Глава 42. Вода (часть 1).

Над деревней вдалеке виднелся дым.

Слабую дымку пока что заметили только Крокта и Джереми, в то время как Блэкмор и другие игроки всё ещё предавались наслаждению музыкой.

С самого начала они знали, что впереди их ждут проблемы. Джереми поглаживал рукоятку своего меча, не подавая никаких признаков беспокойства. Что бы ни произошло, всё будет оставаться под его контролем, пока с ним его верный клинок. Он был мастером меча, прирожденным убийцей, которого признал даже Дерек.

А ещё Джереми знал, что орк тоже достаточно могущественный воин.

– Господин менестрель, там какой-то дым, – внезапно сказала женщина.

Блэкмор перестал играть на своем музыкальном инструменте.

– Что происходит?

Дым постепенно становился всё сильнее и сильнее, медленно застилая собою небо над деревней. Лицо Блэкмора застыло.

– Это… Похоже на огонь. Я должен спешить.

Блэкмор закинул свой музыкальный инструмент за спину и приготовился бежать в сторону деревушки. Когда Блэкмор уже готов был двинуться вперед, к нему быстро подскочил один из игроков и сбил его с ног.

Блэкмор упал на землю, а гриф его инструмента треснул. Менестрель лежал на земле и стонал.

– Ч-что… У-о-о-ох…

Игроки усмехнулись.

– Уже всё началось.

– Эй, подожди меня.

– Чего подожди-то? Тут и делить то нечего.

Крокта наблюдал за тем, как разговаривают игроки. Джереми же просто пожал плечами и вытащил меч.

– Брат, разве я тебе не говорил?

– …

– Вот почему я ненавижу проклятых звездами. Это отбросы, которые нападают на людей сзади, – посмотрел на орка Джереми, после чего добавил, – Конечно, о тебе я иного мнения.

Игроки развернулись к ним. В отличие от Блэкмора, у этой парочки было оружие, а один из них был орком, так что игроки были настороже.

– С тобой все будет в порядке?

– Верь в меня.

Игроки достали своё оружие. Маг отступил назад, приготовившись поддерживать их сзади.

– Надеюсь, ребята нас дождутся, – ухмыльнулась игрок-женщина, – Так, или иначе, наши младшие уже контролируют области с A1 по C4.

Джереми начал посвистывать. Его длинный меч поблёскивал под лучами солнца. По сравнению с мечом Крокты он казался крошечным, но количества человеческой крови, которую он пролил, было достаточно, чтобы создать небольшой ручей.

– Ребята, разве вы не видите, что братишка орк сердится? Зачем вы его провоцируете? Вы хотите истечь кровью? – шутил Джереми, сокращая расстояние. Его движения были легкими и плавными.

Крокта тоже вытащил свой двуручный меч и слегка пригнулся, собрав достаточно импульса, чтобы сразу же ринуться в атаку. Крокта осмотрелся по сторонам. Очевидно, с противниками впереди можно будет разобраться достаточно быстро, но проблема была в маге. Он уже что-то бормотал, явно подготавливая заклинание.

Маги всегда были назойливыми противниками. Крокта тщательно высматривал брешь в обороне врагов.

В этот момент… Глаза Крокты полезли на лоб. Неожиданно для всех маг без единого звука рухнул на землю. За ним стоял Блэкмор.

Менестрель встретился глазами со взглядом Крокты и подмигнул ему. Толпа впереди еще не знала, что случилось с магом. Крокта кивнул в ответ и ринулся вперёд.

– Буль-та-р-р-р-р!

Выкрикивать боевой клич орков-воинов перед битвой уже вошло у него в привычку. Следом за Кроктой побежал и Джереми.

Крокта мгновенно сократил расстояние до игроков, взмахнув своим двуручным мечом, что заставило их в спешке отступить. Затем из-за спины Крокты выпрыгнул Джереми и нанес молниеносный удар по руке одного из игроков. Он был похож на ветер.

Пораженные столь внезапной атакой игроки закричали:

– Магия! Где магия? Ты что, уснул?!

– В чем дело?

Но когда они обернулись к своему товарищу, то моментально побледнели. На них с безразличным видом смотрел Блэкмор, поставив ногу на грудь мага.

В этот момент игроки поняли, что смерть неизбежна.

Казалось, они уже чувствовали клинки Крокты и Джереми на своей коже.

И вот, вскоре их головы действительно расстались с телами.

Крокта и Джереми были слишком сильны для них. Они были не просто обычными жителями или какими-то бродячими музыкантами. Это был настоящий орк-воин и пресловутый мечник с окраин города беглецов, Анаила.

Вскоре пал последний игрок и их тела рассыпались на белые частицы. На землю выпала экипировка. Ничего достойного внимания среди обмундирования не оказалось. Кроме того, им нужно было спешить в деревню.

Блэкмор немедленно побежал в сторону дыма. Джереми и Крокта посмотрели друг на друга и кинулись следом.

В деревне был сущий хаос. Горело несколько домов и, то тут, то там кипели схватки между НПС и игроками.

Блэкмор огляделся и нашел кусок какого-то сельскохозяйственного инструмента. Он отломал его край, получив нечто наподобие дубинки.

Увидев действия менестреля, Джереми и Крокта обменялись взглядами. Блэкмор вёл себя достаточно квалифицировано: держа свою дубинку, он примеривался к её весу и словно пытался восстановить свои старые ощущение. Он явно готовился к бою.

Вскоре завязалась новая битва, в которой приняли участие и Крокта с Джереми. Жители деревни были фермерами, но у них были сельскохозяйственные инструменты, с помощью которых им удавалось хоть как-то отбиваться. Их сосредоточенные атаки даже смогли отправить на тот свет одного-двух игроков.

Двуручный меч Крокты обезглавил замешкавшегося игрока.

Проклятые звездами были слишком слабы. Некоторые обладали весьма приличным уровнем, но большинство из них выглядело новичками, которые только начали играть в Старейшину. Много кто и вовсе, завидев устрашающую внешность Крокты, бросался в бегство.

– Орк!

– Бежим! Тут орк!

– Бежим! Скорее!

– Мне страшно!

– Монстр!

Игроки поспешно убежали.

– …

Крокта даже не получил возможности нормально повоевать.

Джереми хихикнул и стукнул Крокту в плечо.

– Эй, брат. Что ж, твоё лицо стало пугать меня немного меньше. Только не принимай это близко к сердцу.

– Надоел, – ответил Крокта, а затем развернулся и добавил кое-что еще, – Вообще-то, я красивый орк.

И это было правдой. Крокта был красивым орком. Женщины-НПС в Оркроксе частенько заглядывались на него. При настройке персонажа он сделал своё лицо настолько ужасным, насколько это вообще было возможно, надеясь подшутить над своей сестрой, но, как оказалось, у орков подобные характеристики считались высокими стандартами красоты.

Джереми рассмеялся.

– Кстати, а что вообще здесь происходит? Проклятые люди собираются и нападают на жителей. Кроме того, какие-то они слишком слабенькие.

Крокта осмотрел экипировку игроков, выпавшую на землю. Все предметы были самого первого, «обычного» уровня.

– У меня есть одно предположение.

 

Игроки, убитые на подходе к деревне, сказали, что они уже заняли области с A1 до C4, а сами они идут на помощь к игрокам, которые сражались здесь. Характерной особенностью Шахматного Леса было то, что деревни располагались в шахматном порядке.

Постоянные злодеяния, которые люди совершали в онлайн-играх, не миновали собой и Старейшину.

– Блэкмор! Ты вернулся!

– Блэкмор?

Поднялся шум. Закончив сражаться, деревенские жители обнаружили, что Блэкмор вернулся. Однако их реакция была не такой, как ожидал Крокта. Скорее, всё было наоборот.

– Зачем он сюда припёрся…

– Я думал, ты ушел.

Они не хотели разговаривать с Блэкмором. Некоторые даже плюнули на землю, словно были совершенно не рады его приходу.

Блэкмор же просто опустил взгляд, покачивая своей самодельной дубинкой.

***

– Ха-ха-ха, Блэкмор – менестрель! Вот уж действительно никогда бы не подумал!

Крокта и Джереми остановились в доме дяди Блэкмора, Инграма. Он был высоким и крепким мужчиной, который выглядел весьма сильным для своего возраста.

– То-есть изначально он уходил из дома вовсе не для того, чтобы стать менестрелем? – поинтересовались они.

– Блэкмор? Этот шалопай был самым настоящим… – Инграм улыбнулся, посмотрев на Блэкмора, – Бандитом.

– О-хо-хо.

– Не таким уж был я и плохим, – завозражал Блэкмор.

– А что, разве это я стал гангстером у местного ростовщика?

– Ну, это… – опустил голову Блэкмор.

Джереми лишь покачал головой, а Крокта хмыкнул, после чего прошептал своему компаньону:

– Убийца, гангстер. Ничего не напоминает?

– Эй! – стукнул его в ответ Джереми.

– Всё, что он знал, – это лишь то, как драться и размахивать копьём. Это единственное, что он делал в Шахматном Лесу.

– Я не делал ничего особо плохого.

– Блэкмор стал известен в нашей провинции. Его называли бессердечным мерзавцем, напрочь лишенным чувств.

Угощая домашним пивом своих гостей: двух людей и орка, Инграм рассказывал им истории из прошлого. Вкус пива был весьма неплох. Крокта подумал, что оно похоже на то пиво, которое он пил в Оркроксе.

– Я сожалею об этом, – сказал Блэкмор.

– Да, ты ведь ещё не рассказал нам историю о том, как покинул Шахматный Лес. Как же тебя угораздило стать менестрелем?

Объяснение Блэкмора было недолгим.

Покинув Шахматный Лес, он скитался с места на место. Благодаря своим навыкам, он находил работу везде, куда приходил. Он работал наемником, солдатом, охранником в эскорте и много кем ещё. Однако его сердцу всегда было не по себе. Он зарабатывал деньги на страданиях людей.

Затем, совершенно случайно, он увидел, как в таверне играет менестрель. Навыки менестреля были не такими уж и первоклассными, но он видел, как люди смеются и веселятся. Блэкмор ел дорогую еду в зале, который был намного престижнее, чем у них, но при этом казался куда более несчастным.

Таким образом, он всё бросил и стал менестрелем. Это было 10 лет назад.

– Самый бесчувственный человек делает самую сентиментальную работу в мире.

– Разве это не из-за той девочки?

– … Как она? – отхлебнув пива, спросил Блэкмор.

– Замужем.

– За кем?

– За порядочным человеком.

– Тогда всё в порядке… Больше ни слова…

У Блэкмора тоже была своя печальная история. Его настроение стало настолько плохим, что Инграм, Крокта и Джереми решили больше не развивать эту тему.

– Люди, проклятые звездами… Они продолжают приходить? – немного помолчав, спросил Блэкмор.

– Да, и угроза от них весьма серьезная. Я пытался обратиться за помощью, но…

Деревни объединились, чтобы блокировать атаки тех, кого прокляли звезды, но с каждым разом становилось всё труднее.

Крокта покачал головой. Должно быть, эту область воспринимали как охотничье угодье для повышения уровней, а деревни были распределены между кланами, словно подземелья с монстрами.

В таких деревнях редко когда встречаются НПС с высоким уровнем. Не было здесь и профессиональных охранников.

Прекрасное охотничье угодье. Должно быть, у кланов было настоящее противостояние за право монополизировать весь Шахматный Лес.

– Чтобы обсудить эту проблему, завтра встретятся старейшины окрестных деревень, – сказал Инграм.

Блэкмор осушил свой бокал, после чего поднялся со своего места.

– Дядя, я стал менестрелем, поэтому спою тебе песню. Правда, мой инструмент сломан.

– Хо-хо, ты сочинил песню?

– Да. Я скучал по Шахматному Лесу и написал песню, посвященную этому месту.

– Если она будет ужасной, я сразу же перестану слушать.

– Конечно.

Затем Блэкмор начал петь.

Инграм зря беспокоился. Мелодия была прекрасной. Вводная часть была необычайно грустной, но с каждым куплетом песня становилась всё более радостной и захватывающей.

Слушатели то и дело хлопали в ладоши. Слушая лирику, они сами ощущали себя на месте исполнителя, радуясь, что скоро вновь вернутся в родные края.

– Я путешествовал по бескрайним морям,

  Бродил по лугам и полям.

  Но понял недавно я главную вещь.

  То, что ищу я, – давно уже есть.

  С рожденья у каждого есть…

– …

– Танцы под лунным светом, пение под дождем.

  Хо-хой! Я счастлив вернуться домой!

  Смех и слёзы под солнцем, да пляски гурьбой.

  Хо-хой! Я счастлив вернуться домой!

Оставить комментарий