Глава 112. Великая Северная Война (часть 8).

В темноте что-то блеснуло. Это перед глазами Яна пролетало его прошлое: начиная от самой юности и по сегодняшние дни.

– Ты должен защищать свою сестренку.

– Брат и сестра должны быть ближе друг к другу, чем к родителям. Вы должны зависеть друг от друга до тех пор, пока не умрете. Это самая крепкая семейная связь. Итак…

– Ты должен защищать Юи.

– Я верю в тебя.

В ушах Яна раздался голос его отца, который он больше не мог услышать. С того самого момента сестра всегда оставалась для него маленьким ребенком, державшим его за рукав рубашки.

Затем раздался его собственный голос. Ян вспомнил, как маленькая Юи внимательно слушала каждое его слово.

– Ты уже взрослая девочка.

– Я должен оставить её вам.

К кому он обращался? К одному из своих родственников, которых он больше не видел? Да, это был его дядя, который не хотел брать Юи, и его тетя, которая требовала деньги на расходы за проживание его сестрички.

– Твоя миссия.

– Защитить его.

– Даже если ты пожертвуешь своей жизнью.

После того, как Ян отправился служить в специальные войска, его первой миссией была охрана гражданского лица на поле боя. Ему до сих пор была неизвестна личность того человека. Он просто вспомнил, как гражданский стоял за его спиной, глядя на поле боя остекленевшим взглядом. Его руки дрожали от страха, и он мог полагаться только на Яна. Он даже обнял своего телохранителя, умоляя, чтобы тот защитил его.

– Пожалуйста, Ян.

– Защити меня, Ворон.

– Крокта!

Именно так всё и было. Поначалу Ян, затем Ворон и, наконец, Крокта. Люди всегда смотрели на него. Эти бесчисленные взгляды.

– Крокта, – кто-то позвал его, – Крокта!

Ян поднял взгляд. Прямо на него из темноты смотрели глаза.

– Ты.

Он знал это лицо. И этого человека уже не было в живых.

– Блэкмор.

Бард рассмеялся, а затем указал перед собой. Темнота расступилась и перед Кроктой начал разворачиваться пейзаж Шахматного Леса. Разрушенные деревни были отстроены заново. Можно было увидеть и Инграма. Он шел бок о бок вместе с жителями деревни, а также с игроками. НПС, нет, жители Старейшины и игроки с Земли вместе восстановили пострадавшие деревушки.

Перед тем как исчезнуть Блэкмор показал ему большой палец.

Перед Яном снова водрузилась темнота, посреди которой вскоре появился камень. На нём была вырезана какая-то фраза. Знакомая фраза.

[Воин не нападает на безоружных].

Это был Арнин. Крокта смотрел на Эньяниса, который когда-то наградил его почетным гражданством. Теперь Эньянис был мэром. Он читал письмо, отправителем которого был Дерек. Прочитав письмо, он разорвал его и бросил в урну. А затем плюнул в его сторону.

После этого Эньянис встал и выглянул в окно. Мэр улыбнулся, глядя на красивый пейзаж Арнина. Повернувшись, он посмотрел на кое-что, висящее на стене его кабинета. Это была униформа. Униформа тех, кто защищал равнины Арнина. Кроме того, на ней было вышито имя Крокты. Эньянис посмотрел на неё и сам себе кивнул.

Пейзаж начал затуманиваться. Перед Кроктой один за другим проносились места, в которых он побывал за время своих приключений. В конце концов, он увидел его. Лицо, которое он никогда не сможет позабыть.

– Ленокс.

Ленокс.

За ним стояли орки-воины. Куда они попали после того, как умерли? Действительно ли смерть стирала всё? Или…

Ленокс поднял свой топор, ничего не сказав.

Глаза Крокты округлились. Ленокс взмахнул топором, и его лезвие врезалось прямиком в Крокту.

– Кха!

***

– Кха!

Крокта открыл глаза.

Перед ним было лицо Кальмахарта, великого вождя. И оно было наполнено неподдельным удивлением. Вождь сжал руки ещё сильнее, намереваясь задушить Крокту с помощью своей огромной силы. Двуручный меч, застрявший в животе вождя, так и не двигался.

Очевидно, прошло всего мгновенье. Но что же за странное видение он только что видел?

Крокта собрал все силы в своём теле и надавил на рукоять Убийцы Огров. Двуручный Меч затрясся и стал проникать ещё глубже.

– Кхо-кхо!

Кальмахарт закашлялся кровью, а его хватка ослабела. Крокта снял со своей шеи ослабевшую руку и прокатился по полу. К его лицу вновь начала приливать кровь.

На мгновенье он продолжил лежать на полу, после чего поднял голову.

Кальмахарт вытаскивал Убийцу Огров. Крокта прыгнул на вождя, прежде чем тот полностью успел извлечь двуручный меч из своего брюха.

Крокта оказался сверху Кальмахарта и полностью вытащил из него свой клинок.

Ещё мгновенье, и он должен был пронзить его сердце.

Бу-дух!

Однако в челюсть Крокты тут же врезался кулак Кальмахарта. Крокта мотнул головой и покрепче перехватил рукоять своего меча.

Бу-дух!

Удары продолжались. Крокта пытался вывернуть Убийцу Огров так, чтобы можно было нанести колющий удар, однако в такой ситуации было весьма непросто использовать двуручный меч.

– Черт подери!

Крокта быстро закинул Убийцу Огров за спину и взмахнул кулаком. В результате один из зубов Кальмахарта был сломан. Кулак безостановочно продолжал опускаться вниз. Кальмахарт тоже не прекращал наносить удары.

Руки Великого Вождя были достаточно длинными, чтобы заблокировать удары Крокты, но кулак Крокты продолжал опускаться в одно и то же место. Их лица были покрыты кровью. Однако в тот момент, когда Крокта собирался снова поднять кулак…

– Угр-р-р-р-р!

Лоб Кальмахарта засиял, и Крокту оттолкнула какая-то огромная сила, от чего он отлетел и прокатился по земле.

– Хру-хру-хру… Это было хорошо.

Кальмахарт встал. Его большое тело отбрасывало на Крокту тень, в то время как его глаза пылали красным.

– Но теперь твоим трюкам конец.

Тело Кальмахарта покрыла красная аура, в связи с чем его тело еще больше раздулось. Теперь его уже точно нельзя было назвать орком. Каждый раз, когда он делал шаг, земля вздрагивала.

 

Что-то изменилось, и Крокта это понял. Он поднял Убийцу Огров. Кальмахарт же замахнулся кулаком, даже не думая вооружаться. Крокта тоже замахнулся двуручным мечом.

Кулак врезался в меч. И, как результат, назад отбросило Крокту. Под действием огромной ударной волны Крокту выбросило из палатки. Он почувствовал в своем рту горький привкус крови.

– Ку-кхе-кхе, – закашлялся он, глядя на горящие в ночной темноте глаза вождя.

– На сегодня достаточно развлечений. А теперь ты умрешь, Крокта, – усмехнувшись, объявил Кальмахарт и поднял кулак к небу. Затем он сцепил пальцы обеих рук, сделав их похожими на гигантский молот, и направился к своему врагу.

Крокта почувствовал, что если пропустит хоть один такой удар, то просто умрет. Даже блок может убить его. Ему нужно было во что бы то ни стало избежать этого удара – кричали его инстинкты. Крокта выжал из себя всю свою силу и метнулся прочь.

Кулаки Кальмахарта пролетели мимо и врезались в землю. Это была невероятная сила. Красная энергия обволакивала Кальмахарта, словно какая-то дымка. Крокта понял, что это и есть источник силы Кальмахарта. Великий вождь находится явно в ненормальном состоянии.

Ситуация была настолько экстренной, что он не мог четко видеть знак на лбу вождя, но, судя по всему, это был знак апостола, как и у Зелькиана. А, значит, Кальмахарт мог позаимствовать силу самого бога.

Кальмахарт побежал вслед за Кроктой, который нёсся прочь что есть мочи. Он уже покинул диапазон действия свитка тишины, а потому эта погоня тут же привлекла внимание орков. Один за другим из палаток начали высыпать воины.

Увидев, что Кальмахарт преследует Крокту, они тут же закричали:

– Что?

– Великий Вождь!

– Враг!

Орки схватили своё оружие, и Крокта без колебаний начал прорубать себе путь к отступлению.

Позади него раздались вопли солдат. Кальмахарт преследовал Крокту, не заботясь о здоровье своих собственных воинов. Тот, кто не поспешил убраться с его пути, был мгновенно убит.

– Куда ты бежишь? Иди ко мне, слабый ублюдок!

Голос Кальмахарта был искажен и звучал так, словно исходит из пасти самого дьявола. Вдоль его пути оставались безжизненные тела орков и разрушенные палатки. Это был обезумевший монстр.

Крокта посмотрел на луну. Полночь ещё не наступила.

Затем он бросился в сторону армии орков.

– Ты не уйдешь!

Наперерез Крокте выскочил один из воинов. Крокта взмахнул своим двуручным мечом, однако его противник тут же вскинул топор, блокируя атаку Крокты. Кальмахарт приближался. Крокта продолжал в спешке атаковать воина, но тот спокойно парировал все выпады. Его целью было затянуть бой до прибытия Великого Вождя.

Осознав это, Крокта проревел и нанес вертикальный удар.

– Буль-та-р-р-р-р-р!

Воин поднял топор, но меч Крокты врезался в него, прежде чем тот даже успел это осознать. Воин был разделен пополам, и Крокта снова побежал. Кальмахарт был уже практически у него за спиной.

И тут что-то в него полетело.

– …!

Получив мощный удар в спину, Крокта покатился по земле. В него врезалось не что иное, как тело орка, которого он только что убил. Крокта был весь в крови разрубленного воина, чувствуя при этом зловонный запах его внутренних органов.

Крокта встал, но к нему уже летел кулак самого Кальмахарта. Чтобы избежать этой атаки, ему снова пришлось прокатиться по земле. Тень Кальмахарта стала больше.

– Проклятье.

Это было настоящее чудовище.

Крокта усмехнулся. Кальмахарт и другие орки окружили его. Пути к отступлению больше не было. Всё, что ему оставалось – это столкнуться лицом к лицу с вождем. Крокта не думал, что победит, но и сдаваться тоже не собирался.

Кальмахарт улыбнулся, глядя на Крокту. А затем выкинул в его сторону свой кулак, словно молнию.

Двуручный меч заблокировал его, вызвав новую ударную волну. Подобная физическая сила была попросту абсурдной. А затем к голове Крокты метнулась вторая рука вождя. Она находилась вне его поля зрения, следуя по круговой траектории.

Если Крокта пропустит этот удар, то его голова лопнет. Эту атаку невозможно было ни заблокировать, ни увернуться от неё. Летящий к нему кулак ощущался так, словно смерть, поджидающая за углом. От этого по всему его телу пробежали мурашки.

Мир замедлился. Кальмахарт тоже вошел в замедленный мир.

Кулак продолжал сближаться с головой Крокты, а в глазах стоявших вокруг орков читалось предвкушение от его неминуемой смерти.

Крокта чувствовал каждое дуновение ветра и даже то, как на него падает лунный свет. Он чувствовал абсолютно всё. Включая то, что через доли секунды ему наступит конец.

Словно падающий с неба метеорит, кулак Кальмахарта мог разорвать его голову на части. Этого нельзя было избежать.

И Крокта.

Он.

Отказался.

Он отменил баланс мира.

– …!

В этот момент глаза Кальмахарта полезли на лоб. Убийца Огров двинулся вперед и заблокировал кулак. Лезвие встретилось с плотью и разорвало её.

– Ку-гра-а-а-а-ах! – взревел Кальмахарт, схватившись за свой кулак.

Крокта не мог поверить в то, что он только что сделал. Он никак не мог защититься от этого удара, но ему удалось не просто остановить кулак великого вождя, но ещё и распороть его кожу, которая по прочности не уступала доспехам. Это чудо было вне причин и следствий.

«Но помимо этого есть этап, на котором можно держать мир в руках».

«Всех людей, которым это удалось, воспевали как героев».

Вот и всё. Движения Крокты временно превзошли Вершину Мастерства. Кальмахарт всё ещё держался за свою руку. Его глаза были полны ярости и бешенства. Тем временем Крокта повернулся и ринулся сквозь кучу окружавших его орков.

– Остановить его!

– Не дать ему уйти!

Орки громко кричали, но каждый удар Убийцей Огров сулил им неизбежную смерть. Крокта слегка присел и подпрыгнул над землей.

Луна была прямо над его головой. Вот-вот должна была наступить полночь. Крокта быстро запрыгнул в тыквенную карету, и его фигура начала размываться.

Вшух.

Вскоре он исчез, не оставив после себя ничего, кроме пустоты и убитых орков.

Кальмахарт сжал зубы и безумно взревел:

– Кро-о-о-о-о-кта-а-а-а-а-а-а-а-а!

Этот оглушительный рёв мог проникнуть даже сквозь стену из металла.

– Прямо сейчас! Марш! Убить их всех! – проорал вождь.

Он топал ногами, сотрясая землю, а его глаза пылали ярче пламени. Даже знак на его голове окрасился в кроваво-красный цвет.

Лишь море крови сможет облегчить его гнев.

Настоящая война началась.

Оставить комментарий