Глава 119. Первый удар (часть 3).

– Господин руководитель!

– Что?

– У нас проблема.

Парк Джуджин откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Старейшина полностью контролировалась Альбиносом. Эта система была настолько хороша, что даже не нуждалась в персонале, а потому чрезвычайные ситуации возникали крайне редко. Но если сотрудники подошли с донесением, значит причина на то была.

– Что, очередная блокировка?

– Эх, Вы правы.

– Эх? – дернулся Парк Джуджин, – Какой, черт побери, ещё «эх»?

– Я никак не могу на это повлиять, так что уже смирился.

– Вот же кретин… С тебя ведь спроса не будет. Если нам захотят задать втык, то отвечать буду я!

Парк Джуджин скомкал бумаги, которые держал в руках и бросил их в урну, словно профессиональный бейсболист.

– Втык! Да ещё какой втык, твою мать!

– Ох, господин руководитель!

Парк Джуджин скомкал следующую порцию бумаг, и сотрудник, не на шутку перепугавшись тому, что станет следующим объектом броска, сделал шаг назад. Его руководитель был настоящим истериком, а его действия были на грани насилия на рабочем месте!

Однако Парк Джуджин быстро пришел в себя, и его пальцы перестали комкать бумагу. Вероятно, сработали инстинкты должностного лица.

– Разве вам не нужно что-то делать, если произошла блокировка системы?

– А-а?

– Вести наблюдение за игроками!

– Мы это делаем, но обнаружить ничего не можем.

– Заткнись! Думаю, что лучше всего понаблюдать за Чой Хансуном. В последнее время он действительно творит чудеса. Проверьте его и всех известных игроков!

– Господин руководитель, но что именно нам проверять? И почему это проблема, когда уровень ассимиляции становится настолько высоким…?

– Хватит трепаться и просто делай то, что велено!

Сотрудник сделал ещё один шаг назад. Измеряя расстояние для броска, Парк Джуджин отложил документы в сторону и спросил:

– Ты не знаешь?

– Нет.

– Ты действительно не знаешь?

– Ну, я думал об этом…

– Хорошо. Подумай об этом ещё и опиши все свои соображения в отчете.

– А-а?

– Напиши, всё что думаешь по этому поводу в отчете, бестолочь! Срок – до завтрашнего дня!

– Ах… Это… Будет сделано…

С этими словами сотрудник скрылся в дверном проёме. Парк Джуджин посмотрел ему в спину и сложил руки.

На самом деле он тоже не знал. Таинственное существо, которое перешло 90-процентный уровень ассимиляции. Парк Джуджин и сам не знал, что сделал бы с ним, если бы нашел его.

Тем не менее, Альбинос предупреждал, что «доступ временно заблокирован из-за уровня ассимиляции в 90%», а потому, скорее всего, в этом должен был крыться какой-то ключ. Это предупреждение было одним из немногих видов коммуникации с этой системой.

– Здесь явно что-то есть, – пробормотал Парк Джуджин, вспоминая лицо Юй Джехана.

***

Глаза Сурки полезли на лоб.

Произошла целая серия невероятных событий. Сначала Крокта разразился взрывной силой, а затем стал теснить как Великого Вождя, так и его лучших воинов. Заметив, что Великий Вождь находится под давлением Крокты, темные эльфы вдохновились его усилиями и тоже бросились в последний бой.

Сурка больше не мог позволить себе вмешиваться в это сражение.

– Куда ты смотришь, орк?

Напротив него стоял темный эльф с парными мечами, который был практически убит великим вождем. Естественно, он хромал, поскольку его тело не могло восстановиться за такой короткий промежуток времени. Он был похож на ходячего мертвеца. Однако боевой дух Крокты оказался заразным, а потому перебитые и покрытые ранами руки эльфа крепко держали перед собой мечи.

– Я тебя убью.

Сурка боялся, что темный эльф в любой момент может рухнуть на землю.

– Ах! Юора! Тебе повезло! Мы защитим! Мачо! С воодушевлением!

Очевидно, гном тоже пришел в себя, начав петь какую-то странную песню, прицеливаясь при этом из своего ружья. В самые критические моменты он начинал извергать магические пули, что сильно мешало воинам великого племени. В тот момент, когда Сурка поднял глаза к небу…

– Не отворачивайся!

Темный эльф взмахнул своими парными клинками. Его мастерство владения мечом всё ещё было на высшем уровне. Однако, поскольку ему не хватало выносливости, он не мог сражаться должным образом. Сурка заблокировал атаку. Темный эльф, отброшенный инерцией удара назад, почувствовал себя подавленным и глубоко вздохнул.

Его выносливость явно была истощена.

«Прямо сейчас. Это шанс», – подсказывал ему разум, однако по какой-то необъяснимой причине Сурка не мог атаковать темного эльфа. Ему казалось, что если он нападет на него прямо сейчас, то эти мечи проткнут ему шею. В качестве доказательства темный эльф пристально смотрел на него, крепко сжимая свои мечи, хоть при этом и сидел на земле.

Но это была не единственная тревожная вещь.

– … Ху!

В него метнулась стрела, и Сурка, крутанувшись, отразил её своим топором. Источником был один из солдат Юоры. Остатки гарнизона восстановились и начали вести партизанскую войну. Когда у них заканчивались стрелы, они выхватывали свои рапиры и пытались втянуть врага в ближний бой.

Было крайне маловероятно, что темные эльфы смогут победить в ближнем бою против воинов Великого Племени. Тем не менее, они без страха шли вперед, подняв своё оружие. Они все были настроены умереть, лишь бы выиграть время, необходимое для эвакуации мирных жителей.

Сурка смотрел на безумие поля боя и не мог себя заставить участвовать в нем.

– Честь…

Это было странное слово.

– Сурка! – внезапно закричал один из воинов.

– Что случилось?

– У нас проблемы, – быстро проговорил воин, – С гор Луклана спускается целая армия!

– …!

– Это союзные силы Орхкейма, Дежаме и Альтанаса. И они уже рядом с Юорой!

– Они собрали все свои силы…

– Мы уже победили. Нам нужно отступать!

Поняв ситуацию, Сурка кивнул. На самом деле всё шло плохо и они должны были отступить. Юора выстояла, а большинство элитных солдат были убиты. Так или иначе, конечной целью Кальмахарта было Мировое Древо, божественное существо темных эльфов. А потому каждое текущее сражение было всего лишь подготовкой к захвату Спинои.

– Великий Вождь, – подойдя к Кальмахарту, произнес Сурка.

Тот не ответил.

– С гор Луклана спускается целая армия. Кроме того, Юору уже покинули практически все мирные жители. Мы получили достаточно, чтобы сейчас уй…

Сурка остановился на полуслове.

Кальмахарт смотрел на него сверху вниз, причем его глаза были полностью красными. Само его тело словно кричало о непреодолимой жажде убийства. Вместе с этим на лбу Кальмахарта появился красный знак – причудливый крест, скрученной формы.

А затем Великий Вождь ударил своим топором Сурку.

 

– Ку-о-о-о-ох!

Сурка машинально заблокировал удар, но его тело отлетело в сторону. Это была по-настоящему сокрушительная атака, от которой всё его тело трясло, а внутри появилось кровотечение.

– Ку-хек…

– Кальмахарт?

Великий Вождь лихорадочно размахивал своим оружием. Теперь все его тело было покрыто кроваво-красной дымкой. Он пребывал в кровавой ярости, убивая всех, кто попадался ему под руку. Даже его собственные воины падали под ударами двуручного топора. Некоторые и вовсе лишились своих голов.

– Великий Вождь! – кричали испуганные орки.

– Йа-а-а-ак!

Бешеные глаза Кальмахарта повернулись к Крокте, и он взревел:

– Угра-а-а-а-а-а-а-а-ах!

Земля затряслась. Это было землетрясение в буквальном смысле этого слова. Тело Кальмахарта раздулось ещё больше. Великий Вождь больше не был орком. Он был монстром.

***

– Ты в порядке.

– Я в порядке… – простонал Крокта, лежа на кровати. На данный момент он находился в лазарете Юоры. Тийо хлопнул Крокту по ноге и рассмеялся:

– Ты был снова избит Великим Вождем, точка. Ухи-хи-хи. Дважды пострадать по одной и той же причине – настоящая редкость, точка.

– Да уж, Крокта тоже не непобедим, хе-хе-хе-хе.

– …

По всей видимости эти двое и вправду плохо влияли друг на друга. Крокта, у которого был жар, вынужден был наблюдать, как они над ним потешаются.

– Единственное облегчение, что мы сделали это вовремя, точка.

Великое племя покинуло Юору. В конце сражения Великий Вождь стал монстром, которому невозможно было противостоять. Он нападал на всех без разбору, а затем направился к Крокте. Даже храбрый Крокта был вынужден с ужасом отступить. Красная энергия, исходящая из его тела, была слишком подавляющей.

Крокта думал, что ему действительно настал конец. Он совершенно забыл, что является игроком, и был вынужден несколько раз себе это напомнить.

А затем внезапно появился шаман Великого Племени. Его лицо было спрятано под капюшоном, но когда он ступил на землю Юоры, даже сам воздух изменился. Из него вышла мощная волна магической силы, напоминавшей Ташаквиля.

Шаман произнес какое-то заклинание и красная энергия, окутывающая Кальмахарта, начала постепенно исчезать. В течение короткого промежутка времени Кальмахарт растерял всю свою безумную ярость, но всё равно продолжал смотреть на Крокту. А затем он открыл рот и выплюнул следующие слова:

– Ещё увидимся. Мусор с континента.

Затем он приказал отступать.

Шаман всё это время говорил с Великим Вождем, поддерживая его. Похоже, из-за последствий своего безумного состояния, Кальмахарт был не в самой лучшей форме.

Так, вместе с шаманом, который на ходу исцелял его раны, он прихрамывая покинул Юору.

После этого воины Великого Племени быстро отступили. Они исчезли так же быстро, как и пришли. Всё-таки недаром этих воинов называли элитными. А сразу же после их исчезновения появилось подкрепление с гор Луклана.

Согласно последним донесениям, орки собирались где-то между Намерагоном и Спиноей.

– Просто расслабься и сосредоточься на своем выздоровлении. Кстати, Боро стала ещё быстрее, – произнес довольный Анор. Группа не планировала покидать Юору, пока Крокта не восстановится, поскольку в качестве средств передвижения у них была Боро.

– Хро-хро-хро! Рад шнова видеть тебя! – раздалось чье-то приветствие, а затем появилось лицо Кабурака. Несколько его зубов всё ещё отсутствовали, а потому произнёс он это слегка шепелявя.

– Кха! Осторожнее! – воскликнул Крокта, которого молодой орк хлопнул по плечу.

– Ну и видок, хро-хро-хро!

Более того, навестить Крокту пришла и Йона, а потому Тийо как-то странно затих.

– Крокта, ты в порядке? Я слышала о твоих храбрых действиях. Ты действительно великий воин, Крокта.

– Спасибо. Теперь мне стало лучше…

Прежде чем Крокта закончил отвечать, девушка взглянула на Тийо, и они вдвоем вышли из палаты. Им было о чем поговорить, и это явно не должно было происходить в присутствии других людей.

Крокте стало грустно.

– Ку-хо…

Подавив свои грустные чувства, он спросил Кабурака о личности шамана, который, казалось, манипулировал Великим Вождем.

– Кабурак. Сражаясь с Великим Вождем, я видел одну странную персону.

– Штранную першону?

– Шаман Великого Племени.

– Шаман… Хм.

Затем Крокта рассказал Кабураку всё, что ему довелось увидеть.

О том факте, что Великий Вождь был усилен неизвестной энергией, о знаке на лбу, который чем-то напоминал метку Зелькиана, апостола Мирового Древа, и о том, что Великий Вождь, судя по всему, контролировался шаманом.

Игривое лицо Кабурака посерьезнело.

– Хм…! Вошможно, это…

Кабурак отвернулся к окну и посетовал:

– Невероятно…

Крокта тоже принял абсолютно серьезный вид и спросил:

– Ты что-нибудь знаешь об этом?

Кабурак медленно повернулся к Крокте. Его глаза были полны тревоги.

А затем он открыл рот и произнес:

– Это…!

– Что…?

Кабурак сглотнул и ответил:

– Не знаю.

– Ч-ч…то?

– Хро-хро-хро! Впервые о таком шлышу! Хра-хра-хра!

– …

Крокта упал на кровать и накрыл голову одеялом.

– Не мешай мне спать.

– Хро-хро-хро-хро! Ты что, шердишься? – продолжал хохотать Кабурак.

– …

– Ты шердишься! Ухра-хра-хра-хра! Воин Крокта дуется!

– Заткнись. Спокойной ночи.

– Хру-хру-хру-хру.

Слушая смех Кабурака, Крокте снова стало грустно.

Если серьезно, куда вообще делись все люди, обеспокоенные будущим севера?

Оставить комментарий