Глава 187. Убийца Богов (часть 2)

Гехерад был в смятении. Храм бога солнца, который можно было назвать причиной существования самого города, был в огне.

– Всеобщая эвакуация!

– Что происходит?

– Огонь, огонь!

Первыми отреагировали те, кто находился в зале для поклонения. На алтаре, где хранился последний огонь, вспыхнуло пламя, которое начало быстро распространяться по всему храму. Паломники завопили и вместе с охраной бросились к выходу. Испуганные кузнецы также покинули кузницу.

То же самое касалось жреца и группы Крокты, которые в настоящее время находились в архиве. В храме стало горячо, и они поспешили выбраться наружу.

– В чем дело…?

– О, боже.

– Бог солнца!

– Смотрите, смотрите!

Эвакуированные из центра города жители с опустошенными лицами смотрели на храм. Казалось, всё здание пылает. Тем не менее, на самом деле храм не горел. Он был похож на факел, однако этот огонь ничего не уничтожал. Даже флаги, развивавшиеся над его шпилем, оставались абсолютно неповрежденными. Каким-то чудом храм остался целым и невредимым даже несмотря на то, что был полностью окружен красным пламенем.

– Солнце, сжигающие врагов и согревающее детей. Для тех, кто не верит в него, оно является карой, а тем, кто поклоняется ему – прибежищем и защитой, – пробормотал жрец.

Люди повернулись к говорящему.

– Это сила бога солнца. Говорят, что его пламя сжигает врагов, но не наносит вреда тем, кто таковым не является.

– А-а-а…

– Неужели бог солнца пробудился? Это ведь его сила, верно?

– Возможно…

Огромный храм горел, но при этом не сгорал. Это было невероятное зрелище, которое невозможно было воспроизвести без самой настоящей божественной силы. Неудивительно, что люди начали поговаривать о пришествии бога солнца.

– Нет, это не так, – внезапно раздался чей-то голос.

– Растад?

Это был Растад, на лице которого висело какое-то странное выражение. Казалось, кузнец одновременно и ликовал, и печалился.

– К сожалению, это не пришествие бога солнца.

– А-а?

– Это последняя кузница.

Все собравшиеся тупо уставились на него. Лишь один жрец кивнул, словно понимая смысл сказанного.

– Ясно. Всё-таки, последняя кузница…

– Что Вы имеете в виду? Мы же только что в ней были, – произнес один из кузнецов, обращаясь к Растаду.

Однако дварф лишь покачал головой.

– То место, где вы были, – всего лишь комната рядом с залом для поклонения. Настоящая последняя кузница находится в другом месте и, как бы мы ни хотели, мы не можем использовать её по своему первому желанию. Это легендарная кузница, которая появляется, когда загорается последний огонь.

Теперь на лице Растада виднелась ясная улыбка.

– Для того, чтобы использовать последнюю кузницу, должны быть соблюдены три условия. Она появляется лишь тогда, когда в ней нуждается сам мир, когда в её печь кладет железо по-настоящему достойный мастер, и…

Растад посмотрел на Крокту, и тот невольно вздрогнул. После этого кузнец так широко улыбнулся, что продемонстрировал людям два ряда своих белых зубов.

– И когда оружие куётся для воина, который его заслуживает. Последняя кузница появляется лишь в этом случае, – добавил Растад, после чего замолчал.

Его взгляду предстало зрелище, которое он, возможно, больше никогда не увидит.

А затем ни с того ни с сего начался дождь.

Кап-кап-кап-кап!

Как только дождевые капли встретились с огнем, храм окутало облако пара, и здание скрылось из виду. А затем жители Гехерада и его посетители услышали звук ударов по железу.

Бдум-м-м!

Следующий удар прозвучал ещё громче.

Бдум-м-м-м-м-м!

Звуки от пылающего храма, капающего дождя и ударов кузнечного молота заполнили весь Гехерад.

Бдум-м-м-м-м-м-м-м-м!

* * *

После того, как было получено божественное послание, общественное мнение некоторое время оставалось неоднозначным, но постепенно всё-таки пришло к единому выводу. Если все боги сказали, что Крокта – их враг, значит, он должен быть уничтожен.

– Никогда не думал, что настанет день, когда все боги прошепчут одни и те же слова, – произнес закованный в стальные доспехи мужчина.

Герцог Кристиан внимательно посмотрел на него.

– И это шанс, который второй раз мне может уже и не выпасть. Я должен идти.

Рядом с Кристианом стоял один из его подчиненных. Он обладал огромнейшим талантом, и герцог не жалел для его развития абсолютно ничего. Это была его правая рука, его представитель и сильнейший среди магов, Могсулин.

Что касается того, кто стоял напротив, это был паладин, избранный самим богом войны. Используя его благословение, Аклан уничтожал всех, кто осмеливался встать на его пути. Естественно, он приветствовал это божественное послание больше, чем кто-либо другой. Он был преисполнен верой в своего бога и хотел как можно скорее избавиться от Крокты и орков.

И его решительный взгляд служил тому доказательством.

– Хм-м-м, понятно, – произнес Кристиан, думая над сложившейся ситуацией.

Глубокорелигиозные эльфы и дварфы уже готовились к походу. Божественное послание не осталось без внимания, и добровольцы собирались вместе, чтобы исполнить его. Те, кто знал, как сражаться, и те, кто хотел угодить богам, стремились отличиться в столь великом деле. Те, кто хотел познать себя и обрести честь, чуть ли не в очереди выстраивались. И их целью была Крепость Оркрокс.

– Если такова твоя воля, я не буду пытаться тебя остановить, – ответил Герцог Кристиан.

В разговоре с императором он высказался отрицательно насчет этого сражения, но также он не отбрасывал в сторону мысли, что происходящее – крайне важно. Однако, так или иначе, он не хотел следовать за всеми. Он относился к типу людей, которые разжигали пламя, а не которые загорались сами.

И Аклан был лучшим человеком в вопросах разжигания пламени войны. Он верил в своего бога. Именно его вера и стала причиной существования Аклана. Его фанатизм распространился среди людей, будто чума.

– Меня хочет сопровождать Адандатор.

– Адандатор?

– Да.

Адандатор был ранен в битве с Кроктой. Его стремление было вызвано желанием свершить месть? Или, возможно, его тоже затронуло безумие Аклана?

– Хорошо.

Так или иначе, причины не имели значения. Адандатор был человеком, близким к императору. И у него не было близких отношений с Кристианом.

– Но прошу понять, что я не могу отправить вместе с тобой регулярные войска и рыцарей. Ты должен помнить, что именно император, а не боги, находится на вершине империи, – объяснил Кристиан.

– Я знаю.

– Но это не значит, что ты не можешь нанимать добровольцев. Собери людей в храме бога войны. Уговаривай, убеждай, угрожай. Используй всё, что сочтёшь приемлемым. В свою очередь, я тоже поговорю с императором. Если солдаты захотят пойти – они пойдут.

– Спасибо, – ответил Аклан и глубоко поклонился ему, – Я вернусь, чтобы отблагодарить Вас за проявленную милость.

– Насчет этого не волнуйся. Вернись с победой. Этого будет достаточно.

– Да!

– Что ж, тогда иди.

 

Аклан снова поклонился Кристиану и направился к выходу.

«Будь добр, разожги пламя войны до такой степени, чтобы все понесли катастрофические потери, а явный победитель так и не появился», – подумал Кристиан, глядя ему вслед.

– Судя по всему, орки действительно вскоре прекратят своё существование. Баланс может пасть. А тогда в дело вступим мы, – произнёс оставшийся стоять рядом с Кристианом Могсулин.

– Думаешь?

– Орки исчезнут с лица континента.

– Разве среди орков нет монстров?

– Их более чем достаточно, но их противники – боги. И если кто-то стал неугоден самим богам, то какие у него шансы?

– Действительно.

– Даже если за ними стоит Падший Бог, они обречены.

Согласно словам Могсулина, во время сражения Крокты с империей, от него явственно ощущалась сила Падшего Бога. Это и стало толчком к принятию остальными богами такого решения.

– Я рад, что ты здесь.

Могсулин познал мир Вершины Мастерства и был связан с богами. Он знал, что на уме у богов и рассказал об этом Кристиану. Без Могсулина Герцог попросту не знал бы всего этого.

– Но что произойдет, если победит Крокта? Ему уже удалось сделать то, что казалось невозможным. Пусть он и орк, но я восхищаюсь им. Независимо от того, насколько велики боги, я не уверен в исходе на все сто процентов, – неловко улыбнувшись, произнес Могсулин.

– На этот раз даже он ничего не сможет сделать. Пусть он и стал лучшим бойцом, который победил Адандатора, но боги – далеко не те существа, которых можно убить мечом.

– Те, кого нельзя убить мечом… Насколько им стоит верить?

В ответ Кристиан рассмеялся. Люди по всему континенту следовали воле божественного послания. И это была прекрасная возможность для таких, как Кристиан.

* * *

Тем временем в Гехераде не прекращал лить дождь. Однако пламя, окутывающее храм, не исчезло. Люди пытались подойти к храму, но не могли войти в него из-за жары. Это было по-настоящему чрезвычайное событие.

Кроме того, по городу продолжали разноситься звонкие звуки ударов кузнечного молота.

Бду-м-м-м!

Бду-м-м-м!

– Интересно, Закиро жив?

– Ну, звуки ударов мы пока что слышим…

– Он хоть пообедал, точка?

– …

– Какой усердный парень, точка. Если бы я был на его месте, я бы уже умер с голода.

Бду-м-м-м!

По словам жреца и Растада, Закиро в настоящее время создавал оружие с использованием последнего огня. Оружие, в котором была задействована божественная сила. Тем не менее, пока кузнец, словно обезумевший, колотил железо, Крокта, Тийо и Анор сосредоточились на еде.

Даже снаружи храма было горячо, а потому Закиро уже вполне мог быть сожжен. К счастью, стук продолжался, но вместе с этим никто доподлинно не знал, был ли кузнец в безопасности.

В таком духе прошел целый день.

– Значит, мой отец направился на север, точка?

– Думаю, что так, – ответил жрец, попивая пиво.

Из-за того, что храм горел, жрец временно лишился своего места жительства и был вынужден поселиться вместе с группой Крокты в гостинице. Не было такого правила, которое запрещало бы жрецам пить пиво, так что служитель храма пытался хоть как-то снять своё волнение.

– Он мимоходом упомянул, что ищет человека, который знает северные мифы.

– Мой папа действительно странный, точка.

Они шли по его следам с севера на юг, затем на запад и теперь, судя по всему, их курс снова лежал на север. Хедор и вправду обошел весь континент.

– Но на этот раз, это другой север, точка… – проговорил Тийо, взглянув на Крокту, – Если мы пойдем отсюда на север, то разве не придем на землю орков?

– Так и есть, – в знак согласия кивнул Крокта. Если они направятся на север от Гехерада, то прибудут к Деревне Басков и Крепости Оркрокс. Им казалось, будто кто-то намеренно вёл их по этому маршруту.

– Прошло уже очень много времени с тех пор, как я покинул свой дом.

Место, где всё началось, Оркрокс.

И Крокта был наполнен горячим желанием вернуться туда.

– Кстати, когда уже Закиро закончит меч? Я заждался.

– Я тоже, точка. Похоже, для нашего Крокты готовят что-то особенное.

– Думаешь, это будет легендарный меч?

Товарищи посмотрели на Крокту. Причиной всего происходящего был Убийца Огров Крокты. И какое же оружие будет создано теперь?

– Э-э… Ну-у… – почесав затылок, пробормотал Крокта.

Он не был уверен. Он ожидал, что появится прекрасное оружие, но долгое ожидание, пар и дождь стали слегка надоедать.

В этот момент дварф, сидящий в соседнем кресле, внезапно спросил:

– Эй, что-то давно не было слышно стука, вам не кажется?

Звуки ударов по железу и вправду прекратились.

– …

В городе было тихо, и товарищи всерьез переполошились.

– Неужели…!

– Да, точка!

– Пойдемте скорее!

Друзья покинули гостиницу. Дождь всё ещё лил, как из ведра. Тем временем храм уже начал постепенно возвращаться к своему первоначальному виду, поскольку огонь, так сильно поразивший весь Гехерад, исчез.

Группа Крокты побежала к храму. Когда они прибыли к нему, то увидели, как в дверях храма появился дварф. Это был Закиро. Его тело было покрыто сажей, но глаза кузнеца сияли.

Увидев Крокту, он направился к нему. В шагах дварфа чувствовалась усталость.

Крокта тоже пошел к нему навстречу.

– … Хорошая работа, – произнес орк, увидев большой меч в руках кузнеца.

Закиро остановился, посмотрел на Крокту и рассмеялся. Здесь не нужны были похвалы. Закиро, кузнец клана Золотой Наковальни, гений, ещё в молодом возрасте получивший титул «Создателя Убийц». И он передал Крокте оружие, в которое вложил абсолютно всё.

– …!

Взяв в руки новый меч, Крокта понял. Это был не просто хороший двуручный меч. Это было даже нечто большее, чем оружие. Стандарты оружия, которые он знал, были сломаны, и Крокта почувствовал, что с этим мечом способен вызвать настоящее чудо.

Это был идеальный подарок для воина. Крокта обнял его, после чего с дрожью посмотрел на Закиро. Как ему выразить свою признательность кузнецу, который создал «это»?

– Закиро…

Крокта открыл рот… Какое-то время помолчал, после чего снова его закрыл. С трудом подавляя свои эмоции, он попросту потерял дар речи.

– Ну, в общем, вот… – глядя на Крокту, пробормотал Закиро.

Оставить комментарий