Глава 204. Война Богов (часть 2)

Орки и экспедиционные войска перемешались между собой. Среди них была и Аня, которая беспорядочно размахивала своими топорами и беспрерывно кричала:

– Сдохните! Сдохните! Сдохните!

Её оружием были два маленьких топора. И в руках Ани это были лучшие инструменты для убоя живых существ. Все, кто находился рядом с ней, незамедлительно превращались в кровавое месиво.

– Идите к мамочке! Я обещаю, мы с вами весело позабавимся! – взглянув на лица тех, кто находился поодаль от неё, воскликнула Аня.

Слизнув кровь со щеки убитого ею рыцаря, она захихикала. Её плечи задрожали, а затем она внезапно метнула свой топор. В спине убегавшего солдата появилась дыра.

– Эй, ребятушки, даже не вздумайте никуда убегать! – предупредила их Аня, продолжая метать свои топоры, которые попадали точно в головы солдат экспедиционного войска.

– Ухра-хра-хра-хра!

Это было безумие, вполне подходящее для титула «Безумная убийца». Не менее активно действовал и отряд её берсерков.

– Вперёд!

– Если не хотите умереть, тогда убейте нас!

– Хрэ-хрэ-хрэ-хрэ!

Берсеркам было плевать на силу богов и боевой дух противников. Они кололи, резали и рубили. Они получали десятки ран и погибали. Им было достаточно того, что они уже находились на поле боя.

– Вперёд, малыши. Следуйте за мной!

– Да!

– Понял!

Аня вытащила из-за пояса ещё один топор и осмотрелась вокруг, задаваясь вопросом, кого же убить дальше. Но в этот момент земля затряслась.

– Ух, что за…?

Эпицентром встряски было то место, где стоял Кумарак. Однако вызвал его вовсе не Крушитель Гор. Землетрясение было результатом действий дварфа-паладина, против которого он сражался.

– Хм-м…

Аня присмотрелась повнимательнее. Кумарак был весь в крови и едва стоял на ногах. С другой стороны, его противник был практически цел и невредим.

– Что, этот дварф – бог?

Свет, окутывающий дварфа, служил доказательством присутствия в нём божественной силы.

– Всё-таки это правда…

Раньше она никогда не сражалась с богами. Всё, что она знала о них, – это лишь то, что они никогда не появлялись на глаза простым смертным и зачастую производили достаточно приятное впечатление. Но вот, теперь эти существа ступили на землю, чтобы избавиться от орков.

– Как интересно.

Дварф взмахнул молотом, и Кумарак заблокировал этот удар, однако был отброшен назад. Глядя на то, как на земле лежит один из величайших воинов, Ане стало немного не по себе.

– Глупый парень.

Кумарак был могущественным воином. Однако силы, которой он так гордился, явно недоставало в этом бою. Дварф пнул упавшего орка и того подбросило в воздух.

– Вы сражайтесь здесь, а я ненадолго отлучусь, – произнесла Аня, обращаясь к своим подчиненным.

– Да!

Затем она прыгнула вперед. Она растаптывала и разрубала на куски всех, кто становился у неё на пути. Её целью был Кумарак.

– Кумарак!

Однако её призыв не достиг адресата. Кумарак снова направился к дварфу. Он выглядел ужасно, но при этом не потерял своего боевого духа. Скорее, он лишь с ещё более обезумевшим взглядом продолжал размахивать Разрушителем. Молот и топор скрестились, и два врага посмотрели друг на друга.

Внезапно Кумарак ударил кулаком, метя прямиком в лицо дварфа. Лицо божества перекосилось, и оно тоже ударило кулаком, выбив у Кумарака несколько зубов.

– Гр-р-рх!

Кумарак снова начал наносить удары кулаком и получать их же в ответ. Это был рукопашный бой с богом. Они выронили своё оружие и покатились по земле. Боевой дух Кумарака оказался заразным, и бог громко прокричал:

– Ку-ма-рак! Я убью тебя!

– Давай, Тартатод! Бог зловонных червей!

Тартатод.

Теперь Аня всё поняла. Кумарак сравнял с землей гору и убил великого червя, получив титул «Крушитель Гор». Значит, этим богом должен быть сам Тартатод – покровитель подземных жителей. Он появился перед Кумараком, чтобы отомстить за Альмутада.

– Боги такие же, как мы.

Рука Ани дернулась.

Она не верила в тех, кто называл себя богами. По её мнению, они ничем не отличались от тех, кто жил на земле. Как она могла склонить голову и произнести молитву богу, когда тот ревел и размахивал кулаками?

Они были просто могущественными существами. И не более того.

– Ты собираешься вмешаться в их бой? – внезапно кто-то её спросил.

Аня отшатнулась. Возле неё стояла женщина в рясе жреца – одна из редких эльфиек, которые решили остаться с экспедиционными силами.

– Сначала ты должна встретиться со мной.

Эту женщину Аня никогда раньше не видела. Однако Безумная убийца сразу поняла, кто она, и рассмеялась.

– Аха-ха. Ты?

– …

– Для меня большая честь встретиться с тобой. Но, у меня вопрос. Ты знаешь, как драться?

Оппонентка улыбнулась. Это была богиня, которая всегда проявляла милосердие. Всеми восхваляемая богиня милосердия, которая исцеляла раненных и помогала страждущим.

– Ты – очень знаменитый боец.

– Благодарю.

– Однако на твоих руках кровь многих людей, – сказала богиня милосердия. Безумная убийца Аня и вправду находилась на совершенно противоположной стороне по отношению к богине милосердия.

– Итак, теперь пришло время остановить череду трагедий, виной которым ты.

– Остановить череду трагедий? – рассмеявшись, переспросила Аня.

А затем она указала рукой на поле боя. Орки и члены экспедиции убивали друг друга. Обе стороны были охвачены своим собственным безумием и не стеснялись бросаться в самую гущу боя. Они размахивали своим оружием до тех пор, пока не переставали дышать.

Это был настоящий ад.

– Это поле боя – ваших рук дело, так что ты и все остальные боги – просто лицемеры. Если взять всё, что я сделала в своей жизни, это будет казаться забавной комедией по сравнению с трагедией, которую вызвали сегодня вы, – продолжила говорить Аня.

– …

Лицо бога мелко задрожало.

– Однако, тут уже ничего не поделаешь. Давай уже начинать, – улыбнувшись, произнесла Аня.

А затем где-то позади них раздался рёв Кумарака.

– На этом всё, бо-о-о-о-о-ог!

Потом что-то взорвалось, а земля загрохотала так, словно провалилась в бездну. Она не знала, где и как это произошло, но зато отчетливо слышала истошные вопли тех, кто пострадал от последствий.

Рассмеявшись, Аня покрепче сжала рукояти своих небольших топоров.

 

– Разве это не тебе скоро придётся спешить на помощь своему дружку?

* * *

Занкус хромал. Охотник, спрятавшийся где-то посреди бесчисленного количества воинов, продолжал стрелять. Занкус отвечал ему, но стрелы противника были быстрее и точнее.

Разница была не особо большой. Однако именно эта разница могла определить кто из них выживет, а кто – умрёт. Занкус стиснул зубы и быстро перевязал рану на бедре. Даже сейчас он чувствовал, что враг целился в него. Он явственно ощущал чье-то убийственное намерение.

Воистину бог.

Занкус не знал, что делать.

– Проклятье.

Таким образом, он решил спросить совета у кое-кого другого. Занкус закрыл глаза, зная, что где-то посреди поля боя стоит невидимый охотник, который готовится забрать его жизнь. И вот, он уставился во тьму, раскинувшуюся под его веками. И увидел в ней человека.

Шакан. Лучший охотник, которого он знал. В этой критической ситуации у него была возможность задать всего один вопрос.

– Как мне охотиться на этого врага?

И Шакан ответил.

Занкус открыл глаза. Свет уже летел к нему. Он был довольно близко. Но перед тем, как вонзиться в его голову…

Охотник крутанулся и вражеская стрела оцарапала его щеку.

– Я понимаю, Шакан, – пробормотал Занкус, глядя на источник света.

Затем он положил стрелу на тетиву. Её металлический наконечник размылся, переходя в иной мир. Она была нацелена прямиком в небольшой зазор где-то между экспедиционными войсками. Там, в тени флагов, стояла едва видимая тень.

Это был он.

Занкус выстрелил. Тень, которая сражалась с ним, исчезла, но вот стоявшие рядом солдаты были попросту разорваны на части. Занкус не удовлетворился этим результатом и выхватил ещё одну стрелу.

Натягивая тетиву, он вспомнил совет Шакана.

– Ты не можешь на него охотиться.

Он представил себе образ Шакана и попросил у него ответа. Занкус не сможет охотиться на этого врага, так как тот был лучшим охотником, чем он. А потому ему нужно было отказаться от такого понятия, как «охота».

– Сегодня ты должен быть не охотником.

Стрела Занкуса прошла прямиком сквозь нескольких бегущих вперёд солдат. Они были убиты на месте. Следующими на очереди были рыцари, которые противостояли оркам. Рыцари тоже были убиты. Затем стрела попала в щит дворянина. Щит был пробит, и дворянин рухнул на землю.

– Сегодня… Ты должен быть убийцей.

Вскоре его выстрел настиг врага. Тому удалось избежать смертельного ранения, но он всё равно получил определенное повреждение. Враг споткнулся и упал на землю. Однако он не умер.

– Ничего, скоро ты умрешь, – рассмеялся Занкус и снова прицелился.

Его звали Занкусом, Сбившим Солнце. Занкусом, Убийцей Солнца. И речь шла вовсе не об охоте. «Убийца» – вот каким было второе имя Занкуса. Стрелы, которые он клал на тетиву своего лука, были не обычными, а содержали в себе волю самого лучника. Если так, то каков был их предел? Занкус до такой степени свыкся со своим луком, что мог поместить в стрелу саму «смерть».

– Умри.

Теперь он был в зоне «убийства», а не «охоты». Стрела Занкуса вновь нацелилась на черную тень. Занкус был убежден, что его противник будет убит этой стрелой.

Но в этот момент.

Блестящий свет попросту стёр его стрелу из этого мира.

– …

Все, кто находился на поле боя, подняли глаза к небу, увидев вспышку яркого света. Он исходил от старика со светящимися крыльями. А затем тот взмахнул своим посохом, и на членов экспедиционного войска хлынул свет. Их оружие засияло, а раны затянулись. Жар, поднявшийся из глубин их тел, моментально снял всю усталость.

Это касалось не только воинов экспедиции, но и самих богов, сражающихся с орками. Бог охоты, который уже понял, что обречён, моментально скрылся из виду. Его тело восстановилось, и он тут же атаковал снова.

Фьу-у-у-ух!

– Это какое-то мошенничество, – с трудом уклонившись от луча света, пробормотал Занкус.

Он не знал, что это за старик в небе, но он явно оказывал куда большее влияние на сражение, чем другие боги. Его сила попросту доминировала на поле боя. Свет, источаемый им, продолжал помогать экспедиционным войскам и давить на орков.

Занкус осмотрелся по сторонам. Баланс боя начал рушиться. Орки погибали один за другим. Кумарак, Аня, Воллачи и другие… Они тоже были отброшены назад. Боги явно черпали силу от льющегося на них света. Поражение было очевидно. А это означало лишь одно: орков ждет тотальное уничтожение.

Лицо Занкуса перекосилось, но тут он услышал чей-то голос.

– …

Занкус был ошеломлен. А затем голос снова заговорил.

– …!

Глаза охотника округлились, а спустя мгновенье он громко расхохотался.

– Хро-хро-хро-хро!

Он поднял свой лук и вытащил из колчана железную стрелу. Затем он натянул тетиву и прицелился в небо. Краем глаза он видел, как со стороны в его шею нацелен новый луч света. При этом его мощь была куда больше, чем раньше.

Но Занкусу было всё равно.

– Я понимаю.

Свет. Он исчез, прежде чем достиг Занкуса.

А затем на Занкуса обрушились и другие лучи света – те, которыми был окутан старик, парящий в небе. Однако они исчезли прямо перед ним, словно столкнулись с невидимой стеной. Но Занкуса всё это не волновало. Он сосредоточил всю силу своего тела на одном единственном объекте. На его лучшей «стреле смерти», которую он только мог создать.

– Ухра-а-а-ах!

Перегруженные мышечные волокна одно за другим начали рваться.

– Гра-а-а-а-а-а-а! – проревел Занкус.

Он выжал из тела всю свою силу. Неважно, что его мышцы порвутся. Не имело никакого значения, что его руки попросту сгорят. Главное было то, что тетива была оттянута до максимально возможной степени. И вот, незадолго до того, как Занкус и его лук сломались…

Он понял, что время пришло.

– Вперёд.

А когда тетива была отпущена… Его стрела была похожа на капельку росы, падающую с листочка. Она казалась пером, слетевшим с крыла и подхваченным ветром… Его стрела смерти была нацелена прямиком в небо.

– Впе-рё-о-о-о-о-о-о-од!

И она взлетела вверх. Старик попытался остановить стрелу, но она неслась вперёд, игнорируя абсолютно всё. Она пронеслась мимо старика и поднялась к самой вершине неба. Её цель находилась в самом конце небосвода. Это было солнце, освещающее мир.

Убийца Солнца, Занкус. Его стрела вышла за пределы времени и пространства, чтобы пронзить само солнце. И вот, посреди небесного светила появилось черное пятно. Оно начало постепенно распространяться, и вскоре всё солнце стало черным.

На мир упала тьма. Кромешная и непроглядная темнота.

Но даже Убийца Солнца, Занкус, не мог навсегда остановить солнце. Мир будет погружен во тьму всего лишь на несколько минут. Но и этого было достаточно.

И вот, во тьме, в которой никто и ничего не мог увидеть, раздалось хлопанье крыльев, а над полем боя прозвучал чей-то голос:

– Я – северный ястреб.

Занкус рухнул на землю, не в силах даже пальцем пошевелить.

– Хранитель восхода. Бледно-синий знаменосец, который руководит шаманами.

Теперь настал его черёд. Наставник орков-шаманов и самый сильный шаман этого века.

– Ташаквиль.

А затем из-под земли раздался странный шепот. Когда солнце погибло, в кромешной тьме начали появляться оголодавшие демоны ада.

Оставить комментарий