6 Том. Глава 4. Никому нельзя доверять.

— Что же теперь будет?!

— Извините…

— Извините?! Ты думаешь, этого достаточно?

Сразу же после разрушения скульптуры на место происшествия был вызван главный менеджер отеля. Ресторан принадлежал отелю, поэтому уполномоченная решать такие вопросы женщина поспешила разобраться с проблемой.

Главный менеджер в отчаянии смотрела на рассыпавшиеся по полу осколки ледовой скульптуры. У статуи переломилась шея, и на отлетевшей голове сильно пострадали нос, рот и глаза. Глядя на этот осколок, посторонний человек никогда бы не догадался, что раньше там находилось лицо.

— Как же мне успокоить президента Кана?.. А если пойдут слухи, что ему не понравился наш сервис, выручка упадет.

— Может, ее все-таки еще можно починить… — тихо сказал провинившийся сотрудник.

— Починить? Как ты думаешь восстановить эти куски льда?! Нам придется отменить эту часть вечера и как-то компенсировать происшествие. Пусть повара приготовят лучшие блюда, а официанты постараются выполнить все, что бы ни пожелал президент Кан.

В голове женщины пробегали десятки вариантов выхода из сложившейся ситуации, но, к сожалению, ни один из них не был приемлемым. Сотрудники, видя отчаяние на лице начальства, попытались как-то помочь:

— А может, мы отменим предстоящий ужин?

— Для этого мероприятия президент Кан лично выбрал наш отель. Мы не можем его отменить. Все, что остается, — это просить прощения да надеяться, что он войдет в наше положение… Эх.

Женщина тяжело вздохнула.

Ее путь в главные менеджеры занял довольно много времени. Еще студенткой она подрабатывала в отеле за стойкой администратора и вот к 35 годам доросла до высокой должности. Работая в отеле, она сталкивалась с различными трудностями, но такая тупиковая ситуация, на ее памяти, случилась впервые.

Президент Кан — один из богатейших людей Кореи, который очень любит свою жену. В честь 40-ой годовщины свадьбы он подготовил для нее особенный сюрприз, и теперь из-за нелепой ошибки сотрудника все могло сорваться.

Конечно же, он будет страшно недоволен и не оставит случившееся просто так.

Главный менеджер нахмурилась.

Она не видела способа избежать скандала. Придется приложить все усилия, дабы как-то сгладить ситуацию.

— Тогда найдите скульптора! Хоть какого-нибудь, постарайтесь до прихода президента восстановить ледовую скульптуру. Как-то приклеить отколовшееся, возможно, добавить еще льда. Действуйте!

— Но ведь осталось всего полчаса…

Ли Хэн и Ха Ян с интересом наблюдали за переполохом.

Вначале, когда они заметили скульптуру, та сразу же очаровала их своей красотой. Но после того, как они услышали страшный шум с криками и увидели последствия падения статуи, грусть охватила их сердца.

Сотрудники в ужасе метались туда-сюда, парнишка, из-за которого все и произошло, был бледен как смерть и вот-вот собирался расплакаться.

Ха Ян, сочувствующая всем этим людям, повернулась к Хэну и спросила:

— Брат… Братик, ведь ты говорил, что был скульптором. Может, у тебя выйдет помочь этим людям?

Легендарным лунным скульптором!

Как-то раз Ли Хэн, рассказывая о Королевской Дороге, объяснил сестре, что у него за профессия в игре, и она этого не забыла. К сожалению для него, сотрудник у кассы услышал их разговор.

— Уважаемый гость, Вы — скульптор? Пожалуйста, умоляю, помогите нам!

— …..

Ли Хэн ничего не ответил.

Но зато просьбу услышали все остальные сотрудники в зале и тут же во главе с главным менеджером обступили Хэна со всех сторон.

Сначала, увидев, что предполагаемый спаситель очень юн, они засомневались. Однако осознав, что времени искать кого-то еще нет, принялись действовать.

Главный менеджер, глядя в его глаза, медленно произнесла:

— Пожалуйста… Помогите нам.

— Пожалуйста, восстановите ледяную статую! — хором просили все остальные сотрудники.

Вначале Хэн хотел отказать обступившим его со всех сторон парням и девушкам. С какой стати он должен отвечать за чужие ошибки? Однако он быстро осознал, что рядом стоит сестренка, и на ее глазах так безжалостно поступить он не может.

Президент Кан с женой прибыли ровно через 30 минут.

В сопровождении секретарей и служащих отеля они неспешно прошествовали к своему столику. Персонал так и вился вокруг старичка в строгом деловом костюме и его жены, одетой в корейский традиционный ханбок.

Официанты с улыбкой приветствовали их и постепенно расставляли приготовленные блюда перед дорогими гостями.

— Желаем вам хорошо провести время.

Перед приходом президента Кана в зале погасили все светильники и зажгли более ста свечей. Довольно осмотрев обстановку и принесенные блюда, президент обратился к менеджеру:

— Спасибо. Хо-хо. А мой заказ?

— Да. Его скоро доставят.

У президента Кана сегодня было на редкость хорошее настроение. За сорок лет совместной жизни случалось всякое, но сегодня, в день годовщины, все складывалось на удивление замечательно.

— Ну, тогда быстрее несите. Я хочу насладиться заказом, пока мы будем есть.

— Хорошо. Скоро все будет..

По спине менеджера тек холодный пот, но она не забывала улыбаться.

Официанты приносили все новые и новые блюда, зазвучала легкая, приятная музыка. Когда они приступили к ужину, Кан с улыбкой обратился к жене:

— Ты довольна?

— Очень. В этом ресторане такая замечательная атмосфера.

Президент Кан смущенно почесал голову.

Хоть он и руководил крупной корпорацией, но перед женой чувствовал себя все тем же влюбленным юнцом. Именно счастливая семейная жизнь стала тем мощным двигателем, который помог ему в развитии компании.

Довольная жена широко улыбнулась, и не ответить ей тем же президент просто не мог.

— Но я чувствую себя чуть-чуть скованно от того, что на старости лет пришла в такой ресторан.

— Неправда. Ты по-прежнему молода. Нам следует чаще сюда приходить.

Атмосфера становилась все более теплой.

«Ну когда же вынесут подготовленный сюрприз? Мне так хочется увидеть скульптуру жены…»

Президент пошептался с расположившейся рядом менеджером. Он уже говорил ей, чтобы статую поставили перед столиком, как только они начнут ужин. Ему так хотелось удивить любимую, да и самому насладиться образом жены в молодости.

Но статуя так и не появилась.

«Почему они так тянут?»

Время шло. Они съели суп, и стол уже украсили следующие блюда. И тут наконец-то появилась она — ледяная глыба выше человеческого роста! Простой прямоугольный кусок льда без следов обработки.

Официанты поставили ее прямо перед их столиком.

«Что это?..»

Лицо президента Кана гневно запылало.

Он заказывал статую от знаменитого скульптора, а перед ним расположили неизвестно что!

«У них что-то приключилось».

Президент внимательно осмотрел окружающую обстановку. После инцидента официанты прибрались, только вот все равно кое-какие следы на ковре остались.

«Они что… разбили статую?»

Разозлившийся президент Кан уже собрался встать с места, и тут появился Ли Хэн с молотком, стамеской и другими инструментами скульптора в руках.

Вначале он пытался восстановить статую. Однако нанесенный урон был настолько велик, что все его попытки не привели ни к какому результату. Поэтому за следующие тридцать минут менеджеры ресторана перевернули весь город и достали новую ледяную глыбу.

Чистую, не тронутую глыбу.

Ли Хэн взял инструменты в руки и встал в метре от глыбы. Даже на таком расстоянии от огромного куска льда шел ощутимый холод.

В игре Хэн осознал, что для скульптора очень важно понять материал, с которым в будущем придется работать. Он положил руку на лед и попытался проникнуться, ощутить огромный кусок льда.

«Не особо отличается».

Ледовая глыба, с которой ему приходилось работать в провинции Морта, по ощущениям казалась практически такой же.

«Ну, значит, я смогу».

Хэн впервые делал скульптуры в реальности. Плюс к этому из-за возложенной на него менеджером ответственности он сильно волновался. Но отступать уже было некуда.

Используя стамеску, он начал осторожно откалывать один кусочек за другим.

Хэн не помнил, насколько красивой была раньше жена президента Кана: к сожалению, на скульптуру он глядел недолго, а фотографии в ресторане, конечно же, не имелось. Работать же, не помня лица, было попросту невозможно, поэтому он решился на радикальный шаг — попытаться изобразить сидящую перед ним жену президента.

Хороший скульптор просто обязан понимать изображаемый объект — это Хэн осознал давно.

Станет ли жена президента стесняться своих морщин? Будет ли грустить от того, что невозможно вернуть молодость и красоту? Вопросы, на которые скульптор обязан найти ответы.

Она 40 лет прожила бок о бок со своим мужем. Да, не всегда все складывалось хорошо. Случались трудности, испытания. Но все равно, несмотря ни на что, они вместе растили детей, помогали и поддерживали друг друга. И в конце концов, преодолев все, пережили самые счастливые моменты в жизни.

Постепенно на глыбе льда стал проявляться образ мило улыбающейся пожилой женщины, пришедшей на юбилей в этот зал.

Каждое движение Ли Хэна, каждое откалывание кусочка льда сопровождалось множеством пристальных взоров. Сотрудники ресторана и гостиницы пребывали в огромном напряжении. Хоть гость и сказал, что является скульптором, они доверились ему только из-за отчаяния, так как проверить его слова не было времени.

Недалеко за столиком сидела Ха Ян вместе с подругами и тоже пристально за всем наблюдала.

Поначалу злость накрыла президента Кана с ног до головы. Он намеревался изничтожить сотрудников отеля, не сумевших толком подготовиться к годовщине. Но когда Ли Хэн стал вырезать скульптуру, он решил подождать.

Его злость не исчезла. Просто он увидел, как жена с интересом наблюдает за работой молодого скульптора. А раз любимая хочет посмотреть, он может и подождать.

«Ну, посмотрим, что получится. Если и в этот раз подведут, я им тут устрою…»

Но наблюдая за неспешной работой, президент начал по чуть-чуть «остывать». Постепенно скульптура становилась все больше и больше похожа на его жену. Светлую, прекрасную, счастливую женщину, которой он даже сейчас не переставал восхищаться.

— Милая…

Президент Кан взял любимую за руку.

Тонкая, покрытая морщинами рука была для него такой родной и знакомой.

«Если бы не было этих рук, как бы я жил?..»

Он медленно покачал головой. Если бы судьба привела в его жизнь другую женщину, он бы никогда не стал таким счастливым, как сейчас.

С возрастом ее волосы побелели, и облик потерял былую красоту. Поэтому-то он и хотел показать ее прежний, юный образ, напомнить, какой она была красавицей. Только теперь в этом не было смысла.

Напротив, Кан начал думать, что ее нынешняя внешность намного ему милее, чем прежняя. Президент с волнением ждал момента, когда будет готова статуя.

Некоторые посетители, закончив ужин, остались посмотреть на создание скульптуры.

— Пожалуйста, Ваш лимонный сок.

— А тут фрукты. Чувствуйте себя комфортно.

Официанты приносили задержавшимся людям различные закуски, параллельно не забывая поглядывать за тем, что происходит.

— Ого, какая скульптура.

— Я думал, что работа скульптора намного легче…

Даже те, кто совершенно ничего не понимал в искусстве, прониклись мастерством скульптора.

Ли Хэн продолжал сосредоточенно вырезать детали скульптуры.

Чтобы лед не растаял, сотрудники ресторана разместили его рядом с кондиционером, и Хэну приходилось работать в отвратных условиях. Однако даже при этом он вспотел, так как настолько серьезно отнесся к созданию скульптуры.

Выкладываться по полной не только с рукоятью меча в руке, но и при работе над произведением искусства — вот выбранный Хэном путь к успеху.

Постепенно его движения становились все более и более импульсивными. Прошло то время, когда он представлял в голове образ, а затем пытался его воссоздать. Теперь Хэн работал по велению чувств и полету души.

— Удивительно…

— Этот скульптор лучше.

Сотрудники ресторана видели прежнюю скульптуру, но то, что выходило из-под рук Хэна, выглядело на класс выше.

Да, в технике и проработке деталей Хэн, несомненно, уступал прежнему мастеру. Возможно, даже очень сильно уступал. Его скульптура выглядела немного грубоватой и незавершенной. Однако Ли Хэн вложил в нее чувства.

Хорошие скульптуры дышат жизнью, поскольку передают обаяние и чувства изображаемого объекта, прошедшие через руки скульптора.

Прошлый мастер изваял молодую, заразительно смеющуюся девушку. Только вот он работал по фото и, несмотря на все приложенные усилия, не смог вложить в статую особых чувств. Не потому, что ему не хватало мастерства, а лишь из-за отсутствия возможности увидеть женщину, познакомиться с ней.

С другой стороны, Ли Хэн работал, вглядываясь в горящие глаза жены президента Кана, наблюдал ее радость, любовь, гордость, направленные на мужа.

Опьяненный их эмоциями, он погрузился в работу. Казалось, руки сами передавали бурлящие в его душе чувства. Мало кто в этот момент усомнился бы, что перед ними работал великий скульптор.

Наконец он закончил статую, и в зале раздались одобрительные возгласы с аплодисментами. Гости и сотрудники ресторана с восхищением смотрели на выполненную им работу.

В уголках глаз несгибаемого президента Кана появились слезы.

Жизнь женщины, которая в течение 40 лет защищала, поддерживала и любила его, была запечатлена в ледяной скульптуре, стоящей напротив.

Ли Хэн был выжат как лимон.

Подскочивший президент Кан крепко пожал его руку.

— Спасибо. Это самое лучше произведение искусства в моей жизни. Наверное, я никогда больше не увижу ничего прекраснее этой скульптуры.

Президент Кан радостно улыбался. Он вложил в эти слова все переполняющие его чувства.

Но Хэн покачал головой.

— Разве та, что гораздо прекрасней моей скульптуры, не находится рядом с Вами? — в меру льстя, сказал он.

После завершения работы Хэн пришел в себя, и мысли вернулись к обычным заботам.

«Чем я вообще занимаюсь?»

Он несколько часов работал над ледяной скульптурой, из-за чего руки практически утратили чувствительность. Если бы дело происходило в Королевской Дороге, то скульптура стала как минимум Великолепной работой.

Хэн впервые ваял в реале и из-за этого потерял возможность еще немного повысить свои характеристики и навыки.

«Нет. Я не могу все так оставить…»

Ли Хэн оценил обстановку.

Президент Кан даже на первый взгляд выглядел солидно. Его сопровождало несколько секретарей, да и персонал ресторана пытался всячески угодить. И если у такого человека после создания скульптуры настроение улучшилось, то?..

Грех этим не воспользоваться!

После слов Хэна пожилая пара добродушно засмеялась. Им часто говорили приятные для них вещи, зачастую не очень умело льстя. Но слова от человека, который создал для них такую скульптуру, вызывали только хорошие чувства.

Особенно хорошее настроение было у президента Кана. Ему больше нравилось, когда хвалили не его, а любимую жену. Он еще крепче пожал руку Ли Хэна.

— От всей души благодарю. Ты превосходно потрудился на годовщину нашей свадьбы.

Однако Хэн уже «вступил в игру».

— Нет. Я просто скульптор, которому посчастливилось создать образ Вашей супруги. И даже наоборот, я хотел бы поблагодарить Вас за то, что мне выпал такой шанс.

Кто-то когда-то сказал: «Скромность — это лучшая добродетель», а настоящая скромность — это преуменьшение своих заслуг!

Проследить за окружающими, оценить обстановку, а затем произнести такие слова, чтобы собеседники сами продолжили разговор.

В это время к ним подошла менеджер отеля.

— Господин президент, этот человек не имеет никакого отношения к подготовке Вашего праздника. Он просто случайный посетитель.

— Что, о чем Вы говорите? Я думал, Вы специально пригласили этого скульптора, чтобы поздравить нас с годовщиной.

— Э-э-э… На самом деле, заказанная скульптура несколько пострадала…

Менеджер честно рассказала, как во время приготовлений скульптуру разбили.

— Как же я благодарен…

Президент Кан по-новому взглянул на скромно стоящего Хэна. Сюрприз мог сорваться, и лишь благодаря ему этот вечер теперь останется одним из лучших воспоминаний в их жизни.

В это время Ли Хэн аккуратно влез в разговор:

— Если вы закончили ужин, можно мне теперь забрать свою скульптуру?

— О чем это Вы? — непонимающе глядя, спросил Кан.

— Для Вас это просто скульптура, а для меня — произведение, в которое я вложил свой труд. Не часто я доволен работой. Поэтому не хотелось бы, чтобы статуя в конце оказалась на помойке и бессмысленно исчезла. Я хотел бы ее забрать.

— Это…

Ценность скульптуры. Сейчас было сложно сказать, как бы оценили вырезанную статую работники сферы искусств, сколько бы они за нее дали. Но для президента Кана и его жены она стала бесценной.

Супруга незаметно ткнула в бок своего мужа. Такой поступок был нехарактерен для нее, обычно она всегда оставалась в тени. Президент Кан сразу понял намек.

«Если я сейчас что-нибудь не сделаю, мне потом будут вечно припоминать этот случай. Оставлю скульптуру в ресторане — и не сносить мне головы дома».

Кан посмотрел в глаза Хэна и уверенно произнес:

— Нет. Нам скульптура тоже очень дорога, и мы хотели бы сохранить ее подольше.

Затем он достал из кошелька чек. Хэн же, видя, как развивается дело, конечно же, отказался.

— Я работал не за деньги. Вы так подходите друг другу, так счастливы, когда находитесь вместе, что я не мог не взяться за работу. На самом деле, я завидую вам. В будущем мне бы хотелось создать такую же семью, как у вас. Это моя мечта.

Скромность и еще больше скромности. И еще надо не переборщить с лестью! Авторитет Хэна так возрос в глазах жены президента, что он этим пользовался без угрызения совести.

Президент Кан достал из кошелька еще один чек.

— Постой. Держи. Это минимум, который я могу для тебя сделать.

— Ну, хорошо… Тогда я дарю Вам эту скульптуру. Будем считать это моим вкладом в празднование вашей годовщины.

Отказавшись второй раз на глазах окружающих людей, Вы волей-неволей ставите другого человека в глупое положение. Поэтому, чтобы сохранить свое лицо, Хэн как бы нехотя согласился.

— Возьмите. Да, деньги — это не та цена, которой достойна эта работа. Но только так сейчас я могу выразить свою признательность. Пожалуйста, возьмите, не оставляйте на мне груз долга, — продолжил уговаривать Кан.

Ли Хэн, сделав вид, как будто ему не оставалось ничего другого, кроме как взять у президента деньги, краем глаза проверил количество нулей.

Два чека, по пять тысяч долларов каждый.

«Я чувствую запах денег…»

Вот уж действительно, поступил как настоящий президент, в одно мгновение, не глядя, отдал 10 тысяч долларов.

Вскоре, распрощавшись со всеми, супруги покинули зал ресторана. Наверное, для них вышел и вправду хороший вечер годовщины.

Хэн же, проводив их до выхода взглядом, отправился к ожидающей его сестренке.

— Извини. Много времени прошло, да?

— Да нет, братик. Было очень интересно.

У сидящих рядом подруг блестели глаза. Удивление, восхищение, уважение — все это было в их взглядах.

Ли Хэн взял сестренку под руку и отправился к кассе. Он стал доставать кошелек с деньгами, но подскочившая главный менеджер тут же остановила его.

— Не надо. Как мы можем брать деньги у того, кто нас так выручил? Это не столь много, но мы бы хотели предложить Вам бесплатно пользоваться нашим рестораном. Конечно же, вместе с теми, кого Вы приведете с собой.

— Я не могу…

— Это наша благодарность. Примите ее.

Только благодаря настоящему чуду отель не потерял такого важного клиента, как президент Кан, поэтому им было не жалко таким образом отблагодарить Хэна.

Если бы президент Кан разозлился и выразил свое недовольство рестораном, они бы потеряли не только его, но и множество других богатых клиентов.

* * *

— Раз, два!

— Ты прилагаешь мало сил. Сделай еще 100 подходов с мечом. Пошел!

Чон Иль Хун тренировал учеников в зале.

«Их уровень после Королевской Дороги заметно вырос».

В современном мире выпадало не так уж и много случаев для сражений на мечах. Даже для учеников в зале. Пусть они и тренировались целый день с деревянными мечами, за пределами зала применять навыки им не приходилось, слишком уж это опасно для простых горожан. В то же время, имея в руках такую силу как меч, очень трудно сдержаться. Порой некоторые ученики поддавались соблазну и вступали в бандитские группировки.

«Хорошо, что игра позволила им выпустить пар».

Каждый день они сражались с монстрами и становились чуточку сильнее, не говоря уже о том, что для них это стало безумно интересным занятием. Отработав приемы на монстрах, они переносили их в жизнь в зал. Движения учеников улучшились, стали более вариативными. Некоторые из них пошли по пути, о котором ранее даже не помышляли.

В спарринге с людьми ученики волей-неволей сдерживали себя, боясь поранить знакомого оппонента. В Королевской Дороге же отводили душу. Дрались в полную силу.

Дзинь-дзинь!

Раздался телефонный звонок.

Чон Иль Хун, подняв трубку, как можно более вежливым голосом произнес::

— Инструктор Чон Иль Хун, слушаю.

Его самой сокровенной мечтой было встретить красивую и добрую девушку, которую впечатлит, достойного настоящего мужчины, профессия инструктора.

В трубке раздался знакомый голос:

— Брат, это я, Ли Хэн.

— О, привет! Что случилось?

— Я хотел угостить вас.

— Вот как? — спросил удивленный Чон.

Он не понимал, что такое могло случиться, чтобы скряга Хэн пригласил его перекусить.

— Ты придешь в зал? Заказать китайской еды? Мне хватит чампона, ну, может, еще жаренных мант, буду и за это благодарен.

— Нет. Давай не в зале.

— Да? А тогда куда пойдем?

— Ты знаешь, где находится отель V?

— От…Отель?

Чон Иль Хун даже начал заикаться.

— Я знаю, где он находится, а что там?

— Приходи сюда. Я угощаю.

— Д… Да! Понял!

Он уж хотел нестись собираться, пока Хэн не передумал, как услышал в трубке:

— И приведи всех остальных с зала. Это редко выпадающий шанс. А-ха-ха-ха.

Чон Иль Хун быстро собрал всех инструкторов с учениками и направился к отелю. Ан Хён До, тихо игравший в Го, присоединился к ним. В обычное время его трудно было заметить, но как только дело касалось еды, он появлялся, словно привидение.

— Отель…

— Да. Он сказал, в отель.

— Там сегодня что-то вкусное? Я часто туда хожу, но…

— Учитель, это не та кафешка, а вон то здание, — указал Чон рукой.

— …..

Ан Хён До, инструкторы и ученики уверенно зашли в отель. Конечно же, они шли не вальяжно и размеренно, показывая свою важность, а неслись так быстро, как только могли.

Ни один человек не отстал, все эта немаленькая толпа зашла в отель.

— Что… Что это?..

Охрана хотела их остановить, но людей было так много, что она попросту не решилась.

Толпа подошла к лифту, но там уже и без них стояло много народу.

Инструкторы озабоченно впились взглядами в учителя.

— Ребята. Полезнее пользоваться лестницами.

— Верно, учитель!

Они устремились вверх, на 20-й этаж, где их уже ожидал Хэн.

— Проходите, учитель.

— О, я так проголодался! Где мы будем есть?

— Заходите вовнутрь.

— Можно есть все что угодно?

— Да. Все бесплатно.

— О, мне это нравится.

Когда Ли Хэн обратился к менеджерам и спросил, можно ли пригласить сейчас друзей, они с легкостью дали согласие и начали готовить блюда. Шеф-повар лично взялся за лучшие блюда, а официанты задержались, чтобы оказать превосходный сервис.

Но когда двери открылись, и внутрь зашел Ан Хён До, а за ним инструкторы и ученики, то лица сотрудников резко побледнели.

Пришло больше 500 человек!

 

Они заняли все столы и стали активно уплетать блюда.

— Мы принесли для вас превосходное вино. Оно из провинции Бургон, 99-го года, винтаж…

Официанты не успевали наливать вино в фужеры: гости пили его словно брагу!

— Вкусно! Еще стаканчик!

— …..

— Сюда жареное мясо, еще на 50 человек!

— Все очень вкусно, но почему так долго несут?!

— Сегодня наедимся до отвала. Все бесплатно. Халява!

Из-за ежедневных тренировок ученики частенько оказывались к вечеру полуголодными, а тут им преподнесли такой подарок. Многие из них расстегнули пояса и продолжали быстро уплетать блюда.

Наблюдавший такую картину Ан Хён До встал со своего места.

— Слушайте все. Мы занимаемся боевыми искусствами, нам нельзя переедать.

Официанты и менеджеры с надеждой посмотрели на учителя. Однако продолжение фразы их ошарашило.

— Каждый ест только по 10 порций.

— Да, учитель!

Пятьсот человек и каждому по десять порций! В ресторане, где самое дешевое блюдо стоило 120 долларов.

— Уф! Я наелся.

— Замечательный ужин!

Официанты и повара, стараясь угодить всем, невероятно вымотались и мечтали только о скорейшем уходе гостей. Но те все продолжали сидеть…

«Почему?»

Чхве Чжон Бом, недоумевая, спросил:

— А что, десерта не будет?

Сидящий рядом Ма Сан Бом добавил:

— Вот было бы прекрасно, наедаться так каждый вечер.

* * *

Ли Хэн и Ха Ян впервые провели практически целый день вместе, развлекаясь вне дома. Они поиграли в зале, посмотрели кино, поужинали в великолепном ресторане и наконец вернулись домой.

Оба сильно устали.

«Лучше бы я пять часов махал мечом…»

Ли Хэн непонимающе покачал головой.

«Другие люди любят отдыхать. Так почему я так устал?»

Хэн невероятно утомился после похода в кино, прогулок по городу и ваяния скульптуры в ресторане. Последнее далось ему особенно тяжело. Сбивать лед на глыбе, не отвлекаясь ни на секунду, замерзшими руками — то еще удовольствие.

Но теперь все закончилось, и они вернулись домой.

— Спокойной ночи, братик.

— И тебе спокойной ночи.

После того как сестра легла спать, Ли Хэн вновь накинул уличную одежду. В обычный день он бы помылся да вернулся в игру, но сейчас ему хотелось посетить еще одно место.

Он сел на вечерний автобус и приехал к зданию больницы, после чего направился к дежурной медсестре.

— Здравствуйте. Как там моя бабушка?

— Она спит. Перед сном ей выдали сильную дозу снотворного, чтобы уменьшить боль, вызванную раком. Поэтому, если Вы сейчас зайдете, она, наверное, не проснется.

— Ясно, но я все равно поднимусь.

Ли Хэн открыл дверь в палату и зашел внутрь.

Бабушка лежала на кровати, подсоединенная проводами к негромко гудящим медицинским аппаратам.

Осторожно пододвинув стул к кровати, Хэн взял ее руку.

— У меня для тебя радостные новости.

— …..

Бабушка все так же продолжала спать. Аппарат, следящий за биением сердца, выдавал на небольшом экранчике ровный ритм. Из-за лекарств бабушка будет крепко спать до самого утра.

— Сегодня Ха Ян ходила на собеседование в университет «Корея». Честно говоря, там произошло небольшое происшествие, поэтому мы не знаем, поступит она или нет. Но все равно это хорошая попытка.

— …..

— Мне уже девятнадцать. Прошло четырнадцать лет с того момента, как маленькая девочка прижалась ко мне и спросила: «Где наши родители?» Теперь она выросла.

Ли Хэн продолжил разговаривать со спящей бабушкой.

— За это время многое произошло, и лишь теперь начинает по чуть-чуть налаживаться. А ведь когда-то, случалось, у нас порой не было еды. Ты тогда даже чуть не отдала Ха Ян в детский дом, чтобы стало полегче.

Пусть это и произошло давным давно, Хэн сохранил в памяти все до мельчайших деталей. Он помнил даже тот голод, вызванный четырехдневной забастовкой и отказом от еды, направленный против предложения бабушки.

— Когда-то ты говорила, что в будущем я пожалею об этом. Часто из-за отсутствия денег ты не ела с нами. Еще ругала меня за то, что я уступаю сестренке. Что из-за нее бросил школу… Часто говорила, что если бы не было Ха Ян, я был бы счастливее…

Бабушка не любила Ха Ян. Часто ее упрекала в том, что брат так мучается ради того, чтобы вырастить ее. Порой ругала даже из-за пустяков.

— Но я не жалею. Даже вернувшись в тот день сейчас, я бы не изменил своего решения. Ведь мы одна семья…

И пусть бабушка все так же спала, Хэну после этого разговора стало легче. Он высказал все, что у него накопилось на сердце за последние десять лет.

Вернувшись домой, он помылся, вновь забрался в капсулу и подключился к Королевской Дороге.

* * *

Крепость темных эльфов в горах Юрокина возвышалась все так же величественно.

Сломанные стены восстановили, и теперь орки занимались переносом снаряжения. Они вовсю готовились к встрече армии мертвецов под предводительством Шая.

Виид появился в том же облике, в каком выходил из игры, — человеком. Вокруг кипела стройка.

— Чвиик!

— Чви-чвит. Усердно работающие орки — это добрые орки.

— Давайте положим туда побольше камней!

— Насколько больше? Чви!

— Настолько, чтобы получилось высоко! Чви-чви-чвит, достанем до неба!

Орки бездумно перетаскивали камни с места на место. Некоторые из них складывали из них огромную башню, и тут…

— Чвиэк!

— А-а-а-а. Помогите!

Небрежно сложенная башня обрушилась, и горе-строители оказались под грудой камней.

Темные эльфы с интересом поглядывали на происходящее «шоу». В отличие от орков у них не только были мозги, но они еще и умели ими работать.

— Орки усердно трудятся.

— Значит, нам можно отдохнуть.

— Верно. У эльфов не так много сил.

— Точно, поэтому отдыхаем.

Темные эльфы активно отлынивали от работы.

Пока Виид отсутствовал, восстановительные работы полностью прекратились. То тут, то там беспорядочно валялись груды камней и собранные после сражения вещи.

Вокруг разведенных костров шумели орки и эльфы. Не так давно часть орков отправилась на охоту и вернулась с богатой добычей. Эльфы принимали в готовке непосредственное участие, в частности, под удивленными взглядами зеленокожих добавляли в мясо щепотки соли.

Обычные эльфы не только не ели живых существ, но даже убивали их лишь в самом крайнем случае. Однако темные эльфы не придерживались этих традиций.

Давным-давно они отделились от собратьев, их кожа почернела, и они превратились в темных эльфов — дикарей, изгоев.

— Попробуйте силу соли, орки.

— О… Чвиик. Когда посолишь, мясо гораздо вкуснее.

Они объединились для борьбы против общего врага и теперь содействовали во всем.

В крепости собралось много орков и темных эльфов. Так что внутри было шумно, как на базаре.

— И я должен идти против армии нежити с этими ленивыми и глупыми существами…

От осознания столь простой истины у Виида заболела голова.

— Командир! Мы выполнили ваше задание.

На башню забрались Бурен, Беккер, Хосрам и Дэйл.

«Хорошо, что у меня есть эти парни. Если провалю задание, то смогу их вернуть назад и получить хоть какую-нибудь награду. За каждого живого воина в королевстве Розенхайм дадут очки расположения, а на них уже можно взять предметы!»

Для Виида это были очень ценные солдаты.

— Как Вы и приказали, мы перенесли все продукты и снаряжение из пещеры туда, — отрапортовал Бурен.

— Молодцы.

Еще в логове Литвар, когда они впервые охотились, Бурен и Беккер выполняли самые опасные поручения. Вот на кого Виид мог полностью положиться.

Однако в том месте, куда указывал Бурен, практически не осталось вещей. Небольшая куча доспехов, мечей, луков и другого оружия солдат не считалась. Еда и самое главное — сумки с настойками — отсутствовали.

После прибытия в Земли Отчаяния Виид много бродил по горам Юрокина. А так как игроками-конкурентами даже и не пахло, он насобирал много различных плодов, змей и лекарственных трав! И конечно же, он наделал из всего этого вкуснейшие настойки, попробовав которые, в миг забываешь обо всем. Если бы Вииду сказали, что кто-то решился на убийство только ради того, чтобы распить еще одну бутылочку, он бы совсем не удивился.

И теперь все настойки пропали.

— Куда делись мои настойки? Вы их еще не перенесли, да?

— Э-э-э…

Бурен неуверенно потоптался на месте и указал на орков.

— Вон те гады все выпили. Мы их останавливали…

В голове Виида с молниеносной скоростью мелькали мысли. В Землях Отчаяния настоек не было. Орки попросту не умеют их готовить. Значит, то, что пьют орки, — это его настойки!

— Вкусно. Чвиик!

— О-о-о! Вот это запах!

Прекрасные, чистейшие настойки пропадали в орчьих глотках.

— Ого!

Глаза Виида загорелись бешенством, ему хотелось голыми руками разорвать наглых воров. Он столько труда вложил в каждую бутылочку. Так бережно к ним относился, что даже при варке приговаривал:

«Пожалуйста, принесите мне побольше денег».

Месяцы экспериментов и исследований — все ради того, чтобы достичь баланса вкуса и эффектов. В итоге получилось несколько сотен превосходных настоек. Если бы он продал все эти бутылки, то мог бы неплохо заработать.

Трофеи, полученные после охоты, Виид держал всегда при себе, а вот настойки, которых было много, отдал на сохранение верным солдатам.

И вот результат.

— Как же?..

Виид оцепенел.

За время его размышлений орки успели допить последние капли. Пустые бутылки тут и там валялись на земле. Все настойки пропали, а вместе с ними — и деньги.

— А-а-а-а-а!

Виид, не сдерживая отчаяния, кричал! В руках орков и эльфов находились сушеные закуски, также приготовленные для продажи на будущее.

И уже поздно их останавливать: настоек совсем не осталось, а корзина с закусками практически сверкала пустотой.

«Позже я смогу приготовить их снова».

У Виида еще оставалась надежда.

С ним же его верные воины. Да, он потерял ценные настойки и закуски, но у него все равно еще оставалась армия, на которую можно было положиться.

— Из… Извините. Орки насильно… Ик! — продолжал оправдываться Бурен.

Тогда Виид внимательнее пригляделся к солдатам.

Ноги дрожат, лица красные, икота — все признаки опьянения.

— Вы!..

В одно мгновение, словно оракулу, Вииду открылось все произошедшее.

Бурен, Беккер и остальные переносили по его указу вещи и в результате обнаружили настойки.

— Алкоголь.

— Как быть?

— Как, как… Командира же сейчас нет.

— Бульк! Вкусно…

— По глоточку, и хватит?

— Их так много…

— Тогда по два!

Дать охранять настойки солдатам — то же самое, что рыбу — коту. Тем более что во время боя с Торидо они уже познали вкус зелий.

Сначала солдаты намеревались ограничиться глоточком-другим.

— Невозможно оторваться!

— А! Как вкусно.

Глоточек стал бутылкой, она — двумя, а дальше покатило.

Когда пьяные солдаты осознали случившееся, они испугались гнева Виида.

— Давайте сделаем так, будто это выпили орки.

— Ага… Свалим все на орков.

Так все с такой любовью приготовленные настойки и пропали!

— И с ними я должен идти против бессмертной армии…

Виид тяжело вздохнул.

* * *

Интернет попросту взорвался.

Утром, днем и вечером огромное количество людей посещало сайт Королевской Дороги. Люди, как и всегда, открывали страницу Зала славы и просматривали видео. Правда, сейчас это было одно определенное видео.

— Давайте разгадаем местонахождение орков.

— А что это за предметы или магия, позволяющие изменять расу?

— Я из союза магов. Можно узнать, когда появится возможность получить профессию некроманта?

— Те, кто уже прошел специализацию, тоже смогут стать некромантами?

Особенно в комментариях бушевали маги.

Если в игре появится новая магическая профессия, значит, появится возможность освоить новые заклинания. Для магов в игре не было ничего дороже новых магических знаний.

Игроки просто завалили сообщениями корпорацию Юникон, пытаясь вызнать хоть крупицу информации.

— Не могли бы вы сообщить, как продвигается выполнение задания. Что и как надо сделать, чтобы получить возможность взять профессию некроманта?

Но официальный ответ из корпорации блистал своей краткостью:

— Это задание выполняется игроком, и мы не можем открыть вам никакую информацию. Когда станет доступна профессия некроманта, вы сразу же узнаете об этом. Если задание будет провалено, профессия не появится.

Одним из краеугольных принципов корпорации Юникон была защита приватной информации.

Тогда, ничего не добившись, люди переключились на игровые каналы.

Посещаемость сайтов KMS-media, CTS-media и других новостных компаний взлетела до небес. После владельцев Королевской Дороги это были самые информированные компании.

На KMS-media устроили совещание

Обычно оно собиралось для того, чтобы выслушать мнение молодых специалистов, продюсеров, обсудить произошедшие события. Но сегодня тема разговора была особой. Даже явился сам президент компании.

— На сайте ажиотаж. Директор Кан, что случилось?

Президент зашел на сайт компании, чтобы посмотреть отзывы, и увидел огромное количество комментариев. И во всех них спрашивали о выполнении какого-то задания.

— В Зале славы появился новый ролик…

— И? Что это за ролик, сумевший поднять столько шума?

С момента появления передачи о Королевской Дороги у них ни разу не было столь большого отклика от зрителей.

Директор Кан с недоумением почесал голову.

— Похоже, задание.

— Какое задание? Как может какое-то задание вызвать столько комментариев?

Президент наклонил голову, и с места вскочил молодой сценарист, прикрывший «зад» Кана.

— Мы сейчас и собрались, чтобы разобраться в ситуации. Господин президент, давайте вместе посмотрим видео.

— Ну что ж…

Зал совещаний был оборудован самым современным оборудованием, позволяющим смотреть любые форматы видео. Все-таки это была одна из ведущих телекомпаний.

Пока шел видеоролик, все сидели с открытыми ртами.

Спустя некоторое время президент сказал:

— Мы должны заполучить игрока.

— Конечно, президент.

Окружающие сотрудники согласно кивали..

Загадочной была не только битва армии орков, но и задание, в котором приходилось превращаться в орка. Да и сам неизвестный регион. Если все это учесть, материала хватило бы на несколько передач.

Директор Кан осторожно произнес:

— Но на других телекомпаниях тоже не будут сидеть сложа руки. Наверняка предложения посыпятся ото всех.

— Думаешь, будут трудности?

— Нет. Но так как нам придется конкурировать с другими, придется повысить привлекательность нашего предложения.

Проблема всегда в деньгах.

— Мы не можем себе позволить потратить много денег.

После слов президента все притихли.

KMS-media с самого основания не могла похвастаться наличием большого капитала.

Как и всякая молодая компания, всю полученную прибыль она активно инвестировала в свое развитие. Поэтому, несмотря на высокий рейтинг, много свободной наличности она не имела.

Директор Кан осторожно продолжил.

— Господин президент… Но ведь этот год мы закончили лучше, чем когда-либо. Да и до этого мы всегда оставались с прибылью.

— Я не говорю, что у нас нет денег на контракт. Просто мы не сможем с их помощью задавить конкурентов.

После слов президента все задумались.

Как ни старайся, но реальность вносит свои коррективы.

В маленькой компании каждая копейка на счету.

Девиз компании гласил: «Даже если прибыли небольшие, главное, чтобы было интересно!» И это был единственный способ выжить в жестокой конкурентной борьбе.

Все вздохнули.

«Для роста рано или поздно все равно потребуются средства…»

«Такие крупные события всегда уходят к CTS-media».

Но посмотрев на эти грустные лица, президент компании улыбнулся.

— Но мы сможем заключить хороший контракт.

— Что?!

— Стимулирующий контракт. Мы не будем сразу предлагать огромные деньги, но если будет успех, то появятся новые спонсоры и рекламодатели.

Сейчас Королевская Дорога имела самые высокие рейтинги.

И чем дальше, тем больше становилось игроков, что повлияло и на популярность передач по игре и общую аудиторию телеканала.

— Если рейтинги увеличатся на 5%, то мы сможем поднять плату за рекламу. Помимо этого, в зависимости от количества просмотров передачи на нашем сайте мы можем, соответственно, добавить проценты к итоговой сумме, не так ли?

Пока KMS-Media оставалась небольшой компанией, они могли пойти на такой шаг.

Директор Кан вытер пот со лба.

— Мы должны обязательно заключить контракт. Господин президент

* * *

Чем больше количество просмотров видео в Зале славы, тем больше денег приходилось выкладывать компании Юникон.

Для Хэна, который до этого зарабатывал только на продаже предметов, такой способ получения денег выглядел необычным.

— Если много людей посмотрит ролик, то сумма увеличится, значит… Надо было его отредактировать!

Хоть мысль порядком запоздала, но теперь Хэн всерьез задумался о приобретении программы для редактирования видео.

А тем временем в отделе рекламы компании Юникон не осталось ни одного спокойного сотрудника.

— Не думал, что этот парень добрался до таких заданий.

— Молодец.

Начальник Чан Юн Су и другие сотрудники отдела рекламы и стратегического планирования внимательно просматривали выложенное видео.

Для эффективного продвижения игры им приходилось анализировать все происходящие события. Отдел стратегического планирования, в общем-то, только этим и занимался.

Там собирали информацию о каждом задании, изучали материалы, предпосылки сюжета. Даже историю каждого королевства, города и важного персонажа! После чего на основе действий игроков прогнозировали дальнейшее развитие игрового мира.

— О, игроки, выполняющие задания, уже добрались сюда.

— Проблем не будет? — обеспокоенно спросил Чан Юн Су.

— Все хорошо. Если посмотреть на общую картину, то появление Бэрекена — это всего лишь 20% основной истории. Тем более что задание еще не относится напрямую к Бэрекену. Но…

— Но?

— Похоже, если этот парень не сдержит армию нежити, мир игры сильно изменится. До сих пор власть в игре принадлежала людям и другим расам, теперь же она будет постепенно переходить к нежити.

— Сейчас крепости, форты, деревни, шахты, торговые места, ранее принадлежавшие НИПам, уже потихоньку переходя к игрокам. То есть игроки и гильдии, объединив усилия, завоевывают или выкупают владения благодаря заработанным очкам расположения. Конечно же, столицы государств им пока недоступны, но многие крепости в центре материка уже находятся во владении игроков.

— Но как это связано с заданием о Бэрекене?

Хоть Чан Юн Су и был начальником, он не очень хорошо знал содержание игры, поэтому связи между этими двумя событиями не увидел.

Директор стратегического планирования Сон Иль Ган засмеялся.

— Будет очень интересно. Бэрекен восстанет, силы нежити многократно возрастут, и в мире игры многое изменится. Нежить будет править большей половиной материка.

— Да? Правда?

— Обычные деревни и крепости будут подвергаться постоянным нападениям нежити. Количество мертвых на осадах многократно увеличится, а значит, некроманты смогут их поднять. Весь мир превратится в войну, где нужно или защищаться, или нападать.

— А если нежить захватит деревню или крепость?

— И такое возможно. Тогда в королевстве, захваченном нежитью, появится множество монстров, и жизнь для игроков превратится в постоянное выживание. Появятся новые задания с хорошей наградой, позволяющие отвоевать захваченные земли.

— Да. Конечно же, в мире игры северные королевства уже захвачены нежитью, но… В любом случае, общий уровень игроков резко увеличится, и встречи с нежитью станут ежедневным событием… Все изменится, если он проиграет…- Что же теперь будет?!

Оставить комментарий