е Фэном, в то время как из-за его отца Лун Мо’жаню пришлось носить зеленую шляпу. Что касается Е Фэна, Лун Мо’жань уже давно мог убить его, но из-за соглашения не имел права даже прикасаться к нему.

(П.п.: В Китае «носить зеленую шляпу» является выражением, которое китайцы используют, когда женщина обманывает своего мужа или парня, изменяет ему.)

«Что же делать?»

«Где он сейчас?»

«Он не должен попадаться папе на глаза…»

Теперь, что бы она ни говорила, это не поможет изменить решение ее отца, поэтому единственное, что она могла делать это молиться. Она молча молилась в сердце за его безопасность. Ее недавнее желание, чтобы он стал зятем Клана Дракона, сейчас казалось таким невозможным.

В таком случае она может только…

Оставить комментарий