8 Том. Глава 5. Техника лунного света.

Покинув здание Ассамблеи художников, Виид вновь направился к представительствам искусствоведческих гильдий. За то время, что он провел в помещении, обстановка в городе успела перемениться: на улицах царили гвалт и суета.

— Набираем людей творческих профессий для экспедиции в северные земли!

— Всем участникам гарантирована безопасность. Даже при угрозе полного уничтожения мы сделаем все возможное, чтобы уберечь вас.

Гильдия Стальной розы со всей ответственностью подошла к найму ремесленников и художников.

«Экспедиция на север?»

Виид невольно вспомнил охоту в ледяных окрестностях провинции Морта, где едва не погиб, сражаясь с вампирами. Но практически тут же отвлекся на неожиданно подскочивших к нему двух симпатичных девушек.

— Скажите, вы, случайно, не художник? — живо поинтересовалась одна из них.

— Здание, из которого вы вышли, принадлежит Ассамблее художников, значит, вы один из них? Верно? — не осталась в стороне вторая.

— Э-э-э…

Пробормотав что-то невразумительное, Виид попытался увильнуть от разговора, однако был споро схвачен под руки.

— Не желаете ли отправиться вместе с нами на исследование северных территорий? Нести свет искусства в бесплодные земли — это же воистину удел настоящего творца, — жарко зашептала на ухо красотка, начавшая разговор первой.

— А еще экспедиция предоставит шанс расширить рамки ваших возможностей и познать мир с новых сторон. К тому же, отправившись в путешествие вместе с нашей гильдией, вы сможете завести весьма полезные знакомства с высокоуровневыми игроками… — прижавшись с другой стороны, вкрадчиво говорила ее подруга.

Девушки старательно искушали выбранную «жертву».

Для Виида, с его непримечательной внешностью, такое внимание со стороны слабого пола было в новинку. Конечно, облик злобного орка Каричи нравился Ирен и Хварен, но они-то являлись просто хорошими друзьями и так себя не вели.

От прикосновений двух юных дев по телу бежала легкая дрожь.

У Виида это был первый опыт такого общения. Проведя свои двадцать с небольшим лет в одиночестве, он не знал, как реагировать на подобные заигрывания.

— Ну что, вы пойдете с нами на север? — не унимались девушки.

— М-м-м…

— Да тут и раздумывать нечего. У вас же такое мужественное лицо…

— …..

— Наверняка ваша работа очень важна и непременно принесет известность в будущем. Кстати, а кто вы по профессии?

— Я скульптор, — поспешил сказать хоть что-то Виид. Ощущая тепло женских тел, он с трудом мог сохранять спокойствие.

Получив ответ, девушки переглянулись.

— Еще один скульптор… — протянула одна.

— Мы же уже троих нашли. К тому же один из них, если верить его словам, уже почти достиг среднего уровня, — сказала подруга, не скрывая своего разочарования.

— Фи-и-и. Ну, тогда нам нет смысла брать еще скульптора.

— Блин, время зря потеряли.

И они отпустили руки Виида.

А ведь поначалу, только увидев, его сочли подходящим. Он выглядел как истинный художник: бедный, ничтожный, нуждающийся!

Утратив интерес, девушки поспешили исчезнуть так же быстро, как и появились.

— Удачной вам экспедиции! — успел все же найти пару слов и кинуть им вдогонку Виид.

— А вам побольше красивых статуй! — долетел небрежно брошенный ответ.

Эмоционально опустошенный, Виид остался в одиночестве стоять на улице. Но вскоре, встряхнувшись, поспешил продолжить свой путь.

* * *

Первым местом, куда он зашел, стало здание одной из самых популярных гильдий, в которой собирались бродячие певцы и музыканты.

Так называемая гильдия бардов!

Главный зал был заполнен народом: множество будущих артистов тренировало свои навыки пения.

— А тут неплохо!

Виид тщательно осмотрел помещение.

Оно отличалось от обычных и напоминало своим убранством, скорее, большой постоялый двор, чем официальное представительство гильдии. Молодые барды, мечтающие стать бродячими менестрелями или путешественниками, расположились в центре зала и тянули:

— Ла. Ла-ла-а-ла. Ла. Ла-ла…

И хотя слов в песне не было, как, в общем-то, и музыкального сопровождения, представление все равно получилось красивым.

— Здоровски спели!

— А я бы еще послушал!

— Какие чистые голоса!

Восторженные посетители расхваливали пение и кидали к ногам выступающих мелкие монеты.

Барды же, помимо хвалебных отзывов и денег, могли подобным образом получить еще и немного славы. Однако для выступления требовалось наличие хотя бы минимальной квалификации, что подразумевало развитый навык пения и определенное количество обаяния.

Высокий уровень пения давал возможность не только передать с песней желаемые эффекты, но и делал ее приятной для восприятия.

А высокое обаяние увеличивало красоту фигуры и лица исполнителя. У бардов такая характеристика считалась одной из наиважнейших. Ведь о том, что для публики имеет значение внешность артиста, и говорить не стоит.

По схожим и многим другим причинам игроки-барды сильно дорожили своей незапятнанной репутацией.

«Довольно мечтаний,

Ведь я уже здесь,

Сижу возле ног твоих и…» — запела невысокая молодая девушка в центре зала.

Хотя всех этих людей и называют бардами, зачастую они лишь в некоторой степени владеют пением и игрой на музыкальных инструментах. Потому что в Королевской Дороге редки случаи, когда кто-то сосредотачивается только на одном навыке. Во время повышения мастерства любому игроку приходится хотя бы минимально развиваться и в других областях мира игры. А бардам — даже больше, ведь, хоть и немного, данная сфера деятельности связана с искусством.

Прогулявшись по залу, Виид поднялся на второй этаж.

Там его встретила красивая и довольно молодая для наставницы гильдии женщина с тонкой линией подбородка и очень стройной фигурой, заставляющей многих молодых певцов виться вокруг.

Вообще же эта профессия имела большую популярность среди игроков обоих полов, так как благодаря данному роду занятий они могли вдоволь попутешествовать.

Виида, однако, внешность девушки не впечатлила. Он встречал и более красивых людей, например, Хварен и Со Юн.

Дождавшись своей очереди, Виид задал интересующий его вопрос:

— Вы знаете что-нибудь о создании Лунных скульптур?

Наставница, представившаяся Сиреной, мягко улыбнулась.

— Мастерство работы с лунным светом? О, как же давно мне не приходилось слышать об этом! Однако, гильдия бардов — не совсем то место, где стоило ожидать ответов на такие вопросы.

Не получив прямого отказа, Виид моментально сосредоточил все свое внимание на женщине.

— Вы очень красивы…

— Если вы надеетесь подобными высказываниями завоевать мою благосклонность, то глубоко заблуждаетесь. Многие известные барды стремились это сделать, и все безрезультатно. А с вашим-то уровнем обаяния и пытаться не стоит.

В ее словах звучала доля истины: за всю игру Виид ни разу не распределял свободные баллы на Обаяние или Удачу.

Повышая характеристику Обаяние, игрок улучшает свой внешний вид. А увеличивая Удачу, снижает вероятность получить критический удар и, изредка, уменьшает урон от магических атак. Вдобавок еще немного повышается процент выпадения вещей, но это не касалось редчайших предметов свыше 200 уровня.

По этим причинам Виид никогда не вкладывался в данные характеристики.

— У вас такой нежный голос. Мне кажется, вы очень красиво поете, — продолжил он.

— Ну, я же бард. А для бардов это естественно.

— Так же как и изящные кисти рук? Или лучистый взгляд?..

— Хо-хо! Вы умеете говорить комплименты. Так что вас там интересовало? — сверкнув глазами, вернулась к началу разговора Сирена.

Виид добился-таки своего.

— Я хотел узнать о Лунных скульптурах.

— Ах, верно. Тогда, может, для начала послушаете мою песню?

Получив согласие, наставница достала арфу и, тихонько наигрывая, запела:

«Твое потерянное сердце осталось там,

В далеком доме, где девушка скучает по тебе.

Куда бы ни завели тебя сражения, ты помни каждый миг о ней,

Во сне иль наяву, откройся и вспомни счастье, что тогда было…»

Как только зазвучали первые аккорды, на второй этаж стали стекаться барды.

— Она поет!

— Давненько я не слышал этой песни.

— Вау, какое потрясающее исполнение!

Чистый и ясный голос женщины проникал, казалось, в самые потаенные глубины души. Слушая его мягкие переливы, легко разносящиеся по залу, барды прикрывали глаза.

Вы находитесь под впечатлением от песни бывшего военнопленного.

Боевой дух поднялся на 10%

Интеллект +5%

Когда ваше здоровье значительно упадет, может проявиться Железная воля.

Период воздействия песни — 3 дня.

Данный эффект не сочетается с воздействием других бардовских песен.

Закончив свое выступление, Сирена взглянула на Виида:

— Ну, и как вам песня?

— Мне очень понравилось, — честно ответил тот.

Песня действительно была великолепной. Не обошлось, конечно, без капельки лести, но похвала шла от самого сердца. Потому как только в ответе, содержащем частичку правды, не будет подозреваться обман.

«С лестью нужно быть поаккуратней. Всему есть предел. Если бы мне действительно не понравилось, как бы я ни старался, в моих словах чувствовалась бы ложь».

Неизвестно, как в дальнейшем может измениться мнение Виида. Но если уж он решился использовать лесть, на момент разговора собеседник станет для него самым уважаемым человеком на свете. И пусть его поступки не столь значительны, Виид будет воспринимать их именно такими. В таком случае даже одно льстивое слово, оброненное якобы случайно, возымеет огромный эффект.

— Вы словно настоящая сирена…

— Мне кажется, это еще не предел вашего таланта, — поощрила наставница.

— И просто сразили меня своей песней и бьющим наповал очарованием.

Все для того, чтобы произвести впечатление!

Комплименты, даже оставляя простор для толкования, вызывали улыбку на губах женщины.

Виид всегда был убежден в том, что нет человека, умеющего льстить лучше него.

— Хо-хо-хо! — прикрыв рот рукой, рассмеялась Сирена.

Она была очень довольна.

— Ну, раз вам так понравилось мое исполнение, я продам эту арфу.

— Что, простите? — переспросил Виид.

— Всего 1500 золотых.

— Я… Я не понимаю…

— Если купите арфу, я расскажу о том, что вас интересует, — словно подводя черту, твердо произнесла Сирена.

В итоге Виид, с трудом сдерживая слезы, потянуться за деньгами. Да уж, миром движет не только лесть.

Взятки! Для скрепления договоренностей между людьми нет средства лучше.

Заплатив и получив на руки арфу, Виид немедленно проверил ее:

— Идентификация!

Арфа Сирены.

Прочность: 50/50 Урон: 15

Арфа, принадлежащая наставнице Сирене из гильдии бардов. Инструмент изготовил и подарил влюбленный в нее гном. С душой настроенные струны выдают чистые звуки. Идеально подходит для аккомпанирования пению. На ней может играть любой новичок, даже не являющийся бардом.

Ограничения: Обаяние 100, Уровень 60

Эффекты: Элегантность +20.

Обаяние +30

Навык игры +2

Слава +20

Возможно выполнение задания, связанного с профессией барда.

По первому впечатлению Виид не смог понять, достаточно ли хороши характеристики для этого предмета.

Сирена же, дождавшись, пока он закончит, произнесла:

— Ранее мне доводилось видеть скульптуру из лунного света. Но каждый раз, когда я на нее смотрела, она производила разное впечатление. Свет, исходящий от скульптуры, всегда был иным.

— М-м-м?

— Очень жаль, но добавить мне больше нечего. Это все, что я знаю.

Вииду ничего не оставалось делать, как покинуть обитель бардов и направиться к следующей гильдии.

Гильдия парикмахеров!

На всем Версальском континенте не насчитывалось и десятка мест, где бы имелась такая редкая гильдия, в которой можно покрасить волосы и сделать прическу.

В общем плане трудновато классифицировать парикмахера как человека искусства, но если он добьется на этом поприще высшего мастерства, то сможет творить с волосами нечто невероятное.

Так что этот род занятий пользовался популярностью среди небольшого числа игроков.

Как только Виид зашел внутрь, преподаватель гильдии, толком не разобравшись в ситуации, схватил его и усадил в кресло.

— Очень прискорбно, что вам приходится везде ходить с таким беспорядком на голове. Не беспокойтесь, все сделаю в лучшем виде, — быстро проговорил он.

— Да мне как-то и… — Виид резко оборвал реплику из-за неожиданно пришедшей на ум идеи, — действительно хотелось бы подстричься… Обязательно хочу подстричься. Сколько это будет стоить?

— Всего сто золотых. Дешево, не правда ли?

В результате пришлось заплатить и за практически навязанную стрижку.

Искусство временно повысилось на 3%.

Эффект проявляется при любой ремесленной деятельности. Не оказывает влияние на особые скульптурные техники.

Характеристика обаяния повышена на следующие три дня.

Мастер-парикмахер в благодарность за то, что Виид стал клиентом, без проблем поделился информацией:

— Лунная скульптура? Я сам ни разу не видел. Но слышал, что это нечто выдающееся. Вы знаете историю скульптуры? С течением времени скульптурное искусство видоизменялось и развивалось. Так что нужные вам сведения непременно должны иметь исторические корни.

Танцоры имели красивую осанку и стройную фигуру.

Посетив следующей их гильдию, Виид не смог избежать танца с наставницей.

— Ногу отведите в сторону… А здесь сделайте один разворот, — подробно указывала ему та.

За этот урок пришлось заплатить восемьдесят золотых.

Ловкость повысилась на 2%.

В случае смерти, или если уровень усталости опустится ниже половины от максимального значения, характеристики вернутся на прежний уровень.

Веселый танец повысил ваше обаяние на 1.

После танца у Виида возросли обаяние и ловкость. Да и танцовщица более охотно отвечала на вопросы.

— Мне как-то приходилось танцевать возле одной особенной статуи. Тогда я чувствовала необыкновенную легкость во всем теле. А когда танец окончился, и я вновь взглянула на статую, то ощутила себя еще более привлекательной. Или это мне только показалось?!

В общих чертах Виид уже кое-что смог понять о задании.

«Ясно. Основная идея в том, чтобы я лично испробовал на себе эффекты от разных областей искусства и ремесла».

Единственное, на что он не мог не обратить особое внимание, так это на постоянный расход денег.

В гильдии парфюмеров инструктор сам продавал духи. Виид купил 3 вида самых дешевых. За что смог услышать в ответ:

— Хм… В зависимости от угла зрения статуя воспринимается по-разному и, соответственно, вызывает разные чувства. Однако даже при наблюдении с одной и той же точки впечатления время от времени меняются. Может, вам известна причина такого странного эффекта?

Потом Виид сходил и в гильдии каллиграфов, антикварщиков и декораторов.

Его мешок наполнился массой бесполезных предметов: у каллиграфов он приобрел доску с надписями, а у антикварщиков — пузатый керамический кувшин с узким горлышком, не поддающийся определению исторической эпохи. Мастера же прикладного искусства вручили Вииду аксессуары, сделанные из стекла.

После посещения всех этих мест он с большой опаской думал о походе в гильдию строителей.

«А вдруг там скажут купить дом?! Это ж ни в какие ворота…»

 

И он направился к гильдии простых художников.

Даже на первый взгляд профессии скульптора и художника очень похожи, только стремятся они к своему развитию разными способами. Потому и известно им друг о друге гораздо больше, чем другим направлениям искусства.

Наставник гильдии художников, заметив Виида, не смог сдержать восклицания:

— Боже, неужели я вижу перед собой настоящего мастера своего дела! Чем я могу вам помочь?

— Я надеюсь узнать у вас что-нибудь о ваянии Лунных скульптур, — не став ходить вокруг да около, сразу признался тот.

— Лунные скульптуры, значит… Ну, для начала давайте я кое-что расскажу. Как вам известно, скульпторы создают объемные творения, тогда как удел художников — двумерные изображения. Говорят, давным давно некий художник вел противоборство с одним скульптором. Вы что-нибудь слышали об этом?

— Противоборство?

— Оно началось как спор, кто же их них сумеет наиболее точно передать образ льва.

— Интересно. И кто победил? — с любопытством спросил Виид.

Он, конечно же, надеялся на победу скульптора. Но сказать об этом не решался. Вроде бы, с какой стороны ни посмотри, скульптор заранее находился в выигрышном положении. Однако если спор проиграл художник, то слова Виида не понравятся собеседнику.

— Как говорят, художник написал картину, а скульптор высек статую, — тем временем продолжал говорить наставник. — Рисунок художника получился таким живым, что казалось, лев может в любую минуту сойти с полотна. А статуя скульптора оказалась настолько великолепной, будто сейчас зарычит. В результате никто не победил. С самого начала этот спор не имел смысла! Ведь способы передачи образа радикально отличаются! Рассказывают, конечно, что раньше, бывало, и скульпторы рисовали картины, а художники — ваяли скульптуры. И различие между этими двумя профессиями не было настолько большим.

Речь мастера гильдии оказалась достаточно длинной, но все же имела смысл.

— Поэтому, — подвел итог наставник, — можно считать не чужими друг другу художника и скульптора. И хоть эта картина мне очень дорога…

Сделав паузу, мастер указал на рисунок акварелью.

На что Виид, едва сдерживая слезы, попросил:

— Подешевле можете продать?

— Ну, только для тебя — всего за 1500 золотых.

Трясущейся рукой Виид выложил деньги.

«Чтоб я еще раз посетил Родиум… Да ни за что!»

Теперь от его сбережений осталось около 7000 золотых. Виид ощущал себя в поистине бедственном положении, так как не имел даже заначки.

Но он все же смог услышать о Технике лунного света:

— Обычно скульптура находится в тесной связи с окружающей средой. Если ее поставить в тени, то она, конечно же, будет выглядеть темной. А представь, что скульптура начнет светиться!

— Светиться?

— Да! Скульптура, что таит в себе свет и может его излучать. Удивительное мастерство, позволяющее свободно и в любую форму облекать лунный свет. Это и есть Техника лунного света!

Дзинь!

Вы собрали достаточно информации о Технике лунного света

Посетив гильдию скульпторов, вы сможете выучить ее.

***

Виид наконец-то завершил задание и отправился в гильдию скульпторов, в которой, к большому его удивлению, собралось очень много народа.

Помещение заполнял нескончаемый шум голосов.

— Я думаю, скульптуры, в которых использовано узорчатое дерево, имеют гораздо большую художественную ценность, нежели изготовленные из простого. К тому же редкие породы деревьев сильнее поднимают степень скульптурного мастерства.

— Но ведь они очень дорогие…

— А что делать? Нужно получать задания от торговцев или баронов на изготовление статуй и зарабатывать на этом деньги.

— Ха-а! С нашей профессией денег не накопишь.

Молодые и пока еще неопытные скульпторы!

Из-за того, что Виид устроил в королевстве Розенхайм, людей, выбравших для себя эту профессию, становилось все больше. И хотя в других местах их по-прежнему трудно встретить, в Родиуме, городе искусств, все было с точностью до наоборот. Здесь множество скульпторов обменивались информацией и постоянно развивали свое мастерство.

Обойдя общающихся людей, Виид поднялся на второй этаж.

На первом этаже гильдии, как и везде, постигали основы обработки скульптуры, способы резьбы по дереву и работы с камнем, вообще — познавали сущность скульптурного мастерства.

А вот на втором — получали особенные поручения или изучали специальные навыки.

За последним Виид туда и обратился:

— Я хотел бы выучить Технику лунного света.

Старик, сидевший за стойкой регистрации в верхнем зале, удивленно моргнул.

— Какую технику?

— Технику ваяния лунных скульптур, говорю.

— Лунные скульптуры? Кажется, я слышал о чем-то подобном. Это было так давно, что сейчас и не вспомню. Или… Или же не слышал?

Лицо старика выражало полное недоумение.

— Я в меру знаком со скульптурами, заполонившими Родиум, но лучше вам посоветую обратиться к другому человеку, который знает больше меня.

— И кто он? — спросил Виид.

Старик указал на мужчину средних лет, сидевшего в углу.

— Он самый выдающийся скульптор Родиума. Если вас интересует что-то необычное в этом мастерстве, то лучше спросите у него. Правда, он знает только скульптуру, и больше ничего, так что спрашивайте правильно, а то может и не ответить.

— Спасибо.

Поблагодарив, Виид прошел к скульптору. Тот сидел и ножом для резьбы обстругивал кусок дерева.

— Ну и молодежь нынче пошла, ужас, — вздыхая, бормотал с сожалением он. — Нет в них напора. Нет! Чуть стало им трудно и скучно, так сразу же сдаются. И где же можно будет насладиться всей глубиной скульптурного мастерства? Ай-яй-яй.

И зацокал языком.

Похоже, в последнее время появлялось много желающих стать скульпторами, вот только познав истинную суть этого искусства, они тут же меняли свою профессию на другую. Это вызывало настоящую досаду у мастера, из-за чего он, сидя в углу, не проявлял ни малейшего интереса к происходящему вокруг. И даже не поднял головы, когда к нему подошли.

Подметив эти детали, Виид начал разговор с проверенного приема:

— Ваше мастерство бесподобно…

— Я уже много раз слышал это. Так много, что аж тошнит, — последовал ворчливый ответ.

Похвала обычно приятна любому человеку, а этот даже не шелохнулся, и все так же продолжал вырезать.

Тогда Виид присмотрелся к деревянной заготовке в руках скульптора и решил зайти с другой стороны:

— О, это же эльфийское дерево!

— Кхм! Раз уж сразу смог определить материал, похоже, ты кое-что смыслишь в искусстве.

В голосе мастера послышались нотки доброжелательности. Но он, как и прежде, погруженный в свою работу, не поднял головы.

«Неужели этого недостаточно?»

Виид еще раз внимательно взглянул на эльфийское дерево. Ранее ему уже приходилось его использовать. И хотя оно стоило недешево, зато было крепким и твердым.

«Материал как материал. Нужно найти что-то другое…»

Кругловатое эльфийское дерево, обтесываемое опытными руками, постепенно приобретало вид маленькой чашки.

— Судя по форме, вы делаете весьма необходимый в нашем мире предмет, — попробовал снова Виид.

— А? О чем это ты?

— Это ведь обычная чашка? Не фигурка человека и не произведение искусства?

— Так-то оно так. А ты что же, считаешь, что, вырезая чашку, я занимаюсь недостойным делом? — нахмурился мастер.

— Нет-нет. В этом же и заключается смысл скульптурного мастерства. Изначально оно возникло именно из насущной потребности создавать предметы, столь необходимые людям.

— Необходимые предметы, говоришь? Кажется, что-то ты все-таки понимаешь. Давай-ка, садись рядом.

И скульптор подвинулся, освобождая место Вииду.

Очень часто у людей, занимающихся искусством, не получившим особого признания в мире, присутствует высокое чувство собственного достоинства, которое базировалось на понимании, что все другие направления деятельность не сразу стали искусством как таковым.

Рисование, музыка или скульптура возникли из необходимости и лишь потом оформились в определенные направления художественной деятельности.

И нет достойного или презренного дела, отличие только в предназначении.

Слова Виида, в которых присутствовало понимание истинной ценности скульптуры, помогли ему сблизиться с мастером. Для него подобное отношение к мастерству было очевидным. Чтобы сберечь хоть монетку, Виид сам вырезал ножом Захаба более-менее сносные кухонные принадлежности. Деревянные тарелки, половник и даже плоскую сковороду! Все вплоть до короба для приправ было создано с помощью скульптурного мастерства.

На мгновение остановив движение своих рук, мастер посмотрел Вииду в глаза.

— Не знаю, почему, но мне кажется, я найду с тобой общий язык. Мы как братья, занимающиеся одним делом. Давай уж, спрашивай, за чем пришел.

— Спасибо. У меня всего один вопрос. Это касается скульптурного искусства, — вежливо произнес Виид.

И мастер сразу же ответил:

— Я многое могу о нем рассказать. Что именно тебя интересует?

— Знаете ли вы что-нибудь о Технике лунного света?

— Техника лунного света? Ее можно постичь, достигнув вершины скульптурного мастерства. Техника, позволяющая заключить свет в статую. Лишь люди, пренебрежительно относящиеся к скульптурному искусству, не верят в это, считая бредом.

— Бредом? — переспросил Виид.

— Да. Это один из секретов нашего мастерства, который трудно раскрыть. Если ты действительно хочешь выучить Технику лунного света, то для начала тебе следует побольше о ней узнать. И есть еще кое-что.

— Говорите, я слушаю.

Вместо ответа скульптор достал из своей котомки кусок белого минерала величиной с арбуз и протянул его Вииду.

— Обработав этот материал, ты должен создать очень ценную скульптуру. Он необычайно крепкий по своей природе, так что сделать это будет нелегко. Кто знает, может, придется сломать или затупить об него не одну сотню ножей. Но если тебе станет понятно, чего же необходимо достичь, и если добьешься того, чтобы получившаяся статуя засветилась, то ты познаешь Технику лунного света.

Дзынь!

Новое задание: В поисках потерянного света.

Скульптурное мастерство обработки света!

Изготовьте скульптуру, обтесав данный минерал. Если сможете вернуть ей потерянное сияние и осветить ночь, то освоите Технику лунного света.

Сложность: Профессиональное задание.

Условия выполнения: Только для скульпторов. Задание можно выполнять одновременно с другими, независимо от их количества. Вы должны заранее получить высший уровень скульптурного навыка. Необходимо наличие высокого уровня Славы и положительной репутации.

При низкой характеристике искусства либо же наличии плохой репутации или статуса убийцы игроков Вы не сможете выполнить задание.

Ваяние в основе своей подразумевает работу руками. Объяснить его лишь словами невозможно. Потому и новое умение, как ни крути, придется познавать и учиться использовать на собственном опыте.

По этой причине все, что оставалось делать Вииду, — это обтачивать неизвестный минерал и добиваться понимания секрета использования света.

***

Теперь, покончив с делами, Виид направился в орден Фреи. Тот как символ процветания и зажиточности имел в Родиуме очень большое представительство, сходное по размерам с королевским дворцом.

Виид собирался воспользоваться телепортом, доступ к которому ему обеспечило возвращение священных предметов в храм Фреи.

— О, добро пожаловать! — радостно встретили гостя высокопоставленные священнослужители.

— Я хотел бы использовать телепорт, — поприветствовав, сообщил им о цели визита Виид.

— Хорошо. Сейчас все подготовят. Но знаешь ли ты, что первосвященник ищет встречи с тобой?

Виид в ответ слегка склонил голову. Он уже вернул чашу Элены и считал, что какой-то особой причины разыскивать его у главы ордена не было, но все же поинтересовался:

— Можно узнать, по какой причине?

— Первосвященник упоминал что-то о Долине смерти и восстановлении чести императора, погребенного там, — ответил ему один из священников.

— Честь императора? Что за?..

— Ты должен пробудить верных слуг, ушедших некогда с позором и осуждением, и помочь сдержать клятву, залогом которой стала честь. Первосвященник считает, что это сможет выполнить лишь тот искатель приключений, о ком ходят легенды. Так что он ищет тебя.

— Но я не настолько великий человек, — запротестовал Виид.

— Первосвященник так не думает. Кроме того, ты уже бывал на севере, и этот опыт тебе пригодится, — произнес другой священник.

Уже только из пояснений Виид отчетливо понял, что задание будет не из легких.

«Как минимум уровня А».

И первосвященник ждал его, чтобы еще раз поручить дело наподобие сражения с бессмертной армией.

«Нет уж. Мне пока рано браться за такие задания. Недавнее сражение с нежитью это наглядно показало. Лучше пока, не торопясь, поднять уровни и прокачать скульптурное мастерство».

Виид решительно качнул головой.

— Меня это не интересует. Более того, сейчас мне необходимо вернуться в Земли Отчаяния.

Он собирался присоединиться к друзьям.

Священники не нашли, что возразить герою, и запустили телепорт.

***

Гильдия Стальная роза набрала в Родиуме большое количество новых людей.

Сто шестьдесят человек!

Не принимая в расчет тридцати художников и ремесленников, порядка ста двадцати из них имели боевые профессии.

— Экспедиция настолько опасная, что даже нет каких-либо гарантий ее успешного завершения, и все же людей, пожелавших идти с нами, очень много, — недовольно поцокал языком Оберон, вновь вернувшись на заезженную тему.

Новых участников, в сущности, не волновала цель похода. По разговорам высокоуровневых игроков, становилось понятно, что все они привыкли чувствовать себя в безопасности. Но одно дело — прокачивать уровни и собирать предметы в проверенных местах, и совсем другое — идти в опасную экспедицию, на что, на самом деле, не многие были способны.

Дром же находился в приподнятом настроении от нежданного пополнения.

— Ведь благодаря этому вероятность успеха увеличится. Разве нет? — допытывался он.

— Ну, можно и так на это смотреть. При таком количестве сил боевой дух у войска непременно возрастет, — ворчливо подтвердил Оберон.

— Да и воины, прошедшие множество битв, в непредвиденных обстоятельствах станут большим подспорьем, — не унимался Дром.

— И все же эти высокие уровни ничего не значат: наступит время, когда вся надежда будет на тех, кто имеет за плечами опыт.

Новички, нанявшиеся в экспедицию, пришли не из-за больших денег, а из-за желания поучаствовать вместе со всеми в поисках. Но несмотря на это, можно сказать, что их присоединение действительно только улучшило боевую мощь войска.

— Интересно, — задумчиво произнес Оберон, — а откуда в Родиуме набралось столь много сильных игроков?

Тут к разговору подключился его заместитель, Верос, и пояснил:

— Вам приходилось слышать о странствующих бойцах, которые подняли на уши весь Версальский континент?

— О ком? А… Это те, кто ищет противников сильнее себя и дерется с ними?

— Совершенно верно. Они самые.

Мечи от Шестого до 505-го!

Некоторые из них раньше и в самом деле искали соперников в городах, чтобы подраться, но в большинстве своем они не вылезали из глубин диких гор и ущелий. Там Мечи сражались с опасными монстрами, хищными зверями, с самой природой.

Стоя на вершинах скал, будь то в ветреный день или во время бури, без устали взмахивали своими клинками, ведя бой на изнурение и оттачивая искусство владения мечом.

Безусловно, использование оружия в игре отличалось от реальности.

Во-первых, в зависимости от значения характеристики Силы изменялся урон, наносимый мечом, а от Ловкости — скорость реакции. Это разнообразило технику владения клинком.

Во-вторых, при улучшении физических характеристик игрока менялось и оружие, которым можно пользоваться.

Осваивая все это и проводя бесчисленное количество боев, МЕЧи закрепляли знания и улучшали свое мастерство. Использовали оружие для выживания, а не спаррингов! Познавали свой меч в боях, а не в бессмысленном избиении тренировочного пугала.

Большинство Мечей прошло именно такой путь, постепенно повышая уровни. И вот несколько десятков из них пришло в Родиум и нанялось в экспедицию.

— Так это же отлично!

Оберон наконец-то перестал хмуриться и слегка улыбнулся.

Впервые услышав о странствующих воинах, он захотел хотя бы раз встретиться с этими людьми. И вот теперь они присоединились к походу!

— Верос, — обратился Оберон к своему заместителю.

— Да, командир?

— Значит, последние приготовления завершены?

— Остались только припасы, но они, можно сказать, уже готовы.

— А магический квадрат телепорта?

— Все начерчено. Запланированному отходу ничто не мешает.

— Тогда через час высылаем авангард. Ты поведешь основные силы гильдии, — подвел итог разговору Оберон.

— Принял. Значит возьмем на себя инициативу и будем примером для новичков.

Северная экспедиция!

Маги на равнине недалеко от Родиума начертили огромный магический квадрат, в который первым вступил отряд отобранных бойцов.

Верос вел за собой 150 воинов. Среди них находилось несколько кузнецов и архитекторов.

— Ну что ж, увидимся на севере! — обратился к остающимся заместитель.

— Будьте осторожны, — последовало пожелание.

— Не беспокойтесь. Мы для начала осмотрим там все и построим укрытие, где смогут отдохнуть войска.

— Ну, тогда увидимся через восемь часов.

— Да, мы будем ждать.

За один день можно в три приема переправить через портал лишь около 450 человек. Исходя из этого, войска поделили на одиннадцать отрядов по 150 человек, и первый из них как раз ожидал отправки.

В обязанности авангарда входило две задачи. Первая — установить опорный пункт. Вторая — произвести разведку близлежащих территорий.

Оберон же должен был руководить остающимися на этой стороне войсками, потому и решил идти с самой последней группой..

— Приступайте, — обратился он к магам. — Отправьте их на север!

— Телепортация!

Маги активировали магический квадрат.

В отличие от обычного портала, позволяющего переместиться в ближайшие окрестности выбранного места, магический квадрат переносил находящихся в нем людей и их вещи по четко заданным координатам.

Верос и его воины!

Лучших из лучших в своей гильдии.

Обладающие неуемным любопытством и обожающие битву. Ни на мгновенье не испытывающие страх в зловещих подземельях. Оберон выбрал и отправил в авангарде именно их.

Когда воины вновь распахнули глаза, закрытые из-за ослепительного света телепорта, перед ними предстал совершенно другой пейзаж.

Земли вокруг покрывал белый снег, а температура воздуха настолько упала, что пар изо рта при каждом выдохе клубами поднимался над головами.

— Апчхи!

— Что так холодно-то?!

Люди поспешно кутались в прихваченные шерстяные одеяла. Их приготовили заранее, на всякий случай. Причем когда складывали, готовясь к экспедиции, все только посмеивались:

— Жара же такая на всем Версальском континенте.

— Да они нам потребуются, только когда спать будем ложиться.

Но в действительности оказалось, стоило только прибыть на север, что первым делом все за них и схватились…

Острые порывы ледяного ветра били в лицо. После нескольких минут на холоде у воинов уже зуб на зуб не попадал. Стоял настолько лютый мороз, что даже опытным разведчикам заставить себя сдвинуться с места было тяжело.

— Т-т-та-а-ак и п-простыть м-можно, — произнес Верос.

Для начала он намеревался разжечь огромный костер. Однако в насквозь промерзших землях оказалось очень трудно отыскать дерево, годное для дров. Холм Коруса был полностью заметен снегом, настолько, что становилось невозможно вообще что-нибудь найти.

Зато с вершины открывался вид на абсолютно бескрайнюю равнину. Отчего теперь воинов беспокоила не только возможность простудиться!

Там, вдалеке, клубилась снежная муть. Массы ледяных осколков и снега срывало с земли порывами ветра, поднимало в воздух и сокрушительно обрушивало вниз.

Буйство стихий! Проявление природных сил во всем их великолепии!

На людей надвигалась ледяная буря, которую можно без преувеличения назвать главной отличительной особенностью северных территорий.

Оставить комментарий