Глава 217. Волнения (часть 3)

Игроки, оставшиеся в Старейшине, согласно правительственным постановлениям разместились в безопасных городах. Биджеи, транслировавшие события в Старейшине, за обещание вознаграждения стали доверенными лицами правительства.

Поначалу было много путаницы. Но как только ситуация была улажена, игроки начали демонстрировать привычную им модель поведения. К счастью, осталось достаточно много игроков высокого уровня, поэтому у них не возникало проблем хотя бы с обеспечением питания.

– Чем там вообще правительство занято?

– Они абсолютно некомпетентные. Но эти козлы из Эльзако ещё хуже. Создать такую игру… – произнес один из игроков, после чего внезапно замолчал. Мир Старейшины был слишком реалистичным. Они пробыли здесь так долго, что начали забывать, что делают: играют в игру или действительно являются частью этого мира.

– Разве мы не такие же, как все эти НПС, а наши воспоминания – всего лишь самообман? Если наши мозги…

Им казалось, словно они попали на страницы научно-фантастического романа.

– Хотя бы на работу ходить не надо.

– Да уж. Может, нам стоит не ругать, а благодарить Серого Бога?

– Прекрати говорить глупости. Мы не знаем, чем всё это закончится, так что…

– Я же шучу. Кому вообще такое в голову взбредет…

– Хорошо. Надеюсь, всем комфортно. Пойду, найду чего-нибудь поесть.

– Поесть? Ты собираешься есть в такое время?

– Мы не в начальной школе… К тому же теперь нам самим предстоит позаботиться о своем пропитании. Не волнуйся, я вернусь.

– Ты пойдешь один?

– С братом. Ах… У тебя, должно быть, тоже невысокий уровень?

– Ну, я совсем недавно начал играть.

Не обошлось дело и без споров, которые касались активов в Старейшине. Испуганные низкоуровневые игроки вынуждены были жить в палатках, в то время как игроки высокого уровня продолжали свою деятельность и наслаждались разнообразной роскошью. Всё это пытались как-то контролировать топ-игроки и биджеи, через которых действовали правительства разных стран.

– Разве мы не должны вмешаться?

– Оставь их. Мы и так сделали всё, что могли, – сказал Роммель, наблюдая за этим зрелищем, – К тому же, мы не можем контролировать абсолютно всех.

Мир Старейшины отличался от реальности. Здесь любой мог умереть от меча или в результате несчастного случая. Таким образом, теперь наказанием за проступок была сама смерть.

– Что говорят другие?

– Всё то же самое. Эксперты продолжают анализировать ситуацию… Честно говоря, я уже устал от них.

– …

Роммель чувствовал тревогу. Их усилия наверняка уже давно зашли в тупик. Принимая в расчёт разницу во времени между реальностью и Старейшиной, должна была пройти как минимум неделя. Тем не менее новостей извне так до сих пор и не было. Правительство продолжало повторять всё то же, что говорило ещё в самом начале инцидента.

– Я схожу к мэру.

– Подожди, я попрошу кого-нибудь сходить вместе с тобой.

– Всё нормально. Я пойду один. Не переживай, я смогу защититься.

– С тобой точно всё будет в порядке?

– Говорю же тебе, не волнуйся.

С этими словами Роммель покинул «деревню игроков». Мир Старейшины продолжал жить своей жизнью, а они чувствовали себя запертыми в нем, словно в клетке. Извне просили, чтобы Роммель почаще связывался с местными властями. В этом не было ничего удивительного, поскольку Роммель, будучи гениальным лидером, был широко известен среди НПС и хорошо подходил для сбора информации. Мэр Аппалачи был знаком с Роммелем, а потому последний часто наведывался к нему, чтобы выведать те или иные сведения.

По пути Роммель встретил знакомого охранника, и его лицо немного просветлело.

Затем он зашел в приемную к мэру, который тут же его поприветствовал:

– О, Роммель! Какое счастье видеть тебя снова. Итак, что привело тебя ко мне сегодня?

– Я просто хотел поблагодарить Вас. Я очень признателен, что Вы обустроили нам место на окраине города. Благодаря Вам всё идёт хорошо.

– Ха-ха-ха, это пустяки. Проклятые звездами – тоже люди. К тому же сейчас такое время… Когда мы должны помогать друг другу, – поглаживая усы, произнес мэр, – Ну, как я полагаю, тебя интересует ситуация с Серым Богом.

– Интересует, но я пришел вовсе не из-за этого.

– Ха-ха, будет тебе. Со мной ты можешь говорить открыто. Что ж, я расскажу тебе. Сильнейшие мира сего собрались вместе и направились на север, чтобы остановить Серого Бога. Однако в настоящее время у них трудности.

– Трудности…?

– Демоны, которые, как мы думали, были истреблены, возродились и напали на них. Более того, их поддерживает сила Серого Бога, поэтому их продвижение слегка затянулось. Однако… – улыбнулся мэр, – С нами ведь боги. Думаю, проблем не будет.

«Боги уже объединялись, но не смогли одолеть даже орков», – подумал Роммель, однако проглотил эти слова.

Теперь орки были их союзниками. Кроме того, все расы, проживавшие как на континенте, так и на севере, объединились с богами.

– Что такое Серый Бог?

– Мы точно не знаем. Какой-то древний бог, который пал из-за других богов… Не знаю как и почему, но он вновь сумел появиться здесь и теперь хочет уничтожить этот мир.

Эта информация также была общеизвестной, причем не только жителям Аппалачи. Игроки таких населенных пунктов, как Маллард, Арнин и многочисленных городов империи получили схожие сведения. Если верить системному сообщению, то единственным способом спастись было избавиться от Серого Бога.

Если победит Серый Бог – мир погибнет, и вся жизнь в Старейшине будет уничтожена. Умрут и игроки. Смерть в Старейшине привела бы к смерти и в реальности. Это было поистине ужасное задание.

– Тогда разве не стоит отправить армию? Орков и членов экспедиционного войска осталось не так и много… – спросил встревоженный Роммель.

– Говорят, что демонов нельзя победить обычным способом. Простые люди моментально погибают при встрече с ними, так что наша армия будет лишь помехой.

– И когда Серый Бог уничтожит мир?

– Этого я не знаю. Говорят, что Серый Бог всё это время поддерживает действие какого-то заклинания, но я не знаю, сколько времени требуется на то, чтобы оно заработало.

В этот момент перед глазами Роммеля что-то появилось.

Это было системное сообщение.

Последнее задание.

 

Серый Бог до сих пор жива и её сила быстро растёт.

Мир движется к новому началу.

Мне жаль вас, но благодаря вашей жертве вселенная сможет переродиться.

До разрушения мира осталось 7 дней.

Ровно через неделю, на рассвете, мир погибнет.

Какое то время Роммель молчал. Мэр ещё ничего не знал, а потому просто улыбнулся.

– В любом случае, не стоит переживать. Разве за дело не взялся сам Крокта?

* * *

Завербованный правительством оператор канала Игромании, Полароид, схватился за голову. Его видеоролики показывались на обычном игровом канале, но теперь его использовали, чтобы поговорить с государственными чиновниками.

Однако не так давно он получил секретное предложение.

– Санхён. Если у тебя всё получится, это будет джек-пот. Ты будешь купаться в деньгах. К тому же тебе нечего бояться, мы решим любые проблемы.

Пока правительственные чиновники отсутствовали, Игромания вышла с ним на связь и сделала предложение: отправиться на север и отснять битву между богами и Серым Богом. Конечно, его жизнь будет подвергнута опасности. Однако, в случае успеха, мир будет в восторге от лучшего из всех возможных видеороликов. Битва за мир, где на кон были поставлены жизни абсолютно всех и каждого. Сражение орков с экспедиционными войсками не могло даже сравниться с этой настоящей «войной богов».

Директор попытался убедить его, сказав, что это будет самая эпохальная трансляция за всё время существования Старейшины.

– Санхён, нам нужно спешить. Как ты думаешь, мы единственные, кто до этого додумался? Я более чем уверен, что других биджеев уже завербовали, и они обязательно попытаются подкрасться к полю боя. Они наверняка уже идут на север. Разве ты не знаешь, чего хотят все биджеи? Если не пойдешь ты, пойдет кто-то другой, и ты упустишь свой джек-пот.

Полароид закрыл глаза. Его жизнь была поставлена на карту. Транслируя последние войны, он несколько раз оказывался втянутым в битву и погиб. В те времена он мог быть храбрым, поскольку подобная смерть не имела никаких последствий. Но теперь его смерть означала смерть в реальности; и никакие деньги и славу нельзя было сравнить с его жизнью.

У него были жена и ребенок. И прямо сейчас должен был быть медовый месяц. Когда жена с изможденным лицом протянула ему новорожденную дочь, он впервые в своей жизни привселюдно заплакал. Это было настолько радостное чувство, которого он никогда раньше не испытывал.

Ради них он должен был остаться живым…

– Простите. Я…

Но в этот момент…

Последнее задание.

Прочитав системное сообщение, Полароид застыл на месте. Директор, с которым он разговаривал, тоже замолчал.

Некоторое время оператор молчал.

– Санхён. Мне жаль это говорить…

– Но у правительства ничего не получилось. В Альбиносе ничего не было. Никто не понимает, как работает игра. Эксперты тоже ничего не знают. Некоторые говорят, что это паранормальное явление. Все правительства мира держат это в секрете.

– Итак, Санхён…

Полароид безучастно слушал его слова.

– Теперь ты понимаешь? Я позабочусь о твоей семье. Им ни о чем не нужно будет беспокоиться. Конечно, лучше всего, чтобы ты вернулся живым… Но я гарантирую, что они никогда и ни в чем не будут нуждаться.

Директор вздохнул, после чего продолжил:

– Я прослежу за тем, чтобы твои жена и дочь комфортно прожили всю оставшуюся жизнь. Я знаю, что это может показаться грязным ходом, но если ты не проведешь трансляцию и просто умрешь, я не смогу тебе помочь. Правительственная компенсация? Ты думаешь, они на это пойдут? К тому же в ловушке не один, и не два человека. Таких людей тысячи… А потому вряд ли стоит ожидать от правительства достойной компенсации. Короче говоря…

– Я понимаю, – прервал его Полароид, – Я понимаю. Я пойду и всё сделаю.

Директор ничего не ответил.

Полароид посмотрел на свои руки. Они тряслись. Он моргнул, прежде чем встать.

– Простите. Я вернусь позже.

Он проигнорировал дальнейшие слова директора и надел свою экипировку. Снаружи уже творился беспорядок. Очевидно, игроки только что прочитали системные сообщения, а потому громко кричали и поливали потоками брани как свои правительства, так и корпорацию-разработчика.

Полароид спрятался. Если его, одного из немногих биджеев поймают, то попросту запрут. Тем не менее, чтобы отправиться на север, ему нужно было покинуть пределы деревни игроков.

А затем он понял, что рядом с ним кто-то стоит.

– Ты…

Ювидсер Лэни. Лэни замела все свои следы и тоже поселилась в Аппалачи. Судя по всему, она вела своё собственное расследование, игнорируя слова правительственных чиновников.

– Я всё слышала, – сказала она, – Пойдем?

Полароид посмотрел на нее. Её лицо было бледным, поскольку всего минуту назад девушка узнала, сколько ей осталось жить. Тем не менее, взгляд Лэни оставался всё таким же твердым, как и раньше.

– Пойдем вместе, – предложила она.

– Да…?

– Самому тебе будет тяжело.

– Ты, почему…

– Я знаю, что все попытки исправить ситуацию в реальности провалились. А раз мне всё равно суждено умереть, то почему бы не сыграть в азартную игру? – ухмыльнулась Лэни, – К тому же есть кое-кто, кого я действительно хочу видеть.

Полароид знал, о ком идет речь. Тот, кого Лэни упорно преследовала. Тот, кто никогда не отступал. Великий воин, который в одиночку вышел против империи и который сразился с богом, чтобы спасти свой народ. НПС, имени которого было достаточно, чтобы разогреть сердце любого игрока Старейшины.

Орк-воин, Крокта. Он тоже был здесь.

– Действительно, – слабо улыбнувшись, пробормотал Полароид.

Это была его первая улыбка с момента начала инцидента.

Во время битвы с силами экспедиции все биджеи были сосредоточены исключительно на нём. И вот, когда Полароид подумал о Крокте, в его сердце появилась смутная надежда.

Как бы это ни было странно, но Крокта вселял надежду и веру. Он без лишних раздумий ступал на поля сражений, где поражение было предначертано самой судьбой, и всякий раз вырывал победу из её цепких рук. И теперь он был на их стороне. Знал он это или нет, но теперь Крокта сражался за их жизни.

– Да, пойдем, посмотрим. Этот орк задаст ей жару, – ответил Полароид.

Лэни протянула ему руку, и тот без колебаний взялся за неё.

А затем девушка использовала свой навык, и фигуры двух стримеров постепенно размылись.

Когда некоторое время спустя люди открыли дверь в его комнату, в ней никого не оказалось.

Оставить комментарий