Глава 191. Убить буревестника (часть 4)

Птенцы буревестника тихо покрикивали. Всего их было десять.

Сами буревестники были размером с дом, а потому даже маленькие птенцы достигали груди взрослого человека.

Крокта озадаченно разглядывал птенцов, которые смотрели на гостей своими ясными глазами.

– Значит, у буревестника есть дети.

– Симпатичные, точка.

Они были ростом с Тийо. Когда гном подошел к птенцам, те внимательно посмотрели на него, явно испытывая любопытство. Один из птенцов подошел и ткнулся в него головой, в связи с чем гном от неожиданности вскрикнул. Второй же птенец начал медленно приближаться к нему спереди, слегка потряхивая клювом, что явно свидетельствовало о его враждебных намерениях.

– Э-э?!

Внезапно Тийо вздрогнул. Из клюва маленького буревестника капала кровь, окрашивая землю в красный цвет.

– Кажется, они просто недавно закончили есть, – произнес Занкус, указав в сторону. Там лежали тела таких монстров, как огры и тролли, а также туша украденного дрейка, порядком уменьшившаяся в размерах.

– Вот почему она стала чаще вылетать на охоту.

В пещере ютилось десять птенцов. В настоящее время они были ещё совсем маленькими, но вскоре должны были вырасти до размеров взрослой особи, что потребовало бы ещё большего количества пищи.

– Значит, буревестник сражается с ограми, чтобы защитить своих птенцов, точка?

– Полагаю, что так.

Птенцы не знали, какие усилия сейчас прикладывает их мать, и начали медленно приближаться к незнакомцам. Когда Крокта погладил подошедшего птенца по голове, тот, слегка похлопав крыльями, потерся о ногу орка. Они были очень ласковыми и дружелюбными.

– Буревестники живут тысячу лет, – сказал Занкус, глядя на маленького буревестника, – Кроме того, их яйца очень долго созревают. Буревестники прячут их в безопасном и теплом месте и долго ждут, пока их птенцы не вылупятся.

Договорив, внезапно Занкус рассмеялся. Крокта, Тийо и даже птенцы недоуменно уставились на него.

– Я охотился на буревестника, чтобы превзойти Шакана. Но я в очередной раз понял, каким же великим он был охотником, – произнёс Занкус, указывая в сторону входа в пещеру.

Компаньоны ещё не успели рассмотреть пещеру как следует, и вот, когда солнце немного опустилось, в гнездо начал проникать солнечный свет, осветив высеченные на одной из стен буквы.

Это было какое-то послание. Очевидно, оно было высечено уже много лет назад, но буквы всё ещё оставались достаточно разборчивыми, чтобы их можно было прочитать. И Крокта с Тийо поняли, кто их оставил. Это были следы человека, которого они никогда не смогли бы забыть.

[Я – потомок Шаканов и безымянный охотник. Я оставляю это послание для всех последующих охотников. Настоящий охотник никогда не охотится на детёнышей. Буревестники живут тысячу лет и вынуждены сто лет высиживать яйца, чтобы из них вылупились птенцы.

Один факт того, что вы дошли до сюда, означает, что вашу охоту на буревестника можно назвать успешной. Эти редкие птицы не должны исчезнуть из истории. Мы – охотники, но не истребители.]

Шакан не потерпел неудачу в охоте на буревестника. Он выяснил, что птица охраняет яйца и без колебаний отказался от своей идеи убить её. И это касалось не только Шакана. Ниже его послания можно было прочитать и другие надписи:

[Я – охотник прерий Абудай, и я уважаю волю Шакана.]

[Я – тёмный эльф Хикад. Пожалуйста, позвольте матери-птице увидеть плоды своего труда.]

[Я – Альбулла, сильнейший охотник во всём в мире! Сегодня я проявлю милость.]

[Здесь был охотник Джоффри. На этом моя охота окончена, и я наконец-то вернусь домой, к жене и детям.]

[Ух ты, здесь 12 яиц. Позаботься о своих детях, буревестник! Охотник Уильям.]

После Шакана здесь побывали и другие охотники, оставив свой след на стене пещеры и отказавшись от идеи добавить в список трофеев когти этой птицы. Буревестники и вправду были редким видом птиц с красивыми темно-синими крыльями, которые практически исчезли с лица земли. Добраться до этой пещеры смогли и другие охотники, но они не стали убивать птицу, чтобы почтить волю Шакана и позволили матери защищать свои яйца.

Слова, оставленные ими на скале, ярко сияли на солнце. Послание Шакана уже обветрилось, но вот следы, оставленные другими охотниками, были достаточно ясны. Некоторые из них и вправду были великими охотниками, о которых Занкус слышал.

– Они пришли сюда разными путями, но при этом сделали один и тот же выбор.

Лучшие охотники, которые были способны прорваться сквозь опасный лес и добраться до гнезда буревестника… Оказавшись здесь, они почувствовали то же самое.

И вот, обменявшись взглядами, Занкус, Крокта и Тийо уже знали, что им нужно делать.

– Хе-хе, мне буревестник с самого начала понравился, точка.

– А зачем ты целился в него из Генерала?

– Это такое приветствие, точка.

Товарищи напоследок погладили птенцов, после чего покинули гнездо.

Откуда-то снизу слышались пронзительные крики их матери.

* * *

Группа Крокты без промедлений начала спускаться вниз по отвесной скале. Тем временем буревестник летал вокруг скалы, сбрасывая огров и одновременно сражаясь с огр-магом. Птица лишилась большого количества перьев, а по её телу текла кровь.

Крокта выхватил Убийцу Богов.

– Огры, ничего личного.

Затем Крокта прикинул расстояние, и с громким криком прыгнул вниз.

– Буль-та-р-р-р-р-р!

Убийца Богов обрушился прямиком на зазевавшегося огра. Пусть Убийца Огров и стал Убийцей Богов, но это сделало подобных монстров лишь ещё более легкой добычей.

Затем пришла очередь второго огра, который с ужасным воплем был разрублен пополам. Увидев, что сверху появились новые враги, шокированный огр-маг отшатнулся назад. И в это же мгновенье мимо него пролетело гигантское копьё.

– Угра-а-а-а-а! – взревели огры, в которых попала стрела Занкуса.

Как только атака огров была остановлена, разъяренный буревестник взмыл в небо. Птица была сбита с толку тем, что ей внезапно начали помогать двуногие существа.

Огров было несколько десятков. Однако Крокта, Тийо и Занкус мгновенно взяли верх, даже не вспотев. Золотистое лезвие сияло в лучах солнца, а огромные стрелы без конца бомбардировали их. Те огры, которым хватило смелости броситься в атаку, были мгновенно остановлены потоком магических пуль Тийо.

 

Буревестник также спустился и продолжил атаковать огров. Он схватил своими когтями огра, который намеревался атаковать Крокту сзади. В качестве благодарности орк поднял кверху большой палец, а птица взмахнула крылом.

– Угра-а-а-а-а!

– Гро-о-о-о!

– Грэ-э-э-э!

Ситуация изменилась в корне, и огры начали что-то друг другу кричать. А затем раздался рёв огр-мага:

– Гру-у-у-у-у-ух!

Друзья не знали, что это значит, но рёв прозвучал как приказ к отступлению. Огры начали быстро спрыгивать вниз и убегать в сторону леса.

Крокта убрал свой двуручный меч.

Не прошло и полминуты, как огров и след простыл. Отступление произошло настолько быстро, что трудно было даже поверить, что несколькими мгновениями ранее здесь происходило ожесточенное сражение. Шум битвы исчез, и в лесу снова воцарилось спокойствие. Лишь трупы убитых огров так и остались валяться на земле.

Буревестник медленно опустился на землю.

– Кхи-и-ик.

Вблизи буревестник выглядел ещё красивее. Словно пытаясь сказать им «спасибо», птица своими ясными глазами уставилась на группу Крокты.

Занкус подошел к буревестнику и тот опустил голову, чтобы находиться на одном уровне с охотником. Некоторое время они просто смотрели друг на друга.

Занкус протянул руку, и буревестник подвел к ней свой клюв.

Охотник молча погладил птицу, по всему телу которой остались раны и кровь. Затем птица мягко коснулась тела Занкуса своим клювом. Теперь между ними обоими была связь, словно подтверждая полное отсутствие враждебности.

Буревестник опустил своё тело на землю, а затем издал какой-то звук. Сначала охотник не понимал, что это значит, а затем догадался, что она предлагает ему забраться к себе на спину. И вот, Занкус запрыгнул на спину огромной птицы. За ним последовали Крокта и Тийо. Чтобы положение было более устойчивым, Занкус обхватил шею буревестника, Крокта вцепился в охотника, а Тийо схватился за Крокту.

– Ку-и-и-ик!

А затем буревестник взлетел. Земля мгновенно оказалась где-то далеко внизу. Птица описала круг над своим гнездом и полетела над лесом.

Деревья, монстры, ручьи – всё это казалось товарищам каким-то игрушечным.

Солнце уже близилось к закату, и Крокта наслаждался свежим воздухом, дующим ему в лицо. Он с упоением смотрел на бесконечный зеленый пейзаж, простирающийся под ним.

Он жил здесь. Он жил в мире Старейшины.

– Буль’тар.

Некоторое время они ещё наслаждались пейзажем. Неужели буревестник каждый день видел такую красоту…

– Красиво, точка.

– Полностью согласен.

Даже буревестник взмахнул крыльями, словно поддерживая их мнение. После этого птица начала спускаться и приземлилась у входа в гнездо. Птенцы тут же закричали, приветствуя свою мать. Они неуклюже прыгали вокруг неё, и мать расправила крылья, накрыв всех своих птенцов.

Крокта и его товарищи видели кровь и шрамы, покрывавшие спину и крылья буревестника. Птенцы же этого не видели… Они не знали, что сегодня их мать могла больше не вернуться в гнездо.

Она оберегала их днём и ночью. Она приносила им пищу и охраняла вход. Каждый день она рисковала своей жизнью, чтобы защитить и накормить их.

Крокта повернулся и посмотрел наружу. Солнце уже садилось. Это были красивые сумерки. Глядя на это великолепное зрелище, Крокта подумал, что мир действительно разнообразен. Все в нём пытались выжить. У каждого существа была своя уникальная жизнь.

– Сегодня был длинный день, точка, – произнес стоявший рядом с Кроктой Тийо.

Солнечные лучи полностью осветили пещеру и каменная стена, где были оставлены послания охотников, ярко сияла.

– На ней ещё есть пустые места, – произнёс Занкус, после чего направился к стене, – Что скажете?

В ответ Крокта с Тийо улыбнулись и кивнули.

Занкус достал стрелу, приложил её наконечник к стене и начал медленно выводить буквы.

[Вечная слава величайшему охотнику, Шакану. Охотник Занкус.]

Затем он остановился и передал стрелу Крокте, который написал на стене своё имя:

[Воин Крокта.]

Затем настала очередь Тийо.

[Мужественный Тийо.]

Прочитав послание гнома, два орка, как и сам гном, весело рассмеялись.

В этот момент.

Вж-ж-ж.

Раздался внезапный шорох, и товарищи резко повернулись в сторону входа. И вот, над выступом, ведущим в пещеру, появилась смуглая рука. Рука вздрогнула и вслед за ней появилась вторая. Затем медленно появился и сам владелец обеих рук. Это было опасно, но он, в конце концов, сумел добраться до гнезда.

– Уф… Уф…

– Чи-ри-и-и-и-ик! – добавил нежить-воробей.

Это был Анор. Всё это время, пока его товарищи сражались с ограми и наслаждались потрясающими пейзажами со спины буревестника, он карабкался наверх. И сейчас он едва стоял на ногах.

– Уф… Уф-ф…

Всё его тело было пропитано потом. В конечном итоге, эльф пошатнулся и плюхнулся на землю.

– Тебе удалось, точка, – усмехнулся Тийо, после чего дописал и его имя.

 [Дохляк Анор.]

Внезапно молодой буревестник подошел к Крокте, явно намереваясь поиграть с веселым зеленым орком. Крокта опустился перед ним на колени, потрепывая по загривку, и снова посмотрел на оставленный ими след.

[Вечная слава величайшему охотнику, Шакану.

Охотник Занкус. Воин Крокта. Мужественный Тийо. Дохляк Анор.]

В этом лесу обитало множество самых опасных существ. Гнездо буревестника, в свою очередь, находилось в самом суровом месте.

И у охотников, которые добрались до него, была специальная гостевая книга.

Оставить комментарий