10 Том. Глава 10. Тодум.

Вот и настал день, о котором говорил лорд Торидо!

С самого утра на площади собрались Мечи, Пэйл с отрядом, Сээчви и Манауэ.

— Деревушка Мора!

Как-то незаметно для всех Манауэ превратился в зажиточного торговца. На его одеянии гроздьями висели всевозможные украшения. Сам наряд обладал эффектом, повышающим цену сделки с драгоценными камнями или металлами.

Его навык торговли уже практически подобрался к высшему уровню. Между поселениями он теперь гордо колесил на повозке, запряженной восемью лошадьми, в которой можно было перевозить тонны груза. К тому же в ней и продукты долго не портились.

Все это время Манауэ скрупулезно развивался, зарабатывая деньги, опыт и славу.

— Скупаю еду! Покупаю военное и походное снаряжение!

На Манауэ лежала обязанность по заготовке всего необходимого для предстоящего похода в Тодум. Бродя по Море, он скупал у местных жителей и других игроков все, что только могло там понадобиться.

В это время Виид зарабатывал деньги возле главного входа в деревню.

— Изготовлю прекрасную статуэтку. Не пропустите, закажите себе на память!

Статуэтки, вышедшие из-под рук великого скульптора Виида. Любой путешественник, посетивший Мору, хотел бы приобрести себе такой сувенирчик. И закономерно, что очень скоро вокруг знаменитого мастера люди выстроились в одну длинную очередь…

Первой подошедшей была невысокая девчушка, быстро затараторившая:

— Дядечка-дядя, сделайте мне статуэтку Башни света. Пожалуйста!

На что Виид, радостно улыбнувшись, ответил:

— С тебя десять золотых.

— Ой, так дорого?! Я передумала!

— …

И, зыркнув на Виида, как на грабителя, девчушка быстро развернулась и убежала.

Следующим «клиентом» оказалась седая бабуля, то и дело подозрительно осматривающая собравшихся вокруг нее игроков:

— Послушай-ка, милок. Сделай мне статуэтку, Башенку, как во-о-он на той горе.

— Хорошо, бабуля. С вас девять золотых.

В этот раз Виид решил снизить цену, ведь бабушка выглядела такой старой и беспомощной!

— Что-что ты сказал, милок?

— Восемь золотых…

— Эт че, у тебя такие дорогие статуэтки? Иль ты думаешь, что раз я старая, то глупая, и меня можно обдирать?

— Да нет, что вы. Хорошо, я готов сделать для вас статуэтку за пять золотых.

— Ничего не знаю! У меня столько нет. Делай за два серебряных.

— Но за такую цену даже… Ладно. Я согласен.

— Вот то-то же. Сразу бы так!

Сдерживая подступающие слезы, Вииду пришлось вырезать обещанную статуэтку. К сожалению, даже его врожденные лесть и красноречие порой не могли ничего поделать в определенных жизненных обстоятельствах.

«Черт. Ну что ж так тяжело зарабатывать-то на статуэтках?»

Всего пару дней назад, используя навык кузнеца, он изготовил несколько комплектов оружия и доспехов, которые очень быстро раскупили, причем по завышенным ценам. Однако теперь, взявшись за создание статуэток, Виид столкнулся с грустной для него реальностью, в которой люди не хотели платить за работы даже и пары золотых. Да и в повседневности это был не самый ходовой товар: обычно игроки покупали скульптуры либо для воспоминаний, либо в качестве подарка.

Неудивительно, что из-за всего этого завысить цену и продать свою работу требовательным покупателям получалось не так-то и легко.

Следующей подошла уже не молодая женщина, которая тут же начала с довольно острого для Виида вопроса:

— При заказе одной скульптуры, вторую сделаете бесплатно?

— Э-э-э…

— Ну, вы же все равно создаете их из деревяшек, валяющихся вокруг на дорогах. Себестоимость-то — копейки, а вы, как я вижу, не собираетесь снизойти до такой услуги?

Клиенты, которые хотели получить любые товары, руководствуясь принципами массового производства и привычной им уже по магазинам акцией «два по цене одного». Подобное происходило из-за того, что люди по-прежнему считали все эти статуэтки обычными сувенирами.

И даже если бы Виид стал их убеждать, что он самый лучший скульптор на континенте, это вряд ли бы что-либо изменило! Поднять деньги на статуэтках было все так же ужасно сложно!

«Все-таки класс скульптора — это одна большая и непрекращающаяся проблема!»

Вииду не оставалось ничего другого, кроме как довольствоваться зарабатываемыми грошами. Славу богу, что, благодаря славе, в среднем он получал хотя бы по пять золотых.

Поблизости, рисуя картины, расположилась его сестренка Юрин.

— Соблюдайте очередь!

Вокруг нее также клубилась толпа людей, причем нисколько не меньшая, чем у брата. Единственным отличием было то, что в основном вокруг Юрин собрались мужчины!

— Как вас нарисовать?

— Как вам удобно… Можете просто телефончик черкануть…

— Хи-хи, это проблематично. Я просто нарисую вас!

— Эх, спасибо.

Некоторые же клиенты приходили к ней снова и снова.

— О, я вижу вас уже в третий раз, уважаемый.

— Меня зовут Ганс.

— Хорошо, Ганс. Что вам теперь нарисовать?

— Просто нарисуйте свое настроение, Юрин. Вы чиста, как белый лист бумаги, так что можете просто передать мне его, буду всячески благодарен.

— Ой, ну, спасибо. По правде, я художник, так что не богата…

— Понимаю. Должно быть, вам непросто приходится? Все, что у меня есть, — семь золотых. Возьмите, пожалуйста!

А некоторые игроки даже расплачивались вещами:

— Вот кожаные перчатки. Кажется, они вам нужны…

— Похоже, вам пора поменять шляпу.

Собравшиеся вокруг Юрин мужчины наслаждались ее жизнерадостностью, молодостью и красотой. И неудивительно, что ее работы пользовались гораздо большим успехом, чем статуэтки Виида.

Конечно, огромные или сделанные из дорогих материалов скульптуры могли содержать в себе различные эффекты. Причем, если позволяет время и мастерство, Виид мог бы создавать просто потрясающие, способные внести неоценимый вклад в развитие города скульптуры. Однако они получались большими и довольно тяжелыми, из-за чего одинокие игроки никогда подобные для себя не заказывали.

И если на простых статуэтках не заработаешь больше, чем несколько грошей, то при «Великолепной» или «Грандиозной» работе сумме продажи не было видно ни конца, ни края.

Настоящими скульпторами становились только переполненные страстью и упорством игроки. И неудивительно, что какая-то часть художников, обладающих подобными качествами, со временем переквалифицировалась в скульпторов.

Виид же, наоборот, от расстройства топнул по земле.

«Если бы я только раньше знал, что все так обернется… Было бы неплохо тогда стать хотя бы художником».

Ликование, от которого закипает кровь, и чувство завершенности, в которое погружаешься с головой во время работы! Даже эти ощущения не шли ни в какое сравнение с радостью от того, как твои пальцы перебирают толстый слой бумажных купюр.

До банальности практичный и мелочный скульптор Виид! Ему казалось, что на картинах, которые можно продавать частникам, гораздо легче заработать, чем на увесистых и непопулярных скульптурах.

Где-то ближе к обеду завершилась подготовка продовольствия, и Манауэ подошел к Вииду.

— Все. Я закончил приготовления.

— А Учитель?

— Он ожидает нас на площади в центре деревни.

— Ну что ж, тогда потихоньку выступаем.

Виид сложил товар и поднялся с места. Он заранее предупредил тех, кто стоял в очереди за статуэтками, что скоро может уйти. Так что людям не оставалось ничего, кроме как с сожалением в глазах разбрестись по делам.

— Манауэ. Подожди здесь немного.

— А? Ага, жду.

Кивнув другу, Виид направился в ближайший сарай. Там, в одиночестве, скрытый от любопытных глаз, он облачился в доспех Даллока. Сделанные из особого мифрила района Рахоман, поглощавшие свет и оттого казавшиеся чернее ночи доспехи были произведением искусства древних мастеров. Помимо них Виид облачился в созданный собственноручно из черной стали шлем, увеличивающую скорость перемещения обувь и повышающие Урон и Силу перчатки.

Благодаря своему среднему уровню навыка кузнеца он, будучи скульптором, смог надеть на себя тяжелые доспехи и теперь со стороны больше походил на какого-то воина.

Вот так Виид, снаряженный по полной программе, и вышел на улицу.

* * *

— Да ну на…!

— Да не-е…

— Это как?

— Быть такого не может.

Те, кто видел Виида, не могли пройти мимо него просто так. Черный воин в доспехах из чистейшего мифрила и черной стали!

— Чтобы носить такую защиту, требуется высокий уровень.

— Похоже, это какой-то супервысокоуровневый игрок.

Теперь прохожие смотрели на него совершенно по-иному. Их взгляды были переполнены завистью, которую Виид, даже будучи молодым, собирающим с земли деревяшки скульптором, никогда в жизни не испытывал.

Пробираясь через ряды прохожих, он подошел к спокойно стоящему Манауэ.

— Заждался? Ну, теперь пойдем.

— А? Хорошо!

Задумчиво наклонив голову, торговец направился вслед за Виидом к месту, где сидела Юрин.

«Похоже, то, что делает Виид, имеет какое-то глубокое значение».

А со стороны все так же ощущались завистливые взгляды людей. Доспехи Даллока, созданные из мифрила, поглощающего свет, были настолько необычны и редки, что даже прославившиеся игроки сроду о таких не слышали.

— Похоже, он великий человек.

— Не, серьезно, кто он?

— А это, случайно, не тот скульптор?

— Да ну… Хотя вроде и похож, но…

— Он действительно похож.

— Точно. Это тот скульптор Виид.

Все-таки не зря говорят, что одежда украшает человека. Прохожие распознали в величественном воине Виида с огромным трудом, и то только внимательно вглядевшись в его лицо.

Не сходившие все это время с его лица черты бедности и нужды ввели людей в заблуждение, и теперь, когда они исчезли, даже догадавшись, кто это, игроки не могли поверить своим глазам.

— Наверное, эти доспехи — дешевая подделка.

— Все может быть. Возможно, он просто слегка приукрасил их сверху мифрилом.

— Смотрятся не ахти.

Мнение людей очень резко изменилось, а к тому моменту, как Виид подошел к сестренке, из их глаз исчезла и зависть.

— Юрин, пошли.

Погруженная до этого в рисование сестра повернулась на зов.

— А, братик! О! А что с одеждой?..

— М-м? — натурально удивившись, промычал Виид. — Что не так? А… Это из-за доспехов Даллока? Да не, ничего особенного… Обычные уникальные…

— …

Виид демонстрировал откровенную гордость за уникальный доспех! По правде говоря, он нарочно надел все снаряжение, чтобы похвастаться им перед сестрой.

Вот так, под взглядами прохожих, тройка героев и направилась к центру деревни. Даже не догадываясь о том, что вокруг, по улицам города, уже вовсю разносились интересные новости.

— Ты ходил на площадь? Там, кажись, кто-то собирается выступать в крупный поход.

— Группа выглядит весьма мощно. Притом там орк, торговец и те, кого зовут Мечами… Может, действительно какое-то задание?

— Да еще, говорят, с ними и скульптор Виид идет.

Не так давно по телевизору уже транслировали битву с Костяным драконом. И в том сражении одними из тех, кто проявил себя лучше всего, были как раз мускулистые парни с бритыми головами. Благодаря той передаче теперь не было никого, кто бы не знал Мечей. Им даже дали прозвище «стремящиеся к мастерству воины», и теперь, благодаря всему этому, они твердо сидели на гребне славы.

И эти вот Мечи теперь собрались тут, в деревушке, и шла молва, что они намереваются отправиться в новый опасный поход. Неудивительно, что подобное привлекло внимание множества различных людей.

— Какое огромное количество припасов!

— Может, в окрестностях Моры найдено какое-то новое место охоты?

— Кто его знает…

Точно можно было сказать только, что в провинции Морта собрались далеко не начинающие игроки. В основном эти люди уже прошли через серию заданий, заработав высокие уровни, и соображалка у них точно работала.

И на их взгляд, сейчас, в деревне происходили довольно странные вещи. Торговец, скупающий товар для обмена и провиант. Толпа уже довольно известных и показавших свою силу МЕЧей. Группа Пэйла, блистающая не самым бедным в игре снаряжением.

И орк! По правде говоря, Сээчви тоже стала объектом бесспорного внимания. Многие впервые видели воочию орка, разгуливающего по деревне и говорящего на языке людей.

— Как же она уродлива!

— Ты посмотри на брюхо и зад. Закачаешься!

— Да и голова просто огромная.

Но Сээчви такие высказывания только радовали. Ведь ее, наверное, впервые за все время игры воспринимали не как холодную Снежную королеву с роскошной и ледяной внешностью, а, наоборот, по-простецки.

— Чвик! Чвии-чвик!

— А-а-а! Она хрюкает!

Когда Виид с Манауэ и Юрин шли к центральной площади, казалось, что улицы вот-вот переполнятся толпами зевак. Слухи распространились со скоростью звука, так что набежал весь народ, что был в окрестностях Моры.

Одиночки и группы игроков из воинов, священников и странствующих бардов не шли сегодня, как обычно, на охоту. Все они собрались в ожидании.

Получив такое внимание, Сурка чувствовала себя совсем неуютно.

— Так много людей пялится на нас.

Ирен тоже, слегка смущаясь, оглянулась по сторонам. Людей собралось действительно огромное количество, столько, что сходу и не сосчитаешь.

— А казалось, что тут игроков поменьше, чем в королевстве Розенхайм. Но нет… Как же быстро их становится все больше и больше.

Хварен была полностью солидарна с ними.

— Да уж. А у вас нет ощущения такой оживленности, как в самом начале, при открытии нового королевства?

Опорное поселение северных территорий — Мора!

Ежедневно по меньшей мере тысяча, а то и более, игроков выходила отсюда, чтобы найти и посетить новые места охоты. Все они отправлялись в приключения, беря в качестве отправной точки славящееся своими скульптурами поселение.

Пусть на первый взгляд это была не такая уж и большая цифра по сравнению с другими крупными городами Версальского континента, но на самом деле она получалась весьма впечатляющей. Да, немалое количество людей направилось сюда из центра, но пока действительно добралось лишь около пятидесяти тысяч человек. И пусть на первый взгляд кажется, что это не так уж и мало, но, с учетом размеров северного материка, стоило лишь слегка свернуть с дороги куда-нибудь вглубь, и пропадал след всякой человеческой деятельности. В связи с чем ради заданий, охоты, формирования группы или поиска информации игроки собирались в городах, где было много людей.

И вот Мора стала одним из таких опорных пунктов, куда и направился крупный поток новых туристов и авантюристов.

Оглядевшись по сторонам, Виид спросил:

— Ну что, все морально готовы?

— Да!

— Ага! — с уверенностью ответили Зефи и Хварен.

Пэйл же слегка похлопал по плечу Мейрон.

— Какая бы опасность нам ни угрожала, я буду тебя беречь.

— Мой рыцарь! Отдаю себя в твои руки.

Ирен, Ромуна и Сурка тоже были твердо настроены на поход.

Путешествия с Виидом частенько превращались в охоту без отдыха. Напряжение, что не позволяло и на секунду передохнуть, и постоянное, щекочущее нервы волнение.

Глаза Ирен заблестели.

«Если обычную охоту игроки могли назвать приятненьким досугом, то сражения вместе с Виидом — это работа, прорва работы, для которой следует находиться в хорошем тонусе».

Для нее как священника самым волнительным моментом являлась невозможность предотвратить смерть товарищей. Манера охоты Виида была быстрее других минимум в 2-3 раза, и следовать подобному темпу было сложно, очень сложно, даже несмотря на весомую награду в конце.

«Чтобы они не погибли… я должна до конца выполнять свои обязанности».

А вот Мечи ни капельки не мандражировали, бросать вызов опасности было уже привычным для них делом.

— Охо! Да мы немного запаздываем с отходом.

— Может, сначала покушаем?

Но Виид отрицательно покачал головой.

— Нет. Вперед, трогаемся потихоньку.

Отряд уже собирался выдвигаться, толпа зевак с интересом гадала, куда же они все-таки направляются. И в этот момент к ним торопливой походкой подошел староста деревни Мора.

— Уважаемый граф!- с волнением обратился он к Вииду.

— Граф?

— Он только что обратился к нему — «уважаемый граф»?

Среди зрителей поднялась суматоха. Граф деревни Мора — игрок! Но что еще более удивительно, староста обращался к Вииду, к скульптору!

— Что за бред!

— Скульптор… И он даже не виконт, не барон, а целый граф, аристократ высшего ранга.

— Если он граф, то значит, что он управляет не только деревней, но и всей провинцией Морта!

Виид не спеша осмотрелся по сторонам и, помедлив, надменно обратился к НИПу.

— Господин староста! По какой причине вы ведете себя столь опрометчиво? Держите себя как подобает.

Виид вел себя, как герой исторических хроник, которые где-то и когда-то ему удалось одним глазком посмотреть. Графский титул действительно присваивался лишь высшим слоям аристократии. Именно графы относились к немногочисленной группе господ, что имела реальную власть в королевствах.

Староста продолжил:

— Количество продовольствия в деревне уменьшается.

— …

— Жители обеспокоены из-за увеличивающегося потока путешественников. Необходимо расширить сеть дорог, застроить пустую центральную площадь. Для торговли нужны новые места, продуктовые лавки, кузницы.

В этот момент Виид и осознал, что все это ему рассказывают неспроста. Староста говорил обо всем только для одной цели…

«Деньги! Сейчас он попросит денег».

По щекам старосты скатывались крупные слезы.

— Нам нужны деньги. Очень много денег, чтобы выстроить в деревне гостиницы и подлатать дома коренных жителей…

Пэйл и Зефи с жалостью посмотрели на старого НИПа.

«Не так-то и просто выудить из кармана Виида даже одну монетку».

«Да это же нереально! Вероятность подобного меньше, чем поймать кита в колодце».

Манауэ даже уже подумывал выйти вперед и вместо Виида, который в полном молчании слушал все причитания старосты, дать хотя бы тысячу золотых. Благо он за последнее время хорошо обогатился и мог себе это позволить.

Однако случилось то, чего никто никак не ожидал.

— Охо-хо! Что же вы раньше-то не сказали мне, что вам нужны деньги?!

Глубоко вздохнув, Виид раскрыл свой рюкзак. И вытащил все накопленные и хранящиеся у него на сегодняшний момент деньги. Двести тридцать тысяч золотых, что он заработал на продаже оружия империи Нифльхейм! А сверху он добавил еще 30 тысяч, что сберегал, как настоящий скряга, все это время, не кушая и не покупая ни одной обновки.

Итого общая сумма получилась огромной — 260 тысяч золотом! И все это без единого сожаления на лице он передал умолкнувшему и не верящему своим глазам старосте.

— Это не большие деньги. Если нужно что-то для нужд жителей, то используйте их на здоровье.

— Что, можно, да? Но это же огромная сумма…

— Это всего лишь моя обязанность, которую мне необходимо выполнять как человеку, взявшему под свою защиту провинцию Морта.

— Спасибо. Большое спасибо, граф!

Дзынь!

Вы совершили огромное инвестирование в провинцию Морта.

Процветающая в прошлом область империи Нифльхейм. Сегодня от ее славы не осталось и следа, за долгие годы были разрушены все дома, жители же превратились в голодных и нищих оборванцев.

Но теперь, благодаря инвестированному капиталу, люди получили второй шанс, чтобы совершить новый рывок.

На три месяца производительность жителей деревни увеличивается на 30%.

Территория деревни расширилась. Теперь возможен ремонт крепости правителя. Скорость прироста населения увеличилась.

Здания, требующие незамедлительного строительства в соответствии с особенностями территории:

Трактир: повышает уровень удовлетворенности жителей и увеличивает поступление налогов. Но оказывает плохое влияние на общественный порядок.

Кузница: повышает технологический уровень поселения. Увеличивает производительность жителей.

Торговая лавка: место, где можно совершать сделки с торговцами, увеличивает поступление налогов, может поставлять недостающие в деревне вещи.

Постоялый двор: место, где могут останавливаться путешественники. Если будет много туристов, то поселение станет более оживленным.

Ткацкая мастерская: место, где обрабатывается кожа и создаются различные ткани. Увеличивает объемы производимых жителями товаров. После постройки позволяет получить больше заданий, связанных с добычей материалов.

Народная дружина: группа, сформированная из местных жителей, следящая за общественным порядком. Хотя она не справится с ликвидацией монстров, зато вполне может ловить мелких воришек внутри поселения. Повышает общественный порядком и помогает развитию торговли.

Военная гильдия: проводит разведку окрестностей поселения, периодически производит зачистку территорий от монстров. Для содержания требует немалые средства, но с каждым успешно выполненным поручением повышает славу и общественный порядок поселения.

Церковь ордена Фреи: место, где жители могут помолиться богине Фреи. Не может быть построено в поселении с недостаточной верой. После постройки, благодаря покровительству Фреи, ускорится рост и заготовка зерновых, жители становятся трудолюбивей.

С ростом уровня поселения можно будет построить больше различных зданий.

Если крепость правителя будет отремонтирована, появится возможность лично распределять бюджет и управлять политикой региона в торговле, войне, технологиях, общественном порядке, а также устанавливать производственные и налоговые ставки.

На данный момент для развития провинции Вы можете определить для всех этих отраслей только 50% инвестированных денег. Оставшаяся часть отдается под поручительство.

Если Вы захотите уменьшить сумму поручительства, вам потребуется увеличить силу вашего влияния в поселении. Это можно осуществить через расширение или усовершенствование крепости правителя.

У Вас появилась характеристика «Политика региона», которая может применяться для оказания влияния на соседние регионы.

После завершения первой стадии развития поселения Вы сможете распределять налоговые поступления в желаемые сферы. Однако если в поселении резко увеличится дефицит бюджета в связи с чрезмерным вложением средств, например, в общественный порядок, вы будете объявлены банкротом и даже изгнаны с поста правителя поселения.

Благодаря столь большой сумме Мора встала на путь крупномасштабного развития. И очень скоро она станет пусть и не большим, в сравнении со столицами центрального материка, но вполне развитым поселением со всеми важными постройками.

Растроганный староста медленно произнес:

— О, владыка, вы, конечно, сможете потом и сами распоряжаться средствами, но пока что я, как отлично знающий все об этом регионе, возьму на себя управление половиной. Так что вы должны распределить примерно 130 тысяч золотых из вложенной суммы. Итак, в первую очередь, сколько надо выделить на приведение деревни в порядок?

Средства направятся на строительство или ремонт дорог и домов в поселении.

Отсутствие базовых строений понижает уровень удовлетворенности жителей и ухудшает общественный порядок. Кроме того, из-за этого невозможно проводить торговые сделки. Приведение учреждений в порядок окажет немалую помощь в развитии торговли.

Хорошенько подумав над решением, Виид сказал:

— Десять тысяч золотых!

Вы инвестировали в благоустройство поселения 10 тысяч золота.

Это была лишь некоторая часть из общей суммы в 130 тысяч золотых. Но абсолютно не маленькая, так как староста деревни тоже имел такую же инвестиционную сумму.

«За все время игры у меня не ушло и ста золотых на пропитание».

В своих путешествиях Виид в основном питался добытыми охотой или собирательством продуктами, а когда это было невозможно, например, в городах, занимался попрошайничеством у НИПов, знакомых или вообще случайных игроков. Так что на пропитание он практически совсем не тратился. Жил вот так экономно, стараясь не отдать и лишней медной монетки.

Староста деревни продолжил свой опрос:

— Сколько средств надо выделить на общественный порядок?

С повышением общественного порядка количество преступлений снижается.

Свершенные жителями преступления поначалу сильно ни на что не влияют, но имеют небольшую связь с уровнем удовлетворенности. Если же преступления продолжаются, а их частота увеличивается, то это негативно влияет на скорость развития торговли и, как итог, производительность поселения.

В критических обстоятельствах народную дружину также можно привлечь и для военных действий.

Существует несколько различных моментов, оказывающих влияние на общественный порядок, но вот жители с высокой Верой решаются на преступления намного реже.

Виид осторожно сказал:

— Триста золотых.

Вы инвестировали в общественный порядок 300 золота.

Это была очень робкая и неуверенная инвестиция! И хоть на первый взгляд денег Виид выделил немного, но из-за присутствия в городе ордена Фреи общественный порядок в поселении находился на довольно хорошем уровне.

— Сколько средств надо выделить на усиление военной мощи?

С усилением военной мощи Ваше влияние на регион значительно возрастет. На данный момент в Морте полностью отсутствуют военные силы. Вам необходимо срочно обучить солдат и подготовить рыцарей для защиты поселения от вторжения соседних королевств, монстров или иных недоброжелателей.

Для поддержания военной мощи требуются немалые средства, но в конечном итоге Вы получите в свои руки идеальный инструмент для расширения Ваших владений.

Тут Виид ответил довольно быстро:

— Ноль золотых!

 

Староста деревни, осторожничая, переспросил:

— Вы хотите сказать, что не выделите ни единого золотого на военные силы?

— Да.

Вы не сделали никаких инвестиций в военную мощь.

Лицо старосты приняло более серьезный вид.

— Обозначьте сумму вложений в искусство.

Развитие искусства в городе делает людей счастливее. Сила искусства, поднявшегося на основе воображения и творческих способностей…

Виид даже не стал дочитывать:

— Ноль золотых!

— Вы хотите сказать, что и в искусство не будете вкладывать средств?

— Да.

Пока его будет носить земля, Виид не вложит в искусство и гроша. Взять столь тяжело заработанные деньги и кинуть их на развитие искусства?! Ужаснейший кошмар в его жизни!

Но оставалась еще одна область…

— Тогда укажите, сколько средств надо выделить на торговлю. Развитие торговли включает в себя несколько различных сфер.

Развитие торговли увеличивает налоговые поступления и производительность в поселении. Торговля оказывает помощь в развитии сельского хозяйства, животноводства и технологий. Открываются новые рудники, строятся торговые здания.

Также расширяется перечень и количество товаров, которыми можно торговать в лавках, особенно в продуктовых. С развитием кузницы увеличится количество и качество производимых инструментов, оружия и доспехов. То же случится и с товарами местного производства.

Инвестирование в различные торговые сферы возможно только после восстановления крепости правителя.

Виид решительно произнес:

— Сто девятнадцать тысяч семьсот золотых!

— Вы вложите такую огромную сумму в развитие торговли? Я прошу меня простить, но не слишком ли много внимания вы уделяете развитию одной экономики?

— Я прошу вас вложить указанную сумму в торговлю.

Вы инвестировали в торговлю 119 тысяч 700 золота.

Манауэ не смог промолчать:

— Да, кто бы мог подумать, что Виид бывает и таким!

Он знал его только как скрягу, а тут, когда потребовалось расходовать деньги, Виид показал, как он смело, без сожалений может потратить просто астрономическую сумму!

— Оказывается, мы так до конца и не знаем, какое же на самом деле истинное лицо Виида…

Друзья задумались, ища причину подобного поведения… И даже Хварен по-новому взглянула на своего избранника. Но все на самом деле было до банальности просто.

Виид рассуждал так:

«Мора быстро разрастется и очень скоро станет главным городом северных территорий…»

Такой вывод позволял сделать ему увеличивающийся с каждым днем поток туристов! К тому же, находясь под покровительством ордена Фреи, поселение гарантировало себе безопасность на весь следующий год. Так что даже при нападении монстров не было повода беспокоиться о возможной гибели жителей или разрушении деревни.

Тем более не были опасны и нападения других игроков. Защита ордена Фреи огромна, так что тот, кто без страха вторгнется во владения Виида, тут же станет и врагом бравых паладинов. Из каждого поселения, из каждого представительства ордена пойдут эти воины вершить свое правосудие против грязных нарушителей, и более того, сама богиня ниспошлет на них наказание в виде различных бед.

«Так что еще год можно ни о чем не задумываться».

Для начала Виид хотел дать деревне Мора развиться. А вот уже потом выжимать все соки, все деньги, что он сегодня был вынужден вложить под давлением старосты.

Поселению предстояло пережить самого настоящего порочного правителя!

Так что сегодняшняя доброта Виида имела вполне конкретную причину, рассчитанную на далеко идущие последствия.

* * *

Из-за старосты деревни отход немного задержался.

— Ну что, пора и в путь. Выходим из деревни! — сказал Виид.

— Ура, наконец-то идем.

Не скрывая улыбку, Сурка зашагала впереди отряда.

Манауэ тронул поводья, и лошади не спеша потянули повозку. Продвигаясь вперед, колеса повозки оставляли глубокие следы на земле, настолько она была набита различными товарами, начиная от тканей и кожи и заканчивая продовольственным и военным снаряжением.

Если бы Торидо не сказал про ограничения на количество перевозимого груза, они, конечно, заготовили бы еще больше товаров. Однако сейчас им пришлось все тщательно просчитать и хорошенько закрепить на повозке.

— Ага, они пошли.

— Вперед, за ними.

— Не упусти, куда они свернут!

Толпа зевак практически наступала на пятки отряду. После того, как люди узнали, что Виид — правитель деревни, их интерес еще больше разгорелся. Всем своим видом они говорили о том, что последуют за отрядом, даже если узнают, что впереди их ждет Ад!

Виид выбрал направление на узкое ущелье, находящееся на западе.

— Там же пока еще не до конца освоенные территории.

— Наверное. Я знаю только о том, что там нашли несколько подземелий.

Следующих за отрядом людей донимали сомнения, но они продолжили идти. Все потому, что уж слишком большое количество припасов вез торговец, слишком все это выглядело загадочным.

Виид и отряд направились к Туманному лесу, находившемуся недалеко от узкого ущелья.

В этом месте густо растущие деревья как будто бы обволакивали небо. Поднимающиеся откуда-то из земли клубы пара ложились плотным туманом, и разглядеть что-то дальше одного метра попросту не представлялось возможным. И даже в жужжании насекомых в траве чувствовалась что-то затаенно-зловещее.

И хоть из Туманного леса не появлялось никаких монстров, это место даже в самый солнечный полдень игроки предпочитали обходить стороной.

— Попались.

— Отсюда все перекрыто. Кроме этого входа и выхода с другой стороны, других путей нет. Так что поспешим вперед и будем ждать их уже там.

— Неплохая задумка.

Игроки одной группой поспешно прошли через Туманный лес. Они поступили так потому, что думали, что в любом случае существует только один выход из леса!

Пролетевшие через лес люди теперь в нетерпении ожидали, когда же выйдет оттуда и отряд Виида. Однако прошел час, затем и второй, а никаких известий не было.

— Даже с учетом, что из-за повозки они двигаются медленнее, времени прошло достаточно, чтобы мы их увидели.

— Быть такого не может, что они до сих пор там возятся!

— Давай-ка прогуляемся ко входу.

Часть людей осталась на выходе из леса, а другая отправилась к самому началу пути. Однако никаких следов Виида или отряда никто из них так и не смог найти.

* * *

Восточная область Туманного леса!

Из-под земли поднимались клубы пара, а деревья шумно вдыхали воздух. Все это порождало странное, ни на что не похожее напряжение, из-за которого так хотелось поскорее уйти вон, к солнцу.

Именно здесь Виид произнес уже привычную ему фразу:

— Призываю лорда вампира Торидо!

Из вспыхнувшего рядом облака тьмы тут же устремились вверх летучие мыши с ярко-красными глазами и длинными белыми клыками! Рой летучих кровопийц увеличивался с каждым мгновеньем. Сначала десятки, потом сотни, тысячи этих созданий закружились над отрядом. Постепенно часть из них цеплялась за ветки деревьев и свисала вниз головой. Как истинные аристократы ночи, они величественно вытягивались и закутывались в свои плащи-крылья, обнажая клыки и демонстрируя истинную грациозность.

Вокруг Мейрон, Ирен, Ромуны, Сурки и других кружила стая из двухсот тысяч летучих кровопийц.

— Батюшки мои, посмотрите на эти клычища.

— Ой! А они, оказывается, могут быть такими хорошенькими!

Сурка и Ромуна были вне себя от радости. Как истинным ценителям вампиров, летучие мыши казались им милейшими на свете созданиями.

Сээчви же поймала одну из кружащих летучих мышей и поднесла поближе к глазам.

— Чвик! Няшка! — воскликнула она, облизнув свои зеленые губы.

— …

Стоявшие рядом товарищи невольно напряглись. Вдруг эта оркчиха сейчас возьмет да и сожрет летучую мышь?! Но задумывались об этом они недолго, так как всеобщее внимание захватил наконец-то явившийся лорд Торидо.

— Хозяин, я пришел забрать тебя в Тодум.

В этот, последний раз призыва Торидо изо всех сил проявлял свою учтивость.

Виид кивнул:

— Хорошо. Тогда можно и в путь.

Услышав эти слова, Торидо обрадовался, как ребенок. Наконец-то настанет момент, когда он сможет избавиться от этого ужасного тирана и деспота! Пребывая просто в прекраснейшем настроении, вампир на радостях произнес:

— Будешь у нас в королевстве, береги себя, хозяин! И не попадайся мне на пути.

— Это угроза?

— Нет. Пожелание от чистого сердца…

Виид слегка стукнул кулаком по плечу вампира.

— Тебя что, мало били?

— Э-э, да нет.

— Тебя что, в последнее время мучает ломота в суставах, или, быть может, появилась ненужная легкость в теле?

— Моему телу сейчас хорошо как никогда.

— Не-е-е, тебя точно в детстве мало били.

— …

Хоть Виид по привычке и нагнал страху на Торидо, дальше мыслей заходить он не собирался. Все они с нетерпением ждали предстоящего путешествия, и тратить силы на избиение без резкой необходимости он не хотел. Мечи одобрительно кивнули

«Очень тонка игра: то ли ударит, то ли нет! Виид обозначил позицию так, что если только что-то придется ему не по нраву, Торидо сразу же получит по голове».

Вообще в философии Виида было место не только силе. Потому как бесконечное насилие со временем только помогает взрастить стойкость. Но вот если действовать по-другому и избить Торидо ни за что, а на следующий раз сделать резкое послабление, именно в этот момент вампир почувствует благодарность. А затем станет послушным, как и Рыцарь смерти Ван Хок.

В любом случае Виид, руководствуясь данным принципом, даже сейчас держал Торидо в постоянном напряжении и страхе.

— Как бы там ни было, пора отправляться, хозяин.

— Давай.

В первую очередь Виид, а затем и все остальные были подхвачены снизу группами летучих мышей. И вот так, как будто на ковре-самолете, они начали подниматься ввысь. Словно, как в сказке, все они, даже огромная, загруженная до упора повозка, улетели навстречу новым приключениям.

* * *

С фиолетовым посохом наперевес, шаманка с длинными прямыми волосами вошла в деревню Мора. Там она медленно огляделась по сторонам

— Это тут обитает Виид? Надеюсь, в этот раз я пришла вовремя?

Девушку звали Дайни. Она была той, что во время охоты в Лавиасе использовала различные проклятия и благословения для борьбы с монстрами. Последние несколько месяцев она бродила по просторам Версальского континента да выполняла задания со случайными знакомыми.

И вот недавно до нее дошел слух о том, что в деревне Мора появилась выдающаяся Башня света. И при этом, как говорили, создал эту скульптуру игрок по имени Виид.

— Кто знает, может, это тот самый Виид, которого я знаю.

Единственное, что Дайни помнила о своем знакомом, так это то, что он был скульптором и умел хорошо сражаться. По правде говоря, создаваемые им тогда скульптуры не блистали величием. Навык у него был низкий, опыта не хватало, и единственное, что он более-менее хорошо мог делать, так это вырезать монстров.

— Но сейчас-то он, наверное, поднабрался мастерства.

В тот момент, когда до Дайни дошли слухи, ей почему-то сразу показалось, что это именно тот Виид, которого она ищет. Пусть игроков с таким именем великое множество, именно скульпторов среди них, наверное, можно было бы пересчитать по пальцам.

Именно поэтому она примкнула к одному из отрядов, направляющихся на север, и добралась до деревни Мора.

* * *

Гастон и Фабо, наконец, добрались до Моры.

— Фу-ух… Еле дошли.

— Тяжко-то как. Это ж надо, чтобы такие, как мы, совершили столь далекое путешествие!

— Угум. Было б еще труднее, если бы нас по пути не подвез добрый торговец.

Переполненный впечатлениями Фабо вновь погрузился в воспоминания…

Когда Северная экспедиция схлестнулась в битве с Костяным драконом, отряд снабжения был полностью уничтожен, попав под дыхание босса. И Гастон с Фабо тогда тоже погибли.

— Эх, а все же досадно, — произнес тогда Гасон. — С самого начала я на многое не рассчитывал. Я художник, ты архитектор, что мы тогда могли сделать в той битве?! И все-таки на протяжении всей экспедиции мы следовали за всеми и, как могли, помогали… Но толком так и не полюбовались природой, да?

— И не говори! Мы, как никто другой, старались изо всех сил, и это не наша вина, что стоит только начаться очередной битве, как мы становимся бесполезными.

Архитектор и художник — они не могли не жаловаться на свои классы.

Уже по телевизору узнав результаты сражения, они вновь вернулись в игру спустя сутки реального времени. После чего вместе с экспедицией пришли в окрестности Родиума. Они смогли получить Славу и довольно неплохое вознаграждение, но отчего-то все равно чувствовали себя опустошенными.

— Послушай, Фабо, ведь существует предел для роста художника в Родиуме?

— Ага, так и есть. Потому что Слава в одном городе постепенно накапливается и дальше уже практически не растет.

Данная особенность являлась отличительной чертой класса Художник.

Если игроки творили свои работы в одном месте, то полученные за них очки Славы со временем постепенно уменьшались. И если поначалу эта разница была совсем незначительной, то потом, спустя несколько десятков работ, пропасть становилась огромной.

Во взгляде Гастона появился еле заметный огонек надежды.

— Может, нам стоит отправиться в другой город?

— Другой город? Ты говоришь о том, чтобы бросить якорь на новом месте?

— Будет нелегко, но подумай о возможностях. В Родиуме полно художников и архитекторов, но если пробежаться глазами по Версальскому континенту, то игроков с такими классами в мире негусто. Ну, а мы что, не найдем себе денег на пропитание?

— Я прекрасно понимаю, о чем ты говоришь. Тогда… в какой город отправимся?

На этот счет у Гастона уже имелись определенные мысли.

— Я думаю отправиться в Мору.

— Это туда, где скульптор Виид? На слух звучит неплохо. Заодно воскресим воспоминания о северных приключениях.

— Да-а, хоть мы и следовали по пятам за экспедицией, словно хвостик, но это все равно было бы здорово.

— Ага, как и бесчисленное множество смертельных опасностей. Постой, а каким макаром мы туда попадем?

Фактически, для них гораздо большей трудностью был переход до Моры, нежели поиски поселения или последующее проживание там.

Услышав это вопрос, Гастон вздохнул:

— Ну-у, мы будем стараться. Должен же быть какой-нибудь способ.

Вот так двум уже немолодым мужчинам пришлось преодолеть множество трудностей, чтобы дойти до провинции Морта. Темнейшими ночами они пересекали земли, кишащие полчищами опасных монстров. Не раз за это время им приходилось совершать пробежки, находиться буквально на волоске от смерти и падать без сил, когда они добирались до безопасных мест наподобие деревни или крепости.

Порой обессилевших и перепачканных путешественников из жалости подбирали торговцы, но это было, скорее, исключением, очень редким исключением…

Гастон покачал головой.

— Действительно, с нашими классами пришлось ой как нелегко.

Фабо слегка улыбнулся:

— И все же мы благополучно добрались.

Каждый раз, когда монстры практически дышали им в спины, они спасались одним единственным способом — с помощью навыка «Копание» Фабо. Он копал землю как сумасшедший, после чего они удрученно пережидали, когда же бестии пройдут мимо. Но это было бы невозможно сделать, если бы они заранее не знали о приближении монстров. А вот это стало возможным только благодаря Гастону, который как художник обладал великолепнейшим зрением. Конечно же, они рыли ямы не каждый раз, а лишь в крайних случаях, когда были перекрыты все пути, и рядом не оказывалось укрытий.

Такое сосуществование архитектора и художника можно было назвать симбиозом, своеобразным способом выживания двух слабейших.

И все же, несмотря на это, если бы в ключевые моменты им не встречались торговцы или другие группы игроков, идущие на север, вряд ли бы они когда-нибудь смогли преодолеть весь этот путь.

Особенно большим везением можно было назвать последние дни пути, когда они влились в большую колонну игроков, вместе с которой и добрались, наконец, до границ Моры.

Гастон взглянул на свою одежду.

— Ого, ничего себе у меня прикид!

— Да, нам бы не помешало для начала вымыться.

Одежда бравых путешественников представляла собой жалкое зрелище, но снующие вокруг люди не обращали на это абсолютно никакого внимания.

— Смотри! Еще одна парочка туристов добралась до Моры.

— Похоже, намаялись.

Внешний вид большинства игроков, добравшихся до деревни, просто не мог быть приятным, так как изрядное их количество, прибывая сюда, не умывалось на протяжении нескольких дней.

Вот и Гастон в первую очередь ополоснулся в ближайшем ручейке, после чего наконец-то со свежей головой смог приступить к осмотру поселения.

«А город-то просто кипит жизнью».

Фабо думал о том же.

«Ого, сколько тут игроков! Готов поспорить, что только тех, кто находится внутри поселения, наберется больше трех тысяч».

Они и понятия не имели, что внутри окажется настолько много людей. Улицы были просто забиты игроками, начиная от простых зевак и заканчивая торговцами или поварами, которые тут же раскладывали свой товар на продажу.

— Фабо, мне кажется, что мы сделали правильный выбор, что пришли в Мору.

— Только отстроенная и вовсю развивающаяся деревня! Очень даже неплохо. Не знаю, конечно, что мы тут будем делать и какую работу искать, но скучать нам явно не придется.

Но несмотря на беспокойство, первая работенка подвернулась буквально через несколько шагов. Один из жителей деревни, спешащий куда-то по делам, вдруг подбежал и крепко схватил Фабо за руку.

— Вы, случайно, не занимаетесь строительством?

Ошарашенный архитектор еле нашелся, что сказать.

— М-да, верно, но…

— Как замечательно! У меня тут жена недавно забеременела, и это… Скоро родится сын, и мне нужно построить новый дом. Но сам я очень занят на работе и никак не могу найти на это время. Прошу, возьмитесь за эту работу, вот увидите, вы не пожалеете! Обещаю!

Дзынь!

Дом деревенского жителя Дусиена.

Вам нужно создать место с уютным очагом, где могли бы греться его супруга и сын. Как можно быстрее постройте крепкий дом и избавьте Дусиена от беспокойства.

Место строительства постройки — пустырь, третий по счету от одинокой яблони на западе деревни. Материалом для строительства должны быть дерево или камень.

Сложность: D

Вознаграждение: от 26 до 309 золотых. Размер награды зависит от размеров будущей постройки и использованных материалов.

Требования: Для выполнения задания нужно обладать классом архитектора.

Фабо что есть мочи закивал головой.

— Только доверьтесь мне! Я построю для вас самый надежный дом. Ему не будет страшен даже самый злейший шторм.

Вы приняли задание.

Используя строительный камень, Фабо со всей головой погрузился в работу.

Он уже видел много людей, которые носились туда-сюда на ближайших участках и болтали между собой о том, что им нужно срочно построить дом. Некоторые из них уже возводили их своими силами. Однако если дома строили местные жители, их качество в итоге получалось не таким хорошим, как если бы за дело взялся игрок, да еще и к тому же архитектор.

А ведь чем больше крепких домов будет построено в поселении, тем лучше будет общественный порядок и, как итог, уровень удовлетворенности жителей. К тому же определенный уровень качества в дальнейшем влиял и на производительность.

Из тех завершенных построек, что Фабо увидел за свое недолгое пребывание тут, большая часть как минимум нуждалась в достройке профессиональным архитектором.

Уведомление. Строительство крепостной стены в Море.

Реконструкция крепостной стены проходит в рамках расширения границ поселения и обеспечения общественного порядка.

Ищутся желающие принять участие в данном строительстве.

На информационных досках даже висели подобные объявления. До недавнего времени Мора была отсталой деревушкой, и теперь, с получением инвестиций, тут требовалось отстроить новые дороги, проложить водные каналы, возвести крепкую стену…

В ближайшее время поселение ждали крупные перемены. И это был шанс. Лучшая возможность показать свои силы, развиться и поднакопить деньжат всем игрокам с классом архитектора.

Шанс, при котором можно принять активное участие в развитии города!

Фабо закатал рукава.

— Нужно поспешить! Рабочих рук тут явно маловато. А для выполнения всей возложенной на меня работы даже целой ночи не хватит.

— Хо-хо-хо! Как здорово!

Гастон, наблюдавший, как трудится Фабо, не мог скрыть зависти.

Для их ремесленных классов самые трудные времена наступали тогда, когда вокруг не наблюдалось ни единой возможной работы. А все сделанное своими руками из-за ненадобности продавалось попросту за гроши! И прожить в такой ситуации было совсем нелегко.

Однако здесь, в Море, имелось много работы, и архитекторы получили всеобщее признание и обожание. И от такого нельзя было не почувствовать прилив сил.

«Все же архитектором быть намного лучше. А мне как представителю искусства, куда бы я ни пошел, получить признание не так просто».

Но и Гастону не удалось долго обходиться без дела. Во время одинокой прогулки по улочкам к нему обратился один из местных жителей:

— Извините. Вы художник? Я собираюсь заняться торговлей, и мне бы хотелось, чтобы вы нарисовали вывеску для моего магазинчика.

Уж такие-то поручения для настоящего художника проблемы не составляли. Гастон решал их на раз-два, одно за другим, пока, в конце-концов, к нему напрямую не обратился сам староста:

— Мне бы хотелось, чтобы на будущих воротах вы нарисовали герб нашего города.

С появлением новых строений стало появляться все больше работы и для Гастона. К нему обратилась с поручениями народная дружина, которой требовалась карта окружающих территорий и монстров. Как только карта будет готова, он не только получит значительную Славу, но и сможет продавать копии другим игрокам.

Также он получил заказы на картины, которые будут развешаны в крепости правителя.

Староста деревни тогда сказал:

— Наш правитель очень любит искусство. И хотя он сам разрешения не давал, мне кажется, что он не будет сожалеть о поддержке, оказанной художникам…

Огромная сумма денег, выделенная Виидом, была вложена в развитие деревни. И староста, имевший в управлении эти деньги, распределял не меньшие суммы на развитие искусства, культуры и, конечно, пожертвования ордену Фреи.

* * *

Виид с отрядом летел верхом на летучих мышах.

— А-а-а-а! — кричала боявшаяся высоты Сурка.

Сейчас она летела не на одной из крупных виверн, обладавших достаточной силой, чтобы нести человека, а на обыкновенных летучих мышах, которые изо всех сил взмахивали своими хрупкими и тонкими крылышками.

Каждый раз, когда ее взгляд опускался вниз, и она видела еле-еле виднеющуюся сквозь мышей землю, страх накатывал на нее с еще большей силой.

Мейрон тоже была потрясена.

— Если так начинаются приключения…

Она представляла себе незабываемое путешествие по просторам матушки-природы, а на деле пришлось лететь верхом на летучих мышах. Подобное начало не могло не выглядеть для нее зловещим.

Пэйл с сожалением посмотрел на подругу.

— Мейрон?

— Да?

— Тебя пугают мышки?

— А-г-а…

— И все же вряд ли когда-нибудь нам с тобой еще удастся прокатиться верхом на летучих мышах в город вампиров.

С этим Мейрон была согласна.

Конечно, ее ожидания о начале предстоящего путешествия были немного подпорчены, но Пэйл прав, сейчас она переживала один из самых незабываемых моментов в жизни. И если бы сейчас, снизу, кто-то наблюдал за этим странным полетом в окружении летучих мышей, им бы такое путешествие показалось выдающимся, невероятным приключением.

«Путешествие с Виидом…»

Пэйл тоже находился в определенном предвкушении.

Со времен Небесного города Лавиаса он только и делал, что следовал за Виидом. Уже в далеком прошлом остались те времена, когда Пэйл сам выбирал задания и пускался в приключения.

Отряд летел уже довольно долго, настолько, что даже обратное путешествие до Моры по земле казалось теперь каким-то недосягаемым. Далеко-далеко внизу расстилалась бескрайняя топь, а горные хребты уменьшились до размера ногтя. Они находились так высоко в небе, что деревья на земле казались маленькими кунжутными семечками.

И тут летучие мыши остановились!

Просто зависли в воздухе, медленно, раз за разом взмахивая своими крылышками.

Немного подождав, Виид спросил:

— Торидо, мы что, уже прибыли?

— Нет, хозяин, — спокойным голосом ответил вампир.

— Значит, скоро полетим еще дальше?

— Нет. Это верное место.

— Тогда ЧТО?

— Хозяин, королевство вампиров Тодум — это мир аристократов н-о-ч-и. Разве было бы логично, что в такое место можно попасть в дневное время суток?

— Значит…

— Значит нам предстоит подождать наступления ночи.

И вот, неожиданно для всех, отряду предстояло чуть ли не полдня находиться на огромной высоте!

Виид, дослушав этот спокойный ответ Торидо, тяжело задышал.

«Это что, мой рок?! Из-за таких непроходимых тупиц не было и дня, чтобы я спокойно мог отдохнуть».

Сейчас Виид сожалел. Сожалел, что не избил тогда этого наглого вампира!

— Торидо!

— Да?

— Ну-ка подойди сюда.

— К-к-как-то не хочется…

Торидо тоже не был дураком. Но на лице Виида расцвела лучезарнейшая улыбка.

— Ты, вроде как, очень скоро перестанешь быть моим слугой, ведь так?

— Так… — обнажив клыки, Торидо довольно ухмыльнулся.

— Мне кажется, нам стоит по-нормальному попрощаться. Кстати, тебе же нравятся мои статуэтки?

— Хозяин, ты собираешься дать мне одну из них? Сделанные тобой статуэтки очень красивые.

И Торидо приблизился к Вииду. С наивнейшим лицом, без капельки сомнений!

«Ну и гаденыш же ты!»

Глаза Виида резко сузились. И… началось избиение! Звук одного смачного удара тут же следовал за другим. Привыкший уже к подобному Манауэ смотрел на это представление с полным равнодушием. Юрин и Пэйл также не пытались остановить Виида.

А Хварен, казалось, даже засветилась.

«Настоящий мужчина! Ну, правда, просто красавец!»

Вот уж действительно, не зря по миру гуляла поговорка: «Любовь зла, полюбишь и козла». Любые действия Виида ей виделись просто прекрасными.

Первый Меч одобрительно покачал головой.

— Я обучил его как надо.

Второй, внимательно следивший за движениями Виида, согласился с учителем:

— Он не просто бьет, а систематически избивает!

У Третьего же Меча даже зачесались кулаки.

— Что-то мне тоже хочется помахаться…

А у Четвертого зародилась мечта.

— Братья, возможно, нам тоже стоит завести себе по вампирчику и мутузить его, когда становится скучно?

— Хе-хе, а Четвертый прав! Надо при случае достать себе одного.

— По любому.

Лишь Сээчви в этой ситуации непонимающе мотала головой.

Как такое вообще могло быть, почему среди этой толпы нет ни одного нормального человека?!

«Разве может Виид быть таким ограниченным и недалеким, к тому же падким на деньги и всевозможные жестокости?»

Как доктор психологии, Сээчви видела Виида насквозь. Но, несмотря на это, ей тоже особо не хотелось вмешиваться в избиение вампира.

А Виид уже вошел в раж. После звонких и медленных ударов он непременно переключался на череду мелких и быстрых выпадов. В своем избиении вампира Торидо он оттачивал разные техники!

Такие навыки, как кулачный бой или владение мечом, были базовыми и доступными абсолютно всем игрокам с самого начала игры!

Каждый раз, когда Виид активировал навык и концентрировал силу, у него было несколько мгновений, чтобы направить ее в цель. Если в процессе этого он неправильно распределял силу или делал какое-то лишнее движение, то дополнительный урон, сопровождающий серию ударов, тут же аннулировался. Даже для быстрых и, казалось бы, знакомых всем ударов кулаками в Королевской Дороге требовался определенный уровень мастерства.

Поэтому-то в игре высокие навыки и не давали однозначного преимущества.

Сурка была попросту очарована.

«Он действительно бьет как надо!»

Она предельно внимательно следила за действиями Виида в надежде перенять хотя бы пару новых приемов. Будучи монахом в игре, видя такое мастерство, такую технику боя, Сурка ощущала, как на нее снисходит вдохновение.

Вот так, незаметно для всех, пока шло длительное избиение вампира, день успел смениться на вечер, а потом и ночь. Настало время открытия дверей в Тодум.

Не в небе, а на земле! С грохотом в находящемся далеко-далеко внизу болоте образовалась огромная темная, ведущая куда-то глубоко вниз дыра.

Дождавшийся своего, Торидо сказал:

— Там Дьявольская дыра. Вход в наш прославленный город, в наше королевство Тодум!

Лишь Торидо завершил эту фразу, как рой летучих мышей, словно повинуясь инстинктам, резко ринулся вниз, к дыре.

— А-а-а-а-а!

Вновь раздался полузадушенный вопль Сурки! И практически одновременно с этим грянул подлый голос Торидо:

— Вот, вот оно, королевство аристократов ночи! Добро пожаловать в Тодум! Уха-ха-ха-ха!

Оставить комментарий