Глава 226. Космос (часть 2)

Крокта стоял во тьме, будто поглощенный бездной Воллачи. Серого Бога не было.

– Космос, – раздался чей-то шепот. Но владельца этого голоса тоже не было видно. Крокта осмотрелся по сторонам и увидел небольшой источник огня. Что это было? Не раздумывая, он двинулся к огню.

– Последнее солнце.

Оно светилось красным цветом. А возле него Крокта увидел голубую планету, вращающуюся вокруг солнца. Старейшина. Он мог видеть её небо, её моря и огромный материк. Широкая земля Старейшины раскинулась перед ним словно карта.

Крокта снова посмотрел на солнце. Где-то посреди него был бог. После долгого и глубокого сна, солнце набрало силу и смогло источать больше тепла. Спящее солнце.

Крокта огляделся. Вокруг раскинулась огромная вселенная, начисто лишенная огней. Солнце Старейшины было последним огнем, оставшимся в этой вселенной.

Сцена остывающей вселенной… И посреди всего этого Крокта нашел мертвого бога. Полые глаза мертвого звездного бога.

Затем время начало быстро лететь вперёд. Мир постепенно остыл, и последний свет погас. Солнце больше не могло поддерживать планету. Старейшина стала мертвой планетой и сошла со своей орбиты.

Галактики, звезды и далекие планеты… Вся вселенная перешла в состояние вечной заморозки и пустоты.

Абсолютный ноль. Абсолютный холод. Конец.

Крокта закрыл глаза. Это был конец света, который когда-нибудь постигнет и мир Юнг Яна.

Вокруг ничего не было. Ничего.

Крокта продолжал держать глаза закрытыми. Тьма перед ним была куда глубже, чем темнота под его веками. Вечная тишина продолжалась.

Несколько секунд.

Или несколько дней.

Или несколько лет.

Возможно, сотни миллионов лет. Смысл времени был забыт, поскольку Крокта пал.

И посреди этого всего Крокта что-то услышал.

Тук.

Тук.

Он открыл глаза. Вокруг всё ещё было темно. Тем не менее, до ушей Крокты продолжал доноситься звук пульсации чего-то невидимого.

Тук.

Тук.

Вскоре в темноте появилась линия неописуемого цвета, при этом медленно пульсирующая. Во вселенной, где звёзды погибли, планеты были разрушены, а всё остальное попросту замёрзло… Лишь эта линия сияла блестящими красками.

Она соединила обширную вселенную. Она проникла сквозь пустоту и безнадежность. Одна-единственная линия связывала и прошлое, и настоящее.

На каком-то моменте этой линии можно было увидеть Крокту и Серого Бога. В том моменте, когда Вельзевул проглотил их, они продолжали стоять друг напротив друга. Линия проникала и через Серого Бога, и через Крокту с Вельзевулом, и через всех остальных.

Следующей точкой на линии был Юнг Ян с Земли. Он лежал в своей капсуле, будто мертвый, а его сестра Юи молча ходила вокруг него. Они всё ещё были на одной линии. Немного дальше можно было увидеть опирающуюся на прилавок Хан Йори. Она что-то напевала с пустым выражением лица и смотрела на входную дверь, словно кого-то ждала.

Кроме того, он видел, как толпы людей останавливаются перед большими экранами и смотрят на их схватку с Серым Богом. Эта толпа и весь остальной мир тоже были на одной линии. Эта вселенная была еще молода. У Земли впереди было ещё много времени. Но когда-нибудь и ей придёт конец. С самого начала Большого Взрыва и до абсолютной тьмы – всё это находилось на одной линии.

А затем он вернулся сюда, в Старейшину. Линия стала пульсировать быстрее.

Крокта всё видел. Усталое лицо Антуака. Спокойного Гушантимура. Гранта, Томпсона, Джереми. Эньяниса, Эльсанаду, Илью. Эйлин, Капура, Ракуту. Йону и Зелькиана. Акантора и Закиро.

Множество людей, с которыми он повстречался. Он видел их всех. Даже боги не могли избежать этой линии. Эта яркая линия проникала абсолютно во всё.

Он задавался вопросом: что же она собой представляет? Кроме того, почему у неё такой цвет. Из-за чего она так сияет? Эта линия была бесконечной. Огромная вселенная, измерение Старейшины и измерение Земли: все они были на этой линии.

Неизвестные вселенные и миры, которые он не знал – всё было пронизано этой линией. На ней оставалось прошлое и настоящее.

И вот, Крокта последовал к новому месту. Время и пространство отмотались назад. Он подошел к стене. Линия проходила над стеной. Крокта не понимал, что это значит. Это была сплошная стена какой-то неизвестной личности.

А за ней он ничего не видел.

Тем временем линия начала пульсировать ещё быстрее.

Тук.

Тук.

Некоторое время её пульсация продолжалась, и через короткое мгновение Крокта увидел то, что было скрыто от его глаз.

А там.

За этой стеной…

Из глаз Крокты потекли слёзы. Кто же знал?

И вот, он вновь оказался в сплошной темноте.

– Мой ребенок, который поклялся мне, – произнес голос, воздействуя сразу на все органы чувств. Забытое существо, о котором уже никто не помнил.

Однако он всегда шептал им. Он шептал всей вселенной.

– Докажи это.

Крокта схватился за рукоять своего меча, и сияющая линия, проникающая сквозь мир, обернулась вокруг лезвия Убийцы Богов. Медленный темп вселенной был передан Убийце Богов, находящемуся в руках Крокты.

Теперь он снова стоял перед Серым Богом. Только что их проглотила огромная пасть Вельзевула, а потому они были здесь единственными. Крокта чувствовал, как цветная линия подталкивает его в спину.

Она продолжала медленно пульсировать когда вселенная только зарождалась, и когда она умирала. Перед её вечностью отчаяние было ничем.

– Серый Бог, – окликнул Крокта своего врага.

Он покинул космос и вернулся туда, где был изначально. Время снова потекло в своём привычном ритме. Убийца Богов больше не испускал пламени, однако был окружен ярким свечением. Свечением, которого не существовало в этом мире.

И Серый Бог увидела это.

– А-ах…

Она была права. Конец света был ужасен. Вечный холод принёс бы полную и безвозвратную гибель. Но в то же время она кое-чего не знала. Даже эта великая пустота была всего лишь горсткой пыли по сравнению с великими законами мироздания.

Существа, живущие в этом мире, были просто пылинками, но даже эта вселенная была крошечной точкой перед лицом великой гармонии. А эта линия была судьбой, которая сопровождала рождение и затухание новых измерений.

Пускай их мир когда-то погибнет, но зато где-то родятся десятки новых миров, десятки новых вселенных и галактик.

– Ты видела это?

Благодаря сияющему свету на лезвии Убийцы Богов, Серый Бог стала свидетелем той же картины, что и Крокта.

И она это поняла.

– Я…

Её душа, измученная страхом, не видела ничего дальше той стены. У неё была способность видеть смерть, что было недоступно другим; однако, она не видела того, что было после смерти.

– Но уже слишком поздно.

Заклинание уже начало действовать. Сошедший с рельс поезд нельзя остановить. Её магия неуклонно обращала энтропию вспять.

– Слишком поздно.

Из её глаз потекли слезы. Почему она никогда этого не видела? Если бы она узнала об этом немного раньше, то поняла бы правду, что ничто в мире не напрасно. Этот мир должен прожить уготованный ему век.

– Серый Бог, – вновь окликнул её Крокта.

Она видела перед собой орка-воина. Как и всегда, Крокта стоял на защите этого мира.

– Ты всё ещё не увидела «это» должным образом.

Его глаза покраснели, ведь он увидел мир намного яснее по сравнению с ее помутненным сознанием.

– На самом деле ещё ничего не поздно.

Глаза Серого Бога округлились.

Вшух.

Крокта взмахнул Убийцей Богов. Его лезвие медленно двигалось, раскалывая божественную сущность Серого Бога. Он разрубил жадный рот Вельзевула, поглотивший их. Сама вселенная двинулась по траектории Убийцы Богов. Мир наклонился, и лезвие его клинка рассекло белую сферу, покрывавшую небо.

Мир залился неописуемыми цветами, а в глаза ударил блестящий свет.

И стоя посреди этого пейзажа, Крокта продолжал смотреть на линию вселенной. Она медленно пульсировала. Как и всегда.

Тук.

Тук.

Пульсация самого мира. И вот, где-то на ней Крокта обнаружил одно пятно. А затем он понял, как дошёл до этого места.

– Вот, значит, как…

День близился к закату. Дунул ветер и с дерева упал пожелтевший лист. Этот лист. Именно он стал началом всех последующих событий.

– Ох.

Листок упал на плечо проходящей мимо девушки. Она остановилась и посмотрела на падающие листья. Была осень.

– Падающие листья. Разве это не хороший знак? – улыбнулась идущая рядом с ней подруга.

– Да. Сегодня я даже встретила красивого парня…

Две девушки остановились и некоторое время смотрели друг на друга.

– Может, по чашечке кофе?

Они уже собирались было распрощаться, но упавший листик заставил их остановиться и обратить внимание на расположенное неподалеку кафе. Клиентов в нём было мало, а у окна можно было увидеть красивого молодого человека, разговаривающего со странным мужчиной средних лет в ханбоке.

Пока девушка думала, кем же они друг другу могут являться, её подруга продолжила болтать:

– Что касается Старейшины, мне удалось хорошо прокачаться благодаря моему брату. Он здорово мне помог. А ты?

– Ух ты, как я тебе завидую… А у меня вчера были неприятности.

– Неприятности? Что случилось?

– Одна свинья внезапно схватила меня за задницу…

– И что ты сделала? Ты сообщила об этом? Как некрасиво!

Девушки этого не видели, но красивый молодой человек, сидящий у окна, тут же напрягся, услышав их слова. А затем он обратился к мужчине, сидящему напротив него.

– Учитель-ним.

– Ну что?

– Как мне попасть в эту игру?

 

– Ты передумал?

– Да.

Ветер подтолкнул листок, листок подтолкнул девушку, а ее голос подтолкнул Юнг Яна ступить в мир Старейшины.

– Правильное решение.

Тогда откуда взялся этот ветер?

– Хрм-м-м?

Ленокс стоял на тренировочной площадке Оркрокса. Он не переставал практиковаться, даже когда стал старше. И вот, проведя очередной взмах топором, он что-то услышал.

Тук.

– Что за странный звук?

Благодаря этому чистейшему удару Ленокс коснулся линии, проникающей сквозь мир. Но он не знал что это, поскольку ещё не достиг этого царства.

– Что ж, рано или поздно я пойму.

Великий воин Ленокс.

– А если нет, то, возможно, появится хороший рекрут и достигнет царства, которого я не смог. В любом случае, сейчас это не имеет значения, – проговорил Ленокс и снова взмахнул топором.

Обычный взмах его топора коснулся цветной линии. Поначалу воздействие было незначительным. Это было всего лишь небольшое колебание, которое невозможно было почувствовать. Но это колебание росло и распространялось, направляя небольшие импульсы в сторону далекой планеты.

Линия вздрогнула и вызвала легкий ветерок. Это произошло совершенно случайно. Однако именно она стала причиной появления небольшого ветерка в далёком и незнакомом ему мире. Этот ветерок… В лучшем случае это был просто слабый порыв ветра, который едва бы кто-то мог почувствовать.

Но именно он заставил лист упасть. Лист, который упал на плечо девушки.

Всё было связано.

– Это ты всё устроил? – спросил Крокта.

– Я не устраивал этого. Я просто наблюдал, – ответил «он».

«Он» и был источником того самого голоса. Он был ответом мира, вошедшим в его душу.

«Он» ждал Крокту. И Крокта о многом хотел его спросить. «Он» знал все истины и законы. Однако Крокта понял, что ему разрешено задать всего один вопрос.

Время потеряло всякий смысл. Прошло несколько секунд, минут, дней, а, может быть, даже сотни миллионов лет.

И вот, стоя посреди этого сияющего света, Крокта задал свой единственный и последний вопрос:

– Что будет дальше?

За пределами стены Крокта увидел новые миры и зарождающиеся новые вселенные. Пока существовала эта линия, жизнь будет продолжаться. Конец, который увидела Серый Бог, был лишь песчинкой на берегу огромного океана.

Жизнь всегда была значимой. И она не заканчивалась смертью.

Линия начала вибрировать.

А затем «он» рассмеялся. Сам мир рассмеялся.

– Все цивилизации саморазрушатся, а их солнца остынут.

– Одни будут слишком ненавидеть друг друга, а другие своими собственными руками уничтожат свои миры.

– Ревность, зависть, злоба… Всё это приведет к концу.

– Но вы должны не бояться отдаленного будущего, а любить друг друга в этот момент.

– Любить друг друга.

– Распространять любовь, а не ненависть.

– Конца нет.

А затем «голос» положил руку на плечо Крокты и прошептал ему на ухо:

– Ты доказал это, мой сын.

Этот голос…

Забытый бог, о котором уже никто не помнил. Тот, кто всегда наблюдал за ними. Тот, кто не оставлял их одних.

Крокта улыбнулся. Его миссия была окончена.

– Это было очень тяжело, – опустив уставшие плечи, вздохнул Крокта.

– Я знаю, – ответил «он».

А затем Крокта завершил последнее задание.

* * *

Огромная пасть Вельзевула проглотила Крокту и Серого Бога. А потом появился луч сияющего света. Первое, что исчезло, – это Вельзевул. Его тело было уничтожено. На этот раз уже окончательно. Серый Бог, стоявшая возле орка, также была разрублена пополам.

И, наконец, последней целью была белая сфера. Двуручный меч Крокты, Убийца Богов, уничтожил её. Когда сфера треснула, во все стороны хлынул свет, заполнивший собой весь мир.

Мир Старейшины был окутан белым светом. А затем он исчез, словно его и не было.

Прошла секунда, две, и люди начали вставать со своих мест. Смертные, убитые в бою против Серого Бога, а также боги с поврежденными сущностями, начали подниматься.

Великая магия. Она была способна воссоздать вселенную. Но её истинной целью было возрождение. Сила, которую Серый Бог хотела использовать для уничтожения мира, теперь же восстанавливала весь нанесенный ею ущерб.

Герои и боги, которые встали на пути у Серого Бога, были воскрешены. И все они смотрели лишь в одно место. Туда, где стоял Крокта. А перед ним на земле сидела Серый Бог. Ожившая и плачущая.

Всё было кончено. Крокта победил.

– Серый Бог.

Серый Бог, впавшая в отчаяние после того, как увидела конец вселенной, а затем привела мир на грань разрушения, со слезами на глазах посмотрела на Крокту.

– Никогда не забывай, что ты только что видела.

С этими словами Крокта развернулся. Последнее задание было завершено, а потому пришло время уходить.

– Ты спас мир.

– Мы спасли его вместе.

Бог войны, который сражался с Кроктой до самого конца, приобнял орка за плечо. Богиня магии пожала ему руку. Бог света и богиня милосердия поклонились ему. Тартатод показал ему большой палец. Все боги отдали Крокте дань уважения.

Хойт стукнулся с ним кулаком. Кумарак ударил его по плечу. Занкус просто встал рядом. Аня поцеловала его в щеку. Ташаквиль пожал ему руку. Воллачи одобряюще рассмеялся. Все орки отдали Крокте дань уважения.

Дриден стукнул его по плечу. Адандатор кивнул ему своей растрепанной головой. Гушантимур и Антуак улыбнулись. Его приветствовали люди, эльфы, смелые дварфы и умные гномы. Все расы отдали Крокте дань уважения.

И наконец он остановился перед Тийо и Анором.

– Мне пора уходить.

– Куда ты собрался, точка? Мы вообще-то договорились вместе путешествовать по континенту! – воскликнул гном.

Способность Серого Бога изменять восприятие исчезла. Теперь все примерно понимали, что «проклятые звездами» – путешественники из другого измерения, приглашенные сюда Серым Богом.

– Я не принадлежу этому измерению.

На глазах Тийо появились слезы. Впервые за всё время гном плакал.

– Прости, я не могу сдержать своё обещание, – улыбнувшись, сказал Крокта.

– Орк, который не держит слово…

– Эй, мужчины не плачут.

Крокта положил ему руку на плечо, а затем посмотрел на Анора, который тоже выглядел заплаканно, но при этом пытался улыбаться.

– Спасибо тебе за всё.

– Это тебе спасибо. Крокта спас меня. Я никогда этого не забуду.

– Я тоже вас никогда не забуду, – ответил Крокта, после чего обнял Тийо с Анором.

Гном и темный эльф были затащены в широкие объятия орка.

– А теперь.

Крокта сжал зубы. Чем короче прощание, тем лучше.

– Прощайте.

Крокта обвёл всех взглядом, и его тело начало постепенно превращаться в белые частицы. Он видел, как люди смотрят на него. Он улыбнулся слезливому Тийо, улыбающемуся Анору, коллегам, с которыми он сражался вместе, и союзникам, которые раньше были его врагами.

– Эй, салага!

Они тоже были здесь. Они никогда не умрут.

– Нет, теперь ты по-настоящему великий воин, Крокта!

Они улыбнулись и протянули Крокте кулаки.

– Хорошая работа. Буль-та-р-р-р-р!

А затем мир перед его глазами начал размываться. Он покидал его.

А перед тем, как вернуться на Землю, в его ушах раздался крик Тийо:

– Мы ещё увидимся, Крокта-а-а-а-а-а-а!

* * *

Крокта положил конец инциденту со Старейшиной. Широкой общественности стало известно, что именно он – тот самый таинственный «человек-загадка», но никто так и не смог выяснить, кем он является на самом деле.

Последнее задание было пройдено, а люди, подключенные к игре, вернулись.