10 Том. Глава 4. Преимущество искусства нападения.

Пш-ш-шу-у-ух!

Разрезая в полете воздух, испускающее тьму магическое копье прошло сквозь крыло Костяного дракона, который тут же взревел от неожиданно пронзившей его боли:

— А-а-ао-окх!

— Это только начало, — ухмыляясь, произнес Виид.

Он наслаждался мыслью о том, что все враги повержены, а оставшийся в одиночестве Костяной дракон стонет от боли.

Отчаяние противника — это второе оружие в умелых руках!

Несомненно, холодная, натянутая ухмылка уже стала неизменным атрибутом физиономии Виида. Но поскольку в данный момент он был Скелетом и изобразить ее, конечно же, не мог, Виид просто рассмеялся, широко раздвинув костяную — уж точно зрелище не для слабонервных! — челюсть.

— Хы-хы-хы-хы! — разнесся по долине его хриплый смех.

Затем Виид извлек из сумки бутыльки красного цвета. Зелье быстрого восстановления, то, что он насобирал при охоте на Троллей, и без которого так сложно сохранить жизнь в критической ситуации.

— Братья Мечи, давайте ко мне.

В живых оставалось еще около пятидесяти пяти Мечей, живучести которых, пожалуй, могли бы позавидовать даже тараканы. В этом бою они уцелели после всех схваток с монстрами и разрушительной магической атаки Костяного дракона.

— Ну-у, что там еще?

— Что случилось?..

Мечи не спеша стягивались к одиноко стоящему Вииду, который без долгих объяснений протягивал каждому из них по девять бутыльков драгоценного красного зелья.

— В случае опасности, находясь на грани жизни и смерти, вы должны быстро выпить вот это, — говорил он, не забывая в конце добавлять, — Оно вкусное.

— О-о-о-о! — одобрительно тянули Мечи.

Для усердно тренирующихся и неделями употребляющих лишь однообразную пищу учеников восхитительный вкус зелья быть сродни разве что редчайшему меду!

— А сейчас понюхать-то можно?

Тридцать девятый слегка приоткрыл пузырек со снадобьем.

— Ох, какой же приятный аромат!

В стеклянном бутыльке сияла чистейшая порция жизни. Зелье из крови Троллей было просто великолепно, и вряд ли когда-нибудь вскорости МЕЧам еще раз удастся отведать подобного «лакомства».

— Вкуснотища!

Тридцать девятый уже собирался без необходимости отхлебнуть зелья, как предвидевший это Виид быстро переключил внимание всех собравшихся:

— Однако…

— А?

— Наш Шестнадцатый пал смертью храбрых.

— О, и что? — удивленно вытаращил глаза Тридцатый Меч.

Он обладал невероятной осторожностью и способностью избегать любые опасности, что не раз спасало ему в игре жизнь.

— И как он умер?

— Ну… На самом деле, я хотел сказать, что он встретил женщину…

— Да-а? И какое отношение к этому имеет его смерть?

— Он погиб, защищая ее жизнь и отважно сражаясь с монстром. Благодаря чему успел перед смертью добавить ее в список друзей.

Регистрация дружбы… От осознания одного этого факта у Тридцать девятого зарябило в глазах. Остальные же Мечи тут же загалдели:

— Что он сказал? В список друзей…

— Так и сказал?!

— А я считал, регистрация дружбы возможна только между парнями…

Придя чуть-чуть в себя, Тридцать девятый тут же переспросил с сомнением:

— Ты это серьезно, что перед смертью он добавил ее в друзья?

— Несомненно.

— В глаза мне смотри. Может, тебе приснилось? Ты уверен, что это не пустые сплетни?

— Я лично при этом присутствовал. Женщинам нравятся сильные мужчины. Отважно проявляя себя в схватке с Костяным драконом, даже погибнув, но погибнув мужественно, вы тоже создадите о себе положительное впечатление.

Тридцать девятый Меч, положив руку на клинок, произнес:

— Виид!

— Да?

— Спасибо за отличную новость. Ух ты! Я тоже надеюсь избежать участи старого холостяка.

После этих слов Тридцать девятый изо всех сил ринулся в сторону Костяного дракона. Каким бы сильным монстром того ни считали, «не так страшен чёрт, как его малюют». Тридцать девятым двигало чувство одиночества. И остальные Мечи так же отчаянно бросились вслед за ним.

— Убьём его!

— Или же погибнем красиво и мужественно!

«Во всяком случае, желания отступать у них еще не появилось…»

Мечи, в отличие от большинства игроков, получали невероятное удовольствие от сражений и поэтому не поджимали хвост даже в самой сложной ситуации.

В тылу, где собрались остатки магов и священнослужителей, тоже начались небольшие подвижки.

— Мана, она восполнилась… Есть идея! Нам сейчас нужно попытаться сжечь ее у дракона, это наш единственный шанс! Сожжем все, что осталось у твари!

И маги выпустили свое совместное заклинание. Синяя дымка охватила парящего дракона, и тот, толком не успев ничего понять, камнем рухнул на землю.

Священники тоже объединили свои усилия.

— Силы света, благословите нас, дайте возможность одолеть это исчадие Ада. Не покиньте в трудную минуту. Самопожертвование!

Они использовали божественную магию, доступную только на второй специализации класса. Сотворили благородное самопожертвование, обменяв остатки здоровья и маны на возможность провести еще одну, возможно, последнюю, атаку по монстру.

Если маги частенько оставались без маны, вычерпывая себя до предала в сражениях с монстрами, то священники старались, наоборот, как можно дольше придержать свои силы. Ведь истратив все без остатка, они не только становились на грань жизни и смерти, но и вместе с собой тянули туда тех, кто надеялся на их помощь.

Одним словом, это было действительно последнее средство в любой ситуации.

— Кяо-о! Не-дос-той-ные, трус-ли-вы-е че-ло-ве-чиш-ки! По од-но-му на-па-дать не у-ме-е-те, да?!

Тело дракона ярко запылало. Цветки пламени исходили прямо изнутри грудной клетки костяного монстра. Благодаря благородной жертве священников монстр сейчас в муках метался по земле.

— Бр-р! Как отвратительно это сияние. Оно отнимает мои аристократические силы…

К сожалению, заклинание священников сработало и против вампиров. Сражавшиеся все это время в небе в образе летучих мышей Торидо и его птенцы были обращены в прах. Неожиданное и очень неприятное последствие заклинания! Но, в любом случае, этот момент когда-нибудь бы да настал.

Мечи и темные геймеры, вскинув оружие, быстро приближались к Костяному дракону. Они шли за его смертью!

Но тот, конечно же, еще не собирался так просто сдаваться:

— Глу-пы-е лю-диш-ки! Вы зап-ла-ти-те за сво-ё гряз-но-е втор-же-ни-е!

И, словно хлыстом, монстр щелкнул своим хвостом по небу.

— Ле-дя-ной свод!

С неба дождем обрушились ледяные осколки. Бесчисленное их количество сыпалось на Со Юн, МЕЧей и темных геймеров. Даже сам Костяной дракон был вынужден произнести еще одно, но уже защитное заклинание, чтобы избежать повреждения от этого яростного ледяного «снегопада».

— А-а-а!

— Спасите!

Потерявшие все силы маги и священники первыми лишились жизни от этого неожиданного заклинания: осколки просто изрешетили защищенные лишь тонкой тканью тела.

— Окутанное мраком. Созданное, чтобы пронзать сердца врагов. Явись, Копьё тьмы!

Виид тут же, как только мана восстановилась, призвал следующее копье. И тотчас же понесся в сторону огромного противника.

«М-да-а, вблизи он еще огромнее…»

Глубоко вздохнув, Виид вскинул копье, воскликнул:

— Техника секущего ножа лунного света! — и вонзил магическое «оружие» в тело врага. В борьбе со столь огромным противником нужно использовать все имеющиеся способности, чтобы добиться хоть какого-нибудь значительного результата.

Мечи же, подскочив к беззащитному от действия заклинания священников боссу, безостановочно рубили толстые желтые кости. Руководствуясь не разумом, а инстинктами, они делали все, что могли, чтобы победить.

— Добивай!

— Вместе мы сделаем это!

Благодаря самопожертвованию магов и священников и падению с огромной высоты дракон пребывал в оглушенном состоянии и практически не оказывал никакого сопротивления. Тем не менее у него оставалось еще более 20% здоровья.

Вдруг глазные впадины монстра тускло засветились, а пасть широко раскрылась для глубокого вдоха.

— Проклятье!

— Берегись, в сторону!

Усердно размахивающие оружием игроки отскочили от него как ошпаренные. Все уже прекрасно знали, что это — дыхание дракона, самая страшная из его способностей!

«Да сколько раз он будет еще творить это заклинание?!» — не на шутку переживавший за свою шкуру Виид просто негодовал.

В это время из уткнутой в землю пасти дракона пошла волна зеленоватого дыма. Она катилась по самой земле и была такой сильной, что сдвинула с места огромную тушу монстра. После чего, вырвавшись на свободу, взметнулась, чтобы взметнуться вверх и большим облаком распространиться в разные стороны.

Конечно, по сравнению с первым выдохом этот был значительно слабее. Тем не менее его оказалось достаточно, чтобы еще кое-как державшиеся на ногах темные геймеры и МЕЧи в одно мгновение растаяли…

Даже те из них, кто успел выпить выданное Виидом зелье, основное действие которого заключалось в быстром восстановлении здоровья, не избежали этой прискорбной участи.

И теперь, в конечном счете, практически не осталось воинов, способных сражаться с драконом. Выжили лишь успевшие скрыться в мгновение ока Виид, Со Юн и несколько обладающих самоизлечением паладинов.

В то же время, судя по виду поднявшегося на ноги Костяного дракона, силы у него еще оставалось в избытке.

— Ты бу-дешь на-ка-зан, че-ло-ве-чиш-ка. Копь-ё де-мо-на!

Из груди дракона показалось огромное, пылающее тьмой копье.

Черная магия, превосходящая на целый уровень созданные ранее Виидом копья! Грандиозное магическое заклинание, требующее как минимум вторую или даже третью специализацию класса некроманта.

Вероятно, это было последнее и лучшее из того, что дракон мог сотворить из оставшегося у него после атаки магов и священников запаса маны. К тому же он не забыл, как Виид раз за разом кромсал его тело черными копьями, и теперь собирался за них сторицей тому отплатить. Драконы всегда возвращают полученное в полной мере…

С громким свистом Копье демона вылетело из груди монстра и устремилось в сторону Виида. Огромное, не спеша вращающееся копье, даже выпущенное не в полную силу, попросту не могло промазать.

— Чтоб тебя!

Виид не знал, что ему делать.

— Рыцарь смерти, нежить! Прикройте меня своими телами!

Слоняющиеся без смысла по полю боя остатки нежити, следуя приказу, попытались спасти своего хозяина. Однако Копье демона прошло сквозь их тела и продолжило свой неотвратимый путь к цели. Защита нежити и Рыцаря смерти оказалась не такой уж надежной, и они просто рассыпались пылью при встрече со столь могущественным заклинанием…

— Мне очень жаль, господин! — единственное, что успел перед своим исчезновением воскликнуть Ван Хок.

Теперь перед Копьем демона оставалась одна единственная цель.

«Сдохнуть дважды за день… Сегодня точно худший день в моей жизни».

Все заклинания были использованы, второй раз навык возрождения не сработает. Ничего не осталось, кроме как «зажмурить» глаза. Виид сделал все, что мог.

«Если повезет, смогу выжить».

Но прошло несколько секунд, а боли он так и не ощутил.

— Промазал? Это просто невозможно.

Виид «открыл» глаза и увидел перед собой женскую фигуру.

Со Юн!

Она своим телом преградила путь Копью демона. И в данный момент здоровье очень быстро покидало ее. Виид суматошно выхватил из сумки повязки, но в тот же момент понял, что тут уже ничего не поделаешь.

Со Юн приняла на себя последнее из возможных заклинаний дракона и теперь с секунды на секунду должна была умереть.

— Друг… — еле слышно произнесла девушка.

Подобное Виид даже и вообразить не мог! Ему и во сне не снилось, чтобы Со Юн произносила хоть какой-либо звук.

«Разве она не немая?»

Казалось, даже сама Со Юн была удивлена, что произнесла это вслух.

Но все же ее голос показался Вииду нисходящим с неба ярчайшим светом. Это был самый красивый голос, который он когда-либо слышал.

Со Юн направила запрос на внесение её в список Ваших друзей.

Согласны ли Вы подтвердить регистрацию?

От волнения Виид закивал.

 — Да!

Вы успешно зарегистрировали дружбу с игроком по имени Со Юн.

Это был очень короткий момент, но Со Юн ушла из жизни с выражением облегчения на лице.

* * *

Костяной дракон завершил свой разрушительный выдох, вместе с которым, Со Юн показалось, ушла и частичка ее души.

«Виид, он мертв».

На самом деле они провели вместе не так уж и много времени, но потихоньку в ее душе зародились довольно нежные чувства. Глядя на созданную им в пещере статую, она поняла, насколько же добрым человеком он был. Разделив с ним пищу, Со Юн познала простое счастье. Где бы они ни были, им всегда было комфортно.

Именно такой и бывает настоящая дружба.

И Со Юн, сама не осознавая, почему, увидев гибель Виида от дыхания костяного босса, очень разозлилась. Подобно настоящему берсерку, она впервые отдалась гневу. Чистому, ярко горящему гневу, с которым она без оглядки кинулась в схватку с Костяным драконом.

Когда же Виид возродился, пусть и с другой, чем ранее, внешностью, в душе Со Юн зародилось слабая, но ничем не замутненная радость. То, что это именно он, она поняла, увидев подчиняющихся приказам виверн и Золотого человека. К тому же в рядах экспедиции распространился слух, что явился сам Виид.

Со Юн испытала невероятное облегчение.

«Ну вот, напрасно волновалась».

И, слегка покраснев, Со Юн продолжила свою молчаливую битву с самым опасным противником из тех, кого она когда-либо встречала.

«Во всяком случае, я не способна более привязаться к кому бы то ни было. И с этого момента больше никогда ни с кем не вступлю в группу».

Где-то глубоко внутри нее жило чувство самосохранения, поэтому Со Юн приняла решение после этого сражения навсегда расстаться с Виидом. С самого начала ее выбором было не сближаться с другими игроками, и после этого случая она опять о нем вспомнила.

Однако сейчас Копье демона летело прямиком в Виида. И просто не осознавая этого, она бросилась вперед.

«Нет!»

 

И Со Юн прикрыла собой Виида. Для нее, никоим образом не соответствующей этому месту и масштабному сражению, заклинание дракона стало последней точкой.

«Умираю».

Со Юн чувствовала приближение смерти. Не было никакого сожаления о потерянном опыте или навыках. В конце концов, не ради них она сражалась. Со Юн старалась не умирать только из-за того, что не хотела бестолково проводить время в ожидании истечения суточного штрафа на вход в игру. Страха же перед смертью у нее попросту не было.

Единственное, после смерти возрождение происходило в каком-нибудь удаленном месте: в деревне или в скрытой пещере. В общем, проблема заключалась в том, что заранее никогда не было известно, где это случится, куда нужно будет идти, и свидится ли она еще с Виидом.

«Ну, вот и пришел конец сражению. Теперь, даже если и выпадет случай встретиться на этой земле, постараюсь не попадаться ему на глаза… Прощай навсегда…»

И тут вдруг сердце Со Юн чуть не разорвалось от боли. Боли расставания.

Пусть она и не любила, но осознание того, что после столь короткого знакомства им с Виидом придется расстаться, причиняло ее доброму сердцу невероятную боль. Досада и горечь полностью ее поглотили.

И слова невольно вырвались из ее уст:

— Друг…

  Вы успешно зарегистрировали дружбу с игроком по имени Виид.

* * *

Виида накрыло приступом паники.

Бывают же на свете такие ужасные женщины! Честное слово, страшно. Не зря говорят, что «даже у прекрасной розы есть шипы»…

Красоту Со Юн можно причислить к предметам современного искусства. Кожа, черты лица, фигура… Нигде больше вы не увидите ничего подобного. Даже ниспадающие, цвета черного дерева, волосы придавали ее облику какое-то изысканное очарование и неземную гармонию. В общем, выразить в полной мере излучаемую ею красоту — задача, непосильная даже для самых великих поэтов и художников.

Струящиеся вниз по плечам длинные волосы, ясный взор, матовая кожа… не позволяли оторвать от нее глаз. Но в то же время насколько невообразимо притягательной она была, настолько же и неожиданно «ядовитой» в конце концов оказалась.

— Молчала… Все это время молчала, хотя и умела говорить!

А ведь у нее столько раз возникала возможность. Во время охоты, приготовления пищи, да в любой момент она могла бы обмолвиться хотя бы словечком. И тем не менее до этого момента ничего так ни разу и не произнесла! Поэтому-то все и решили, что она немая.

— Возможно, если бы она не скрывала это так долго и хоть раз до этого проговорилась, я бы отнесся к этому по-другому, но сейчас…

Из-за столь неожиданного поворота событий в душе Виида усилилось чувство настороженности по отношению к Со Юн.

— Но зачем тогда она предложила регистрацию дружбы? До сих пор ведь никому не предлагала.

Все больше и больше Виид уверялся, что ее намерения не могли быть чисты. Он чувствовал какой-то скрытый замысел, интригу, план… Просто так Со Юн, конечно же, ни за что бы не проболталась.

Вдруг в голове его проскочила злая догадка.

— А может… Точно! Вот оно что… — Виид хлопнул себя ладонью по лбу. — Поняла, что умирает, вот и проболталась. Регистрация дружбы! Это же, чтоб иметь возможность меня везде отыскать!

Умирая, игроки могли лишиться каких-то из носимых вещей. И Со Юн, беспокоясь о возможной утере ценных артефактов, осуществила регистрацию дружбы, чтобы потом все спокойно у Виида забрать!

— Да-а… Все сходится… Насколько же она жадная и притворная. Гадюка!

Виид скрежетнул зубами.

«Живут же на свете такие меркантильные людишки. А ведь, возможно, и то, что Копье демона попало в нее, — это чистая случайность… Земля вокруг, куда ни взгляни, была покрыта льдом. И если удача от нее отвернулась, если она просто подскользнулась…» — Виид изо всех сил зажмурился, стараясь найти в голове хоть какую-нибудь другую причину, но…

— Нет, я не верю, что она пожертвовала своей жизнью ради меня. Точно. Выходит, что все-таки подскользнулась.

Решение спасти жизнь, встать на пути Копья демона, было абсолютно импульсивным для Со Юн. И не догадывающийся об этом Виид сделал свои выводы.

Он огляделся вокруг в поисках тех ценных артефактов, за которые девушка так переживала. Нужно же было выяснить, из-за чего весь сыр-бор.

— Так, а это что у нас?

Около места гибели Со Юн валялся плащ-накидка из толстой черной кожи кабана. Тот самый, что создал для нее Виид в качестве защиты от зимней стужи. Больше никаких предметов вокруг не было.

— Вот же ж! Даже полюбоваться не получится… Да что сегодня за день!

Раздосадованный Виид подобрал кожаную накидку.

В это время Костяной дракон снова пророкотал:

— Дерз-ки-е глу-пы-е че-ло-ве-чиш-ки. При-шёл вам ко-нец!

Взмахнув своими костяными крыльями и подняв целые клубы снега, под аккомпанемент радостного треска льда дракон взмыл высоко в небо.

Оставшийся в живых Виид вместе с немногими уцелевшими участниками экспедиции пытался храбриться, но исход самой битвы уже был абсолютно ясен всем зрителям. Они проиграли.

— Все кончено.

— Магов и священников не осталось. И теперь нет шансов как-то скинуть или достать кружащего в небе чертового босса!

Все оставшиеся игроки ощущали полную беспомощность.

— А если бы не было измены?..

К сожалению, слезами горю не поможешь.

Вокруг кишели остатки поднятой Виидом нежити. Дуллаханы, Рыцари смерти, Вурдалаки и им подобные! Но обычная нежить в борьбе с парящим в небе Костяным драконом могла помочь не больше, чем любой из оставшихся игроков. Конечно же, там были Скелеты-маги, способные атаковать на расстоянии, но по природе своей они не могли причинить вреда созданному некромантией монстру.

Переполненные отчаянием взоры обратились в сторону Виида: оставшиеся в живых игроки теперь надеялись только на него.

— Вернитесь туда, откуда явились! Освобождение нежити!

Это заклинание Виид помнил наизусть.

Сразу же после его слов повинующиеся приказу слуги начали падать на землю беспомощными кучами костей. Вместе с ними освободилась и сила, затрачиваемая на поддержание всех этих мертвецов.

Осознав, что сдался сам Виид, участники экспедиции опустили руки.

— Вот и все…

— Скоро тут никого, кроме трупов, не останется.

Дракон же рассмеялся.

— Глу-пы-е лю-диш-ки! Нас-ту-пи-ло вре-мя по-лу-чить по зас-лу-гам!

Момент настал.

— Эй, мешок костей, а силенок-то хватит? Ты, похоже, тут окончательно «отморозился» и теперь не просекаешь всю ситуацию, — с издевкой в голосе выкрикнул Виид.

— Ах же, мел-ка-я бу-каш-ка, э-то ты мне?! Что, сов-сем и-ди-от?

Хоть особой необходимости в этом и не было, Виид разозлил дракона. Без сомнения, монстр был ему не по плечу. Это как столкнуть друг с другом скалу и яйцо: результат изначально ясен каждому…

Но с начала сражения ситуация разительно изменилась.

«Здоровье дракона сейчас не дотягивает и до 20%, а после использования всех тех заклинаний маны у него тоже практически не осталось».

Похоже, причин для паники не оставалось, а в связи с вышеперечисленным получалось, что Костяной дракон находился на грани смерти. Возможно, при взгляде со стороны он и пугал всех своим грозным видом, но на деле же его силы были на исходе. Так что еще стоило попытать удачу и побороться.

И Виид применил Рев льва:

— К бою, Ледяной дракон!

Его голос сотряс Долину смерти. Лед под ногами у игроков начал трескаться, а с окружающих скал посыпался снег.

— Дракон-ракон-кон-он-н!

Эхо, разрывая небеса, разнеслось в самые отдаленные уголки долины. И, похоже, ему удалось кого-то привлечь. Поначалу игрокам казалось, что это небольшая птица, но с приближением ее размеры значительно увеличились!

Настоящий Ледяной дракон!

Огромный, более ста метров в длину, он, пожалуй, был практически одного размера с Костяным.

— В атаку! Разгроми этот экспонат палеонтологического музея!

Следуя команде, Ледяной дракон, не снижая скорости, направился на костяного босса.

Кра-ра-ра-рах!

С оглушительным грохотом два гиганта столкнулись и, схватив друг друга, устремились к земле, где не терпящая к себе такого отношения поверхность раскидала их в разные стороны. Костяному дракону вновь, как и ранее, пришлось пропахать своим брюхом лед. Казалось бы, это отличный шанс Ледяному завершить начатое нападение, но не тут-то было: он, как и его соперник, катился в другую сторону. Подобное столкновение ослабило обоих монстров.

— Убь-ю!

— Хозяин отдал приказ! Ты умрешь!

Переполненные яростью драконы направились навстречу друг другу. На этот раз первым ударил Костяной. Своими огромными челюстями он откусил целый кусок от ледяного бока своего врага, отчего с громким печальным звоном осколки осыпались на землю.

Мощнейший удар Костяного дракона!

Ледяной мог бы последовать примеру и уже в свою очередь вгрызться в костяной бок противника. Но нет, вместо этого он обхватив хвостом, придавил тушу врага задними лапами и с яростью начал царапать передними захваченного врасплох монстра.

— Кха-аха!

— Боль-но же! Боль-но!

Оба не переставали клокотать и огрызаться.

В какой-то момент Костяному наконец-то удалось откинуть Ледяного дракона, и одновременно взмыв в небо, они продолжили грызть, царапать и калечить друг друга.

С начала битвы драконов на земле тоже началась суматоха: казалось, на Долину смерти обрушились все природные явления из возможных. Неистовый ураганный ветер поднимал клубы снега и ледяную крошку, землетрясения проходили одно за другим… Игроки старались всеми силами устоять на ногах.

Виид хладнокровно наблюдал за боем.

«Костяной совсем ослабел».

Тот уже не мог сопротивляться мощи Ледяного дракона. Тем не менее этот бой был возможен только потому, что босс практически истратил все свои силы в прошлых сражениях. Прилети Ледяной в самом начале, ему попросту бы перекусили шею.

«И на чьей же стороне будет победа?»

Виид больше не мог равнодушно наблюдать за исходом сражения.

— Ваиль и остальные! Летите ко мне!

— Есть, хозяин!

Виверны побаивались Костяного дракона и поэтому после уничтожения армии монстров все это время держались далеко в стороне. Но противиться приказу они не могли и, быстро прилетев на место призыва, упали на землю рядом с Виидом, а тот, не задерживаясь и на секунду, вскочил на спину Ваиля и выкрикнул:

— Взлетаем. Мы тоже вступаем в бой.

— Слушаемся, хозяин!

В связи с переохлаждением Ваши силы снижаются.

Стужа никак не хотела смилостивиться даже в небе.

У Виида уже имелся опыт сражения в жутком холоде, но в подобной ситуации, когда придется выжидать удобного момента для удара, он не был ни в чем уверен.

«Не время надеяться на удачу. Пора лично прикончить этого Костяного гада!»

Призвав новое Копье тьмы, Виид на спине виверны приближался к сражающимся драконам.

— Давайте на полной скорости — вперед!

По команде Виида виверны активнее замахали крыльями, пробиваясь сквозь сумасшедший ледяной ветер. Очень скоро они подлетели к месту сражения двух гигантов, и Виид, поудобнее схватив копье, прицелился в мечущегося босса.

Тут же в небе мелькнула черная вспышка, а из бока Костяного дракона ударил сноп искр.

«Главная причина живучести босса, без сомнения, — его тело. Только благодаря костяной броне и огромному запасу здоровья он не помер до этого времени. И если так, то как же мне его тогда добить?»

В памяти Виида всплыли воспоминания о давних событиях, когда он только еще изучал технику боя с мечом в тренировочном зале.

* * *

— Ли Хэн, а ты бы смог срезать мечом дерево, такое, которое невозможно обхватить двумя руками?

Тогда на заданный Ан Хён До вопрос Хэн отрицательно покачал головой. Ведь это было попросту невозможно. Каким бы качественным ни был меч, а у его остроты есть пределы, и столь толстое дерево он срезать не сможет. В жизни, в подобном случае приходилось рубить ствол топором, ударяя бесчисленное число раз. И уж если сравнивать с ним, меч для рубки деревьев совсем не годился.

— Учитель, рубить мечом ствол — самое глупое и бесполезное дело на свете.

— Да? Ну, если будешь так думать, то так и будет. А вот твои собратья говорят, что это возможно. Срубить гигантское дерево одним ударом. Даже среди учеников шансы где-то пятьдесят на пятьдесят.

Ли Хэн был озадачен.

— И каким же образом подобное можно осуществить? Насколько бы острым ни был клинок, и сильными — держащие его руки… Это невозможно.

— Возможно и называется «Срез древесной жилы».

— Жилы?

— У всего сущего на земле и в небесах есть своя жила. И если нанести удар в соответствии с ее протяженностью, то без особых усилий, и не портя лезвия меча, можно срезать все что угодно. Будь то огромный камень или кусок железа, если ударить по их жиле, это не сложно.

— И я смогу?

— Если приложишь усилия. Ведь даже прославленный меч рождается после многочисленных закалок. И не только для самого меча, но и для его владельца в этом мире нет ничего невозможного, если они будут трудиться и учиться работать друг с другом на протяжении десятков лет.

Ан Хён До передал ему многое из того, что успел сам познать, с юных лет изучая искусство владения мечом и сражаясь в тренировочном зале.

Тогда-то и всплыла случайно тема Королевской Дороги. Услышав о которой, Ан Хён До улыбнулся:

— Королевская Дорога? И на Версальском континенте это вполне возможно. И я знаю примеры, подходящие нашей ситуации.

— То есть вы утверждаете, что, найдя эту самую жилу, можно одним махом разрезать все что угодно?

— Да. Можно утверждать, что существует множество способов, но действенен лишь один — полная концентрация.

— Я хочу знать, как.

И Ан Хён До без колебаний поведал Ли Хэну свои секреты на основе мира Королевской Дороги. Как именно в игре можно использовать клинок, чтобы поразить невозможное. Он говорил без какого-либо сарказма по отношению к виртуальной реальности. Будучи одним из Мечей и обучая сотни учеников, он научился находиться на грани между дисциплиной и заботой. Ан знал причину игры Виида в Королевскую Дорогу и не видел повода для каких-либо упреков.

— Хорошо. Ущерб, причиняемый монстрам при каждом ударе меча, всегда разный. Ты же это понимаешь?

— Да. Потому, что мы бьем в разные точки с разной силой.

Им даже пришлось погрузиться в Королевскую Дорогу, чтобы на живых примерах вычислить масштабы возможных повреждений. Они изучали различные стойки, вычисляли прилагаемую к мечу силу и скорость, учитывали бесчисленное множество мелочей… В общем, делали все, чтобы получить достоверные и однозначные результаты.

— Вот видишь. Поэтому-то в бою и важно знание противника, своих возможностей и окружающей обстановки. Только тогда можно нанести колоссальные повреждения.

— Учитель. Вы имеете в виду удар в слабое место?

— Это хорошее предположение. Зная слабое место противника и нанося по нему удары клинком, ты точно когда-нибудь победишь. Однако даже для знатока своего дела этот способ требует больших физических трат.

Ли Хэн ненадолго задумался. У него уже не раз возникали сомнения по поводу непомерно высокого урона от ударов Мечей. Пускай их класс и был связан с боем, но все равно, даже в сравнении с остальными боевыми классами это было что-то невероятное! Охотясь на монстров с разницей в 50 уровней, они убивали их быстрее, чем кто-либо другой, что заставляло задуматься.

— Так как тогда правильно бить? — спросил Виид, выжидающе посмотрев наставнику в глаза.

— Очень просто. Ударить снова туда же.

— Ну, это я и сам знаю, учитель. Если постоянно бить по одному и тому же месту, ущерб от ударов будет постепенно увеличиваться.

Еще до начала игры в Королевскую Дорогу Хэн интересовался любой информацией о принципах охоты на монстров. И то, о чем сейчас говорил Ан Хён До, там числилось одним из пунктов. Другими словами, учитель ничего нового ему не открыл.

Увидев такое разочарование на лице ученика, Ан Хён До весело рассмеялся.

— А у тебя был опыт концентрации на одной единственной точке?

— Был, но результат оказался не впечатляющим. Или постойте… Быть может, вы имеете в виду, что бить надо аккуратно в уже ударенную точку?

— Догадливый. Все верно, ударяя по тому же месту повторно, ты делаешь там защиту слабее. Отыщи кусочек меньше ногтя, меньше зёрнышка и сосредоточься на ударах по нему. И тогда даже без обладания запредельными силами сможешь победить монстра. Вот что я имел в виду.

Хоть данный метод и был известен многим игрокам, включая Хэна, но далеко не каждому из них было по плечу его исполнение. Полностью сосредоточиться и бить мечом по одному и тому же месту, причем настолько маленькому, что его можно сравнить с зернышком, да еще и по цели, которая постоянно движется!.. Выходило, что движения противника необходимо было заранее понять и упредить. Скоординировать все действия и в доли секунды нанести разящий насквозь удар. Обычному человеку, не проходящему где-то тренировок, о таком и мечтать не стоило.

Ан Хён До продолжил:

— Доля секунды. Во время поединка можно потерять жизнь. Но стоит только поймать момент, и все может получиться. Получится потому, что мы — люди, а не бездушные механизмы!

Оставить комментарий