Глава 81. Чужак (часть 1).

Орки, вторгшиеся в горы Луклана, отступили. Большинство из них погибли или вернулись со страшными ранениями. Имя Крокты надолго запечатлелось в их головах. Теперь он явно стал врагом Великого Племени.

– Голито.

Перед Горитом стоял гном с длинной бородой. Это был Голито, лидер Алтаны.

Горит из Оркхейма, Джанару из Дежаме, Крокта и Тийо – все они собрались в Алтане. Обезоруженные гномы опустили головы, но вот Голито пронзительно смотрел на Горита.

– Горит, – нахмурился Голито, – Мне нечего сказать. Лучше сразу убейте меня.

– Ты сожалеешь о тех, кто погиб по твоей вине?

– Если бы я так сказал – это было бы ложью. Я ничуть об этом не жалею.

Орки и темные эльфы, стоявшие вокруг Голито, разразились проклятиями. Действия Голито привели к тому, что горы Луклана окрасились кровью. Однако Голито всё ещё пытался сохранить свою гордость.

– Как только граница будет открыта, гномы могут оказаться на грани исчезновения. Это наша судьба, а потому я просто попытался сделать для гномов всё, что мог.

– Из-за твоего беспокойства погибло много невинных эльфов и орков.

– Моего беспокойства? Ты что, ослеп? Да уже завтра нас всех ждет крах!

– Ты сильно преувеличиваешь!

– Нет! Это вы все недооцениваете серьезность ситуации! Независимо от того, что произойдет с границей, тот безумный вождь уже начал войну. Скоро все темные эльфы и непокорные орки станут его рабами. Возможно, со временем Оркхейм мог бы стать просто частью Великого Племени. Но как насчет нас!?

Затем Голито посмотрел на Джанару, вождя темных эльфов.

– То же самое касается и вас, глупцы!

– Заткнись.

– Не отворачивайся от неизбежного. Мир уже находится на пороге войны. Джанару, ты должен подумать об этом, если действительно переживаешь о Дежаме. Будь то сражение против своих же сородичей или продажа их великому вождю, только ты сможешь обеспечить будущее своего народа! Почему ты не понимаешь этого? – с одичалыми глазами продолжал отстаивать свою позицию Голито, – До тех пор, пока великое племя находится в состоянии войны, гномам будет грозить полное уничтожение! Этот мир сводится только к одному – к выживанию наиболее приспособленных! Всё, что я сделал, – это попытался дать своему народу шанс на выживание! И я никогда не пожалею о своем решении! Кто сможет обвинить меня в этом? Вы? Ну, давайте!

Голито замолчал и на площади водрузилась тишина. Никто не мог винить его в подобном выборе.

Но в этот момент… Кто-то ударил Голито.

– Кхек!

Этим кем-то был Тийо.

– Тупой ублюдок!

Голито приложил руку к горящей щеке и поднял голову. Его обидчиком был гном, которого он раньше не видел.

– А ты кто ещё?

– Меня зовут Тийо! И я – нормальный гном, который был капитаном гарнизона Квантеса, а потому не собираюсь терпеть подобную чушь!

– Квантеса?

– Правильно, точка, – ответил Тийо, после чего положил Генерала на плечо и закричал, – И я пересек границу с континентом вместе с Кроктой, точка!

От подобного заявления глаза Голито полезли на лоб, а стоявшие поодаль гномы зашептались.

– Но откуда я родом не имеет значения. Я просто хотел сказать тебе, что ты – тот, кто потерял трезвое гномье суждение. Ты – глупый гном!

– Что?

– Беспокойство, питаемое страхом, будет лишь разрастаться. Вот почему мы, гномы, всегда смотрим на вещи объективно. Но ты – глупый гном, который из-за страха потерял своё самообладание! Нет, ты просто обыкновенный болван! – объявил Тийо. Он был уверен в своих словах больше, чем когда-либо.

– Ч-чушь собачья!

– Подумай об этом как следует! Если, как ты сам говоришь, Великий Вождь превратился в безумца, то неужели ты считаешь, что это ваше перемирие будет длиться вечно!?

– Текущее выживание – куда важнее отдаленного будущего! Выживание – вот приоритет!

– Вот почему ты глупец, точка! Гномы, которые думают только о чем-то одном, – это гномы, который потеряли рассудок из-за страха!

Слова Тийо были направлены не только к Голито, но и к другим гномам, которые пытались избегать его напряженного взгляда.

– Очнись! Ты просто тешишь себя иллюзиями! Ты считаешь, что принял разумное решение, и становишься от этого уверенным в себе, но это всего лишь заблуждение! Бедный гном. Ты действительно бедный гном, точка.

– Если так, то что мне делать? Мы – гномы…! – с подергивающимися веками воскликнул Голито.

– Спроси у своей рассудительности! – закричал Тийо, – Спрашивай не меня, а свою голову и сердце!

– Я выбрал самый рациональный вариант!

– Ты пошел на поводу у страха, который разрушает твое сердце. Услышь ответ от своего разума, а не от страха!

А затем Тийо упомянул о самой сути магической инженерии.

– Я снова спрошу тебя, Голито! Ответь! Продажа своих старых друзей, превращение других рас в рабов и трусливое пожатие руки выжившему из ума орку, который ничего не знает, кроме войны? Это ваш ответ? – продолжал кричать Тийо, обращаясь ко всем гномам, – Противостояние злым делам до самого конца! Разве не в этом кроется причина того, почему мы следуем «ein guter Wille» (1)?

– …!

Глаза Голито округлились. Этот гном кричал на древнем языке гномов, о котором больше никто не вспоминал. Все знали о его существовании, но попросту игнорировали старые истории.

– Ну что, Голито? Что говорит тебе твоё серое вещество?

Голито не мог даже рот открыть. Он знал это. Однако он боялся тотального краха, боялся смерти собственного народа. Он просто хотел остановить вымирание гномов, живущих в Алтане.

Голито опустил голову. Но затем кто-то заговорил от его имени.

– Ты – чужак, а потому можешь говорить что угодно.

Тийо повернул голову. Это была дочь Голито, Йона.

Тийо уставился на нее, но Йона не отвернулась. Взгляды двух гномов встретились.

Йона рассмеялась. Неожиданно рассмеялся и сам Тийо.

– Но несмотря на то, что ты чужак, в твоих словах может быть истина.

Голито посмотрел на свою дочь.

– Йона.

– Отец, я уважаю твою волю. Ты принял решение ради нашего народа. Но гномы Алтаны, как и я, не такие уж и слабые. Мы можем сражаться.

– …

– Если мы поклонимся Великому Племени, то будем такими же, как они. Отец, ты всегда говорил мне. Нет, ты говорил это не только мне, но и всем гномам, – повернувшись к своим соплеменникам, произнесла Йона.

– Йона…

– Вместо того, чтобы быть сытыми свиньями, давайте лучше останемся голодными гномами.

Гномы Алтаны кивнули. Это была старая поговорка, передававшаяся у гномов из поколения в поколение.

Наблюдая за гномами, Крокта слегка изменился в лице. Когда он слушал разговор между Тийо и гномами, в его ушах раздались знакомые слова. Иногда, во время своей службы в армии, у него выпадала возможность почитать книги, написанные известными философами.

Неужели эта игра каким-то образом отражала вкусы её создателей, или Старейшина была как-то связана с реальным миром? Он не знал.

Думая об этом, Крокта увидел, что Голито плачет.

– Я понял…

– Да.

– Йона, и вы все, остальные…

Голито обвел взглядом гномов, и те кивнули ему в ответ. Гномы уважали Голито, но также они задавались вопросом – правильным ли было его решение?

– Я признаю свою ошибку, – вздохнул Голито.

Затем Горит связал Голито и произнес:

– Ты будешь содержаться под стражей. За преступление в виде предательства соседей гор Луклана…

Гномы занервничали. Горит же обменялся взглядами с темным эльфом Джанару и объявил:

 

– Мы не будем предпринимать никаких враждебных действий по отношению к вам. Вместо этого мы вместе сядем за один стол переговоров и объединим свои силы, чтобы защитить наш дом от Великого Племени.

– …!

Гномы были потрясены подобной развязкой. Связанный Голито смотрел то на Горита, то на Джанару.

– Не удивляйся. Как сказал наш друг-гном с континента, я принял решение, используя свою голову, – ухмыльнулся вождь орков.

– … Ясно.

– Тем не менее, было много жертв. Поэтому тебе нужно будет извиниться и подготовить репарации раненным и семьям погибших, а также приложить максимум усилий по возвращению тех, кто был продан в рабство.

– Я согласен.

Это была хорошая развязка. Наблюдая за этим, Крокта наконец-то вспомнил выражение, написанное одним философом. И от чего-то ему стало интересно, какая-же реакция последует, если он сейчас произнесет эти слова.

«Да, нужно попробовать… Нет, лучше не стоит».

Крокта никак не мог определиться, должен он это говорить или нет.

– Наблюдая за вами со стороны, мне в голову пришла одна мысль, – заговорил Крокта, всё-таки не сумев удержаться. Взгляды собравшихся сосредоточились на орке.

– Когда я начинаю думать об этом, то понимаю, что есть всего две вещи, которые каждый раз наполняют мое сердце всё более сильным восхищением и благоговением.

– …?

– Первая – это звезды, сияющие в небе надо мной, а вторая… – Крокта помолчал, чтобы все сосредоточились исключительно на нем, – Моральный закон внутри нас, который говорит нам о том, как двигаться вперёд (2).

Идеальное подражание! Крокта открыл глаза и огляделся.

– …

Гномы, орки и темные эльфы, стоявшие поблизости, смотрели на него с благоговением. У Тийо и вовсе отвисла челюсть.

– Я… Я думал, что ты просто хороший боец, но…

– Столь интеллектуальный смысл…

– Невероятно… Из уст орка…!

– Какие замечательные строки, которые контрастируют с самой душой…

Крокта закрыл глаза. А затем широко улыбнулся.

***

Крокта и Тийо готовились покинуть Оркхейм.

Они побывали в святой земле орков и положили конец раздору в горах Луклана. Теперь пришло время уходить. Их провожали Горит, Кабурак и другие орки.

– Крокта, спасибо и прости, что нагрузил тебя нашими проблемами. Удачи, – сказал Кабурак.

Теперь их путь лежал к Храму Падшего Бога. Однако он находился на территории темных эльфов.

Крокта стал врагом самого великого вождя. Независимо от того, насколько Крокта был силен, он не мог справиться один со всем великим племенем. Поэтому Крокта решил отправиться в Храм Падшего Бога, а также попытаться убедить темных эльфов, один из двух народов северо-востока, выступить против великого племени.

– Темные эльфы непросты, потому что их общество закрыто. Наш Альянс Луклана отправит посланников, чтобы хоть как-то помочь тебе. Удачи, – положив руку на плечо Крокты, произнес Горит.

Оркхейм, Дежаме и Алтана объединились в один альянс.

Крокта кивнул. Воины Оркхейма, которые сражались вместе с ним, тоже пожелали ему удачи и протянули свои кулаки. И Крокта со всеми ними стукнулся.

– Я обязательно вернусь, – раздался голос Тийо. Крокта повернулся и увидел Тийо, разговаривающего с Йоной.

– Ба. Вернешься ты или нет…

– Если ты не дашь окончательный ответ, то я просто вернусь домой. Я прямолинейный мужчина. Если я есть в твоем сердце, то скажи мне об этом сейчас, – без колебаний произнес Тийо.

Крокта восхищался им.

Тийо был настоящим мужчиной.

Услышав его волевой голос, Йона, избегая его взгляда, тихо ответила:

– … Зайди к нам, когда всё закончится.

– Хорошо, точка. Дождись меня, – улыбнулся гном.

Была ещё одна хорошая новость. Тийо получил подсказку о местонахождении своего отца. Он поговорил с гномами Алтаны, назвав его имя и описав внешность. И вот, Йона и другие гномы кое-что рассказали ему об отце. Они упомянули, что им встречался путешествующий по северу гном с таинственными товарами.

Последний раз они его видели несколько лет назад, когда он направлялся на север, в земли темных эльфов.

Таким образом, Крокта и Тийо покинули горы Луклана.

– Такое ощущение, что всё важное – на севере, точка.

Храм Падшего Бога.

Война Великого Влемени.

Отец Тийо.

Все ответы были там.

– А как насчет Крокты? Ты уверен в будущем?

– Конечно! – усмехнулся Крокта.

На севере не было игроков. Однако это было то место, где Крокта почувствовал себя свободнее. Здесь всё сливалось в естественную череду событий. Каждый человек, с которым он здесь встречался, жил своей собственной жизнью.

Крокте понравился этот мир. Возможно, игроки, заходящие в мир Старейшины, приносили с собой лишь мусор.

– Это что за животное такое, точка? – спросил Тийо.

Вскоре после того, как они полностью покинули пределы гор Луклана, они увидели существо, приземляющееся на лесной опушке.

Оно было похоже на ящерицу, но при этом у него были крылья. Поначалу Крокта подумал, что это дракон, но ему явно недоставало драконьего величия. Тем не менее, тело этого существа было большим, а глаза – дикими. Кроме того, из пасти исходило пламя.

– Разве это не дрейк?

– Дрейк!

Это был мощный летающий монстр, уступающий дракону, но намного сильнее, чем виверны. Дрейк начал подходить к ним, угрожающе дыша огнём.

Крокта и Тийо обменялись взглядами.

– Ты уверен, Тийо?

– Конечно, точка.

Они засмеялись, подняли своё оружие и бросились к дрейку. Это был мир, где на любом шагу их подстерегала неожиданность! Крокта прыгнул вперед, почувствовав покалывание в груди.

«Неожиданные события только приветствуются!»

Дрейк пыхнул пламенем на Крокту, но его двуручный меч разрубил огонь. Страшная морда дракона придвинулась ещё ближе, и когда Убийца Огров уже собирался опуститься на шею монстра…

– Что ты делаешь с Третьим Драконо-о-о-ом!? – закричал кто-то позади них.

В тот момент, когда Крокта замешкался, дрейк стукнул его своим твердым лбом и тот, пролетев по воздуху, рухнул на землю.

Его ребра болели, а вот рту ощущался горьковатый привкус крови.

– Kхек! Т-ты в порядке? Третий Дракон! Зачем ты это сделал?

Крокта сел на землю и рассмеялся.

Он и вправду не знал, когда и что с ним может случиться.

_________________________________

1. Я не знаю немецкого, но судя по гуглу это означает — Добрая Воля.

2. Прим. анлейтера: Перефразированная цитата философа Иммануила Канта из «Критики чистого разума». Прим. переводчика: К своему стыду должна сказать, что я не знакома с этим произведением, а потому найти оригинальную цитату для меня довольно проблематично. Если кто-то подскажет, буду благодарно и с удовольствием вставлю в сноску.

Оставить комментарий