Глава 116. Пошуметь на востоке, а ударить на западе (часть 2).

Опция "Закладки" ()

В Намерагоне был музей, в котором хранились упоминания об исторических событиях, произошедших в городе.

В качестве одного из экспонатов в нём была выставлена виверна Боро, которая когда-то терроризировала граждан Намерагона. Она была убита охотником Туниши, который тоже оставил свое имя в истории Намерагона. Боро была быстрой и ловкой виверной, которой нравилось охотиться на темных эльфов. Она сильно отличалась от простых виверн, которые редко когда нападали на эльфийские города.

Боро под покровом ночи вторгалась в Намерагон и похищала его жителей себе на ужин. Количество жертв росло, и руководство Намерагона вынуждено было пригласить Туниши, известного охотника, имевшего глубокие познания и опыт в ловле монстров. Он смог убить Боро, отыскав гнездо виверны и установив в нём ловушки.

Сама виверна представляла собой мутанта. Она была намного больше обычной виверны, а её зубы были в разы длиннее и острее. Её сталеподобную шкуру нельзя было даже сравнивать с кожей обычных виверн. И вот теперь её чучело стояло в музее как часть истории Намерагона.

– Это точно виверна? – пробормотал Тийо.

Твердый слой шкуры оказался снятым, а её жестокие глаза были пустыми. Данное чучело больше всего напоминало собой скелет. Тем не менее, этот великолепный экспонат стоял, расправив свои крылья, словно всё ещё угрожая накинуться на темных эльфов.

– И как ты собираешься это сделать, точка?

Прямо сейчас темные эльфы находились в экстренной ситуации и согласны были на всё, лишь бы это помогло противостоять вторжению орков. Поэтому, когда Анор сказал, что будет использовать чучело виверны-мутанта, мэр Радет без колебаний дал своё согласие.

Однако Крокта и Тийо ещё не знали, как Анор планировал его использовать. Они могли только догадываться. И их опасения, естественно, были не беспочвенными.

Анор закрыл глаза, и сила молодого некроманта охватила старый скелет. Магическая сила потекла по остаткам чудовища и взяла над ними контроль. Некромант связал жизнь и смерть воедино. Душу, которая оставила этот мир, невозможно было восстановить. Но то, что осталось от мертвого существа, должно было следовать его воле. А после смерти всегда что-то оставалось.

Анор сосредоточился. Чучело было пустым, но некромант не сдался и начал проникать в саму суть виверны. Даже после смерти должны были остаться незабываемые воспоминания.

– …!

Крылья виверны задрожали. Директор музея с шоком наблюдал за происходящим.

– О-о-о-о…

– Готово, – улыбнулся Анор. Он поднял руку, и виверна, будто по команде, повернула свою голову. Остальные её части тоже начали двигаться.

– Скажи мне, чего ты хочешь?

Анор видел перед собой не просто кости и шкуру. Боро дышала и была живой.

Он смотрел в безмятежные глаза виверны, которая съела много темных эльфов.

Анор подмигнул ей, и Боро издала звук, словно говоря Анору, чего хочет. Некромант кивнул. Он поможет ей сделать это.

– Крокта, Тийо. Запрыгивайте.

– З-запрыгивать на это, точка? Я думаю, моя задница…

– Всё будет хорошо.

Анор имел недюжинный опыт в таких делах, поскольку был другом Третьего Дракона. Дрейки и виверны отличались от лошадей. Им не требовалось седло, поскольку во время полета их не трясло.

Боро откликнулась на магию воскрешения Анора и шагнула вперед. Музей задрожал. Это было великолепное зрелище. Боро подняла голову. Она осмотрелась по сторонам, после чего замерла, глядя на стеклянный потолок. Она жаждала взмыть навстречу голубому небу.

Крокта попросил директора музея предоставить им толстое покрывало и веревки. Покрывало было разложено на костях и закреплено веревками. Анор, Крокта и Тийо забрались на спину Боро.

– Извините… – директор музея с трудом открыл рот и выдавил из себя вопрос, – Почему внутри…?

Это был логичный вопрос. Зачем они оседлали виверну посреди музея?

– Потому что мы вылетаем прямо сейчас, – ухмыльнулся Анор.

– А-а?

Крылья Боро пришли в движение. Кости, составлявшие основную часть её тела, начали медленно подниматься. А затем директора музея обдало порывом ветра, и Бора, сделав резкий взмах, устремилась в небо.

Стеклянный потолок, естественно, был мгновенно разбит.

– Э-э-э-э-э-а!

Снизу послышались крики директора, но им было всё равно.

Боро летела навстречу небу. Вот в чем заключалась её мечта. Она снова хотела взмыть в голубое небо.

– Полетели, Боро.

Боро издала громкий звук. У неё не было голосовых органов, но товарищи, казалось, слышали её рёв. А затем виверна взяла курс на юг, в Юору.

Крылья виверны разорвали воздух, и она начала набирать скорость.

– О-о-о-о! Я, точка! Небо, точка! Крокта! Мы летим, точка!

– Хро-хро-хро, вот деревенщина! Ты ведешь себя так, будто летаешь в первый раз или что-то в этом роде.

– Что, что, точка? А ты разве раньше бывал в небе, точка?! И как же, мне интересно, ты туда попал, точка?!

– Было дело.

– Не ври, точка!

– Сельский гном…

– Не уходи от ответа! И вообще, это расовая дискриминация, дискриминация! Кроме того, Квантес – это город, а не село!

Крокта рассмеялся. Конечно, всё было иначе. Сидеть в самолете и ощущать своей кожей порывы ветра – две абсолютно разные вещи. Кроме того, когда рядом сидят друзья.

Крокта усмехнулся. Он не позволит Юоре пасть..

– Крокта, Тийо, – заговорил Анор, – Могу я спросить одну вещь?

– Конечно.

– Что такое, точка?

– Почему вы всё это время сражаетесь с Великим Вождем?

Анор впервые встретил их в горах Луклана. Уже тогда эти два товарища защищали горы Луклана от Великого Племени. Они помогли Нуридоту победить орков. Крокта дал Анору важный совет, а затем они вместе спасли Намерагон. После этого Крокта смог защитить Емераниан, сражаясь в одиночку против целой армии. Ему доверял даже лидер темных эльфов, Зелькиан.

Как бы это странно ни звучало, но сейчас темные эльфы нуждались в этом орке и в этом гноме. Если бы они хотели, они вполне могли бы жить комфортной и беззаботной жизнью. Однако они пришли в столь тяжелое и негостеприимное место, став помогать местным жителям.

Тийо отложил поиски своего отца, в то время как Крокта стал врагом для своих собственных сородичей.

Великий Вождь был сильным. Он был настоящим чудовищем. И вот, Анор хотел узнать, что заставляло их всё это время сражаться против такого злобного и опасного существа.

– Вопрос – неправильный, точка.

– А-а?

– Ты и сам знаешь, почему мы это делаем, точка. Весь мир знает, что Великий Вождь сумасшедший.

– Ах…

Анор понял.

Вопрос был не: «Почему?». Вопрос был: «Как?». Как мог сильный и праведный человек не бороться за то, во что он верил?

– Ху-ху, у тебя есть шанс задать правильный вопрос. Третьего шанса не будет.

Услышав ответ Тийо, Анор подумал, что его действительно кое-что интересует.

– Тогда почему вы сражаетесь так отчаянно?

Зачем так надрываться за жизни других? Но вместо ответа Тийо похлопал Крокту, который сидел позади него, по ноге. Это был сигнал, чтобы ответил именно Крокта.

Орк рассмеялся. Он знал, что у Анора на сердце. В свое время перед ним тоже стоял этот вопрос. Но теперь он знал на него ответ.

– Потому что я боюсь умереть, – ответил Крокта.

– Э-э?

Анор обернулся и посмотрел на Крокту с широко раскрытыми глазами. Ему было трудно поверить в то, что этот орк бросался в самую гущу боя из-за страха перед смертью.

Крокта усмехнулся и задал эльфу один очень старый вопрос:

– Анор, ты сейчас жив?

Анор всё ещё не понимал.

В голове Крокты пронеслись его старые воспоминания. Это были последние слова, которые крикнул Крокте великий воин Ленокс. В то время у него было такое же выражение лица, как у Анора, но теперь он знал ответ. Он больше не был учеником. Теперь Крокта был почетным орком-воином.

– Просто потому, что ты дышишь, это ещё не значит, что ты жив, Анор!

 

На лице Анора появилось озарение.

Крокта улыбнулся.

– Просто потому, что твоё тело движется, это ещё не значит, что ты жив. Я сражаюсь, чтобы быть по-настоящему живым.

На лице Анора проскользнуло смущение. Словно отвечая Крокте, Боро ускорилась ещё сильнее. Они неслись по широким небесным просторам, направляясь туда, где они могли по-настоящему почувствовать себя живыми.

Анор схватился за шею Боро и пробормотал:

– Чтобы быть по-настоящему живым…

Эльфийский город был уже очень близко. Товарищи видели вдалеке разрушенные стены Юоры. Орки уже были внутри. Даже с огромной высоты можно было увидеть гигантскую фигуру Великого Вождя. Он без разбора махал своим топором, разрушая город. Темный эльф с двумя мечами пытался противостоять ему, но он уже проиграл.

Воины Великого Племени начали резню беспомощных темных эльфов.

– Боро! – закричал Крокта. Тийо, тем временем, выхватил Генерала.

– Вперед как можно быстрее!

В ответ Боро метнулась вперед с максимальной скоростью. Их целью был Великий Вождь. И виверна спикировала прямиком на него.

– Я спрыгну сам! – объявил Крокта, приподнявшись на своем месте.

Тем временем Великий Вождь поднял голову, и его красные глаза встретились со взглядом Крокты.

Крокта усмехнулся.

Боро развернулась, предоставив подходящий угол для прыжка, и Крокта, не упустив этот момент, при помощи огромной гравитации полетел прямо на Великого Вождя.

Это было отличное пикирование!

– Бу-ль-та-р-р-р-р-р-р-р-р-р!

Два орка столкнулись и произошел чудовищный взрыв.

***

Сурка продолжал взмахивать своим топором. Благодаря силе шамана они могли обмануть противника и проникнуть в город. Однако с Великим Вождем это было ни к чему. Достаточно было просто бежать следом за ним.

Кальмахарт побежал вперед, и орки помчались за ним. Они были элитными воинами Великого Племени и лучше всех знали, что делать, когда ворота сломаны.

– Угра-а-а-а-а-а-ах! – проревел Великий Вождь, отрубив голову одному из темных эльфов.

В жилах воинов Великого Племени тоже вскипела ярость. Их глаза стали красными. Их вождь был монстром, который снёс ворота с петель даже не применяя топор. И это лишь ещё больше заводило их. Чтобы утолить свои эмоции, им была необходима кровь.

– Акх!

Сурка отрубил руку темному эльфу, который выстрелил в него стрелой. Противник рухнул на землю. Сурка наступил на него, использовав в качестве трамплина, и подпрыгнул. Второй темный эльф немедленно вскинул своё оружие, но был немедленно убит. Чувство разрубания позвоночника всегда было сладким.

Темные эльфы были слабыми. Сурка улыбнулся, думая, что Великий Вождь был прав. Сумасшествие Великого Вождя распространялось как чума, и орки убивали всех, кто попадался им на глаза.

Область вокруг главных ворот Юоры начала заливаться кровью. К вратам со всех сторон мчались подкрепления, но здесь, в самом городе, уже не было высоких стен, за которыми могли прятаться эльфы. Между топорами орков и телами темных эльфов не было ровным счетом ничего.

Они знали, что город будет разрушен, а его жители убиты, и не сдерживали себя в этом.

– Победа!

Сурка рубанул топором по еще одному темному эльфу.

Ду-дунь!

Однако его удар был заблокирован.

– …!

Сурка отступил назад, но лезвия продолжали преследовать его. Сурка сосредоточился. В этот момент мир замедлился. Он был великим воином. Великим воином, который знал, что временами может выйти за свои пределы.

Но…

– Ку-е-е-ек!

Клинок противника пронзил его замедленное царство.

Быстро. Это было слишком быстро для него.

Сурка крутанулся, едва избежав смертельный раны. Отпрыгнув назад, Сурка уставился на своего врага.

Это был темный эльф, вооруженный парными мечами. На Сурку смотрели фиолетовые глаза, напрочь лишенные эмоций.

– Ты…!

Сурка попытался атаковать его, но темный эльф проигнорировал орка-воина, словно тот был ему совершенно неинтересен. Темный эльф шагал к Великому Вождю.

Гордость Сурки была задета, но он мог лишь наблюдать, как Великий Вождь перевел взгляд на своего противника. Сурка не имел права вклиниваться в бой Великого Вождя.

Темный эльф и Великий Вождь начали сражаться. Его два клинка были просто блестящими. Удары темного эльфа были настолько быстрыми и продуманными, что даже Великому Вождю было непросто за ними поспевать. Клинки находили любую доступную брешь, оставляя раны на теле Великого Вождя.

Однако его противник был не стандартным орком, а монстром, Великим Вождем Кальмахартом. Даже его гениальное фехтование здесь было бессильно.

И вот, несмотря на накопленный урон, безумие Кальмахарта усилилось, и он дико расхохотался.

В конце концов, Великому Вождю удалось поймать темного эльфа.

– Ку-хра-хра-хра-хра!

– Ку-хек!

– Ты, слизняк!

Кулак Кальмахарта блокировал парные мечи темного эльфа, которые оставили на его теле более дюжины ран. А затем Кальмахарт ударил сам.

И этот удар был сильнее, чем все порезы, оставленные мечами эльфа. Более того, раны Великого Вождя уже затянулись, не оставив и следа. Темный эльф корчился на полу, не в силах подняться. Разница в силе была слишком велика.

– Угра-а-а-а-а-а! – снова взревел Кальмахарт.

Воины, которые пребывали в восторге от победы своего вождя, тут же подхватили его боевой клич:

– За Великое Племя!

– Смерть врагам Великого Племени!

Затем Великий Вождь засмеялся и поднял топор, чтобы прикончить темного эльфа.

В тот момент, когда он собирался уже убить врага…

Внезапно раздался пронзительный свист.

– …?

Сурка поднял голову. Высоко над их головами, в их сторону что-то неслось. Причем невероятно быстро.

Прежде чем он смог понять, что это было, оно уже метнулось к ним.

– …!

Его целью был Великий Вождь. Постепенно оно становилось всё больше. Великий Вождь тоже поднял голову. Однако было уже слишком поздно. Камнем упав с неба, оно врезалось в тело Великого Вождя.

В этот момент Сурка явственно кое-что услышал.

«Ты знаешь это слово?»

Это было то самое слово, которое говорили Сурке и его отец, и Молотчви:

– Буль-та-р-р-р-р-р-р-р-р!

Там, где стоял Великий Вождь, произошел чудовищный взрыв. Орки и темные эльфы тупо уставились на происходящее.

Когда пыль осела, Сурка это увидел.

Великий Вождь лежал. А то, что ударило его, начало подниматься. Это был орк-воин с двуручным мечом.

«Однажды это слово поможет найти ответ».

Оставить комментарий