Легенда о Чу Цяо: агенте принцессе 11-го подразделения

Размер шрифта:

Глава 121: Бой между мужчиной и женщиной

Ветра и дожди Бянь Тана.

Небо было темным, тяжелые облака низко стелились над землей, все вокруг было пропитано унынием. Сильный ветер тащил по земле листья и камни, кружил, поднимая над землёй пыль и песок, ревя, как зверь, набрасывался на деревья, яростно тряся, как будто собирался вырвать их с корнем. Был уже полдень, но солнца не было видно, только серый туман полностью окутал столицу Тан.

Назревал ливень.

Повозка ехала быстро, возница громко кричал, подгоняя лошадей, солдаты скакали рядом, охраняя карету грозным строем. Достигнув внешних городских ворот, они направились по переулку у городской стены в сторону огромного императорского дворца.

Сильный ветер бил по стенам экипажа песком и мелкими гравием, издавая шелестящие звуки. Чу Цяо, прикрыв большую часть лица белым шелковым платком, оттирала кровь на руках. Она спокойно смотрела в окно повозки на быстро меняющийся пейзаж, ожидая лучшего времени для побега.

Она должна немедленно найти Янь Сюня, он, вероятно, еще не вошел в город, иначе обязательно появился бы сегодня, возможно, он будет за городом. Но как только слухи о произошедшем достигнут его ушей, она не могла представить, что произойдет. Хотя Юань Чуньер глупа, в одном она права: она и Ян Сюнь не только готовы протянуть руку помощи друг другу, но и готовы отомстить друг за друга, рассчитавшись с виновником.

Что касается Ли Се, то она не верила, что кто-то сможет так легко его просчитать. Он умная и хитрая лиса. Если кто-то думает, что знает, как себя поведет принц Тан, этот человек должен просить благословений. Даже если что-то случится, она считала, что Ли Се сможет легко изменить положение вещей в свою пользу.

Звук лошадиных копыт нарушал спокойствие длинной улицы, а осенний ветер шелестел, играя с песком и мелкими гравием, провожая карету.

Видя, что карета собирается свернуть на главную дорогу и въехать во внутренний имперский город, Чу Цяо приняла решение: если она не сбежит сейчас, будет трудно найти ещё одну хорошую возможность. Она стиснула зубы, прикоснулась ладонью к кинжалу на икре, ожидая подходящего шанса выпрыгнуть.

Однако в этот момент рев внезапно прорвался сквозь уже привычный стук подков, и мгновенно раздался знакомый звук, «свист» стрел, выпущенных из арбалетов!

Одновременно с этим, раздалось ржание боевых лошадей, а ещё спустя немного времени звук падения тел солдат и лошадей, пораженных стрелами. Громкие крики и стоны боли дополнили хаос, творившийся за стенами экипажа.

С высоких деревьев и стен, одновременно с обеих сторон прыгали нападающие, они поражали свои цели мечами, ножами и стрелами с точной силой и безупречностью. Солдаты Вэй, которые не ждали нападения, были застигнуты врасплох, и потеряли возможность серьезно сопротивляться. Половина из них были ранены и потеряли лошадей. Отряд из более чем трёхсот человек был сломлен!

«Бог помогает мне!»

Чу Цяо была вне себя от радости. Казалось, что у Юань Чуньер было много врагов. Имея такую ​​богом данную возможность, было бы глупо, если бы она не знала, как ее использовать.

Она ловко выпрыгнула из кареты. Но, как только, она собиралась ускользнуть, перед ней блеснул холодный свет. Два человека в черных масках метнулись с разных сторон, перекрывая ей путь. Чу Цяо сжала зубы, что такого сделала им несчастная Юань Чуньер, что стала их целью.

Она стремительно кинулась вперед, встав лицом к лицу с нападавшими, стремясь проверить, кто быстрее из них!

Два приглушенных «удара», Чу Цяо взлетела и развернувшись ногами яростно пнула двух мужчин по нижней части тела. Раздался резкий крик, он звучал странно и отвратительно на этой пустынной длинной улице. Чу Цяо не оглянулась, чтобы полюбоваться достигнутым результатом и побежала вперед. Она не собиралась добивать противника или жестоко биться с ним, потому что те, кто напали, тоже были врагами Юань Чуньер, как и она. Но её также не сильно беспокоило то, смогут ли они быть нормальными мужчинами после того, как получили ее удар.

Духи-убийцы кувыркаются, острые лезвия мечей мелькают повсюду. Люди в черном чрезвычайно безжалостны, как будто они не собираются оставаться в живых. Каждый, из них имеет топорик, и когда они встречают живого человека, они разбивают им его голову. На их одеждах пятна крови и белое мозговое вещество, у обычных людей такой вид может вызвать лтшь тошноту.

Достаточно безжалостно!

Чу Цяо прикрыла глаза, собирая все оставшиеся силы в своем теле, и стремительно побежала. С поразительной скоростью, оставив позади себя, почти закончившийся бой.

Она рассчитывала как можно быстрее покинуть эту улицу и попасть на главную дорогу. Девушка не верила, что у этой группы людей хватит смелости открыто атаковать на дороге, ведущей к императорскому Дворцу, даже если эти люди не выполнили своё задание.

Другая сторона, казалось, поняла, что она собирается делать. Внезапно сзади появилась черная фигура, которая двигалась очень быстро. Даже ловкость Чу Цяо, не помешала той мгновенно приблизиться. Теперь преследователь бежал бок о бок, параллельно, всего в пяти или шести шагах от нее. Во время бега он вытащил свой арбалет, натянул тетиву и выстрелил!

В тот момент Чу Цяо была ещё закутана в белый шелковый платок, ее лицо было покрыто большими засохшими пятнами крови, а волосы были растрепаны, как у сумасшедшей. Но все это не мешало ее движению и зрению: увидев, арбалет, а следом летящую стрелу противника, нацеленную ей в бедро, она ухватилась за выступ стены, и высоко подпрыгнула.

Послышался резкий звук, стрела ударилась о каменную стену и тут же рассыпалась, показывая, насколько силен этот человек.
Хороший выстрел!

Чу Цяо прищурилась, кинжал, отправленный в полёт не достиг своей цели, а еще больше расстраивало то, что противник отклонившись, вытащил еще одну острую стрелу.

Как он может каждый раз чувствовать её намерения? Чу Цяо холодно усмехнулась, подняла руку и громко крикнула: «Скрытое оружие!»

Чу Цяо рассчитывала, что они уже сталкивались и скорее всего в битве с императорской армией. Она была вынуждена повторить этот трюк в такой критический момент и раскрыть свою личность. Хотя ее голос сейчас был настолько хриплым, что возможно ее не узнают.

В общем, похоже этот человек был в той битве не на жизнь, а на смерть … Мужчина все понял и отреагировал очень быстро. Странная фигура стремительно метнулась, уклоняясь, глаза человека пытались разглядеть, где спрятанное оружие?

Чу Цяо не стала  ждать, когда он опомнится, и уже успела далеко убежать. Мужчина неубедительно усмехнулся и снова побежал за ней.

Это было отдаленное место, здесь было много маленьких улочек и переулков. Чу Цяо, пытаясь оставить темную тень далеко позади себя, паниковала и бросалась то влево, то вправо по переулкам.

Но вскоре она почувствовала, что что-то не так, реакция противника была слишком странная. Она быстрая, он быстр, она медленная, и он медленный. Она поворачивает, и другому даже не нужно много времени, чтобы повторить её действия. Шаги те же, скорость та же, движения те же, как будто он ее тень. И на данный момент у Чу Цяо не было слов, что она об этом думает, от начала и до конца!

Кого спровоцировала эта идиотка Юань Чуньер?

Чу Цяо была очень зла, и когда немного пришла в себя, большое баньяновое дерево преградило ей путь, стоя посреди дороги.

Чу Цяо сузила глаза и стремительно бросилась к нему, затем внезапно остановилась. Согласно обычным рассуждениям, никто не может внезапно остановиться без подготовки. Даже если человек достаточно проворный, он определенно будет на шаг впереди Чу Цяо, когда остановится. Таким образом, Чу Цяо рассчитывала протянуть ему руку помощи, с зажатым в ней острым кинжалом.

Однако в этот момент острое чувство опасности одновременно с разочарованием поразили ее сердце, Чу Цяо не колеблясь, быстро присела на корточки. Почти сразу она почувствовала, как легкий нож пронесся над ее головой, чуть не сняв кожу, несколько прядей ее волос теперь падали на землю!

Совсем рядом!

Чу Цяо почти не могла удержаться от крика. Противник, казалось читал её мысли и знал все ее трюки, предугадывая её действия на шаг вперед. Скорость и темп были в самый раз. Пока она ждала, что он поведётся на её провокацию, её переиграли!

Все это расстраивает, кажется у неё проблемы!

Между искрами и огнем (между огнем и полымем) Чу Цяо мобилизовала все свои боевые навыки. Сконцентрировавшись на противнике, она приняла боевую стойку, готовая к новой битве.

Если она не убьет его, то ей просто жаль того времени и знаний, которые вложил в неё современный инструктор, по боевой подготовке. Да и престиж агента по национальной безопасности не хотелось ронять.

Но в этот момент над головой внезапно раздался странный звук, переполненный яростью, который смешался с сильным порывом ветра. Чу Цяо была ошеломлена. Она никак не могла осознать, что происходит. Она почувствовала внезапную боль в спине, и ее что-то отчаянно ударило. От огромной боли у нее чуть не пошла кровь горлом!

Но все, что произошло потом, действительно заставило ее рвать кровью (чувствовать большой стыд и сожаление).

Сразу после этого раздался громкий крик, и семилетний или восьмилетний ребенок оказался на спине у Чу Цяо, он вытер свое грязное лицо о её одежду и громко заплакал!

Выяснилось, что перед тем, как они прибежали, на этом дереве играл ребенок. Она, кажется, напрасно вспоминала, что являлась ведущим агентом Управления военной разведки. Она даже не почувствовала, что кто-то спрятался в ветвях дерева. Теперь, в процесс их борьбы вмешался ребенок. Испуганные руки дрожали, и она взлетела на дерево, пристраивая ребёнка.

Ветка ударила по телу Чу Цяо!

Есть ли что-нибудь более вызывающие стыд, чем это?

Когда Чу Цяо, подняв ребенка, спустилась и собиралась дать отпор, было уже поздно. Она почувствовала резкий порыв ветра, боевой нож коснулся ее шеи.

Хаотичный звук шагов преследователей быстро приблизился, и враги быстро окружили ее. Это были те люди, что напали на отряд принцессы, все они были хорошо вооружены.

Чу Цяо злобно подняла голову вверх и посмотрела на плачущего ребенка.

Она услышала, как кто-то позади нее прошептал: «Я не ожидал, что принцесса будет такой хорошей».

Другой человек сказал: «Семья Юань начала с лука и лошадей (из кочевников), и в знание боевых искусств нет ничего плохого, но я не ожидал, что принцесса будет такой хорошей».

Как они называют Юань Чуньер?

Принцесса? Они, что из Великой Вэй?

Издалека послышался стук копыт. Новый человек спрыгнул со спины боевого коня, его голова и лицо были закутаны черным шарфом. Он быстро пробежал несколько шагов и доложил: «Наши люди еще тащатся за мной, извините, что так поздно».

Человек в черном, который сражался с Чу Цяо, кивнул, а другой мужчина рядом с ним приказал: «Возьмите ее и идите на площадь».

Воин в черном, удерживавший Чу Цяо, тихо сказал: «Опусти оружие».

Людям приходиться склонять головы из-за капризов судьбы и принимать поражение.

С грохотом отбросив кинжал, Чу Цяо обдумывала, стоит ли раскрыть свою личность перед этими людьми неизвестного происхождения и сказать им, что она не Юань Чуньер. В этот момент мужчина в черном внезапно шагнул ближе, и протянув тонкую и сильную руку, сжал подбородок Чу Цяо.

Чу Цяо холодно фыркнула, и резко качнув головой, открыла рот, чтобы яростно укусить человека, прими пасть тигра!

Она почти могла услышать звук разрываемой плоти, кровь потекла из раны, капая на землю. Лицо Чу Цяо было белым и спокойным, а ее глаза широко распахнулись, следя за реакцией противника. На ее подбородке и щеках засохли, размазанные пятна крови, она была похожа на неукротимого волка, свирепость застыла во взгляде.

«Какого ….!»

В то же время зазвучали громкие и тихие голоса, но никто не подошел, чтобы отреагировать на смелые и мятежные действия Чу Цяо.

Мужчина посмотрел на Чу Цяо, казалось, ошеломленным взглядом, он позволил ей не разжимать зубов, не говоря ни слова и не двигаясь. Черная тканевая повязка была обернута вокруг его головы, открывая только пару тёмных глаз. Но что странно, первоначальный шок в этих глазах медленно сменился улыбкой.

Чу Цяо тоже была ошеломлена, эти глаза были ей слишком хорошо знакомы, она, забывшись, медленно открыла рот. Чувствуя себя довольно глупо, она смотрела не отрываясь, на этого человека.

«Ха-ха!»

Мужчина, неожиданно рассмеявшись, снял повязку, затем раскрыл свои объятия и, приподняв, крепко обнял Чу Цяо.
«Я знал, что ты не умрешь так легко!»

Юйвень Юэ выглядел счастливым ребенком, получившим подарок, он громко смеялся. Его глаза были такими радостными, однако его лицо было немного бледным, а на подбородке синела щетина. Его голос звучал слишком мягко, но его руки были такими сильными, и он держал Чу Цяо, так крепко, словно никогда не собирался её отпускать!

Голова Чу Цяо прижималась к его груди, сквозь одежду она прислушивалась к его сильному сердцебиению. Её взгляд затуманился, воспоминания о том, что произошло раньше нахлынули на нее. После побега от смерти в ней поселились неожиданные для нее самой эмоции, на несколько мгновений она почувствовала себя мягкой и уступчивой. Она даже раскрыла руки, обняв в ответ Юйвень Юэ за талию, и уткнулась лицом ему в грудь, позволяя слезам беспричинно течь по щекам.

………………..

Все вокруг молчали, только ветер развевал флаги и кружил пыль и песок.

Многие подняли головы и смотрели на платформу на площади Роз. Триста лет назад эта площадь впервые стала известной в мире. На этой высокой медной платформе был сожжен первый гнусный предатель империи Тан, Хе Лан Е.

Как высшее должностное лицо плато Хунчуань, он лично сидел и наблюдал, как плато Хунчуань занимает клан Юань, не предприняв какой-либо эффективной контратаки. Даже когда солдаты-волки Юань атаковали Чанъань, он не пытался сопротивляться, бежал, взяв с собой свою семью, он покинул город ночью. Очень быстро империя потеряла северные территории, десятки тысяч километров земли, войска отступили на равнину Бяньшу. Император больше не был единоличным правителем материка. Под угрозой Вэй и Хуай Сун, страна изменила свое название на Бянь Тан, это был величайший позор, который остался на страницах учебников истории.

Начиная с Хе Лан Е, платформа на площади Роз стала местом казни преступников.

В этот момент окровавленную женщину привязали к высокому столбу на медной платформе, ее одежда висела клочьями, разлетаясь на ветру, волосы развевались, ее лицо было залито кровью, и наверное даже ее родные не смогли бы её сейчас узнать.

Под ее ногами была большая куча дров, а сбоку стоял солдат с факелом. Это продолжалось уже долго. Только что по толпе внизу прошло небольшое волнение. Кажется, готовилась попытка освобождения. В толпе можно было выделить мужчин, которые выглядели, как обычные люди, но те, у кого было острое обоняние и знание жизни, чувствовали, что те, как скрытое в ножнах оружие.

Шум становился все громче и громче, множество людей размахивали руками и громко кричали. После того, как резкие крики охранников, сменились пощечинами, Юань Чуньер открыла свои слабые глаза, она пыталась сопротивляться. У этих солдат были грубые мозоли на руках, а ее лицо было очень болезненным, она хотела сказать «нет». Стыд и гнев почти полностью затопили ее душу.

Но ее челюсть была вывихнута, и девушка не могла произнести ни слова. Ее ресницы были залиты кровью, и она могла смотреть только вниз на толпу, сквозь кроваво-красный туман: повсюду возбужденные люди, повсюду странные лица и повсюду гнев и злость.

Она внезапно испугалась, задрожала от страха.

Она умрет? Ее собираются сжечь?

В этот момент одно имя промелькнуло в ее голове, как молния, и жестокие глаза женщины, холодные слова и пренебрежительное выражение лица.

Ненависть охватила ее сердце, как огонь.

Чу Цяо! Чу Цяо! Чу Цяо !!!

Выражение её лица постепенно становилось диким, эта ненависть, губящая небо и разрушающая землю, бушевала в ней, бурлила в её крови, требуя выхода.

Именно Чу Цяо забрала её любимого, отняла у нее счастье, разрушила их страну, оскорбила ее достоинство, заставила её бежать и постоянно страдать. Теперь эти люди, выкрикивающие отвратительные оскорбления!

Сейчас эта ненависть стала даже больше, потому что она вот-вот умрет!

Не могу ее отпустить!

Даже если она станет призраком, даже если она попадет в восемнадцатый зал подземного мира, даже если она станет неприкаянной, обиженной душой, она никогда ее не отпустит!

Юань Чуньер стиснула зубы, похожая на ужасный призрак, она должна убить Чу Цяо, должна убить ее, должна!

«Исполняй!!»

В толпе раздались громкие крики, группа смутьянов вызвала беспокойство, стремясь привлечь к себе внимание солдат.

В сердце Юань Чуньер поднялись желание и надежда выжить, ее глаза искали спасение, но появилась и другая странная мысль.

Те, кто осмелились поднять восстание в это время, должно быть, пришли спасти Чу Цяо!

Она ненавидела их, не хотела, чтобы кто-то пришел спасти ее, она чувствовала себя сумасшедший, хохот подступал к горлу. Ее голос был сейчас, как уханье совы, полный самоуничижения, ведь даже если бы ее спасли сегодня, это было бы ради Чу Цяо.

Это благословение?

Люди внизу видели, как она дико рассмеялась. Думая, что она сумасшедшая, дети указывали на нее пальцами.

Сильный ветер завывал и уносил все звуки прочь. Центральная улица была переполнена, толпа, как поток воды, стремилась на площадь Роз. Казалось, что кто-то нарочно направляет здесь хаос, чтобы люди снаружи не могли ворваться внутрь.

Ситу Ю, нахмурившись, смотрел на творившийся на площади и Центральной улице беспорядок, в это время более дюжины молодых солдат Яньбэйя бросились к нему. Подошедший первым Цзо Тинлин сказал тихим голосом: «Майор Ситу, в Центральной армии слишком много людей, поэтому мы не успеваем добраться. Невозможно спасти девушку, если вы пойдете туда один».

Сяо Хэ, стоявший рядом, нахмурился и сказал: «Я отправил письмо молодому Господину, чтобы проинформировать его».

«Слишком поздно отсылать донесения Молодому Господину», — сказал Ситу Ю тихим голосом, — «вы узнали, кто эти люди, что подняли беспорядок и задерживают казнь?»

Цзо Тинлин сказал: «Нет, они сделали это тайно. Но, по моему мнению, среди друзей девушки те, кто могут протянуть руку помощи в это время, это только четвертый молодой господин семьи Юйвень или принц Ли Се».

«Это должно быть из семьи Юйвень, — кивнул Ситу Ю. «Принц Тан все еще находится за пределами Центральной улицы».

«Тогда что нам теперь делать? Поскольку семья Юйвень участвует в этом, они обязательно примут меры».

«Мы не можем просто рассчитывать на них», — Ситу Ю покачал головой, глядя на площадь, он поднял руку и сказал, — «пойдем туда!»

«На площадь?»

«Да!» Ситу Ю кивнул: «Расчистим путь принцу Ли Тану!»

Однако, как только солдаты Яньбэйя ворвались в толпу, какой-то человек закричал от ужаса, а затем в одно мгновение все подняли головы, и крики полные страха и недоверия огласили окрестности!

Под черными облаками, по высоким крышам, скакала белая лошадь, свободно и быстро, словно по ровной земле. Мужчина на коне был в зеленом парчовом одеянии с живописной вышивкой. Красивый и не похожий на смертного!

Ноги лошади были обернуты тканью, и везде, где она проходила, черепица трескалась и падала, всюду поднимая пыль и создавая беспорядок. В белой пыли фигура человека выглядела, как привидение.

Во время очередного прыжка, после приземления, лошадь встала на дыбы и заржала, а потом она словно посланник небес, спрыгнула вниз и приземлилась на площади. Поднятая пыль, белыми клубами опускалась на толпу.

Обращаясь к небу, бесчисленное количество голосов посылали проклятия. Тысячи солдат из Центральной армии устремились вперед, держа копья перед собой, нацеленные на одного человека!

«Кто смеет меня останавливать?»

Брови мужчины были слегка приподняты, глаза равнодушно и холодно скользили по толпе, голос был не таким уж громким, но сразу всех напугал.

«Да … Ваше Королевское Высочество …»

Неизвестно, кто первым это сказал, дрожащим голосом, а потом, как чума, все вдруг запаниковали и стали опускаться на колени. Солдаты с копьями, которые оказались в первом ряду, были так напуганы, что у них дрожали руки. Наконец один не выдержал, бросил копье и встал на колени на землю!

«Ваше Королевское Высочество!»

«Ваше Королевское Высочество!»

«Ваше Высочество!»

Раздались громкие крики, солдаты Центральной армии не были достаточно смелыми, чтобы столкнуться и противостоять принцу династии Тан. На площади Роз бесчисленные фигуры стояли на коленях. Голова праведного Лин Ран, наконец, опустилась, он желал зарыться в землю!

Ли Се был одет в дорогую парчовую одежду, его глаза были равнодушны, и он даже не смотрел на этих людей, что склонили перед ним колени.

Он высоко поднял голову и посмотрел на платформу Тонджак, туда, где была привязана пленница, затем не смотря под ноги, уверенно шагнул вперед.

Чиновники, те, кто поддерживал Юань Чуньер, не могли вынести того, что все их достижения не оправдались, и пленница, судя по всему, избежит наказания. Они выступили вперед, чтобы попытаться остановить принца Тана. Но до того, как слова были произнесены, и первый из них смог обратиться к принцу с претензией, все было решено.

Никто не заметил движений Ли Се. Все, что увидела толпа, это, как серебряный свет мгновенно перерезал горло чиновника. В этот момент, глаза человека широко распахнулись, а тело стало заваливаться вперед, падая к ногам принца Тана.

В тишине, стоящей на площади, раздался «грохот», поднялось облако белой пыли. Все вокруг затаили дыхание, боясь, что гнев Ли Се может коснуться и их.

Принц достал белый шелковый платок, небрежно вытер свое запачканное кровью запястье, а затем бросил его на землю.
На белой ткани, были видны пятна ярко-красного цвета. Под порывом ветра платок медленно поднялся в воздух и полетел над площадью.

Никто не осмелился говорить, никто не осмелился поднять голову, никто не осмелился просто шевельнуться и даже дышать.
Наследный принц Ли Се, который всегда был игривым и ничего не принимал всерьез, вдруг явился перед своими подданными, в образе сияющего мстителя, поражая огромным гневом, близким грому небес, несшего тень злого духа на своем теле. Всего этого было достаточно, чтобы заставить зверей за сотню миль отсюда спасаться бегством.

Перед лицом такого человека, даже солдаты Центральной армии, преданные только Императору, вряд ли смогут проявить хоть немного смелости для противостояния.

«Всем разойтись!»

Центральная улица, наконец, была очищена, и охрана Ли Се устремилась на площадь, как прилив. У этих солдат были жёсткие лица и обнаженные мечи в руках. Люди, просто смотря на них, чувствовали, как холод поднимается по их спинам.

Эти солдаты, были известны на всем континенте, как первые хулиганы и дебоширы. У них внушающее благоговение имя, добытое в драках в борделях, но они проигрывают солдатам Центральной армии. Они принадлежат к частной армии принца Тана. Но, в этот момент их лица были серьезными, одежда приведена в порядок, руки тверды, а и их глаза внимательно следили за толпой, они были готовы применить свои мечи по назначению!

Стоя на платформе, Ли Се покосился на генерала Центральной армии, держащего факел, угол его рта скривился, и он холодно приказал: «Уходите!»

Мужчина был поражен, его ноги стали ватными, и он фактически скатился вниз, с платформы на площадь.

«Извини за опоздание».

Подул холодный ветер, выражение лица принца Тан не возможно было прочесть, он прикрывает на мгновение глаза, потом смотрит на окровавленную молодую женщину перед собой. Он не может различить лица девушки, разбитого кем-то. Столько крови…

Он развязал веревку, освобождая ее, затем обнял.

Сквозь туман перед глазами и рассыпанные волосы Юань Чуньер смотрела, как Ли Се идет к ней шаг за шагом. Как будто в этот мир пришел бог, и в этот момент экстаз от освобождения от смерти поразил ее сердце.

Это тот человек, за которого она хотела выйти замуж?

Несколько мгновений она была немного сбита с толку, и ее разум был неясен. Она знала только, что умирает. Теперь человек, за которого она собиралась выйти замуж, пришел спасти ее.

Слезы полились по её лицу, она горько заплакала.

Ли Се нахмурился, обнял ее и спустился со сцены.

Юань Чуньер больше не грозило сожжение, и она обрела свободу. Она крепко обняла принца Тан за талию, как раненое маленькое животное, ее тело дрожало.

Однако в следующую секунду мужчина, который нес принцессу, остановился. Он посмотрел на нее, казалось, ошеломленный. Затем присев на корточки, но продолжая держать ее в своих объятиях, он протянул руку и осторожно стал распутывать ее длинные черные волосы, закрывающие лицо. Но еще столько крови…

Ли Се был таким нежным, словно боялся ее напугать, его тон походил на звук ручья в марте, он мягко спросил: «Ты? Кто ты?»
Юань Чуньер издала тяжелый вздох, но она до сих пор не могла говорить.

Ли Се обнаружил, что челюсть девушки вывихнута, неизвестно, какую технику он использовал, но с громким щелчком челюсть Юань Чуньер вернулась в правильное положение. Слезы молодой женщины, казалось, текли без остановки, великая печаль поднялась из глубины ее сердца. Продолжая плакать, она сказала: «Я восьмая принцесса Великой Вэй, я Юань Чуньер».

Ли Се был ошеломлен. Он поднял голову и посмотрел вниз с платформы на площадь. Солдаты-волки стояли лицом к Центральной армии. Люди перед ними стояли на коленях на земле, дрожа от страха. Глядя на все это, небо словно скорбя, покрылось темными облаками, и повсюду бушевал ветры.

Ли Се внезапно улыбнулся. Он так мягко улыбнулся. Опустив голову, принц посмотрел на Юань Чуньер и сказал что-то, чего она не могла понять: «Я знал, что ее не запугать».

Затем, наследный принц Тан резко встал, не обращая внимания на то, что в его руках была принцесса, похожая на нефрит. Неожиданно Юань Чуньер оказалась на земле, словно брошенная ребенком тряпичная кукла.

Он даже перешагнул через тело принцессы и спустившись вниз, врезался между противоборствующими армиями.

Преувеличенно размахивая руками, он крикнул бойцам Центральной армии: «Не волнуйтесь, не волнуйтесь, все успокойтесь».

В мгновение ока он превратился в глуповатого принца, который снова ставил все с ног на голову. Он стоял перед солдатами-волками и высокомерно улыбался: «Я слышал, что у вас тут должно произойти что-то грандиозное, кстати, я готов присоединиться к веселью. Мы все решили прийти и посмотреть, ребята, что здесь происходит. Продолжайте, продолжайте!»

И пятьдесят тысяч солдат-волков позади него, увидев перемену в выражении лица хозяина, мгновенно расслабились и сразу же восстановили свои обычные добродетели. Как будто то, что все видели только что было иллюзией.

Они с радостью подошли, похлопали солдат Центральной армии по плечам, выражая радость от встречи, и сказали: «Как насчет того, что бы выпить приятели, у вас ещё остались здесь дела? После нескольких месяцев тренировок, ха-ха, вы разве не готовы пойти развлечься? Может проверим кто сейчас сильнее?»

На площади поднялся шум, и несколько солдат побежали к Юань Чуньер, которая упала на землю.

Молодая женщина подняла голову и горестно воскликнула: «Я принцесса Великой Вэй!»

Чиновники, услышав голос принцессы, были потрясены и побежали вперед. Через некоторое время вся площадь погрузилась в хаос.

Юань Чуньер была поднята чиновниками из Вэй. Сквозь толпу она видела только Ли Се и солдат, счастливо смеющихся друг с другом. Не было той нежности, не было принца-спасителя, словно все это ей привиделось.

Мысли о его поступках и об этой фразе казались острой стрелой, попавшей в сердце Юань Чуньер и разрывающей его. Она позволила подчиненным завернуть ее в одеяло, прикусив нижнюю губу, почти до крови.

Чу Цяо, Чу Цяо, как ты можешь заставлять меня ненавидеть тебя ещё больше?

Горе и злость в груди на какое-то время чуть не заставили её потерять сознание, но слезы уже высохли. Она медленно подняла голову и посмотрела на черные облака вверху, но у нее даже не было сил кричать, что бы высказать небу своё негодование.

Юань Чуньер клянется здесь и сейчас, что в этой жизни я увижу, как тебя предают, увижу, как у тебя ничего не останется, увижу, как ты умираешь в страхе и стыде. Я клянусь!

Ветер завыл, этот фарс, наконец, медленно подошел к концу, и толпа постепенно разошлась. Кто еще бросит взгляд на нечистую принцессу?

«Бог справедлив».

На обратном пути Ли Се скакал на лошади и с улыбкой на губах говорил: «Интересно, кто станет победителем? Кто знает?»

«Ваше Королевское Высочество».

Сунь Ди выступил вперед и сказал: «Я все разузнал».

«Как она?»

«Тяжело ранена, но не смертельно. Солдаты из Центральной армии чуть не упали в обморок, когда узнали».

Ли Се кивнул и сказал: «К счастью, она снова спаслась».

«Юань Чуньер …»

«Не беспокойся об этом» — усмехнулся Ли Се, — «она устроила такой беспорядок. Давайте подождем и посмотрим, чем ответит император Вэй».

Сунь Ди кивнул и сказал: «Тогда что нам теперь делать?»

В глазах Ли Се внезапно вспыхнул холодный свет, словно лезвие острого кинжал. Он небрежно посмотрел вниз и мягко улыбнулся: «Кто-то сделал мне такой большой подарок. Но не вежливо приходить и уходить без спроса. Я не желаю принимать такую ​​безымянную доброту».

Дует сильный ветер, мужской голос такой мягкий, но такой холодный.

«Настала моя очередь ответить».

Легенда о Чу Цяо: агенте принцессе 11-го подразделения

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии