Глава 159. Солидарность Зла (часть 3)

– Он либо глупый, либо умный, – пробормотал Кейнс.

Речь шла о Крокте.

– Однако голова у него на месте. Но тогда зачем ему делать такой глупый поступок?

– По моему мнению… – начал было Луин.

– Я не спрашивал твоего мнения! – тут же оборвал его Кейнс, который крайне редко доходил до такой истерики.

– Он – зверь, – подвёл итог молчавший до сих пор Роммель.

– Зверь… Странная, но правдоподобная аналогия, – кивнул Кейнс.

– Он умён, но лишь по сравнению с другими глупыми зверями.

– К тому же весьма сентиментален, – с усмешкой добавил Кейнс.

Он ценил и уважал Роммеля, обладавшего исключительными талантами и способностями.

– Разве ты не знаешь, что людям свойственно жертвовать собой ради других? Но, в конце концов, их главные инстинкты – выживание и размножение.

– Да, я об этом читал.

– Самопожертвование – очень эмоциональная вещь. Однако человек должен руководствоваться своим суждением, а не эмоциями. На поводу у своих эмоций идут только обезьяны. Конечно, смешно говорить в таком контексте об НПС, которые наделены искусственным интеллектом.

– Интересное предположение, – согласился Кейнс. Сегодня он узнал ещё немного о человеке по имени Роммель. Кейнс всегда контролировал других, но также ему нужны были и такие люди, как Роммель. Партнер, который мог бы думать так же, как и он.

– Луин.

– Да, брат.

– Скоро в клане появятся новые дети?

– А-а? Да.

– Нам нужные счастливые дети… – добавил Кейнс, поглаживая свой подбородок, – Ты должен сделать всё, как положено. Лишь тогда ты сможешь достичь своей мечты.

– Ага…

– Ты всё понял?

– Да, но насчет счастливых… Не всем может понравиться…

– Эй, я же пошутил. Угрожай им. Запугивай их. Делай всё, что потребуется. Будь плохим человеком. Плохим человеком, который хорошо управляет счастливыми детьми, – улыбнувшись, произнес Кейнс.

– Ага…! – кивнул Луин, – Да. Эта работа как раз по мне. Я сделаю всё, как надо.

С этими словами Луин вышел из комнаты. Он так торопился, что даже не закрыл за собой дверь.

– Ц-ц-ц, – глядя ему в спину, поцокал языком Кейнс.

– Какую игру ты ведешь с Луином? – внезапно спросил Роммель.

– Игру?

– Разве тебе не удается контролировать людей, играя с ними? Ты играешь с императором Акантором. И с Герцогом Кристианом была самая настоящая игра.

Кейнс рассмеялся. Так всё и было. Он управлял людьми потому, что давал им то, что они хотели. Он заставлял их думать, что именно «это» они действительно хотят сделать. Люди внимали сладким словам Кейнса и действовали в полном соответствии с его волей.

– Луин хочет поиграть в плохого парня.

– В плохого парня…

– В детстве на него не обращали внимания. И он ничего не мог с этим поделать, поскольку у него не было ни сил, ни средств. Поэтому он просто притворялся, что живет правильной жизнью. Затем, когда он получил деньги и хорошую машину, то стал делать плохие вещи и плевать на окружающих. Продажный кретин.

– Я думал, ты считаешь его братом.

– Отчасти. Мне он нравится тем, что его мысли всегда прозрачны, – усмехнулся Кейнс.

Роммель тоже улыбнулся, изучая карту южного континента, расположенную на стене. Класс «Маэстро Войны» был не просто титулом. Он означал сотни часов тяжелой работы.

– А как насчет меня? – спросил Роммель.

– Тебя?

– Какую игру ты ведешь со мной?

Роммель посмотрел на Кейнса, от чего тот рассмеялся и откупорил бутылку, стоявшую на столе.

– Мы играем вместе. Это куда интереснее.

Кейнс признавал Роммеля по-своему.

– А ты?

– Я…

Кейнс и Роммель чокнулись бокалами. Скоро они станут командующими армией императора. Это было наивысшее достижение, которого они могли добиться, будучи игроками.

– А я не играю.

Услышав ответ своего коллеги, Кейнс опустошил бокал и рассмеялся.

***

Крокта поднял перо. Мир Старейшины был действительно таинственным. Он написал письмо, думая на корейском, но слова, которые появлялись на бумаге, были не корейскими иероглифами, а буквами официального языка континента. Кроме того, он понимал их значение.

– Ну, и что мы будем делать дальше? – понуро спросил один из членов «Хвала Орку!», двигая пером. В отличие от его кислого лица, рука прямо-таки порхала по бумаге.

– Я не знаю, мы…

– Брат, неужели ты испытываешь страх…? Уху-ху, я завидую… Я уже давно утратил такие эмоции, как эта… Уху-ху-ху! – произнёс сидевший рядом Гильгамеш.

– …

– Эх… И куда только Шак запропастился?

Каждый раз, когда Гильгамеш говорил нечто подобное, Шак немедленно затыкал ему рот. Однако теперь Гильгамеша некому было сдерживать.

– Он не говорил, когда появится?

– Ну, он оставил сообщение, что у него какие-то дела.

Шак написал на форуме, что какое-то время не сможет появляться в Старейшине. Никто не стал его упрекать в этом, поскольку у каждого из них была своя жизнь. Однако именно благодаря ему товарищи стали известны в сообществе, как пять апостолов Крокты. Шак перестал заходить в игру, и теперь их осталось всего четверо.

– Больше никого не будет?

– Они мало что смогут сделать.

Были и другие люди, которые хотели присоединиться. Однако когда Крокта сражался с рыцарскими отрядами, они покинули юг. Немногие игроки могли противостоять хорошо обученным НПС-рыцарям юга.

– Похоже, мы действительно умрем… – пробормотал один из пяти апостолов Крокты.

В настоящее время они писали пропагандирующие листовки, которые должны были спровоцировать императора. Каждый из них продемонстрировал свой скрытый талант, издеваясь над императором во всех возможных способах: рисуя карикатуры и даже придумывая частушки. Затем листовки должны были распространиться абсолютно повсюду: начиная от богатых особняков дворян и заканчивая шаткими лачугами простолюдинов. Они должны были попасть в руки ученых, магов и даже в императорский дворец.

Человек с навыком невидимости должен был проникнуть на территорию империи и доставить их в почтовое отделение.

Цель этих листовок состояла в том, чтобы спровоцировать императора.

– Этого количества будет достаточно. Разошли их, и на этом хватит. Иначе имперская гвардия наверняка начнет отслеживать источник и сможет выйти на тебя.

– Да.

Совершенно не беспокоясь о возможных последствиях, он начал показывать свои художественные таланты.

Каждый из них делал всё возможное. Гильгамеш даже нарисовал целую картину с избитым голым императором.

– Чего-то не хватает… – почесав голову, пробормотал Крокта.

 

– Уху-ху-ху, Крокта… – рассмеявшись, произнес Гильгамеш, после чего шепотом спросил, – Ты что, боишься императора?

– О чем это ты говоришь?

– Тогда не имеет значения, насколько красивой получилась эта листовка.

– Это точно.

– Однако вот что можно сделать. Возьми перо и добавь побольше подробностей. Чтобы листовка раздражала от одного только взгляда на неё! Сделай так, чтобы император прямо-таки взорвался, увидев её!

– Да!

Крокта поднял перо и начал добавлять кое-какие элементы к картине, нарисованной Гильгамешем. Возле головы императора появилась стрела, а рядом с ней примечание:

[Это парик. На самом деле, император лысый.]

Это была карикатура, в которой утверждалось, что император был лысым.

– Ха…!

Гильгамеш закрыл рот руками. Ему было трудно поверить своим глазам.

– Это же гениально! Парик был сбит пролетевшей мимо стрелой! Увидев это, дрожать от гнева будет не только император, но и все придворные слуги, уху-ху-ху!

– Пусть знают, что бывает, когда за дело берётся Крокта.

– Твоё чувство справедливости и в самом деле отличается от любого другого… У-ху-ху!

Вскоре работа была закончена. Игрок с классом вора взял мешок с листовками. Теперь он должен был проникнуть в империю и разослать их, замаскировав под письма. Было даже отдельное письмо, адресованное непосредственно императору.

– И что, это действительно выведет из себя императора?

– Те, у кого есть сила, на удивление просты.

Крокта намеревался вызвать вражеский гнев на самого себя. Используя популярное в современном интернет-сообществе слово, он хотел его «сагрить».

Имперские войска были разбросаны по всему югу, а сдавшиеся деревенские жители уже трудились во благо империи. Если так будет продолжаться и дальше, то со временем помогать людям станет лишь сложнее. Учитывая эти обстоятельства, куда лучше было бы спровоцировать императора, чтобы тот собрал армию.

– Однако, как только император соберет свои войска…

Члены клуба «Хвала Орку!» были весьма обеспокоены.

– Что мы будем делать тогда?

Если план Крокты сработает, то им придется иметь дело с куда более внушительным врагом, чем горстка рыцарей. Не было никакого смысла в том, чтобы собирать врагов в кучу лишь для того, чтобы умереть самому. В связи с этим игроки полагали, что у Крокты был четкий план. Возможно, он ожидал появления армии орков. Или, может быть, рассчитывал на помощь свободных городов.

Но Крокта просто пожал плечами.

– Я не знаю.

– А-а?

– Я ещё об этом не задумывался, – ответил Крокта, – Я подумаю после того, как враги соберутся.

– …!

Ответ был просто шокирующим. Оказывается, он ещё об этом не задумывался!

Однако, как бы это ни было странно, игроки не беспокоились. Им казалось, что пока они с Кроктой, то смогут добиться успеха абсолютно во всём.

– Давайте решим позже. Хро-хро-хро, буль-та-р-р!

– Ху-ху-ху!

– И-хи-хи!

Люди покивали головами. Если они будут слишком сильно беспокоиться о будущем, то не выиграют в грядущих сражениях.

Игроки помнили, что сказал Крокта в Шахматном Лесу: «Только люди беспокоятся о подобных вещах».

Мировоззрение этого орка отличалось от человеческого. Его философия не учитывала такие вещи, как размеры и сила противника. И даже несмотря на то, что теперь он сражался не с группой игроков, атакующей деревню, а против целой империи, его позиция осталась прежней.

Как далеко мог зайти такой человек?

Игроки обменялись взглядами.

– Ты действительно собираешься это сделать?

– Конечно.

– У-ху-ху…

Они наверняка умрут. С точки зрения игроков это была абсолютно безрассудная затея. Невыполнимая миссия с адской сложностью, где их шансы были близки к нулю. Но всё это не имело значения. Теперь они были с Кроктой. И действовать вместе с ним было куда интереснее, чем жить обычной жизнью рядового игрока Старейшины.

– Если император отвернется от других деревень и сосредоточится на поимке нас – этого будет достаточно.

Члены фан-клуба «Хвала Орку» решили просто последовать за Кроктой и посмотреть, что будет дальше. Так или иначе, дальнейшие действия этого орка не поддавались прочтению.

И вот, вскоре появились новости о приближении вражеской имперской армии. Их план сработал.

***

– Ребята! Всем внимание, – сказал Кейнс.

Перед ним стояли элитные члены клана Неба и Земли.

– Не так давно мы с Роммелем стали дворянами.

Члены клана Неба и Земли зааплодировали. С самого момента запуска Старейшины ещё ни одному игроку не удалось стать дворянином, так что это было невообразимое достижение.

– Ребята. Вам весело играть в Старейшину? – улыбнулся Кейнс, – Где бы ещё вы могли убивать людей и грабить деревни? Вот почему Старейшина – это весело. Здесь мы можем делать то, что всегда хотели, но никогда не имели возможности.

Члены Неба и Земли рассмеялись. Они уже побеждали в войнах, подавляли восстания и наслаждались разного рода грабежами, действуя от имени императора. Они действовали так, как им хотелось, потому что это была игра.

А ещё только сейчас они поняли, почему история человечества была так богата на войны. Победа над врагом и получение власти были словно наркотик.

– Диаф, нет, Парк Кванчул, – назвал он одного из членов клана. Присутствующие сосредоточились. Раз Кейнс обратился к кому-то по настоящему имени, значит, произошло нечто действительно важное.

– Кажется, ты недавно упоминал, что проделал большую работу.

– Да!

– Я отправил на твой счет обещанную сумму.

– А-а?

– Если используешь её на что-то другое, то я лично тебя убью, – улыбнулся Кейнс и, подойдя к игроку, положил ему руку на плечо, – Используй эти деньги для покупки автомобиля, иномарки. Понял?

– …!

Члены клана понимали действия своего лидера. Перед любой важной работой Кейнс повышал их моральный дух, выдавая награды. И вот, только что им ясно показали, что все они тоже могут получить награду, как их товарищ. Кроме того, весьма внушительную.

– Как купишь, в качестве доказательства пришлешь мне фотографию, – улыбнулся Кейнс, от чего Диаф поклонился с восхищенным лицом.

– Спасибо, брат!

– Ты должен благодарить своих родителей за то, что родили такого замечательного сына. Я же просто продемонстрировал свою признательность.

– Спасибо, брат!

– И это касается всех! Я хочу, чтобы каждый из вас выложился по максимуму! – резюмировал Кейнс, после чего встал рядом с Луином, который тут же выровнялся и распрямил плечи.

– Когда начнется война, слушайте Роммеля. Роммель – лучший.

В этих словах не было никакой нужды. «Маэстро Войны» Роммеля был мошенническим классом, который заставлял солдат на поле боя подчиняться ему.

– Ну что, давайте как следует развлечемся. Небо и Земля!

– Война!

Оставить комментарий