Король магических стрел и Ванадис

Размер шрифта:

Том 6. Глава 2, часть 10 — Что значит верить

Он лежал под дождем на траве. Пурпурная кожа его могучего тела выглядела жутковато. Одежда была порвана, лицо и тело покрыты синяками.

Это был Водяной. Как правильно поняли Тигре и Мила, этот демон не погиб. Но, похоже, он не смог сразу встать.

С недовольным выражением лица Водяной смотрел на серое небо, а дождь бил его своими струями. Вдруг Водяной почувствовал чье-то присутствие и посмотрел в ту сторону.

Там стоял человек, он появился совершенно незаметно.

Человек был невысок, одет в шелковую одежду, украшенную мелкой вышивкой, и кутался в пальто. Только по его виду можно было понять, что он дворянин.

Однако любой, кто его увидел бы, испытал бы смятение, напряжение и страх, будто от встречи с непостижимой тьмой. Именно такую ауру излучал этот мужчина.

Даже при виде демона этот человек не выказал никаких признаков потрясения. Он подошел к Водяному с выражением хладнокровного охотника, нашедшего свою добычу.

— А я все думал, кто это.. а это ты! — саркастически произнес Водяной и с ненавистью глянул на мужчину. — Чего ты хочешь, Кощей? Или мне называть тебя Ганелоном, а?

Тот, кого назвали Кощеем, внезапно остановился.

Его именем было Максимилиан Беннуса Ганелон. Как бы его ни называли другие люди, сам он считал, что это его имя.

В это время Ганелон стоял примерно в семи шагах от Водяного. Судя по тому, что видел Ганелон, у демона были раны по всему телу, и, казалось, он не мог пошевелить даже пальцем. Водяной произнес с презрением:

— В чем дело, Кощей? Разве ты не пришел поглотить меня?

Гнев наполнил глаза Ганелона, но никто не знал, открыты они или закрыты. Он сделал шаг вперед.

В этот момент что-то ударило прямо над Ганелоном с пугающей скоростью. Это был язык Водяного. Ганелон молниеносно схватил его, даже не глядя, и раздавил в кулаке.

Водяной, без каких-либо признаков боли, смотал оставшуюся часть языка внутрь рта. Ганелон посмотрел на свою руку, затем угрюмо перевел взгляд на одежду. Он намеревался вытереть руку, но, похоже, передумал. Он возмущенно уставился на лежавшего демона:

— Я слышал, что есть звери, которые притворяются мертвыми, чтобы заманить свою добычу, но я не знал, что у лягушек есть такие способности.

— Ты что, бедный неудачник? То, что ты появился передо мной, означает, что тебя выманили, верно? — восстанавливая свой язык, втягивая и вытаскивая его, Водяной вяло встал и улыбнулся Ганелону. Это была опасная ухмылка, совершенно не дружелюбная.

Ганелон тоже холодно улыбнулся:

— Ты должен захлопнуть свой грязный рот. Ты больше никогда не сможешь говорить после того, как я тебя сожру.

Ганелон обладал способностью красть жизненную силу и навыки демонов. Он называл это “пожирать”. Демон, пожираемый им, превращался в пепел и исчезал.

Они смотрели друг на друга с небольшого расстояния. Их взгляды, окрашенные убийственным намерением, пересеклись, и напряженная аура заполнила поляну.

— Остановись, Водяной.

Напряженное молчание нарушил чей-то голос. Ганелон посмотрел в ту сторону. Там стоял невысокий старичок в черном балахоне. Несмотря на то, что он был небольшого роста, он все же был выше Ганелона. Его лица не было видно из-за капюшона, надвинутого на глаза.

— А-а-а, Дрекавац.

Ганелон словно выплюнул имя старика. Дрекавац тоже был демоном и товарищем Водяного. Но для Ганелона это была добыча, которую он планировал когда-нибудь сожрать.

Ганелон внезапно нахмурился. Если Водяной излучал убийственное намерение всем своим телом, то от старика не чувствовалось даже враждебности. Почему так?!

— … У тебя ко мне какое-нибудь дело?

В голосе Ганелона звучала настороженность, а вот Дрекавац заговорил безмятежным тоном, будто на деловых переговорах.

— У меня есть предложение. Не хочешь ли ты объединиться с нами, Кощей?

— С вами, ублюдки…?! — уточнил Ганелон. Это было мгновение, но гнев от того, что его назвали Кощеем, исчез — настолько слова демона поразили Ганелона.

Дрекавац ответил с невозмутимым видом, как будто говорил о чем-то известном:

— Позволить Тир-на-фа спуститься на Землю. А до этого момента наши цели совпадают, верно?

Ганелон нахмурился, молчанием предлагая продолжать. Навскидку, этого было недостаточно для объединения. Дрекавац продолжил:

— Я думал, что время, когда мы должны провести церемонию пришествия богини, наступит не скоро. Но, похоже, это произойдет быстрее, чем ожидалось.

— … И когда это случится, по твоему мнению?

— Этой зимой.

Ответ Дрекаваца вызвал удивление даже у Ганелона, который задержал дыхание.

Весна в Брюне уже завершалась, с юга дул летний ветер. Если догадка Дрекаваца была верна, то время, которого они с нетерпением ждали, наступит через полгода.

— Этот Лук сотрудничает с пятью Ванадис. Это много по сравнению с предыдущими Луками. Всё это не значит, что мы не можем победить его, но будет хлопотно.

— И поэтому ты решил, что чем больше поддержки, тем лучше, и предлагаешь объединиться. — На губах Ганелона появилась усмешка. Наконец-то он понял. Дрекавац думал о том, чтобы использовать Ганелона, и, по крайней мере, сдержать Ванадис. Кроме того, так можно было бы следить за ним, чтобы он не помешал церемонии пришествия.

— Я хочу спросить тебя кое о чем. Почему именно сейчас? — прямо спросил Ганелон. Если бы все обернулось иначе, Дрекавац ни за что не окликнул бы его.

— Муозинель напал. — просто ответил Дрекавац. Ганелон сразу понял, что это значит.

— Тогда ладно. Я окажу вам свою помощь. — сказал Ганелон со зловещей улыбкой на лице, и Водяной, до этого молча наблюдавший за их переговорами, удивился. Но все же лягушачий демон, казалось, оставил всё на Дрекаваца и не вмешивался, хотя и бросал подозрительные взгляды на Ганелона.

— Тогда мы будем действовать вместе. — хотя он получил согласие от Ганелона, Дрекавац не изменил своего отношения. Он ответил тоном, лишенным каких-либо чувств. Подол его халата слегка завернулся, и из него выпрыгнула черная ящерица. Если не считать длинного хвоста, она была размером с ладонь взрослого человека.

Ящерица подползла к ногам Ганелона, словно скользя по земле.

— Она передаст тебе наши слова. Или информация от тебя может быть передана нам через нее.

Ганелон наклонился и поднял ящерицу, ухватив ее за хвост. Ящерица, висевшая вниз головой, отчаянно сопротивлялась, размахивая всеми четырьмя лапами.

— Ты хочешь, чтобы я заботился о ней?!

— Это часть меня. Она не умрет, даже если ты забудешь про нее. — ответил Дрекавац. Ганелон с открытой неприязнью посмотрел на ящерицу, но не выбросил ее, а положил себе на плечо. Ящерица послушно прильнула к Ганелону.

— Это всё? — спросил Ганелон. Дрекавац ничего не ответил, молчаливо подтверждая.

— Демон, я запомню, что ты называл меня тем дурацким именем.

Кощеем звали первого демона, которого сожрал Ганелон. И он испытывал сильное отвращение, когда его так называли. Даже зная это, Дрекавац все равно называл его Кощеем. Это было неприемлемо.

Ганелон развернулся на каблуках и повернулся спиной к демонам. Он тихо шел под дождем, который становился все реже.

Водяной свирепо смотрел на удаляющуюся фигуру Ганелона, а потом перевел взгляд на Дрекаваца.

Он изначально напал на Тигре, потому что Дрекавац попросил его сделать это. Более того, он притворился, что был почти побежден Тигре и Ванадис. Всё это было сделано для того, чтобы выманить Ганелона и вступить с ним в переговоры.

Именно Дрекавац позволил Орудию Драконы Милы — Замерзшей Волне — обнаружить себя. Благодаря этому Мила пришла сюда из самого Олмутца. Она была ближайшей Ванадис после Валентины и Элен, которые раньше уже встречались с Ганелоном.

В руке Дрекаваца появилась небольшая кожаная сумка, тяжелая на вид. Старик в черном бросил ее гигантскому демону. Водяной поймал ее и без промедления заглянул внутрь.

Внутри были золотые монеты, излучавшие ослепительный блеск. Водяной поднял недовольное лицо:

— И это всё?!!

— Нет. Я приготовил в 10 раз больше!

Водяной взвизгнул от восторга, услышав слова Дрекаваца. Он поднял кожаный мешок над головой, перевернул его вверх дном, широко раскрыл рот и с трудом проглотил высыпавшиеся золотые монеты. Дрекавац бесстрастно сказал:

— Ну и как Лук и Копье?

— Сильны. Они стали намного сильнее, чем в прошлый раз. — Водяной честно признал силу Тигре и Милы. Однако в его словах сквозила убежденность, что он все еще сильнее их. — Хотя глупо спрашивать об этом после того, как мы обо всем договорились, но разве недостаточно только тебя и меня?

— Нет ничего лучше, чем иметь больше пешек.

— Кощей, наверное, догадался. Неужели он действительно станет пешкой, как мы того хотим? Мне кажется, что он просто позволит нам и Ванадис вступить в бой друг с другом. — выразил беспокойство Водяной.

— У него есть слабость. — Дрекавац покачал головой. — Если он признал, что он Кощей … мне определенно придется его уничтожить. Но он продолжал думать, что он всего лишь Максимилиан Беннуса Ганелон. А пока он не стоит того, чтобы его бояться.

— Хм. Ну, хорошо, если ты так считаешь. — равнодушно ответил Водяной. Дрекавац слегка пошевелился. Из-под капюшона, закрывавшего глаза, его глаза сияли белизной. Дрекавац спросил о том, что его беспокоило:

— Ты почувствовал запах Дюрандаля от Кощея?

— Совсем немного. Он очень хорошо это скрывает. — ответил Водяной, скривив лицо. Два демона двинулись по поляне прочь.

— Муозинель, да? Это действительно такая большая армия, как ты сказал?

— 150 000. Я наблюдал и за другими странами, кроме Брюна и Дзктеда. Когда война с Закштайном закончилась, я думал, что на какое-то время все масштабные военные действия прекратятся. — Дрекавац признал, что ошибся в своих суждениях. А потом пробормотал тихо, как будто читал заклинание. — Поле битвы, где пробудится Лук, — это место ритуала для жертвоприношения. Трупы и пролитая кровь — все это станет пищей для спящей богини, а звук тетивы черного лука — это зов, который разбудит богиню.

— Но бросит ли этот парень вызов армии Муозинеля? Пять Ванадис, вероятно, последуют за ним. По крайней мере, одна из них заметит и остановит его. — скептически заметил Водяной.

— В данный момент они, кажется, ничего не заметили, но даже если и заметили, то ничего не могут поделать. Этот Лук — герой нашего времени. Война нуждается в герое. Никто не может подойти в качестве замены.

— А нас только двое. В конце концов, мы вынуждены использовать даже Кощея! Итак, нам везде не хватает рабочих рук. — пожал плечами Водяной.

Тени демонов исчезли, растворившись в воздухе.

Король магических стрел и Ванадис

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии