Глава 170. Битва в окружении (часть 1)

После слов Крокты над полем боя повисла пауза. Орк заявил, что готов столкнуться с имперской армией. И Роммелю с его войском нечего было ответить Крокте.

На равнине было тихо.

– Понятно, – наконец произнёс Роммель, после чего развернул своего коня на 180 градусов и взмахнул рукой. Это была команда начинать атаку. Сам же Роммель собирался вернуться на свою позицию. Но Крокта не был намерен отпускать его и бросился вперед. Увидев это, два рыцаря, сопровождавшие Роммеля, поспешно вскинули свои клинки.

Б-дынь!

Меч одного из рыцарей был сломан. Испуганный конь встал на дыбы, увидев мчащегося к нему орка. Рыцарь крепко вцепился в вожжи, изо всех сил пытаясь выровнять положение своей лошади. Тем временем Роммель уже ушел, а, значит, Крокта упустил эту возможность.

Усмехнувшись, Крокта срубил и двух рыцарей, и их лошадей.

Битва вот-вот должна была начаться. Перед ним выстроилась огромная армия. Тем не менее, солдаты не двигались с места.

«Что ж, если они не хотят идти, я приду к ним сам», – подумал Крокта и побежал вперед. Казалось, Убийца Огров затянул настоящую боевую песню, находясь в восторге от предстоящего торжества крови. То же самое касалось и Крокты.

Солдаты всё ещё колебались. Им нужно было понять, что если они не сосредоточатся, то все умрут.

Крокта врезался в первый ряд войска, и его двуручный меч смёл его, словно осенние листья.

Бу-дух-х-х!

Разрубленные солдаты моментально рухнули на землю. Ступая по ним, орк обрушил свой гнев на следующий ряд. Он проникал всё глубже и глубже во вражескую армию, а количество его противников продолжало увеличиваться до тех пор, пока его полностью не окружили. Однако Крокте было всё равно. Он чувствовал то непередаваемое волнение, которое можно испытать лишь в ближнем бою. Он уничтожал врагов своим клинком, создавая всё новые и новые источники крови.

Воин против войска. Противников было настолько много, что он не смог бы даже подсчитать их примерное количество. Однако именно армия, а не он, каждую секунду вздрагивала и в ужасе отступала.

Горизонтальный удар Крокты разрубил всех врагов, находящихся перед ним. Это он наступал на армию, а не она на него.

– И это всё!?

Его рёв потряс всё поле боя. Крокта сделал ещё шаг вперед, и войско поспешно ушло с его пути.

Крокта рассмеялся и поднял свой двуручный меч. Враги пришли в себя и бросились к нему. Однако устремленные в него со всех сторон мечи и копья не доходили до него.

Теперь, когда его уровень ассимиляции достиг 100%, чувства Крокты стали острее, чем когда-либо. Он был на поле боя. Он сражался и чувствовал, как разрывается плоть его врагов и дрожат их мечи.

– И вы хотите убить меня!?

Крокта улыбнулся, увидев растерянное лицо Роммеля. Он отрубил голову одного из солдат и схватил его копье. Затем орк взмахнул своим клинком, расчищая видимость и, получив на долю секунды небольшую брешь, метнул копьё прямиком в Роммеля.

Оно неслось вперед с такой скоростью, что рассекало даже молекулы воздуха. Копьё пронзило на своём пути двух солдат и одного рыцаря. Тем не менее, оно совершенно не замедлилось и продолжило лететь прямо в сердце Роммеля.

Фдах!

К сожалению, перед Кроктой опять скопились войска, и он не смог увидеть результат своего броска. Так или иначе, Роммель либо остался жив, либо погиб. Сейчас ему нужно было сосредоточиться на новой волне противников.

В этот момент он скрестил мечи с человеком, чьё лицо показалось ему смутно знакомым. Он уже где-то видел его раньше. А спустя мгновенье он перерезал этому человеку глотку, заставив кровь расплескаться по сторонам.

Затем на Крокту бросилось сразу два рыцаря, и его двуручный меч изрубил их так, что тяжело было понять, где чья часть тела. Те, кто это видел, невольно отступили назад, не в силах смотреть на столь ужасное зрелище.

– Роммель——-!

Крокта начал выкрикивать имена своих врагов.

– Кейнс———!

И лица тех, кого он называл, становились бледнее мела.

– Луин———!

Он отрубал ноги окружавшим его врагам и продолжал идти вперед по их всё ещё живым телам. Испуганные солдаты отступили, образовав вокруг Крокты свободное пространство.

Двуручный меч Крокты остановился, когда тот понял, что вокруг больше нет врагов. Он посмотрел на мертвые тела, плоть и отрубленные конечности, разбросанные вокруг него.

Крокта рассмеялся, в то время как солдаты пребывали в ужасе, глядя на залитого с ног до головы кровью орка. Страх врага был его другом.

– Бетринг———!

Стоявшие вокруг солдаты были шокированы. Они ясно видели, как неподалеку развевалось знамя Рыцарей Белого Льва. Но почему ни один из названных людей не ответил на вызов? Солдаты пребывали в таком печальном положении, что как никогда нуждались в поддержке рыцарей.

– Блуно———!

Затем он назвал имя лидера Уланов Синего Дракона. Если они не придут, то Крокта сам отправится к ним. В очередной раз взмахнув своим клинком, он бросился вперед. Солдаты, не успевшие убраться с его пути, были попросту раздавлены. Они были разрезаны, раздроблены и заколоты.

Эти действия повторялись, и Крокта неуклонно прокладывал себе путь вперёд.

Войска вновь скопились вокруг него и снова были обезглавлены, разрублены и пронзены.

– Адандатор———!

Лицо Адандатора можно было увидеть возле Роммеля. У самого же Роммеля было кровотечение. Копьё достигло своей цели, но, вероятно, было отражено Адандатором. Крокта увидел, что вокруг Адандатора стояло внушительное сопровождение. Тем временем у него тряслись веки, тёк пот, и подрагивали губы.

Чувства Крокты ощущали даже дикое сердцебиение его врагов. Лучше бы все эти люди не выходили на поле боя.

– Подходите! – снова прокричал Крокта.

Земля затряслась. Роммель стиснул челюсть и подал сигнал. Спустя мгновенье в сторону Крокты устремился град стрел. Тем не менее, орк схватил ближайшего солдата и воспользовался им в качестве щита. Тело человека было пронзено стрелами. Более того, в жертву были принесены и все стоявшие вокруг воины.

Кровь мертвого солдата капала на Крокту. Вокруг него лежали утыканные стрелами люди, от которых отказались их же союзники.

– Хро-хро-хро. И это всё, Роммель?

 

Крокта отшвырнул тело в сторону и улыбнулся Роммелю. Солдаты, увидев безумные действия своих же товарищей, больше не решались приблизиться к орку.

Тем временем орк поднял свой двуручный меч и бросился вперёд. Враги отступили. Расстояние между ним и имперской армией сокращалось. Солдаты понимали, что им не уйти от Крокты, а потому выставили перед собой копья и приготовились встретить врага.

А ещё через мгновенье Роммель отдал следующий приказ, и рыцарские фланги пришли в движение. Это был кавалерийский штурм.

Поле боя заполнилось топотом лошадиных подков. Первыми отреагировали солдаты. Чтобы не пострадать от этой атаки они начали поспешно разбегаться в разные стороны. Тем не менее, рыцарские подразделения постепенно приближались.

Крокта последовал за солдатами. Ранее стройные ряды превратились в сплошное столпотворение. И вот, вскоре орк снова стоял посреди солдат. Тем не менее, несущиеся вперед рыцари не стали останавливаться. Командующий не отдавал приказа прекращать наступление.

Чтобы добраться до Крокты, они буквально топтали простых солдат, от чего над полем боя раздались ужасные вопли.

Крокта опустил центр тяжести и нанес рассекающий удар по ногам лошадей. Раненные животные падали, подминая под себя как рыцарей, так и солдат.

Рыцарская атака стала настоящей катастрофой для их же союзников.

– Я думал, вы на одной и той же стороне, – усмехнулся Крокта.

Войско действовало так, словно поставило перед собой цель в виде саморазрушения. И при всём при этом оно сражалось всего лишь против одного врага. Солдаты предполагали, что этот орк будет уничтожен армией. Но сбитые с толку имперские войска использовали все атакующие средства, не зная, как остановить Крокту.

Летели стрелы, неслась вперед кавалерия. Тем не менее, всё это наносило урон простым пехотинцам, а не Крокте.

– Всем простым солдатам быстро убраться с дороги! Рыцари, уничтожить Крокту! – прокричал Роммель. Даже он был порядком встревожен.

Но Крокта не собирался просто стоять и ждать кавалерию. Он настойчиво преследовал убегающих солдат. Пехотинцы вынуждены были выбирать между отступлением, смертью от меча Крокты и судьбой быть раздавленными под копытами рыцарских лошадей. Это было словно прыгнуть навстречу бегущему стаду буйволов.

И над всеми ними возвышалась достойная фигура Крокты.

***

Ценой огромных жертв среди пехотных частей, рыцари наконец-то сумели добраться до Крокты.

– Умри, монстр! – выкрикнул один из рыцарей.

Восхитившись столь невиданной смелостью, Крокта вручил ему в качестве приза лезвие своего Убийцы Огров. Двуручный меч разорвал его рот, отделив верхнюю челюсть от нижней. Затем Крокта ударил в его тело ногой, сбив тем самым с лошадей ещё нескольких рыцарей, скачущих позади своего коллеги. После этого он нанес косой удар слева направо. Он атаковал и рыцарей, и их лошадей, и даже их оружие.

Повсюду были фонтаны крови.

Бумсь.

Голова, подлетевшая в воздух, упала и отскочила от шлема Крокты. Лицо того, кто назвал Крокту монстром, было обезображено и выглядело просто ужасно. Рыцарь явно не хотел такого конца.

Крокта наступил на его голову, не желая смотреть на это отвратительное зрелище.

Имперская армия окончательно отделила Крокту от солдат. Теперь орк был окружен рыцарями. Они отличались от рядовых пехотинцев. Это была элита империи во главе с Блуно, Бетрингом и Адандатором.

Крокту наполнило напряжение, и он почувствовал, что его враги входят в мир Вершины Мастерства. Бежать было некуда. Вокруг были плотные ряды рыцарей, а за ними – пехота. Он был полностью изолирован.

Это был настоящий Колизей, где его ожидало жестокое побоище, в котором он либо убьёт их всех, либо умрёт сам.

Тело Крокты ускорилось. Это был мир Вершины Мастерства, в котором один момент ощущался как вечность. И в этом мире Крокта оказался быстрее своих противников. Всё произошло в малейшую долю секунды, которую рыцари попросту не могли уловить. Двуручный меч взлетел к ним…

Дзын-н-нь!

Но был заблокирован Адандатором. Он встал напротив Крокты и сумел преодолеть давление Убийцы Огров. Другие же рыцари поняли что произошло только после того, как два противника обменялись несколькими ударами.

Пока они пытались найти брешь в защите Крокты, Адандатор получил удар в лицо и лишился нескольких зубов.

В то же время лезвия рыцарей метнулись к Крокте. Их нельзя было избежать. Однако он моментально перешел в героический мир. Орк должен был быть разрублен, но вместо этого мечи рыцарей поразили лишь друг друга. Броня рыцарей не выдержала ударов, и воины были отброшены назад. Однако…

На щеке Крокты появился тонкий порез.

– …

Крокта повернулся к рыцарю, который сумел нанести ему удар. Это был лидер Уланов Синего Дракона, Блуно. Крокта почувствовал, что мастерство владения копьём этого рыцаря также достигло героического мира. Он преодолел контроль Крокты за причинно-следственными связями и сумел провести частично успешную атаку.

Этот рыцарь был сильнее, чем ожидалось.

Крокта обрушил свой меч на Блуно. Тот запаниковал и попытался уклониться, однако полностью избежать удара ему не удалось, и на его лбу появилось длинное рассечение. Ещё немного, и капитан рыцарей лишился бы своей жизни. Тем временем Крокту атаковали одновременно и Адандатор, и Бетринг.

Рыцари объединились. Они окружили его со всех четырех сторон. Крокта противостоял этой угрозе героической силой, но мощь рыцарей, особенно Адандатора, была попросту невероятной.

Несмотря на всё своё мастерство, некоторые удары он остановить не мог.

Крокта покрепче сжал свой двуручный меч. Множество рыцарей были разорваны на части, но и по телу Крокты уже начала течь его собственная кровь. Тем временем на месте убитых рыцарей появлялись новые.

Крокта продолжал убивать и убивать. Именно этого он и хотел.

Его дух был чист, а тело возродилось. В этот момент он атаковал рыцаря, на мгновение потерявшего свою концентрацию. Рыцарь не успел ответить на молниеносную атаку, и его голова, облаченная в шлем, покатилась по земле.

– Хро-хро-хро… – рассмеялся Крокта, оглядевшись по сторонам.

Рыцари осторожно отступили назад, не сводя глаз с Крокты. Разница в численности была попросту абсурдной, но в этот момент Адандатор внезапно поднял голову. Бетринг и другие рыцари смотрели куда-то ещё. На них падала чья-то длинная тень.

Крокта тоже оглянулся.

На холме стоял всадник. Окинув взглядом поле боя, он с усмешкой произнёс:

– Кажется, я не слишком опоздал?