Глава 48. Огонь в небесах (часть 3).

Ду-ду-ду-ду-ду-ду!

– Э-это…!

К тому времени, как толпа подошла достаточно близко, было уже слишком поздно думать о каких-нибудь контрмерах. Войско орков, словно танковая рота, уничтожила стройные ряды игроков.

В воздух взлетели отрубленные человеческие головы. Огромные лезвия раз за разом снимали головы с плеч. Грозное оружие орков, такое как алебарды, обоюдоострые топоры, секиры и молоты, рвали и сокрушали всё, до чего дотягивались.

– Ч-что?

Абсолютно неожиданно для всех появилось настоящее орчье войско, которое тут же начало опустошать линию фронта. Крокта увидел на их лбах белые звезды.

Он понял, что происходит, и рассмеялся.

Очевидно, их привело сюда видео, снятое Лэни в Деревне Одуванчиков. Люди-энтузиасты, которые играли орками, не могли оставить это просто так.

И вот, в сердцах деревенских жителей вновь загорелся огонь надежды.

– Братья! Не проявлять к врагу ни капли милосердия! – раздался чей-то громкий крик.

Орк-шаман схватил одного из игроков за шею прямо голыми руками и выпустил из ладоней молнию. Грянул гром, и враг превратился в обугленный труп. Шаман швырнул его в сторону других игроков и взревел:

– Буль-та-р-р-р-р-р!

Как много времени прошло с тех пор, когда Крокта в последний раз слышал этот боевой клич? В его груди что-то начало закипать, и он ответил:

– Буль-та-р-р-р-р-р-р-р-р-р!

Он встретился взглядом с другим орком.

Два орка кивнули друг другу. А затем заревели и другие орки. Их боевой клич, словно рёв диких зверей, заполнил собой всё поле боя.

Деревенские жители могли лишь шокированно наблюдать за происходящим. Откуда ни возьмись появились разъяренные орки! Каждый взмах их оружия приводил к чьей-то смерти. Глядя на это, жители тоже схватились за свои вилы. Они не знали, что происходит, но орки им помогали. А значит, шанс на победу всё ещё был.

А ещё они не знали, что значит этот боевой клич, но всё равно кричали его вместе со всеми остальными:

– Буль-та-р-р!

Поле боя окуталось вихрем хаоса. Люди против людей, орки против людей, и все друг против друга. Игроки погибали, превращаясь в белые частицы. Эта битва обещала закончиться лишь при полном поражении одной из сторон.

Тем не менее, кланы тоже не собирались просто так сдаваться. Высокоуровневые игроки перешли в оборонительную позицию.

– Грязные орчьи выродки…

– Да я моюсь чаще, чем весь твой клан!

Второй лидер Братства Орков, основанного Магучи, южнокорейский игрок по имени Кувакта, собрался с духом.

Изначально он был пейзажным фотографом, который любил фотографировать красивую природу, флору и фауну. Но после того, как он случайно решил попробовать поиграть в Старейшину, он полностью погрузился в великолепный пейзаж этого мира, единственный и уникальный в своём роде. Именно поэтому он стал не воином, и даже не шаманом.

Он был другом природы! Орком-друидом!

– Воплощение Феникса! – использовал умение Кувакта.

Изучая мир Старейшины, он встретил мощное и таинственное существо.

За его спиной растянулись пепельные крылья, а руки превратились в пылающие когти. Каждый взмах его крыльев распространял вокруг волны пламени, пожирающего тела врагов.

– Это безумие!

Один из магов вызвал духа воды, но феникс тут же атаковал его. Маг скорчился от боли, а сам дух воды моментально превратился в пар и рассеялся.

– Как вода может гореть…?

Маг плюхнулся на землю. Кувакта схватил его шею своими огненными когтями и спросил:

– Как ты зовешь этого духа?

– Что…?

– Ты знаешь имя своего духа?

– …!

– Вы просто зовете их духами. Вы даже не знаете их имён.

 Когти Кувакты впились в шею мага, и его тело начало гореть.

– Духи – это не инструменты. Это друзья. Ваш недостаток знаний является причиной вашего поражения.

– Это друзья… – пробормотал маг, весь покрытый пламенем. Он проиграл, но почему-то чувствовал себя так, словно что-то приобрел после этой битвы.

Маг продолжал смотреть на орка-друида, пока не выгорели его глазные яблоки. Он обязательно вспомнит слова друида в следующий раз, когда с ним встретится.

Маг улыбнулся. Он потерял зрение, и его сознание исчезло. А перед самим отключением от системы, до его ушей донёсся слабый крик орка-друида.

– Вперёд! Феникс! Феникс, что ты делаешь? Феникс, ох!

– …?

Тем временем Крокта столкнулся с высокоранговым игроком. Чтобы одолеть его, ему пришлось объединить свои силы с другими орками. Топ-игрок посмотрел на свои недостающие конечности и пробормотал, словно до сих пор не мог поверить в свое поражение.

– Дерьмо… Проиграть оркам…

– А чего ты ещё ждал, выбирая слабых НПС для повышения уровня?

И в тот момент, когда орк, стоявший рядом с Кроктой, собирался перерезать ему глотку…

– Слабые НПС? Разве мы не убили твоего любимого Ленокса? Хе-хе-хе.

 

– …!

Инструктор-воин Ленокс был известным НПС не только среди игроков-орков. Те, кто его убили, чувствовали неподдельную гордость. И это были члены клана Возрожденный Бохай.

Крокта понял, что игроки, с которыми он столкнулся на этом участке, были из того самого клана. Его взгляд изменился. Орк-игрок, который сражался вместе с ним, принялся добивать игрока. Тело, лишенное своей нижней половины, прокатилось по земле и медленно превратилось в белые частицы.

Покончив с топ-игроком, Крокта развернулся.

Предатель Гром, которого в действительности звали Хюнчул, несомненно, был здесь. Он слышал, как один из лидеров клана пообещал помочь ему в прокачке. Причиной этой резни как раз и была попытка поднять уровни начинающим игрокам.

Крокта побежал к передней линии фронта. Он подошел к месту, которое было заполнено членами Возрожденного Бохая и выкрикнул:

– Хюнчул!

Однако ему никто не ответил. Крокта заколол своим двуручным мечом одного из игроков и продолжил поиски. Вскоре он снова прокричал:

– Хюнчул! Ты чем занят?

Внезапно один из игроков обернулся. Крокта довольно улыбнулся. К счастью, он еще не умер. Крокта пошел в его сторону, делая вид, что не знает его. Это был мужской персонаж и скорее всего воин, судя по наличию меча и щита. Благодаря особенностям внутриигровых настроек, его лицо было красивым.

Таким был нынешний облик Хюнчула, того, кто продал Ленокса и орков-воинов людям. Крокта запомнил его внешность, а затем побежал. Он подобрал по пути нечто похожее на веревку. Несмотря на то, что битва в Шахматном Лесу была в самом разгаре, он сделает так, что Хюнчул больше не сможет играть в эту игру.

Но в этот момент за спиной Хюнчула появилось обоюдоострое лезвие топора. Хюнчул был совершенно беззащитен перед ним.

Крокта вздохнул.

Хюнчул стал намного слабее, трансформировавшись в человека. Глядя, как голова Хюнчула отделяется от тела, Крокта пообещал следующее. Он сделает это после того, как Хюнчул поднимется ещё выше. Так будет даже лучше, ведь его отчаяние будет намного больше, когда персонаж, с трудом прокачанный до высокого уровня, будет втоптан в грязь.

Крокта подошел к побледневшей голове Хюнчула и плюнул в белые частицы, которые начали растворяться в воздухе.

***

Клинок одного из игроков впился в Блэкмора, вызвав новое кровотечение.

– …

В ответ Блэкмор пронзил шею противника своим копьем, который моментально рухнул, закашлявшись кровью.

Вытащив копьё, Блэкмор отступил назад и оценил ситуацию.

Противники продолжали наступать. С неба низвергалось магическое пламя, а жители, охваченные огнем, кричали о помощи. Несмотря на хаос, царивший на поле боя, враги неуклонно двигались вперед.

Ситуацию нельзя было назвать выгодной. Атаковавшие были попросту несопоставимы с теми, кто проживал в местных деревнях. Сомнительно, что один человек мог изменить ситуацию.

С самого начала боя Блэкмор чувствовал, что будет тяжело. Он предвидел поражение в этой битве. Разница в силе была слишком серьезной. Есть ли у них хоть какой-то шанс? Блэкмор покачал головой. Если не прямое божественное вмешательство, то все они обречены.

Блэкмор думал и о бегстве. Но его ноги продолжали двигаться вперед, в сторону врагов.

Он рассмеялся. Почему его тело двигалось вперед? В его сознании всплыла битва за Деревню Одуванчиков. В то время как он сбежал, орк… Самый простой орк по имени Крокта остался там, рискуя своей жизнью даже несмотря на то, что эти деревни были далеко не его родным домом. Увидев это, Блэкмору стало стыдно.

Шахматный Лес, красивые и простые деревушки. Он был настоящим вирусом, который лишь вредил атмосфере этих мест. Он попытался сблизиться с одной женщиной, но даже она заболела и оставила его. После этого он ослеп и пошел во все тяжкие. Но когда он оправился и осознал свои ошибки, то всё, что предстало его взгляду – это лишь боль и опустошение.

Теперь пришло время заплатить за это. Яд должен быть выжжен ядом.

Жители начали бежать, и Блэкмор сам себе кивнул. Некоторые всё ещё могут спастись. Он должен помочь выжить хотя бы нескольким из них.

И вот, Блэкмор стал напевать:

– Я путешествовал по бескрайним морям, бродил по лугам и полям…

Менестрель неистово размахивал своим копьем. Кровь брызгала во все стороны. У себя во рту он тоже чувствовал неприятный вкус.

– Но понял недавно я главную вещь. То, что ищу я, – давно уже есть. С рожденья у каждого есть… – усмехнувшись, продолжил Блэкмор.

Враги преследовали бегущих жителей деревни. Блэкмор бросился им наперерез. Удары захватчиков обрушились на тело Блэкмора. Некоторые он заблокировал, а против некоторых успел провести и контрудары.

Сплюнув кровь, он посмотрел прямо в содрогнувшиеся глаза своих врагов. Блэкмор рассмеялся и выставил в их сторону своё копье.

Затем последовало ещё больше ударов.

– Кхе!

Атаки врагов были нацелены лишь на Блэкмора. И на этот раз он уже не смог их остановить. Блэкмор сделал шаг назад, и его колени подогнулись.

Он поднял голову, увидев, что противники приближаются. Он не мог не улыбнуться, прокручивая у себя в голове слова одной единственной песни: «Танцы под лунным светом, пение под дождем…».

Копьё Блэкмора взлетело, и враг, не успев отреагировать на столь внезапный удар, был пронзен им насквозь и моментально обратился в белые частицы.

Проклятые люди. Зачем они пришли сюда?

Копьё Блэкмора достало следующего врага.

«Смех и слёзы под солнцем, да пляски гурьбой…»

Фдух.

Блэкмор посмотрел на свою грудь, из которой торчало лезвие меча.

Острое. Неудивительно, что оно так легко проткнуло его тело.

Блэкмор рассмеялся, почувствовав, как из его рта сочится струйка крови.

«Мерзавец, ты заколол меня слишком рано»

Он ещё не допел свою песню. Его видение начало размываться. Земля поднялась, а небо, наоборот, упало. Он закрыл глаза, чувствуя, что мир трясётся. Каким был последний куплет? Сознание постепенно покидало его.

И вот, мир перед его глазами потемнел.

«Хо-хой! Я счастлив вернуться домой!»…

Оставить комментарий