Кума, кума, кума — медведь

Размер шрифта:

Бонусная глава в честь второго юбилея — Медведь-сан в роли Купидона, Рассказ второй. — Том 6: Медведь-сан создает Мифриловый нож.

Рассказ второй:

«Медведь-сан в роли Купидона (юбилейвторого года)»

Здравствуйте, это Генц. Раньше я был авантюристом, но теперь работаю в Гильдии искателей приключений.

Одна из причин, по которой я отказался от приключений, заключалась в том, что два члена моей партии поженились, но примерно в то же время меня пригласили работать хранителем склада гильдии.

Дочь ранее упомянутых замужних членов партии была прямо передо мной сейчас.

«И вот примерно так ты должен это делать»

«А, понятно»

Эта маленькая девочка освежевала волка ножом; ее звали Фина. Она была дочерью двух моих одно партийцев, Тирумины и ныне покойного Рои. Тирумина была прикована к постели болезнью; мы пошли к врачу, но оказалось, что другого способа вылечить ее, кроме как просто подавить болезнь с помощью лекарств, не было.

Поскольку ее мать не могла работать, Фина работала сама, чтобы позаботиться о своей матери и младшей сестре.

Единственное, что я мог для них сделать, — это дать Фине работу; я пытался дать им деньги, но Фина от них отказалась.

Она не хотела принимать деньги, потому что не смогла бы отплатить мне за услугу и не передумала даже после того, как я сказал ей, что она вообще не обязана ничего мне возвращать.

Вместо этого я дал Фине работу, чтобы она сама могла заплатить за лекарство.

К сожалению, для Фины было невозможно работать каждый день, так как были дни, когда у нас не было ничего, что она могла бы сделать. Я действительно хотел что-то сделать для нее, чтобы изменить эту ситуацию, но не мог.

Я не смог ни защитить драгоценную дочь Рои, ни спасти Тирумину; я действительно был никчемным человеком.

Однажды Фина пришла в гильдию в сопровождении девушки, одетой в симпатичный костюм медведя. Фина рассказала мне, что эта девушка спасла ее от волков, которые напали на нее в лесу.

Разумеется, я отругал Фину. Если бы с ней что-то случилось, что бы я сказал перед могилой Роя? Что я должен был сказать Тирумине, которая и так была подавлена из-за своей болезни? Я был очень благодарен мисс-медвежонку, за то, что та спасла Фину.

Вскоре после этого мисс-медвежонок стала авантюристом, и принесла много тел монстров, покоренных ею, но не освежёванных. Несмотря на свою внешность, она казалась превосходным авантюристом. Например, когда некоторые авантюристы решили затеять драку из-за ее одежды, она быстро справилась с ними.

Фина, похоже, тоже прониклась к ней симпатией, поэтому я решил не говорить слишком много о её одежде.

Сегодня она снова принесла с собой убитых ею монстров. Было много авантюристов, которые освежевали монстров самостоятельно, но, так же, некоторые из авантюристов очень болезненно это воспринимали и оставляли все заботу с разборкой тела монстра на гильдию. Мисси, казалось, принадлежала к последней группе и не могла разделывать монстров; именно тогда у меня появилась хорошая идея.

Я попросил мисс-медвежонка оставить всю неприятную работу на Фину.

Прибыль гильдии в таком случае, конечно бы уменьшилась, но если бы это помогло сделать Фину немного счастливее, я бы не возражал, чтобы меня отругали.

Кроме того, чем больше проходило времени, тем больше мисс-медвежонок становилась печально известной своей силой. И ей становилось все труднее и труднее просить о разделке.

К счастью, она приняла мою просьбу, и Фина стала ее эксклюзивным освежевателем. После, каждый раз, когда я видел Фину, она очень радостно говорила о своей работе, видимо позволяла ей брать немного мяса от волков, которых она разбирала.

Мясо было и без того питательным, но Мисси также сказала ей купить хлеб и овощи на заработанные деньги. За такую искреннюю заботу о Фине, хоть и не мог должно отблагодарить, но был очень благодарен этой маленькой Мисси.

Хотя, было время, когда мое сердце почти останавливалось, из-за слухов о том, что мисс-медвежонок взяла Фину с собой на покорение Тигриных волков. И я очень надеялся на то, что она больше никогда не будет водить Фину в такие опасные места.

И все же, одновременно убить двух Тигриных волков … разве Мисси не слишком сильна?

Конечно, Фина была действительно счастлива, когда успешно разбирала их. Для нее это был хороший опыт.

Через несколько дней Фина пришла ко мне домой в слезах.

Она сказала мне, что болезнь ее матери обострилась, и поэтому она пришла ко мне, потому что не знала, что делать. Я был счастлив, что она полагалась на меня, но я действительно ничего не мог сделать…

Я пошел к Тирумине, но она страдала и едва могла говорить. Я так же заметил, что она сильно похудела. Она извинилась и поблагодарила меня за заботу о них, но это были не те слова, которые я бы хотела услышать.

Я больше не мог выносить эту ситуацию и выбежал из дома. Мне нужен был врач. Хотя многие врачи уже обследовали ее. Даже если я вызову врача, он просто покачает головой и скажет, что ничего не может сделать.

В конце концов, я был бессилен, и ничего не мог для них сделать.

Когда я вернулся в их дом, Фины там уже не было, и я видел только ее сестру Шури, обнимающую свою мать и плачущую. Похоже, что Фина тоже покинула дом после того, как я выбежал.

Я просто держал Тирумину за руку и пытался не дать ей уснуть. Неужели я действительно ничего не мог сделать??

Когда я прикусил нижнюю губу до такой степени, что она почти кровоточила, Фина вернулась с мисс-медвежонком.

Зачем она привела эту маленькую Мисси?

Как только они приблизились, сознание Тирумины немного прояснилось.

Она снова извинилась и даже сказала, что доверяет мне своих дочерей. Я больше не мог сдерживать слезы. Разве я не мог что-то сделать до того, как болезнь стала такой ужасной? Неужели я действительно сделал все, что мог?

Возможно, я просто убегал от реальности, оказывая некоторую помощь ее семье, и верил, что помогал и делал все, что мог, но на самом деле я ничего не мог сделать. Я не смог спасти ее. Я был полон сожалений, но было уже слишком поздно что-либо менять.

Пока я упивался жалостью к себе, мисс-медвежонок хлопнула в ладоши.

Затем она сказала что-то непонятное, и когда она коснулась Тирумины, руки Мисси засияли.

Это было похоже на свет великих жрецов. Тирумина была окутана этим светом, и выражение ее лица смягчилось; это было невероятное зрелище. После того как Мисси произнесла заклинание, похожее на магию, Тирумина поднялась с кровати.

Я только что стал свидетелем чуда. Болезнь Тирумины была излечена.

Кто же поверит в такую невероятную вещь?

Я вдруг почувствовал облегчение, и слезы потекли из моих глаз.

Тирумина, вернувшаяся к своему энергичному «я», с тревогой спросила, сколько будет стоить это лечение, и она была права. Мисси использовала что-то настолько мистическое, конечно, это стоило бы нам много денег.

Маленькая Мисси послала Фину и Шури купить еды, и теперь здесь остались только мы трое. Неужели она хотела, чтобы мы поговорили наедине, без дочерей Тирумины?

Тогда мисс-медвежонок сказала, что мы с Тируминой должны жить вместе, и мы просто смотрели на нее с открытыми ртами.

Ну, это правда, что я любил Тирумину, но это была совсем другая история.

И все же мисс-медвежонок сумела загнать нас в угол одной фразой.

Она сказала, что это было ради Фины, что этой семье нужен кто-то, кто сможет поддержать их, и также учла, что мне нравится Тирумина.

«Она тебе нравится, да?»

Она была совершенно права. Если бы я встретился с Тируминой, то смог бы позаботиться о ней и ее семье. Мне было жаль Роя, но я признался Тирумине.

«…………»

Последовало короткое молчание, и щеки Тирумины покраснели.

Я забыл как дышать, ожидая ее ответа.

Тирумина поблагодарила меня и приняла мою искренность с улыбкой на лице.

Сегодня был великий день.


ПП/ я кое-что готовлю, поэтому последнее время глав было не много.

Потерпите немного, дорогие читатели, и тогда вы точно останетесь довольны))

Кума, кума, кума — медведь

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии