Глава 109. Великая Северная Война (часть 5).

Емераниану удалось одержать полную победу над своим врагом.

При Юоре в битве один на один был убит лидер наступающей армии, Акху, из-за чего боевой дух орков катастрофически упал. Прогресс вторжения замедлился, и орки принялись ждать прихода главной армии, больше не атакуя город.

К несчастью, Нуридот был опустошен. Некоторые выжившие успели бежать в другие города или скрыться в горах Луклана, но большинство жителей погибло.

Тем временем в другом городе, под названием Икатор, расположенном на окраине земель темных эльфов, проходили уличные бои.

***

– Безнадежно, – сказал Джалутен темным эльфам, перерезая шею очередного орка, – Мы должны присоединиться к основным силам в Юоре.

– В городе осталось ещё много гражданских.

– Всех нам не спасти.

Количество темных эльфов, оставшихся с ним, уже изрядно сократилось. Их боевой дух пал, а мораль была ниже некуда. То же самое касалось и Джалутена.

– Но как мы можем оставить их одних?

Джалутен посмотрел на лицо молодого темного эльфа. В этом юноше всё ещё горело чувство справедливости.

– Я предпочитаю умереть в бою.

– Это собачья смерть. Мы должны помнить о том, что произошло сегодня. А затем стократно отомстить за наших братьев и сестер, – покачал головой Джалутен, а затем посмотрел по сторонам. Город горел. Место, в котором их предки жили в течение многих поколений, теперь превратилось в руины и пепел. Их друзья, семьи и соседи были зарублены топорами орков.

Джалутен взял молодого темного эльфа за плечо.

– Джалутен…

Джалутен посмотрел в глаза молодому темному эльфу и произнес:

– Мы должны отбросить в сторону все лишние мысли и отомстить.

Тот закрыл глаза и кивнул.

Икатор пал. Темные эльфы сопротивлялись, используя городские здания в качестве укрытий, но топоры орков крушили всё без разбору. Они убивали и грабили, словно для них это была какая-то забава.

Тем, кто попадал в плен, задавали вопрос: «Казнь или рабство?». Тем, кто выбрал рабство, перерезали связки на голеностопах, от чего темные эльфы могли лишь ползать. Казнь означала незамедлительное лишение головы.

В городе творился настоящий ад. Темный эльф Джалутен и его последователи сопротивлялись до самого конца, но в итоге они были вынуждены смотреть, как весь город пылает.

– Отступаем к задней части города. В старом амбаре за зданием гарнизона будут каруки. На них мы двинемся в Юору или Емераниан.

Темные эльфы быстро побежали в указанном направлении. Джалутен лучше всех знал город и показал им, как добраться до пункта назначения, избегая орков.

В этот момент раздался крик:

– Ага! Вы только посмотрите, ещё не все крысы разбежались!

На пути у них появился орк. Джалутен покрепче сжал свой длинный меч. Им нельзя было терять время. Этого орка нужно было убить как можно быстрее. Однако вскоре за его спиной появилось ещё больше вооруженных воинов.

– Это последние?

Группу орков возглавлял монстр, который взмахом своего топора мог отправить на тот свет любого темного эльфа. Его сила была намного выше, чем у любого другого орка, и он был твёрдо уверен в своей победе.

– А ты интересный, – уставившись на Джалутена, произнес он.

– Я остановлю их, так что быстро бегите, как только начнется бой, – прошептал Джалутен остальным.

– Но…

– Ты один не справишься.

Джалутен посмотрел на темного эльфа, который остался стоять возле него. Он знал, что рано или поздно наступит такой день. Он тренировал воинов, надеясь, что на его веку этого не случится. Все эти воины были молодыми людьми, которые жили в более-менее мирную эпоху и не хотели брать в руки оружие. Но им пришлось.

– Иди. Ради меня, – прошептал Джалутен, – И помни, ты не должен умереть собачьей смертью. Приложи все силы, чтобы отомстить им.

Это были его последние слова, и молодой темный эльф принял их.

Джалутен бросился навстречу воинам, а молодой эльф тут же бросился бежать. Орки попытались преследовать его, но Джалутен остановил их своим мечом.

Длинный меч танцевал в воздухе. Но это длилось недолго. Большое копье пронзило его живот. Хлынула кровь. Топор попал ему в плечо, отрубив от него целый кусок.

Джалутен широко раскрыл глаза. Его тело больше не слушалось его. Его ноги подкашивались. Из носа и рта шла кровь.

– Хро-хро-хро, я восхищаюсь твоими стараниями, но всё кончено. А теперь я покажу тебе кое-что.

Воин схватил его за волосы и поволок. Джалутен был уже при смерти, и с каждой секундой на его глаза опускался черный занавес.

– Взгляни на это.

Джалутен открыл глаза. Бегущий темный эльф был встречен поджидавшими его за углом орками. Вдалеке тоже слышались крики.

– Ты ничего не добился, – улыбнулся орк, – Всё это было напрасно.

Сказав это, он молча сломал Джалутену шею.

Хрусь.

Джалутен погиб.

Ему было 124 года. С раннего детства он учился держать в руках меч, глядя на своего отца. Когда он повзрослел, в городе у него больше не осталось соперников, и тогда он стал учителем для молодых темных эльфов. Он всегда считал, что Икатор должен обладать достаточной силой, чтобы защитить себя в случае опасности. И когда этот день настал, он умер вместе со своими последователями.

Правда, он умер прежде, чем увидел смерть своих учеников.

***

– Его глаза не видели этого, – сказал Крокта, опуская темному эльфу веки.

Он не знал, кем был этот темный эльф. Основываясь на окровавленном длинном мече, очевидно, он сопротивлялся до самого конца. Теперь же он был трупом, лежащим на окраине города, неподалеку от ещё одного темного эльфа.

Крокта помолился за них.

– Мы опоздали.

После Емераниана они пошли в Юору, а затем и в Икатор. Нуридот был полностью разрушен, так что когда они слышали, что Икатор всё ещё держится, то немедленно бросились туда. Тем не менее, всё, что они нашли – это разрушенный город, усеянный трупами тёмных эльфов.

Орки, оккупировавшие это место, отступили без боя. Они ждали подкрепления.

Армия Великого Племени постепенно стягивалась в один кулак. Два города были опустошены просто несколькими её авангардными подразделениями. Огромная армия, возглавляемая Великим Вождем, на самом деле была куда больше.

Настоящая война ещё даже не началась.

– Мы не сможем здесь оставаться. Стены и ворота разрушены, – сказала Каска. Она возглавляла войска, которые должны были прибыть на помощь к Икатору. Группа Крокты находилась под её командованием, чем-то напоминая наемников.

– Близлежащие деревни эвакуированы… Что теперь?

Каска вздохнула. Чем больше она об этом думала, тем больше победа казалась невозможной. Темные эльфы уступали оркам как по количеству, так и по качеству солдат. Орки оказались куда больше готовыми к войне. Единственной надеждой темных эльфов было прятаться за стенами и стараться выдержать осаду.

– Это ужасно.

Они хотели собрать тела темных эльфов, чтобы сжечь, но их было слишком много. Более того, редко какой труп был целым. Всё это походило на то, будто чья-то злая воля специально раскидала по городу куски мертвых тел. На некоторые из них без тошноты и вовсе нельзя было смотреть.

Когда Крокта увидел мёртвых, его лицо застыло. У большинства из них не было оружия. Маленькие дети, женщины, пожилые люди – все они были мертвы. У кое-кого были видны следы глубоких порезов на ногах. Очевидно, таким образом их обездвижили, а затем убили. Всё это было очень грустно.

Но это был ещё не конец. У темных эльфов были отрезаны уши. Видимо, орки забрали их в качестве трофеев. Тем не менее, даже это предположение оказалось ошибочным. Пройдя немного дальше, им начали встречаться не только мертвые тела без ушей, но и груды самих ушей.

Все эти ужасы были устроены исключительно ради забавы.

 

Крокта решил не воспринимать их, как орков. Они не были орками. Они были абсолютно не такими, как орки, живущие на континенте и знающие о чести.

– Где Великий Вождь? – спросил Крокта у Каски. Та вздрогнула и разложила свою карту.

– Согласно данным разведки, через неделю он будет у линии обороны.

Крокта кивнул.

Устранение Великого Вождя было задачей номер один.

Именно он был источником всех этих кошмаров. Именно он собрал орков севера и решил подмять под себя весь север.

Сделав это, он начнёт сеять хаос и на континенте.

– Каска.

– Да.

– Я хотел бы предложить провести одну операцию.

– Какую?

Сложив руки на груди, Крокта всерьез задумался. Они должны атаковать врага. Поразить его в ту точку, о нападении на которую он даже и не помышлял. И именно Юнг Ян был тем человеком, которого всегда привлекали для подобных операций.

– Налёт небольшой группой элитных воинов.

– Цель?

– Великий Вождь.

Глаза Каски полезли на лоб.

– Что!?

– Посуди сама. В этой войне темные эльфы в основном просто пытаются выжить. Кто может подумать, что мы решим поразить их в самое сердце?

– Нет.

– Враг никогда не подумает, что мы замыслили нечто подобное.

– Ты знаешь, почему я против? Потому что наши шансы близятся к нулю! Даже не думай об этом. Это смешно. Нет, это просто какой-то бред.

– Тогда на севере больше не останется темных эльфов.

– …

Крокта закрыл глаза и спустя несколько секунд снова открыл их.

Глаза Серого Бога (вне рейтингов) активированы.

Ему не нравилось это умение. Он испытывал отвращение, когда применял его. Жизнь и смерть были естественными процессами. И вмешиваться в них – означало идти против природы. Слишком самонадеянно было пытаться противодействовать судьбе. Таким образом, он решил не пользоваться этим навыком после того, как впервые использовал его в Намерагоне.

Но…

Увидев, как над головами темных эльфов поплыли цифры, он снова закрыл глаза. Он больше не хотел этого видеть. Числа отличались, но все они определенно указывали на аналогичное будущее каждого из собравшихся здесь воинов.

Их ждёт резня, где все они будут убиты.

– Каска, у тебя есть способ связаться с Зелькианом?

– Зелькиан?

– Мне есть, что сказать ему.

Крокта погрузился в свои мысли.

Его инстинкты говорили ему, что есть только один способ выиграть эту войну. Другие операции и любая иная тактика неизбежно приведут к поражению.

Единственное, что могло положить этому конец – это смерть Великого Вождя.

***

– Гр-р-р-…

Из уст орка вырвался звериный рык.

– Как ты себя чувствуешь?

– Хорошо.

Он встал. Его тело, которое изначально было огромным, стало ещё больше. Он был достаточно большим, чтобы другие орки казались рядом с ним детьми, и он был достаточно силен, чтобы размахивать двуручным топором всего одной рукой.

Слово «монстр» идеально подходило Кальмахарту, Великому Вождю орков.

– Завтра мы двинемся дальше. Поднимите скорость марша. Войска должны двигаться как можно быстрее.

– Я понимаю.

– Через 5 дней мы должны быть на месте.

– Да.

Он сидел на троне, который недавно был выкован специально для того, чтобы вместить в себя его большие размеры. Трон был украшен черепами врагов, которых он убил, а во время передвижения его было вынуждено нести внушительное количество рабов.

– Шаман. Ты читал мою судьбу? – осклабившись, спросил Кальмахарт.

– Хру-хру-хру, твоя судьба всегда одна и та же, – склонив голову, ответил шаман, – Ты покоришь север. Никто не устоит перед твоей могучей армией.

– Ухро-хро, действительно? – переспросил вождь, сжав подлокотники.

– Да… Хра-хра…

Затем Кальмахарт рванул подлокотники на себя, вырвав их с мясом.

– Значит, никто меня не развлечет.

– Посмотрим…

– Я хочу, чтобы произошло что-то неожиданное, – усмехнулся вождь, – Да. Я надеюсь, что судьба, которую ты читаешь, свернула в неожиданном направлении. Чтобы в эту дверь кто-то ворвался. Или чтобы кто-то занес надо мной меч, пока я сплю. Или чтобы все мои войска были уничтожены, и я один вышел против темных эльфов.

– …

– Ты знаешь, почему я хочу отправиться на континент?

– Откуда же мне знать?

– На севере у меня нет противников, – ответил Кальмахарт, погрузившись в трон, – Я надеюсь найти там достойного соперника. Соперника, который заставит меня вспотеть.

Шаман засмеялся и поклонился.

– Я уверен, ты найдешь то, что ищешь. И, естественно, победишь.

Шаман закрыл глаза. Будущее Кальмахарта, которое он видел, всегда было одинаковым.

Смерти, убийства, убийства и победы. В этом будущем он никогда не видел возможного поражения.

Кальмахарт был самой яркой звездой из всех, которых он знал. В его будущем не было ни малейших сомнений.

Оставить комментарий