Глава 113.2. Черное Дерево (часть 3).

Опция "Закладки" ()

Найти Черное Дерево было процессом очень трудоемким и непростым. Просто выслушав объяснения Свиста о том, как он это сделал, заставляли голову Хурокана идти кругом.

Во-первых, требовалось получить задание на Проклятое Черное Дерево от Племени Тэкхи.

Однако найти Черное Дерево в густой чаще леса без всяких указателей, все равно, что найти иголку в стоге сена.

Чтобы заполучить указатель на его местоположение, требовалось иметь высокую близость с Племенем Моах.

Так же, чтобы разбудить Черное Дерево требовалось иметь «Древесный Будитель», который требовалось заполучить у Племени Сурей.

Правда, сделать все это нужно было в обратном порядке. Для начала, нужно было увеличивать близость с Племенем Сурей, выполняя их поручения. Это позволит установить контакты с Племенем Моах. А уже после этого можно было получить запрос от Племени Тэкхи.

Если игрок был достаточно сумасшедшим, чтобы выполнять каждое поручение Эльфов, то, в конце концов, он смог бы получить задание «Проклятье Черного Дерева». На данный момент Свист — единственный игрок, который смог это сделать.

И в этот момент Свист был очень благодарен за то, что у него сложились хорошие с Хуроканом отношения.

«Просто невероятно».

В тоже время он трепетал.

Свист взобрался по телу Черного Дерева, и начал расширять кольцо. Когда он взглянул в сторону Хурокана, он увидел, как 15 Скелетов Воинов успешно избегали атак, летящих в них ветвей.

Свист!

Летя в сторону Скелетов Воинов, ветви деревьев издавали сильный шум. Вся сцена была больше похожа на цирк. В нем не чувствовалось сражения.

Это стало причиной уверенности Хурокана.

Хурокан в этом твердо убедился, просмотрев видео Свиста. Ветви Черного Дерева перемещались гораздо медленнее, чем он ожидал. Он поднял Скелетов, усилил их, это будет предостаточно, чтобы избегать атак Черного Дерева.

К тому же, помимо Скелетов Воинов, у него было еще три туза в рукаве.

— На подходе магические заклинания. Тебе следует уклониться от них.

Первым тузом были Скелеты Маги, которые могли управлять Агро.

Его вторым тузом являлся Голем. Конечно, это не был обычный Голем. Решив совершить рейд на Черное Дерево, Хурокан купил драгоценный камень рейд-босса 140-го уровня, названного Колоссальным Слоном. Колоссальный Слон являлся скульптурой с головой слона. У него было человеческое тело с четырьмя руками. Он использовал свой драгоценный камень в Глиняной Лепке, так как данный рейд-босс был очень хорош в управлении своими руками. Как Хурокан и ожидал, Колоссальному Слону удавалось перехватить ветви Черного Дерева, после чего все переходило в перетягивание каната. Бывали моменты, когда его четыре руки умудрялись перехватить почти каждую ветвь.

Это было очень эффективно.

А третьим тузом был… сам Хурокан, собственной персоной, так сказать.

Хурокан выполнял активную роль одного из тузов. Спустя, приблизительно, 50 минут Черное Дерево вступило в третью фазу.

«Как и ожидалось от Питбуля, его навыки на высоте».

Хурокан восхитился умением Свиста в Разрушении Брони. Он всего лишь помогал, но никаких претензий к его навыкам не было.

Хурокан, конечно же, знал о возможностях Свиста, просто он не ожидал, что тот будет так хорош и в рейде. Хурокан полагал, что Свист больше специализировался в ПвП.

«Если бы его уровень и экипировка были бы выше… нет, даже сейчас он мог бы с легкостью войти в состав одной из основных рейд-групп Топ-30 Гильдий».

Навыки Свиста сияли даже в рейде.

То, что он мог вступить в основную рейд-команду Топ-30 Гильдий, означало, что он был одним из лучших игроков в «Полководце». Однако этот человек исчез из воспоминаний людей.

Хурокан имел странную оценку этого Игрока.

В этот же момент Хурокану пришла одна мысль.

«Если бы до возвращения в прошлое я бы встретил кого-нибудь вроде Свиста, а не Гильдию «Хахве Маски…».

Возможно, Хурокан стал бы ближе к Свисту. И вместо того чтобы использовать эту игру в качестве инструмента для достижения целей, он мог бы наслаждаться ею. Какую жизнь я мог бы провести? Хурокан не мог даже вообразить такой сценарий.

«Прекрати насиловать себе мозги, Ан Джэюн».

Он не мог представить подобное, однако все равно пытался. Он сделал саркастическое замечание, высмеивая себя.

 

Эти мысли были неподобающими для Хурокана.

«Выбор времени почти идеальный».

Хурокан не подходил для тихих и спокойных фэнтези игр. Он был очень силен, что и привело к созданию его яркого стиля.

Это позволило ему зарабатывать деньги. Он сможет стать лучшим, только делая деньги.

Игра для Хурокана значила лишь это. Для него не было места романтики в ней. Это был вопрос жизни и смерти. И только.

То же самое было верно и сегодня. Он не должен был просто преуспеть в этом рейде. Он пришел сюда, чтобы создать продаваемую запись рейда.

— Спустись, Свист. Я закончу.

Пришло время впустить в дело «это».

Бум!

Раздался первый взрыв.

Бах!!

Черный Сок капал со всех щелей дерева. Слышались звуки разрывов, после чего вспыхивало пламя. Когда пламя распространилось, Черное Дерево стало походить на рождественскую елку.

Ряд взрывов был столь многочисленным, что его не удавалось сдерживать. Он начинал распространяться. Словно яркие огни звезд в ночном небе в сельской местности.

«Взрывы зашли очень хорошо».

Хурокан был внутренне восхищен развернувшейся сценой, однако на лице его была грустная улыбка.

Костяные Бомбы.

Они стали причиной ряда взрывов. Ради убийства Черного Дерева Хурокан подготовил несколько сотен Костяных Бомб.

Общая их стоимость была неизвестна. Каждый раз, видя на рынке дешевые крафтовые монеты, Хурокан их скупал. Затем, превратив их в Костяные Бомбы, он помещал их в карманы. В этот раз он решил действительно не экономить и взорвал за раз очень много бомб. Вычислить общую их стоимость было невозможно, да и Хурокан намеренно этого не делал. Он сошел бы с ума от боли, если бы это сделал.

Одно наверняка. Сейчас пропадало несколько тысяч золотых.

«Сцена будет выглядеть феерично».

Ему не обязательно было так делать, чтобы одолеть Черное Дерево. Множество взорванных бомб, это лишь шоу на публику и пустая трата ресурсов. Еще одно доказательство того, что Хурокан играл в эту игру лишь ради материальных благ.

Увидев все это, взгляд Свиста потяжелел. Свисту не составило труда осознать причину развернувшегося представления.

«Он отчаянный».

Родившись в богатой семье, Свист мог играть в эту игру ради самого себя и в свое удовольствие. В отличие от него, Хурокану следовало придумывать, как придать своему видео зрелищности, чтобы его продать. Хурокан играл не ради своего удовольствия. Хурокан играл ради других, и Свист сочувствовал ему.

Конечно, Свист не стал жалеть Хурокана. Кто он такой, что бы делать это.

— Благодарю.

Он просто выразил свою благодарность.

Свист сел за банкет, однако без Хурокана его бы не произошло.

— Если тебе потребуется какая-нибудь помощь, пожалуйста, обращайся. Если это будет просьба от тебя, то я помогу тебе без всяких лишних вопросов.

Хурокан тоже выразил свою благодарность. В этот же момент он поставил себя в положение должника перед Свистом. Он намеренно выхватил короткий конец палки. Наверное, для него, это возможность поддержать связь со Свистом.

В этот момент, оба Игрока….

[Вы получили Титул «Лесоруб по Черному Дереву»]

Получили оповещение, ознаменовавшее окончание данного сражения.

Один комментарий

  1. В главах, где он Сражался с оскверненным приспешником говорилось, что этих Костяных бомб можно использовать ограниченное количество за бой, а здесь говорится, что столько не жалко.
    Может это из-за того что несколько источников перевода (от главы к главе) и есть неточности.

Оставить комментарий