Глава 221. Путь в никуда (часть 4)

Всё началось, когда погибли звезды.

Звездный бог вернулся в пустоту, а его наследие досталось Серому Богу. Именно благодаря ему она стала наблюдать за всеми этими смертями. В конце концов, Серый Бог стала свидетелем конца самой вселенной. Свет, озаряющий тысячи галактик, погас, и мир погрузился во тьму, превратившись в пространство без жизни и времени.

Они были последними. Они были последней цивилизацией, оставшейся в этой одинокой системе. Но даже их солнце постепенно начинало угасать.

Серый Бог впала в отчаяние. Однако шанс ещё был. Благодаря наследию звездного бога, она поняла, что существует великая магия, которая может обратить вспять судьбу вселенной и вернуть её к началу. Однако времени осталось совсем немного, ведь с каждым годом солнце становилось всё тусклее и тусклее.

Она решила, что должна попытаться предотвратить столь прискорбную судьбу до того, как сила солнца будет полностью исчерпана. Но другие боги этому воспротивились. Таким образом, Серый Бог и древняя раса столкнулись с богами Олимпа.

Это была ожесточенная битва.

И он тоже принимал в ней участие. Гушантимур, самый могущественный из драконов. Следуя своим собственным убеждениям, драконы встали по обе стороны спора. Гушантимур был одним из тех, кто последовал за Серым Богом.

Под конец битвы он остался последним из драконов, продолжая отбиваться от богов до тех пор, пока Серый Бог не была побеждена и брошена в другое измерение. Благодаря своей могущественной силе он смог уцелеть, тогда как большинство других драконов было убито или впало в спячку.

После того, как Серый Бог была низвергнута в другое измерение, Гушантимур остался один, чтобы созерцать этот мир. Он стал отшельником Чернолесья.

Гушантимур построил замок и протянул руку помощи тем, кто в этом нуждался. В основном к нему приходили представители главных рас, населявших этот мир, таких как люди, эльфы и дварфы. Но также встречались и те, кого рассматривали как монстров: гоблины, огры, тролли и так далее. Но Гушантимур уважал и разделял чувства абсолютно всех.

Все они жили лишь мгновенье по сравнению с тем, сколько прожил в этом мире он. Однако, даже столь короткие жизни не были напрасными. К нему приходили неопытные, но сильные ученики. Минуты и секунды их жизней сияли куда ярче тысячелетий тех, кто был практически бессмертен.

– Она вернулась…

Серый Бог стремилась спасти вселенную от неизбежной судьбы и восстановить жизненный цикл.

Гушантимур посмотрел на солнце и, вздохнув, закрыл глаза. Ветер растрепал его черные волосы.

Его ученики тоже почувствовали ауру Серого Бога и посмотрели на север. Его всегда шумное логово погрузилось в тишину.

Вспомнив о Сером Боге, на его лице появилась грустная улыбка.

– Мир должен быть спасен от вечной гибели.

Никто не мог видеть мир так, как видела его Серый Бог. Поэтому никто не мог по-настоящему понять её отчаяние.

– Я не позволю вселенной навечно остыть.

Вселенная приближалась к концу, и всё, что она видела, было связано со смертью. Она видела тьму в лучах утреннего солнца и чувствовала безнадежность, глядя в пустоту мрачного неба. Это было куда хуже смерти.

– Действительно ли я хочу увидеть конец…

Но теперь Гушантимур не знал, что делать.

Он вспомнил одного воина. Воина, который вызывал чудеса повсюду, куда бы он ни пошел. Воина, который совершал то, что казалось невозможным. Он отрубил голову великому вождю, одержимому Скорбью, остановил огромную империю и победил бога войны. И теперь он шел против Серого Бога, чтобы спасти этот мир.

Один из величайших воинов этой эпохи. Крокта.

Несмотря на то, что они провели вместе не так и много времени, такого, как он, нельзя было забыть. Жуткое лицо и злобная ухмылка. Его двуручный меч. И его характер, которому было несвойственно такие понятия, как «отступить» или «сдаться».

Но в чем была причина лезть в эту драку? Каким образом он мог что-то изменить?

– Я…

Однако внезапно размышления Гушантимура прервал чей-то голос:

– Учитель!

Он оглянулся и увидел слабого парня, который совсем недавно прибыл в его логово. Это был невинный кобольд-лучник Коможак, который считал гоблина Кяо настоящим примером для подражания. Он пришел в Чернолесье, умоляя взять его в ученики.

– Я сегодня лук попасть!

Перед кобольдом стояла соломенная кукла. Точность его стрельбы была не особо высокой, но на лице Коможака всё равно висела довольная улыбка. Сегодня он попал в тренировочный манекен.

– Я буду попадать завтра дважды! Пожалуйста, тренируй меня завтра! – проговорил кобольд с яркой улыбкой на лице.

Завтра.

Гушантимур безучастно посмотрел на него. Кобольд ничего не знал. Несмотря на то, что отсчет до конца света продолжался, он смеялся и говорил о завтрашнем дне.

Гушантимур осмотрелся по сторонам. На них смотрели многочисленные ученики, в глазах которых можно было прочесть неизвестные эмоции.

– Завтра.

… Если оно придёт. Нет. На завтрашнем дне всё не остановится. Гушантимур и все его ученики отлично проведут как завтрашний день, так и все последующие. У них будет ещё много завтрашних дней, утро которых будет начинаться с ярких солнечных лучиков. Они проживут каждый уготованный им день, каждую минуту.

– Два раза недостаточно, – мягким тоном проговорил Гушантимур.

– Кхень?

– Ты должен будешь попасть три раза, а не два. Ты сможешь сделать это?

Кобольд выглядел смущённо.

– Т-три, кхень…

Он почесал голову, стараясь избегать взгляда Гушантимура. Он посмотрел на соломенную куклу и раны на своих руках, после чего твёрдо кивнул.

–Т-три раза слишком много, кхень… Но, давай попробовать, кхень…

– Да.

Затем Гушантимур повернулся к другим ученикам и снова заговорил:

– Я хочу увидеть, как завтра ваш прогресс улучшится. Это будет суровый день. Готовы ли вы к этому?

Их глаза округлились. Ученики посмотрели друг на друга и кивнули.

Гушантимур улыбнулся.

– Хорошо.

А затем его тело начало медленно подниматься в воздух. Тело Гушантимура, пребывавшее в форме молодого человека, начало медленно трансформироваться. Оно вытянулось, а на коже стали прорастать черные чешуйки. За спиной распростерлись крылья, а зрачки глаз стали вертикальными, как у дикого зверя.

Теперь он размерами не уступал своему замку. Его тело было достаточно огромным, чтобы откинуть тень на всю тренировочную площадку. Красивые чешуйки и широкие крылья. Представитель самой могущественной расы, дракон, раскрыл свою внешность. Кобольд уставился на него с округлившимися глазами и отвисшей челюстью. Даже самые старые ученики Гушантимура никогда не видели его таким.

Вернувшись в форму черного дракона, Гушантимур кое-что прошептал. И его тон был таким же мягким, как и всегда.

«Отправляйтесь отдыхать сегодня пораньше. Готовьтесь к завтрашнему дню».

 

– Учитель, а куда Вы? – вслух спросил один из его учеников.

«Я…» – набирая высоту, произнес Гушантимур, – «Я тоже пойду готовиться к завтрашнему дню».

А затем он полетел к Храму Падшего Бога.

* * *

Гру-ру-ру-ру-ру-ру!

Дыхание черного дракона обрушилось на гигантскую пушку. Чтобы ненароком не попасть под него, Крокта и Абаддон бросились в сторону.

Фу-шу-шу-шу-шу-шу!

Мир наполнился гулким звуком. Дыхание растопило абсолютно всё, оставив после себя лишь огромную дымящуюся дыру, вокруг которой текла лава.

Крокта тупо уставился в небо. Он никогда прежде не видел черного дракона. Однако он знал, какова личность этого нежданного союзника.

– Гушантиму-у-у-у-у-у-у-р!

Судя по всему, он нейтрализовал оружие противника.

– У вас была какая-то связь с Гушантимуром? – улыбнувшись столь неожиданному спасению, спросил Крокта.

– Насколько я знаю, он… Он был великим другом, который в прошлом сражался вместе с нами. Но почему вдруг сейчас он решил нас остановить? – мрачно проговорил Абаддон.

– Хро-хро-хро, Гушантимур, которого знаю я, другой.

Крокта не знал, каким Гушантимур был в прошлом. Но тот Гушантимур, с которым он повстречался в Чернолесье, вовсе не следовал за Серым Богом.

И вот, вокруг черного дракона начала закручиваться магическая сила. Повинуясь его воле, десятки разрушительных сфер упали на магические пушки.

– Э-э…!

Абаддон вскинул руки, пытаясь остановить атаку Гушантимура, но Крокта тут же нанёс молниеносный удар Убийцей Богов.

– Ха!

Абаддон едва избежал атаки, но одна из его рук была отрублена и тут же объята пламенем.

– Ува-а-а-а-а-ах!

Абаддон попытался остановить огонь, вызванный Убийцей Богов, но это не сработало, и он беспомощно упал на землю. Тем временем все магические пушки были уничтожены Гушантимуром. Как только бомбардировка прекратилась, боги начали продвигаться вперед, уничтожая монстров.

Абаддон запаниковал.

– Сначала какой-то неопознанный шаман, а теперь древний черный дракон, Гушантимур.

Оборонительные рубежи, которые Абаддон считал несокрушимыми, были уничтожены. Даже он не предполагал появления третьих существ.

– Небеса помогают мне, – сказал Крокта.

– Небеса… Ха-ха-ха, небеса. Из-за небес…

Абаддон рассмеялся.

Это и вправду звучало комично. Крокта тоже рассмеялся.

– Убей меня. Я больше не могу сражаться, – отсмеявшись, произнес Абаддон.

Последний огонь Убийцы Богов все еще поедал его тело. Пламя поднялось с руки на плечо, медленно сжигая Абаддона.

– Я не собираюсь убивать тебя, – покачал головой Крокта.

– Если ты не убьешь меня сейчас, я восстановлюсь и нанесу тебе удар в спину.

– Только если ты будешь в состоянии это сделать.

– Сам подумай, зачем тебе меня оставлять в живых?

Крокта посмотрел на него сверху вниз и ответил:

– Я всё ещё нуждаюсь в тебе.

– Нуждаешься… Во мне?

– Ты угостил меня замечательным блюдом. Я до сих пор не могу забыть его вкус.

– …

– И когда-нибудь я хочу снова отведать твоей стряпни. Так что в следующий раз… – ухмыльнулся Крокта, – Встретимся за столом.

А затем он двинулся к Храму Падшего Бога.

Абаддон безучастно смотрел ему вслед.

– В следующий раз… – пробормотал демон и слабо улыбнулся.

Абаддон улыбнулся словам. Странно, но в этот момент он почувствовал себя беззаботным. Возможно, в душе он надеялся именно на такой исход. Избежать смерти – естественный инстинкт всех живых существ.

Боги приближались, и Абаддон отполз в сторону, чтобы не попасться им под горячую руку. Он смотрел, как боги и смертные следуют за Кроктой.

– Тебе нравится острая пища? – внезапно спросил Абаддон.

Рядом с ним стоял Гушантимур, вновь принявший человеческую форму. У дракона было порядком утомленное лицо. Ему было трудно использовать дыхание в настолько мощной степени.

– Не могу сказать, что нравится, но в то же время и против неё я тоже ничего не имею, – ответил Гушантимур.

– Правда? – переспросил Абаддон, – Если следующий раз действительно настанет… Я сделаю для тебя по-настоящему острое блюдо. Моя пряная лапша великолепна. Даже Крокта это признал.

– Ясно. С нетерпением буду ждать.

– Ха-ха-ха, я серьезно…

Тем временем над их головами плыла белая сфера, созданная Серым Богом. Судьба выпустила этот мир из своих рук. Теперь даже боги не знали, что произойдет дальше.

Финальная стадия этой войны стремительно приближалась к своему концу.

Оставить комментарий