Том 15. Глава 14. Дорога к Старому Коту

Опция "Закладки" ()

Когда он услышал срочное сообщение Барбары, командир Дилан Стоун сразу отдал приказ.

— Мы уходим отсюда, говнюки!

Рейдовая команда поспешно покинула Гильдию Рыцарей Ужаса.

Заместителю командующего Энтони, который был хорошо знаком с местностью, было приказано идти впереди, а его подчиненные, группа Харухиро и солдаты в черных плащах командира Дилана следовали за ним.

Барбара бежала рядом с Харухиро. — Я не ожидала, что Вице-Король Богг выйдет из Башни Тенборо ради нас! Это шанс один на миллион!

Сразу после того, как они покинули Гильдию Рыцарей Ужаса, их нашел гоблин. Гоблин убежал, что-то крича.

— Мы погонимся за ним?! — громко спросил Энтони.

— Ты дурак! — Дилан проревел позади него. — Отпусти это незначительное дерьмо и продолжай двигаться, кусок дерьма!

Для Командира Дилана союзники и враги были дерьмом. Кузаку пробормотал что-то вроде. — Ты здесь самый большой кусок дерьма. — и, честно говоря, Харухиро согласился с ним.

Тем не менее, рейдовая команда проигнорировала гоблина и двинулась вперед.

По словам Барбары, вскоре после того, как основные силы начали атаку, четверо или пятеро из Сотни вышли из Башни Тенборо и повели несколько десятков гоблинов к южным воротам. После этого в Башню Тенборо ворвался гоблин, похожий на посыльного. Когда это произошло, появился Вице-Король Богг, ведя за собой десятерых из Сотни.

Сотня разбежалась во все стороны, а Вице-Король Богг остался один на площади.

Барбара сообщила о ситуации так: Вице-Король Богг собирал элитных бойцов, прежде чем лично отправиться к южным воротам.

Башня Тенборо была довольно высоким зданием, но особенно широкими были только первый и второй этажи, на которых были вестибюль и холл для приемов. Всё, что наверху, было винтовой лестницей, коридорами и комнатками. Он был разработан так, чтобы его можно было защитить.

План предполагал, что рейдовая группа должна ворваться в Башню Тенборо и убить Вице-Короля Богга, но, если они смогут поймать его на улице, ничего лучше этого не будет. Однако пребывание на улице связано со своими опасностями. У гоблинов было подавляющее численное преимущество. Несмотря на это, внутри здания или другого ограниченного пространства они не окажутся в такой экстремальной ситуации, как двадцать человек против тысячи этих животных. Но снаружи, в худшем случае, гоблины могут наброситься на них со всех сторон.

Когда они покинули Западный Городок и вошли в южный район, им преградили путь скудные силы из десяти гоблинов.

— Атакауем! — крикнул Энтони. «Воины пограничья, покажите им свою гордость…!

Энтони и его пять воинов без колебаний ворвались в шеренгу гоблинов.

Было ли преувеличением сказать, что они их смели в мгновение ока?

Когда Энтони и его люди столкнулись с гоблинами и один раз взмахнули мечами, четыре или пять гоблинов были убиты или отправлены в полет.

Гоблины, которые не были убиты, а только потеряли равновесие, сбежали в мгновение ока.

— Эй, а эти ребята сильны! — весело сказал Кузаку.

— Враг просто слаб. — усмехнулась Барбара. — Старый Кот, я собираюсь обойти, проверить ситуацию и вернуться.

— Да, Сенсей!

— Хороший ответ.

Барбара послала ему воздушный поцелуй, покидая команду. Они продвигались всё дальше и дальше, направляясь к площади перед Башней Тенборо.

— Энтони-сан! — Харухиро повысил голос.

— Что?! — Энтони спросил, не повернув голову.

— Притормозите немного! Вы слишком быстро движетесь! Мы уже выдохлись!

— …Верно! Понял!

— Не говори ему того, что тебе не нужно, кусок дерьма! — Дилан крикнул на него, но больше ничего не сказал, так что Харухиро было наплевать.

«Теперь я спокоен? Я не думаю, что паникую. Я хорошо вижу, что происходит вокруг меня. Хотя возможно это просто моё воображение».

Нет, дело не в том, что он это видел, а в том, как он смотрел. Барбара сказала, что у него широкое поле зрения, но Харухиро, сам того не осознавая, поворачивал голову, всегда осматривая окрестности. Это была привычка, которую он выработал. Может быть, благодаря этому, Харухиро первым заметил отряд гоблинов, приближавшихся к рейдовой команде.

Их было всего пятнадцать или около того, но у всех были круглые щиты и копья. Однако у них было одинаковое не только снаряжение. Они двигались организованно.

«Позади нас!» Харухиро попытался крикнуть.

На крыше двухэтажного здания, выходящего на улицу, тоже был гоблин, и он только что вытащил красноватый меч.

Один из Сотни, да?

Он принял поспешное решение.

— Шихору…! — Харухиро указал на гоблина из Сотни на крыше.

Шихору немедленно остановилась и повернула обе ладони к Сотне.

— …Дарк!

Он появился, как будто толкнув невидимую дверь, черные нити переплелись, сплетаясь в гуманоидную форму. Дарк издал странный звук «ншууууууу» и полетел к Сотне. Гоблин вскрикнул от шока и попытался рассечь Дарка своим мечом. Но Дарк обошел клинок и оказался позади своей цели.

Сотня обернулась, ища Дарка. В этот момент Дарк уже был внутри него.

— Командир Дилан! — крикнул Харухиро. — Враг позади нас!

— Маленькое дерьмо! — Командир Дилан плюнул. — Я убью их всех!

— Нгх…! — один из людей Энтони упал.

Это была стрела — нет, болт. На крыше, отличной от Сотни, было ещё пять или шесть гоблинов с арбалетами. Они дали залп, и один или два болта попали в подчиненного Энтони.

— Я вылечу его! — крикнула Мерри, бросаясь к нему.

Похоже, что командир Дилан справится с теми, кто стоит за ними.

Один из Сотни размахивал красным мечом, пока Дарк играл с ним, но существо, должно быть, осознало, что никуда не денется, потому что сбросился с крыши.

— Энтони! Кузаку! — закричал Харухиро, случайно обращаясь к Энтони без почтения.

Когда член Сотни, вышедший на дорогу, взмахнул красным мечом и закричал, гоблины тут и там выбежали из переулков.

Энтони и его люди испустили боевой клич и бросились в атаку.

Кузаку начал яростную атаку на члена Сотни.

Мерри пыталась поднять раненого Энтони.

— Сетора, защити Мерри!

— Верно!

— Шихору, будь позади меня!

— …Хорошо!

Команда гоблинских арбалетчиков перезаряжалась. Прежде чем Харухиро успел отдать приказ, Шихору послала за ними Дарка.

Гоблин, миновавший Энтони и его людей, приближался. У него было копье. Шихору была позади Харухиро. Он не мог отступить.

Острие копья было нацелено в солнечное сплетение Харухиро. В последний момент он повернулся боком, выставив левый бок вперед. Если бы он только уклонился, вместо этого копье угрожало бы Шихору. Вот почему Харухиро рукой вытолкнул древко копья наружу. На гоблине был шлем. Он полностью прикрывал голову, а в козырьке было только самое тонкое отверстие. Не похоже, чтобы он обеспечивал хорошую видимость или слух, но это был прочный шлем. У него также были кольчужные доспехи и даже нагрудный доспех.

Харухиро подошел к гоблину.

Когда гоблин дрогнул, он сильно наступил ему на правую ногу. Несмотря на то, что у него были шлем и доспехи, гоблин всё ещё был босиком. На его нижней половине тоже были только какие-то кожаные штаны. Харухиро воткнул кинжал в правое бедро гоблина, чуть выше колена. Он взвизгнул и от боли запрокинул голову.

Он схватил гоблина за челюсть левой рукой и повернулся, когда толкнул его на землю. Он взобрался на него и, используя вес обоих колен, еще сильнее надавил на челюсть гоблина.

Когда гоблин закричал. — Агахх! — отчаянно сопротивляясь, он быстро поднял забрало на его шлеме.

Он мог видеть лицо гоблина через отверстие.

Харухиро взял кинжал, удерживая его правой рукой с левой стороны, и воткнул ему в левый глаз.

Он сделал глубокий толчок и повернул.

Гоблин испустил — Гагох…! — потом обмяк.

Прежде чем он успел подумать, «С ним покончено», он уже отпрыгнул от гоблина.

— Продолжайте идти! — крикнул Командир Дилан.

— Но…! — крикнул в ответ Харухиро. — Они знают, что мы здесь! Сотня идет нас остановить!

— Ты думаешь, мы сможем остановить атаку, кусок дерьма ?! Мы собираемся выполнить миссию, даже если все умрут в процессе!

Харухиро не мог не подумать, «Ты так говоришь, но держу пари, что ты собираешься выжить в одиночку. Ты здесь настоящий кусок дерьма».

— Я же не говорю, что надо все отменить! Но если мы просто нападем без плана…

— Захххххххх…! — Кузаку сокрушил одного из Сотни.

— …Потери, которые мы понесем, будут… — Харухиро потерял дар речи.

Гоблины запаниковали.

— Не позволяйте маленькому дерьму остановить вас! — Командир Дилан подстегнул их. — Нам нужно только отобрать у этого куска дерьма голову! Вперёд, дерьмо, вперед!

— Какой кусок дерьма, ты кусок дерьма?! — Энтони рефлекторно крикнул в ответ. Он взмахнул мечом и продолжил путь. — Идем, рейдеры! За мной!

Человек Энтони, которого лечила Мерри, тоже встал и последовал за ним.

Всё происходило так быстро, что Харухиро не успевал. Ладно, нет, это неправда. Даже не говоря себе, чтобы переключить передачи, он уже плыл по течению. Было что-то в том, что говорил Командир Дилан, хотя он мог быть грубым. Для рейдовой команды скорость имела первостепенное значение.

— Шихору! Сетора! Мерри! Кузаку! Киити! — Харухиро на мгновение задумался, но, ничего не поняв, просто крикнул. — Пошлите!

— Лады!

— Верно!

— Да!

— Няа!

— …Хорошо!

У них не было времени думать о том, чтобы расхаживать. Быстрее. Быстрее. Они должны были двигаться как можно быстрее, не оставляя людей позади. Если они этого не сделают, их могут окружить. И всё же, даже если бы они это сделали, гоблины всё равно напали бы на них. Командир Дилан сказал игнорировать их, но были времена, когда, если они не отталкивали их в сторону или не рассеивали, пути вперед не было.

Харухиро бежал, смотрел, слушал и принимал решения, отдавая приказы Кузаку и Сеторе, предупреждая Энтони и сбивая гоблинов на землю. Его легкие болели. Его горло тоже. Шихору выглядела так, будто ей было тяжело. Она делала всё возможное, чтобы не отставать.

— На площадь! — крикнул Энтони.

Дорога была извилистой и открывалась перед ними.

«А как же Барбара-сенсей?», внезапно подумал Харухиро. «Что с ней происходит? Она сказала, что пойдет вперёд и осмотрится».

«Нет, дело было не в этом».

«Она не просто собиралась осмотреться, она собиралась проверить ситуацию и вернуться».

Рейдовая группа наконец вошла на площадь.

Раньше это было широкое открытое пространство, на котором не было ничего, кроме булыжника. Не сейчас. Были эти огромные зловещие вещи, сделанные из дерева и камня, кожи и ткани, металлических частей, кости или чего-то еще, и эта странная черноватая краска, которую он не мог определить. Это были башенки? Хижины? А может платформы? Чем бы они ни были, они были построены повсюду. Но ближе к центру, возле башни Тенборо, пространство было намеренно оставлено открытым. Этот район все еще использовался как площадь или, может быть, дорога.

Даже издалека он заметил на дороге группу гоблинов. Очевидно, они направлялись к Башне Тенборо.

Они были пронумерованы… Хм, трудно было сказать, учитывая все массивные объекты на пути. Было не больше 100, но оставалось от 30 до 40. 40 из них шли вместе со своими копьями, поэтому их было легко узнать на расстоянии и оценить их количество.

Похоже, что-то было на кончиках их копий.

— Это оно?! — крикнул Энтони, сбив гоблина, который бросился на него из тени одного из объектов.

— Вы, куски дерьма! Вот где вы умрете! — проревел Командир Дилан. Вероятно, он хотел сказать, что это, вероятно, отряд Вице-Короля Богга, и рейдовой команде необходимо уничтожить их, чего бы это ни стоило.

Это были гоблины, но, возможно, в группу было было несколько членов Сотни. Вице-Король Богг тоже явно собирался стать ветераном. Вдобавок ко всему, их было меньше. Это будет нелегко. На самом деле, это будет невероятно сложно. Им нужно было устроить засаду, затем в хаосе схватить голову Вице-Короля Богга и сделать это как можно быстрее. Больше ничего не получится.

Энтони направился не прямо к Вице-Королю Боггу, вместо этого он следовал курсом, который вел их к Башне Тенборо. Один из подчиненных Энтони налетел на один из массивных предметов и упал, но никто ему не помог. Харухиро проигнорировал его и тоже продолжил бежать. В какой-то момент он наверняка догонит сам.

Они очень близко подошли к команде копейщиков Вице-Короля Богга.

Что было на этих копьях? Почему это его так заинтересовало?

Он не мог их ясно видеть, поэтому не мог сказать наверняка, но с самого начала он подумал, что это может быть что-то определенное. Несмотря на это, он не задумывался об этом слишком глубоко.

Дело не в том, что он старался не думать об этом столько, сколько у него не было времени думать ни о чем.

Более того, он не хотел думать.

Тем не менее, теперь, когда они были так близко, он не мог отвести глаз от того факта, что на концах этих окровавленных копий были отрезанные туловище и конечности животного. Не все копья. Из 30-40 копий было меньше половины. Максимум десять.

Пойдут ли гоблины изо всех сил, чтобы охотиться на диких животных, просто чтобы поднять их на свои копья в такое время, как это? Скорее всего, нет. Значит, эти части были из себе подобных? Было немыслимо, что наместник мог приказать казнить любого гоблина, который не подчинялся приказам, но, ну, вероятно, это было не так.

Это были люди, не так ли?

Другими словами, с самого начала Харухиро подозревал, что гоблины поднимали расчлененное тело человека на своих копьях.

Но в Альтерне не было людей.

Их почти не должно было быть, но не похоже, чтобы их не было совсем. В конце концов, в этот самый момент Харухиро и его команда направлялись к Вице-Королю Боггу.

Хотя, если это не был кто-то из участников рейдовой команды, оставшиеся варианты были сильно ограничены.

Барбара сказала, «Я проверю ситуацию и вернусь».

Она ещё не вернулась.

Отряд копейщиков Вице-Короля Богга остановился. Заметили ли они рейдовую команду?

Дорога по другую сторону массивного объекта перед Энтони. Там была команда копейщиков Вице-Короля Богга.

Рейдовая группа помчалась вокруг объекта и вышла на дорогу.

Харухиро тоже выпрыгнул и присел. Энтони и его люди уже сражались с отрядом копейщиков. Гоблины не наносили удары копьями, они замахивались ими вниз, пытаясь сбить с толку Энтони и его людей. Мужчины блокировали их мечами и шлемами и пытались продвинуться вперед.

Одна из частей, насаженных на копье, оторвалась и полетела.

Это была человеческая рука. Правая рука. Была и левая рука. Ноги тоже. Правая. И левая. Туловище было разрезано на несколько частей, из него вывалились внутренности. И голова покатилась к ногам Харухиро.

Голова была с длиннами волосами. Женская. Харухиро посмотрел на неё. Пытаюсь посмотреть на её лицо. Он ничего не мог с собой поделать.

— Харухиро?! — Кузаку толкнул его на землю.

Почему он это сделал? Харухиро об этом не подумал. На мостовой, прямо перед тем местом, где приземлился Харухиро, она была там.

Её правый глаз закрыт, а левый приоткрыт. Её губы слегка приоткрылись. Её правая щека была прижата к булыжнику. Из-за этого всё её лицо отвисло вправо. На её лице было несколько порезов.

Она не была похожа на человека, которая сказала, «Хороший ответ» и послал ему воздушный поцелуй.

В каком-то смысле это было так.

Это была не она.

Оно давно перестало функционировать как живое существо, поэтому, даже если оно когда-то было частью Барбары, это уже не Барбара.

Тем не менее, Харухиро был сильно потрясен чувством, что он не мог просто так оставить это. Но, с другой стороны, он прекрасно понимал, что у него нет времени об этом беспокоиться.

Если бы Барбара была еще жива, «Эй, что ты делаешь, Старый Кот?» Она бы отругала его.

Но она теперь больше никогда его не сможет отругать.

Если бы он не потерял свои воспоминания, он почувствовал бы ещё более сильную связь с ней. Если бы у него было больше воспоминаний о своем учителе, это было бы ещё труднее, и он, возможно, не выдержал бы этого.

Харухиро вскочил на ноги. Он старался не смотреть на Барбару.

— Захххххххххххх…! — сверкнув большой катаной Кузаку, он мгновенно сразил пять или шесть копейщиков.

В отряде копейщиков был гоблин с красным копьем, Сотня. Сетора уклонилась от удара снизу, наступив на древко и схватив его, а затем ударила Сотню прикладом. Как только строй команды копейщиков ухудшился, Энтони прорвался сквозь них.

— Дарк…!

Шихору послала Дарка в отряд копейщиков. Дарк издал «шууууууууууууу», когда он мчался между гоблинами, приводя их в замешательство. Мерри держалась рядом с Шихору. Харухиро тоже собирался атаковать команду копейщиков. Но почему они были здесь единственными?

Барбара была учителем Харухиро. Она никак не могла ослабить бдительность. Должно быть, они обнаружили её, когда она проверяла ситуацию, а затем поймали и убили её. Вот насколько хороши были гоблины, с которыми они столкнулись.

Неужели они их недооценивали?

Гоблины были меньше людей. С человеческой точки зрения они тоже были уродливыми. Эти существа не могли быть лучше людей. Им даже не было равных. Они должны были быть нижестоящими. Мог ли он сказать, что не думал об этом?

Харухиро обернулся и был потрясен.

Позади солдат в черных плащах во главе с Командиром Диланом, по диагонали позади них с обеих сторон, было огромное количество гоблинов, выливавшихся из теней массивных объектов и роящихся прямо сейчас к ним. У некоторых из них было красное оружие. Командующий Дилан и его люди ничего не заметили и просто продвигались вперед. Командир Дилан, нет, вся рейдовая команда собиралась застать врасплох. Их поймали. В ловушке.

Команда копейщиков была приманкой. Наживка, чтобы выманить рейдовую команду.

— Командир…

Харухиро не успел позвать этого человека. Прежде чем он успел это сделать, гоблин в красной броне бросился на Командира Дилана сзади и схватил его за волосы левой рукой. Справа он держал что-то похожее на нож, чем на кинжал.

Командир Дилан даже не сопротивлялся. У него не было времени. Гоблин в красных доспехах быстро отделил голову от тела. Это было плавное, волнообразное движение, которое казалось хорошо отработанным. У этого гоблина наверняка было несколько таких голов. Возможно, десятки. Возможно, это даже был гоблин, который убил Барбару.

Гоблин в красной броне наступил на обрубок шеи командира Дилана и повернул отрубленную голову.

— Ахх! Гях! Хаххххххх…!

Командир Дилан был жнецом. Так его называл разведчик Нил.

Независимо от того, скольким из своих людей он позволил умереть, он всегда выживал. Он был ужасным человеком, но с точки зрения его солдат было искаженное чувство доверия, даже облегчение от мысли. — Что бы ни случилось, с командиром все будет в порядке.

Никто не мог стоять, увидев, что их единственная опора вот так стерта.

Не было ни одного солдата в черном плаще, который всё ещё оказывал бы должное сопротивление. Трое, может быть, четверо из них ещё дышали, но гоблины охотились на них.

Харухиро тоже чувствовал себя обессиленным. Его глаза расплывались, теряя фокус.

«Нет, я не могу сдаться, пока все не закончится», пытался убедить он себя, но это уже не та ситуация, которую можно было бы преодолеть призывом к силе воли. Если вы бросили кого-то с высоты 100 метров и приказали как-нибудь выжить, это было просто невозможно. Вы не можете делать то, что не можете.

Бывают моменты, когда ты ничего не можешь сделать. Вы просто должны это принять.

Если бы Харухиро был один, он мог бы это сделать. Проблема была в том, что у него были товарищи. Даже если бы он мог списать свою смерть на неизбежную, он не хотел, чтобы его товарищи в конечном итоге стали такими же, как Барбара. Что он мог сделать?

Помимо этого, он хорошо видел. Это отличалось от постоянного поворачивания головы, движения глазных яблок и взгляда. Как будто он оставил собственное тело. Сказать, что он смотрел вниз с неба, было бы преувеличением, но это было похоже на то, что он смотрел на местность сверху.

Возможно, он не мог видеть движения, которые делали гоблины, его команда или люди Энтони, но он мог их ощущать. Каждый двигался самостоятельно в беспорядке, и он смутно ощущал их всех.

Харухиро погрузился в самую гущу всего этого.

По какой-то причине в этот момент гоблины и даже его товарищи не обращали внимания на Харухиро. Харухиро, несомненно, был здесь, но казалось, что его вообще нигде не было.

На этом кровавом, жестоком и хаотическом поле битвы Харухиро был единственным человеком, чье присутствие было слабым, как труп. Благодаря этому его никто не мог заметить.

«Разве Барбара-Сенсей тоже не была такой?», подумал Харухиро.

Может быть, это было потому, что они в то время были в лесу, но она чувствовала себя для него как растение. Нет, поскольку он не чувствовал присутствия Барбары, Харухиро думал, что это было странно, а его разум интерпретировал её как растение.

«Вот на что это похоже, Барбара-сенсей?»

«Вот что показывала мне тогда Сенсей. Я никогда не думал, что это будет ее последний подарок».

Гоблин в красных доспехах был явно лучше экипирован, чем другие, и к тому же заметно крупнее. Это должен быть Вице-Король Богг.

Богг подбросил голову командира Дилана в воздух и издал крик, который звучал примерно так. — Gugai, gugai, gaigaih! — он вложил нож в ножны и обнажил меч за спиной. Его лезвие, как и следовало ожидать, тоже было красным.

Все солдаты в черных плащах были мертвы. Гоблины во главе с Боггом бросились к остальной части рейдовой команды, которая всё ещё сражалась с гоблинами-копещиками.

Даже когда один или два гоблина пробежали мимо Харухиро, он не двинулся с места. Он опустил плечи, немного выгнул спину и слегка согнул колени.

Никто не заметил Харухиро. Важной была его цель. Ему нужно было поставить перед собой соответствующую цель.

Богг побежал прямо к нему. В таком случае он может пойти прямо на него. Несмотря на это, Харухиро остался на месте. Убить Богга. Это была цель.

Когда Богг подошел к Харухиро примерно на 50 сантиметров, так близко, что он мог протянуть руку и коснуться его, он наконец смог заметить, что там что-то было.

— …! — Богг внезапно остановился, взмахивая красным мечом обеими руками.

Харухиро выступил вперед.

Красный меч качнулся по диагонали.

Харухиро наклонился влево, продвигаясь вперёд.

Он сделал порез с левой стороны лба ниже правого глаза, который был совсем не мелким, но ему было всё равно.

Харухиро прошел мимо Богга.

Когда он это сделал, кинжал, который он держал наотмашь, вылетел за его спиной.

Возможно, в том, чтобы показать свое лицо, был какой-то смысл, потому что Богг был без шлема. Кинжал Харухиро не попал в затылок Боггу.

Богг скрутился в последнюю секунду. Уклонился.

Нет, хотя он пытался увернуться, он не смог полностью уйти с пути.

Харухиро почувствовал, как лезвие проткнуло что-то твердое. Его кинжал прорезал линию в черепе Богга. Это все. Он не сбивал его.

Он думал, что сможет это сделать. Но разочарование не помогло. Дело ещё кончилось. Он должен был соответственно отреагировать. Харухиро ещё не достиг своей цели. Это было ещё не всё.

Харухиро обернулся.

Глаза Богга расширились, и он впился взглядом в Харухиро, придерживая его за затылок левой рукой.

— Nugg, gahhhh…!

Он казался разгневанным, но более того, Богг был сбит с толку. Ему показалось, что Харухиро появился из ниоткуда, прямо перед его глазами, и едва не нанес ему смертельный удар. Было бы страннее, если бы он не был этим шокирован.

Остальные гоблины, которые собирались атаковать рейдовую команду, тоже были удивлены.

Но Харухиро был окружен гоблинами Богга, так что, если он испортил то, как он справился с этим, ему было конец. Он действительно почувствовал некоторое разочарование и отчаяние при мысли, «Почему я не cмог прикончить его одним ударом?» Он был обеспокоен и напуган. Он должен был подавить это и не потерять инициативу.

— Кузааааку! Энтонииии! Вице-Король Богг здесь…!

Когда Харухиро крикнул, он выхватил второй кинжал и замахнулся на Богга.

Богг попятился. При этом он заблокировал кинжал Харухиро своим мечом. Харухиро был вооружен парным оружием, и между ними не было большого расстояния. В своем растерянном состоянии лучшее, что мог сделать Богг, — это заблокировать кинжал перекрестием своего меча. Если они будут продолжать обмениваться ударами с такой близкой дистанции, другие гоблины не смогут вмешаться.

Харухиро не думал, что сможет прорваться. Естественно, он хотел прорвать оборону Богга и положить конец этой дуэли один на один, но сильное желание заставляло людей крутиться, напрягаться и спешить.

Кроме того, Богг был упрям. Его тело было крепким, и он умело использовал свой меч. Было бы трудно внезапно нанести ему смертельный удар в честной схватке. Цель состояла в том, чтобы убить Богга, но Харухиро должен был предпринять ряд шагов, чтобы достичь её.

Богг отбивал кинжал Харухиро щитком своего меча более чем в десятый раз.

Это был его кинжал в левой руке, огненный.

В этот момент Харухиро вытащил кинжал в правой руке.

Богг держал меч обеими руками. Кинжал Харухиро рассек ему левую, отрубив пальцы. Два пальца, мизинец и безымянный палец, исчезли мгновенно.

Богг закричал. — Datts! — или что-то близкое к этому, и отпустил свой меч поврежденной конечностью.

Теперь он держал его в одной руке. Мощность Богга гарантированно стала ниже. Харухиро был на шаг ближе к своей цели. Он не собирался толкать все одним рывком. Это было хорошо или плохо? Он не знал, но в любом случае Харухиро не мог предсказать, что Богг собирается делать.

Богг использовал левую руку, потерявшую два пальца, чтобы вытащить нож и бросить его.

— …!

Харухиро бессознательно увернулся. Если бы он этого не сделал, нож Богга наверняка попал бы ему прямо в лицо. Значит, у него не было выбора, но все же гоблин поймал его. В тот момент, когда Богг метнул нож, он повернулся.

— Ngyagah…!

…И отдал приказ отступать?

Богг сбежал. Это не заняло у него времени. Он побежал за одним из предметов и скрылся из виду.

Харухиро побежал за Боггом, даже не теряя времени, чтобы сказать, «Думаешь, что сможешь сбежать?» Понимая, что его поле зрения сузилось, он покачал головой и огляделся. Гоблины незамедлительно отступили. Он не мог найти Энтони и его людей, но слышал боевой клич Кузаку. Он был довольно близок. Богга по-прежнему не было видно. Но Харухиро знал, куда он идет. Это более или менее должно быть Башня Тенборо.

Харухиро сразу же заметил Богга сзади. Это было так, как он думал. Богг направлялся к Башне Тенборо. По-видимому, он не планировал сначала идти в обход. Он тоже не пошел бы обходным путем. Ну, конечно, нет. Это была площадь перед Башней Тенборо. Богг вышел на дорогу. Башня была уже прямо перед его носом.

Баррикада, которую они воздвигли перед главными воротами, имела абатис — так назывались эти штуки? Там была линия заостренных кусков древесины и металла, указывающих наружу, и они были связаны вместе веревкой и проволокой, а затем укреплены щитами, железными пластинами, шкурами и т. д. Это выглядело как беспорядок, но, если его правильно использовать и укомплектовать, оно обеспечит значительное преимущество в обороне.

Богг находился примерно в 15 метрах от баррикады, а Харухиро было примерно 18. Эта примерно трехметровая пропасть казалась одновременно большой, но маленькой, и маленькой, но большой.

Богг оглдывался, в основном на Харухиро. Он не выглядел удивленным, насколько близко был Харухиро. Как будто он просто проверял это и одновременно что-то замышлял.

Целью Харухиро было убить Богга. Что было у Богга? Была ли его цель сбежать в Башню Тенборо? Это было что-то ещё, не так ли?

— Харухиро! — крикнул Кузаку позади него.

Даже не оборачиваясь, Харухиро мог сказать, что это был не просто Кузаку; несколько его товарищей шли за Харухиро.

Богг крикнул. — Higyahhah! — Это был какой-то приказ?

Несколько гоблинов высунули свои лица из абатиса. Они прятались. С чем-то в руках.

Прямо перед абатисом Богг опустил позу, словно скользил по булыжнику.

В руках гоблинов абатиса были арбалеты. Их было больше десяти.

— Пригнитесть! — сказал Харухиро, когда сам спустился.

Гоблины на абати стреляли болтами. Харухиро остался стоять, повернув голову назад. Кузаку был здесь. Принимая точку. Сетора, Киити, Мерри и Шихору тоже. А также Энтони и его люди. Они уже знали, что грянут болты. Сетора сидела на корточках. Мерри и Шихору стояли с широко раскрытыми глазами. — Охх! — сказал Энтони. Было неясно, о чем думал Кузаку, но он широко раскинул руки. Его большая катана все ещё сжималась в правой руке, его ступни были примерно равны его плечам, а грудь вздулась. Это выглядело почти так, как будто он пытался преградить путь — нет, именно это он и делал. Кузаку, должно быть, пытался не пропустить ни одного болта. Потому что товарищи Кузаку были за ним. Независимо от того, сколько разлеталось болтов, он пытался заблокировать их все своим телом и защитить своих товарищей. «Я же огромный, понимаете? Мое тело слишком велико, и иногда это мешает, но в такие моменты оно тоже может быть полезно, да?» казалось, что Кузаку мог бы сказать со смехом.

«Приятель, дело в том, что…», подумал Харухиро. Болты один за другим пронзили грудь и живот Кузаку. Это казалось почти чрезмерным. Пять или шесть болтов, нет, даже больше, легко пробили броню Кузаку. «Иногда ты чертовски крут».

Энтони попали в правую часть груди. — Гах! — он застонал и чуть не согнулся пополам, прежде чем упал на одно колено.

Кузаку всё ещё стоял, но не полностью и неподвижно. Он закашлял кровью один раз, затем дважды и моргнул. Не желая больше проливать кровь, он плотно закрыл губы, но каждый раз, когда он кашлял, кровь хлынула из его носа.

«Что теперь?», подумал Харухиро. «Что мне следует сделать в первую очередь? Я знаю, что мне нужно стремиться к цели, но так ли это важно?»

«Кузаку…!» и «Кузаку-кун…!» Сетора и Шихору выкрикнули имя своего товарища. Мерри бросилась к нему.

Харухиро вскочил на ноги и повернулся назад.

«Нет». Кузаку. Аххх. Нет. Нет, это не нормально. Это не. Простите, Барбара-Сенсей, я больше не могу этого делать. Кузаку. Кузаку долго не может стоять. Это не те раны, с которыми ты можешь стоять. Это невозможно. Это безумие.

Кузаку упал назад. Мерри поймал его, но он был тяжелым. Похоже, она вот-вот упадет. Харухиро должен был добраться туда и поддержать Кузаку с Мерри.

— Опять ты…! — пришло резкое предупреждение от Сеторы.

Харухиро посмотрел на абати. Гоблины смотрели туда.

Богг был на другой стороне. Он забрался на какую-то платформу и принял командование.

Гоблины на абати прицелились из арбалетов. Они уже перезарядилсь? Или, может быть, они заранее подготовили дополнительные арбалеты.

— Мерри! — Харухиро окликнул её, когда он поспешно отнес Кузаку на обочину улицы. Посреди летящих болтов Харухиро и Мерри затащили Кузаку в тень одного из массивных объектов.

— …Харухиро. — выдохнул Кузаку.

Кузаку был вялым. В какой-то момент он уронил свою большую катану, потому что теперь не держал её. Три болта были в груди Кузаку, ещё один — в его правом плече, ещё один — в левой руке и ещё два — глубоко в животе. Он то открывал, то закрывал глаза, возможно, отчаянно пытаясь удержать исчезающее сознание. Слабым голосом он повторял — …Харухиро.

— Ч-Что? Что случилось, Кузаку…? — Харухиро приблизил лицо к Кузаку. «А? Что это?» он думал.

Я чувствую, что вспоминаю.

Кузаку с удивительной силой сжал левую руку Харухиро правой рукой.

— Про…сти…ме…ня

— А? Что? П-Простить? Почему? За что…?

«Я чувствую, что это уже случалось раньше».

Бледность Кузаку была ужасной. Обескровленный; не белый и не синий, а пепельный.

«Только это было не с Кузаку».

«С кем-то ещё».

— …Манато. — прошептал Харухиро.

«Точно».

«Кузаку умрет, как Манато. Этого не может быть».

— Не смей, Кузаку!

— Про…сти…ме…

«Так вот почему Кузаку извиняется? «Похоже, я скоро умру, прости, что умираю», так?»

— Не будь дураком!

— Подвинься! — Мерри оттащила Харухиро от Кузаку.

Мерри прижала правую руку к Кузаку. Затем, используя свою левую руку, чтобы проверить болты, торчащие из его тела. — Он всё ещё может выжить! — она решила. — Вытащите эти болты! Как можно быстрее! Все до единого! Нет смысла лечить его магией, пока они ещё внутри него! Хару! Сетора! Шихору, вы тоже помогите!

До этого момента Харухиро не замечал, что Сетора, Шихору и Киити были рядом с ними. Что делали Энтони и его люди? Это пришло ему в голову на секунду, но Кузаку пришел первым. Мерри сказала, что у него всё получится. Магия. Верно. Мерри могла исцелить его с помощью магии. Но раны не могли закрыть болтами внутри. Когда они их вытащили, должно было быть сильное кровотечение, и это было опасно, но они это сделают. Вытащат все болты сразу, и Мерри, не упуская ни секунды, воспользуется своей магией. Они должны были это сделать. Их было семеро. Он хотел, чтобы Мерри приготовила её магию. Харухиро вытащит два, Сетора вытащит два, Шихору тоже два, а Киити вытащит последнюю. Им понадобится Киити. Кузаку уже не отвечал, его закрытые глаза дергались. Было неясно, сколько ещё он продержится, да и времени не было. Другого пути не было. Но мог ли ньяас это сделать?

— Всё нормально! — Сетора была готова.

Мерри прижала пальцы ко лбу, а остальные вцепились в свои болты.

— О Свет, да пребудет с тобой божественная защита Лумиариса. — начала Мерри воспевать молитву.

— Начали! — крикнул Харухиро.

Харухиро, Сетора, Шихору и Киити вытащили болты из Кузаку в унисон.

Мерри повернула обе руки к Кузаку.

— Таинство…! *

Из-за того, что он смотрел на этот яркий свет, Харухиро временно ослеп.

— Оо, да! — он услышал, как сказал Кузаку.

«Это не та ситуация, где ты должен говорить «Оо, да!».», подумал Харухиро.

Он протер глаза. Кузаку уже встал.

— Я снова жив! Всем спасибо!

— …Ты снова жив? — рассердилась Мерри. — Ты даже не умер.

— Давайте не будем беспокоиться о мелочах! — сказал Кузаку с улыбкой.

Харухиро снова потер глаза.

— Братан, ты такой…

— А, Харухиро, ты плачешь…? — Кузаку сказал то, чего ему на самом деле не следовало говорить.

— Я не плачу! — ответил Харухиро, высунув лицо из-за массивного объекта и глядя в сторону абатиса. Богг поднялся на платформу, размахивая красным мечом и дико крича. Казалось, гоблины на абати над чем-то работают. Наверное, заряжают арбалеты.

Энтони укрывался за массивным объектом прямо через дорогу от них. Только Энтони. Двое мужчин Энтони упали на улице. У самого Энтони в правой груди был болт, и он, вероятно, не мог нормально двигаться. К сожалению, когда Мерри исцелила Энтони магией, ему пришлось подождать.

— Кузаку, вперёд! Все, поддержите его!

— На него! — сказал Кузаку, энергично облизывая губы. — Знаете, всё, что не убивает вас мгновенно, можно излечить, это безумие, каким храбрым вы можете быть!

— Ты идиот! — Сетора ударил Кузаку по затылку. — Я не потерплю, когда ты снова будешь наполовину убит!

— Это вредно для моего сердца! — сказала Шихору редким обвинительным тоном.

— Хех. — Кузаку застенчиво склонил голову. — …Простите меня.

— Я не позволю тебе перейти эту последнюю черту! — твердо сказала Мерри.

Затем она посмотрела на Харухиро.

Он вспомнил эту достойную улыбку.

Были времена, когда Мерри был слишком красива, переходя в потусторонний мир.

— Мы рассчитываем на тебя! — всё, что сказал Харухиро, прежде чем выбежать.

Ему не нужно было смотреть. Кузаку выскачил на дорогу, поднимая свою большую катану и бросаясь в атаку. Его товарищи последуют за Кузаку. Шихору запустит Дарка. Мерри защитит Шихору, а Сетора и Киити поддержат Кузаку.

Харухиро бежал, пробираясь между массивными объектами, и направился к Башне Тенборо.

— Орааааааааааааа! Дайте мне его! — Кузаку был на улице, провоцируя врага.

Похоже, гоблины на абатисе ещё не перезарядили свои арбалеты. Если бы это было так, они бы давно их выпустили.

Кузаку и другие хорошо сыграют свою роль. Они привлекут внимание врага.

Харухиро подошел к абати перед Башней Тенборо сбоку.

«Погрузи».

«Погрузи его. Своё собственное присутствие. Само своё существование».

«Нет, не погружай».

«Поглоти».

«Просто поглоти его плавно».

Богг сбросил с платформы другого гоблина. Он оскорблял свои войска, как будто говорил, «Живее, тупорылые идиоты!»

Гоблины на абатисе перестали перезаряжать свои арбалеты и отбросили их, взяв вместо этого длинные копья. Они воткнули копья в абати, вероятно, пытаясь сдержать Кузаку. Как будто показывал им, что это бесполезно. — Захх! Ха! — Кузаку взмахнул своей большой катаной и разрезал несколько копий.

Богг, должно быть, отказался от гоблинов, охраняющих абати, потому что он спрыгнул с платформы и устремился внутрь Башни Тенборо через главные ворота без дверей. Богг даже не подозревал об этом.

Харухиро подкрался прямо за ним.

Харухиро бесшумно перелез через абатис и схватил Богга сзади. Это был первый момент, когда Богг осознал своё существование. Харухиро перерезал Боггу горло кинжалом. Когда он был так близко, он просто не мог облажаться. Богг, возможно, хотел бросить в него ненавистные оскорбления, когда он умер, но его трахея была разорвана. Гоблин не собирался ничего говорить.

Харухиро толкнул Богга на землю, схватив голову гоблина левой рукой. Затем Харухиро использовал кинжал в правой руке, чтобы быстро перерезать всё, кроме позвоночника гоблина, который он скрутил и сломал с грубой силой.

Если бы он сказал, что не проявляет эмоций, он солгал бы, но он сделал всё возможное, чтобы держать себя под контролем. По правде говоря, он хотел прямо сейчас разделить труп Богга, пнуть его и превратить в мясной фарш, но Барбара, вероятно, посмеялась бы над ним, сказав, «А теперь послушай. Что хорошего в этом, Старый Кот? Это не то, что тебе следует делать, верно?».

Харухиро было нелегко потревожить. Барбара-Сенсей сказала ему, что он не из тех, кто может делать что-то, если попытается, а он из тех, кто пытается, пока не сможет достичь цели. Если это было правдой, а он не сомневался в этом, как её скромный ученик, он хотел быть именно таким.

Если бы он мог стать Вором, который никогда не упускал ни одной уловки, всегда жил на своих условиях, как Старый Кот, тогда, возможно, это позволило бы ему отплатить ей хоть немного.

Харухиро встал, держа в левой руке отрубленную голову Богга.

«Мы победили», подумал он, но не сказал этого вслух. Для кого-то вроде него, с сонными глазами старого кота, эти слова не казались правильными.

Оставить комментарий