9 Том. Глава 1. Ночная Мора.

Под светом взошедшей луны Виид что-то помешивал поварешкой.

Расположившись в самом центре деревни Мора, на фоне громадной, чернеющей чуть вдалеке крепости, в прошлом принадлежавшей вампирам, он готовил.

В северных краях любые путешествия по ночам, без сомнения, приравнивались к чистому безумию. И не только потому, что игроков подстерегали притаившиеся за каждой глыбой монстры, но и из-за убийственного, не идущего ни в какое сравнение с дневным мороза.

Хотя староста и угостил их бататом, погода брала свое, и через некоторое время они опять проголодались. Поэтому Виид решил заняться готовкой прямо на улице.

— Нужно сварить что-нибудь остренькое, бодрящее, помогающее побороть холод.

В его представлении это была похлебка из овощей, мяса диких зверей, на которых они охотились в горах Юрокина, и различных приправ.

— Точно. Блюдо выйдет — просто загляденье!

Виид разжег костер и закрепил над ним небольшой котелок.

Как только вода начала радостно побулькивать, он мелко нарезал мясо, обтер его приправами и с удовольствием наполнил всем этим котелок до краев.

Уже через несколько минут бульон приобрел розоватый оттенок, а по окрестностям стал разливаться чуть горьковатый аромат похлебки.

Рядом Альберон громко сглотнул слюну. Даже ему, будущему первосвященнику ордена Фреи, было трудно сдерживаться в ожидании приготовления блюда.

«В этот раз и в самом деле получится замечательная похлебка».

Виид искоса взглянул на Со Юн. Девушка сидела возле костра на корточках и, не отводя глаз, смотрела на кипящий бульон.

Не так давно, когда они путешествовали вместе по горам Юрокина, Виид уже готовил для нее. Вот только тогда, в образе маленького орка Каричи, из-за штрафов превращения у него значительно снизились навыки ремесла и готовки. Оттого Виид и готовил в то время лишь жареное мясо с небольшой добавкой специй. И вроде бы Со Юн даже его с удовольствием уплетала.

Ну а во вторую встречу заниматься готовкой вообще не было времени. Все в отряде целиком сосредоточились на охоте и питались в те редкие перерывы лишь заранее припасенным ячменным хлебом.

«Может, я этим блюдом смогу хоть чуть-чуть загладить свою вину перед ней?»

Виид собирался таким способом извиниться перед Со Юн, образ которой он неоднократно без спросу использовал при ваянии своих работ.

Однако недалеко от того места, где готовил Виид, располагались паладины и священники ордена Фреи. И если первым хватало выдержки, чтобы наблюдать за процессом с каменными лицами, то вторые всем своим видом показывали, насколько же они хотят попробовать столь восхитительно пахнущую похлебку. Но подойти поближе и попросить себе порцию им не позволяло достоинство.

В это время еще не уснувшие жители Моры стали выбираться на улицу.

— Какой аппетитный запах…

— Давненько я не ощущал такой аромат.

Жадными взглядами они посматривали на котелок. А присоединившиеся к взрослым дети стали хвататься за животы.

Но Виид лишь замотал головой.

«Не-е-е, этот номер не пройдет. Я не могу раздавать еду просто так».

Специи и ингредиенты стоили денег. Так что ни за какие коврижки Виид не собирался делиться с таким трудом приготовленной похлебкой.

И тут дети захныкали:

— Мама, я голоден!

— Потерпи немного. Скоро вернется отец.

— Опять трава?

— Да. В этот раз он пошел южнее, чтобы насобирать легко жующихся корешков и коры деревьев. Так что потерпи немного.

— Уа-а-а-а!

Но дети уже вовсю ревели.

Хоть поселение и было освобождено от гнета вампиров, жизнь в нем протекала в крайней степени бедности. Холода не позволяли вести какое-либо хозяйство, а ужасные снежные бури и отсутствие связей с ближайшими поселениями не давали наладить торговлю.

Жители еле-еле сводили концы с концами!

Существуя фактически лишь благодаря продовольственным поставкам и защите ордена Фреи, они постоянно находились на грани голодной смерти. И то, что староста деревни поделился с ними едой, в действительности показывало высокий уровень дружественных отношений.

Виид нахмурился.

«Ну почему? Почему каждое появление на севере связано с такими проблемами?!»

Он прекрасно помнил как не так давно с большим трудом удавалось прокормит охотой освобожденных из каменного плена паладинов.

Какие же тогда пришлось пережить мучения!

Если бы та ситуация повторилась, он бы ни за что не пошел на такое. Но дети…

В детстве Вииду приходилось голодать. И не потому, что ему не нравилась еда, а из-за того, что запасы риса закончились, и некоторое время он жил впроголодь, испытывая всю прелесть голодных спазмов.

После такого он мог выдержать все что угодно, но только не голод.

Сдерживая наворачивающиеся слезы сожаления, Виид позвал детей.

— Эй, детвора, похлебка практически готова. Подходите и ешьте!

— Правда-правда? Нам можно?

— Конечно. Я угощаю от чистого сердца. Ешьте на здоровье.

— Спасибо!

В тарелки с густым супом Виид добавил отваренный загодя рис и травы, после чего раздал детям.

Явно не избалованные едой детишки принялись с удовольствием уплетать угощение.

Взрослые жители деревни тоже подошли поближе. И хотя они молчали, в их грустных глазах все равно читалась только одна мысль: «Дай покушать».

Душа Виида разрывалась на части.

«Если попытаться накормить всех, то потребуется истратить слишком много продуктов и специй».

Без сомнений, это выльется для него в огромные финансовые потери.

«Лучше бы я не учил кулинарию, тогда бы сейчас не пришлось так мучиться».

До этого момента он не испытывал сожалений о приобретении навыка готовки.

Однако жители деревни страдали от голода. Настолько, что даже Вииду с его остатками сердечности, нравственности и совести, которыми в последние годы он решительно пренебрегал, приходилось очень нелегко.

А теперь за ним еще наблюдали и паладины ордена Фреи.

Альберон, подойдя ближе, медленно поклонился:

— Виид, ты действительно великий человек, раз решил накормить всех этих людей.

— …

— Ведь стоит хоть раз нормально поесть, как тотчас зарождается надежда. И вера в то, что все возможно. Если же в душе их нет, то жизнь теряет всякий смысл. Вера и надежда всегда идут рядом, вместе. И мы, паладины с наставниками, и жители деревни Мора никогда не забудем ваше благодеяние.

— …

Вииду хотелось чем-нибудь заткнуть Альберону рот, из которого исходили все эти бессмысленные слова.

Но паладины относились к нему с огромным почтением, жители деревни считали спасителем, а для ордена Фреи он был великим героем, возвратившим священные артефакты.

Уголки глаз Виида задрожали.

«Ну вот, выполнение задания еще не началось, а я уже несу огромные убытки».

Так или иначе, но выбора не осталось. Помешивая похлебку половником, Виид широко улыбнулся, будто изначально все так и задумывалось.

— Будь моя воля, я бы бродил по белому свету и истреблял нападающих на людей монстров. Поэтому, если мне выпадает шанс еще каким-нибудь способом добавить мира и процветания на Версальском континенте, я, безусловно, возьмусь за это.

— Я не сомневался в тебе, Виид, — тихо произнес Альберон.

Такие слова еще больше повысили чувство уважения у паладинов и священников ордена.

Виид же вынул ингредиенты, что скопились в сумках за все это время. Мясо, заготовленное им в походах по горам Юрокина, съедобные травы и купленные еще в лавках овощи.

— Вам придется немного подождать, — обратился он к собравшимся вокруг людям. — Сейчас я быстренько все сварю и раздам каждому по порции, чтобы вы могли наесться.

И Виид принялся готовить.

Отваривая анчоусы и не экономя специи, он получил прекрасный густой бульон, в который добавил порезанное мясо. В итоге в котелке забурлил наваристый суп.

Но пока он варился, сердце Виида разрывалось от боли!

А из глаз… Из глаз бежали редкие слезы.

— Это слезы святого человека!

— Он даже плачет из-за нас.

— Настоящий рыцарь, который старается во благо мира! — слышались выкрики удивленных жителей Моры.

Как же они ошибались! Ведь причиной слез на самом деле были лишь деньги!

«Мои драгоценные денежки…»

Больше не в силах терпеть, Виид достал клочок бумаги. И быстро на нем написал:

Для голодающих людей в деревне Мора мною были приготовлены дорогие и сытные блюда.

Потрачено: специй на сумму 7 золотых, 47 серебра, 98 меди. Мяса, по средней стоимости на сегодняшний день, — 38 золотых, 80 серебра, 7 меди. Разных овощей — на 9 золотых и 10 серебряных.

Затраченный труд — 20 золотых.

Он сосредоточенно выписал все затраты, вплоть до последнего медяка. Хотя от досады и отчаяния Вииду хотелось пнуть кипящий котелок.

«Теперь придется еще усерднее стараться, чтобы вернуть потерянные деньги».

Эта записка с расходами накладывала на него обязательства. И впредь каждый раз, когда захочется бросить все и куда-то уйти, вытащив и посмотрев на эту бумажку, он сможет найти в себе дополнительные силы.

Но не только для этого Виид написал записку.

Сделав столь благородное дело, накормив стольких людей, он не мог дать пропасть всему впустую. В следующий раз, идя по дороге и случайно выронив эту записку, Виид сможет привлечь внимание людей.

Особенно если рядом окажутся Пэйл или кто-то другой из ребят.

— О, что это упало? — спросят они тогда его.

А Виид, словно чего-то опасаясь, подхватит и поспешно спрячет записку назад в карман. Естественно, такие действия заинтригуют друзей. И сначала он будет «отнекиваться» от всех вопросов, разжигая все больший и больший интерес. И лишь потом, когда любопытство достигнет кульминации, он с огромным показным нежеланием потянется рукой в карман и, поколебавшись для виду минимум три раза, неспешно вынет и покажет листок с затратами.

В первую очередь Виид написал записку, чтобы похвастаться перед товарищами.

Жители деревни с большим удовольствием принимали тарелки с наваристой горячей похлебкой.

— Вы и в самом деле благодетель нашей деревни.

— Спасибо. Не знаю, как, но когда-нибудь я отплачу за ваше добро.

Каждый из проходивших мимо людей от всего сердца благодарил Виида. А тот как ни в чем не бывало с улыбкой на лице все твердил и твердил:

— Ну что вы. Я всегда так поступаю. И даже считаю своей судьбой делать все возможное ради спокойствия и благополучия людей. Только так я смогу прожить жизнь без сожалений.

— Какой же вы!..

Раздавались один за другим лестные слова в адрес Виида, на что он только улыбался и накладывал порцию побольше.

Но если бы в этот момент рядом оказались друзья, то никто бы из них ни за что не поверил ему. Они помнили время, когда строилась пирамида. Помнили, как трудились и проливали слезы радости люди после завершения этого «ада».

Большинство из них были зелеными новичками, не имеющими ни денег, ни высоких уровней. Игроками, трудившимися за травяную кашу и заработавшими к концу работ начальную стадию дистрофии.

Но все равно они радовались завершению строительства, ведь теперь на полученную награду они смогут купить несколько буханок хлеба и вдоволь наесться!

Таким вот и был Виид, и только тем, кто его не знал, сегодняшний образ мог показаться настоящим. Хотя для таких, как он, людей, не занимавшихся благотворительностью, у него выходило в целом неплохо.

Альберон, священники и паладины ордена не сдерживаясь выражали свое восхищение.

— Дух Фреи сопутствует ему.

Расположение к Вииду всех этих святых воинов достигло своего пика. Наблюдая за героем, который осуществляет благодеяния без малейшего вознаграждения за свои труды, они прониклись глубочайшим чувством уважения.

Один из наставников вышел вперед и остановился перед Виидом.

— Орден Фреи нуждается в таких людях. Ваше чувство веры, Виид, нам уже известно. Вы сделали много великих дел для нашего ордена. И хотя вы по-настоящему не ступали дорогой веры, мы считаем вашу компетентность достаточной. Не хотите ли стать нашим епископом и принять деятельное участие в жизни ордена?

Предложение ордена Фреи — должность Епископа.

Вам предлагают управлять религиозными храмами, находящимися в юрисдикции ордена Фреи. И хотя эта должность сравнима с управляющим городом или крепостью мэром, но все же есть и существенные различия.

Вы сможете тренировать паладинов и священников ордена Фреи. На пожертвованные деньги покупать новые земли и возводить храмы. Чем больше вы повысите веру жителей, тем более высокое положение сможете занять в ордене.

Однако если вы воспользуетесь своим положением и силой захватите ближайшие поселения, то в то же мгновение приобретете большую отрицательную репутацию. Более того, если вследствие ваших действий пострадают невинные жители, то вас навестит Инквизитор ордена.

Регион, за который вы будете отвечать, определится в соответствии с вашими уровнем славы, чувством веры и очками расположения ордена.

Вы примете должность Епископа?

Даже о самом существовании подобной должности в ордене было неизвестно, так что к Вииду действительно было особое отношение. Лишь благодаря тому, что он вернул священные артефакты Фреи, накопил очки расположения, остановил Бессмертную армию и развил высокую Веру, ему выпала уникальная возможность занять должность Епископа.

Появился шанс пройти дорогой святого человека.

Но Виид лишь покачал головой.

— Для меня возможность послужить ордену Фреи — большая честь. Однако наверняка есть много достойных претендентов, которые сделают на этом посту больше, чем я. Мне же хочется жить ради тех людей, что попали в такую же или даже более тяжелую ситуацию.

Вы отказались стать Епископом ордена.

Священник перекрестился.

— Богиня Фрея обязательно оценит ваши деяния, Виид.

И хотя где-то в глубине души Виид сожалел об утерянной возможности, причина отказа была простой. Став Епископом, он возьмет на себя обязательства жить во благо вот таких, что сейчас перед ним, людей. И пусть благодаря этому значительно вырастут его слава или влияние, для Виида, смыслом игры которого являлось зарабатывание денег, это не имело никакого значения.

— Приятного аппетита.

Виид, широко улыбаясь, все так же продолжал протягивать тарелку горячего супа за тарелкой оголодавшим жителям деревни. Да, из его глаз капали редкие слезы, но все равно он через силу, боль, отчаяние и нежелания принять подобную ситуацию продолжал выдавливать свою фирменную улыбку!

На людей Виид производил впечатление щедрого человека.

И тут один из жителей деревни, закутанный в меховой красный плащ, после получения своей порции похлебки обратился к нему:

 

— А вам, случайно, не приходилось изготавливать одеяние рыцаря империи Нифльхейм?

— Простите?

— Это обмундирование, которое надевают рыцари, когда заходят во дворец. Оно очень нарядное и в то же время идеально подходит для сражений. Вот только для изготовления требуются довольно-таки специфические материалы… Но зато я знаю, как его шить.

И житель передал Вииду книгу.

— Лишь подобный вам достоин получить этот дар.

Вы получили книгу, в которой содержится способ кройки и шитья обмундирования рыцаря империи Нифльхейм.

Предмет для портного!

Неожиданно для себя, благодаря высокому уровню влияния в деревне, он смог заполучить один из секретных рецептов изготовления вещей на Версальском континенте.

В прошлом провинция Морта славилась кожей и тканью высшего качества, а значительную часть ее населения составляли профессиональные портные.

— Ну что вы, не стоило… — отмахивался Виид, в то же время молниеносно и крепко прижав полученную книгу к груди.

— А мы тогда подарим еще вот это…

И остальные жители деревни стали задаривать его тканями и оленьей кожей 2-го класса. В знак благодарности за еду они делились во сто крат более дорогими предметами.

И не только ими.

— Когда вы отправитесь в Долину смерти, ступайте вдоль реки Фахель. Она круглый год покрыта толстым слоем льда, и монстры там практически не появляются.

— В прошлом примерно в течение трех дней хода на север находилась деревушка Сабиам. Говорят, что в этой деревне из поколения в поколение передают секретную технику скульптурного мастерства. Там все обожают что-нибудь выточенное или высеченное. И хотя путь туда опасен, вам все равно стоит ее посетить, если вы хотите в будущем стать мастером.

— Крепость Бент — это самое ближайшее к Долине смерти поселение. В свое время там обосновался рыцарский орден империи Нифльхейм, и окружающие территории процветали. Но что с ними сейчас, к сожалению, неизвестно.

Виид получил еще множество полезных сведений от жителей поселения, отчего не на шутку задумался:

«Это точно не случайность. Может, подобное счастье случается лишь с такими хорошими, добрыми и непорочными людьми, как я?»

Воодушевившись, Виид принялся за готовку с новыми силами.

Однако не одну и не две, а целых несколько сотен порций приготовить не так-то легко. И не столько из-за нехватки ингредиентов, сколько из-за недостатка рабочих рук!

В приготовлении блюд всегда, абсолютно всегда очень важно время. Потому как, не дай Бог, закончится оставшаяся еда, и голодным людям придется ожидать своей очереди. Сразу же поднимется такой гул! Если легкий голод еще можно было назвать своего рода лучшей «приправой» перед едой, то вот настоящий, жгущий желудок голод может в одно мгновение привести к бунту!

Даже понимая все это, Виид не мог просить помощи у Альберона или Со Юн.

Если они со своими низкими кулинарными навыками возьмутся за приготовление блюд, то финальный вкус, несмотря на превосходное качество продуктов, сразу же упадет на порядок.

В обычное время Виид, конечно, попросил бы Альберона помочь хотя бы с мытьем посуды. Но сейчас, когда за процессом наблюдали представители ордена Фреи, он не мог и словом намекнуть на это будущему первосвященнику.

Но было и кое-что хорошее. За время игры Виид уже успел приобрести значительный опыт в приготовлении различных блюд. В том числе он готовил и огромное количество порций, когда, например, охотился вместе с карательным отрядом или отвоевывал с паладинами захваченную крепость Морта.

«Похоже, одной похлебкой тут не обойдешься. Надо сделать что-то еще, причем быстро!»

Первым делом Виид заполнил котелок водой и поставил его над пышущим жаром костром. После чего, молниеносно нарезав мелкими кусочками огромное количество овощей, принялся небольшими порциями обжаривать их на сковороде, не забывая добавлять всевозможные специи. Одновременно с этим, как только закипела вода, Виид закинул и отварил добрую порцию риса, от аромата которого даже у него закружилась голова.

Все проделывалось в таком невероятном темпе, что порой казалось, у него не две, а целых четыре руки. Окружающие же наблюдатели просто застыли, очарованные его сноровкой.

И лишь когда Виид начал доставать тарелки и накладывать порции получившегося топпаб а, люди оживились и стали с благодарностью забирать еду.

Не забыл Виид и про отдельные большие порции для Со Юн с Альбероном. Забота о товарищах, с которыми придется идти на опасное задание, для него стояла на первом месте.

Неспешно накладывающему одну порцию за другой Вииду казалось, что жители деревни от неожиданного счастья вот-вот заплачут.

— Когда же я последний раз так наедался?

— По-моему, никогда, если считать от освобождения.

— Эх, все прям, как когда-то в прошлом. Вот бы туда опять.

Все жители предавались грусти и сетовали на судьбу.

Староста деревни также вставил слово:

— Мы сможем вернуть все как в былые времена. Если объединим усилия, то обязательно добьемся достатка и сытного ужина на столе.

— Как хочется, чтобы этот день наступил поскорее! — раздались выкрики людей.

— Он придет! Вот увидите! А пока — я только что понял, что мы так ни разу и не отметили свое освобождения из каменного плена. Это неправильно. Так давайте сейчас устроим праздничный фестиваль в честь восстановления нашей деревни!

— Ура-а-а-а!

Дзынь!

Начался ночной фестиваль в деревне Мора.

Старинный самобытный праздник счастливых людей. На протяжении ночи все поют, танцуют, делятся радостью и загадывают желания.

Производительность жителей увеличивается на 300% в течение месяца. Культура и мастерство жителей очень быстро прогрессируют. В течение недели все товары продаются по себестоимости

После окончания фестиваля, по прошествии времени, сильно возрастет число маленьких детей.

Жители деревни становятся трудолюбивее и добросовестнее.

Вы можете присоединиться и насладиться фестивалем.

Неожиданно для себя они все попали на ночной фестиваль!

В больших городах или крепостях периодически проводились фестивали или подобные мероприятия, а вот для маленькой деревни это было довольно редким событием.

Сытые жители деревни натаскали со дворов дров и разожгли три огромных костра, вокруг которых и собрались. Женщины запели песни, а мужчины заиграли на прихваченных небольших барабанах.

И если вначале это были неспешная музыка и голоса, то с каждой минутой ритм все ускорялся, вплоть до того момента, как ноги сами шли в пляс. Молодые девушки и парни первыми бросились в центр площадки и закружились в быстрых, веселых деревенских танцах. В свете раздуваемых ветром языков пламени танец жителей смотрелся просто невероятно.

В какой-то момент красавицы и парни поскидывали одежду, оголившись до нижнего белья, и уже так продолжили танцевать. И пусть в северных территориях правил мороз, но внутренний жар фестиваля позволял забыть даже о холоде.

Виид с большим интересом наслаждался предоставленным зрелищем.

«Оказывается, фестивали — не такие уж и плохие мероприятия».

Женщины и мужчины кружились в танцах под бодрую барабанную музыку. В такой праздничной атмосфере и проходила фантастическая ночь..

— Фу-ух, кажись, завершил…

Закончив мыть последнюю тарелку, Виид наконец-то смог присесть и расслабиться. Приготовление еды на такое количество человек вымотало его невероятно, причем настолько, что только сейчас он неожиданно для себя понял, что не только не поел, но и ничего себе не оставил.

Однако в тот момент, когда его взгляд остановился на Со Юн, он напрочь забыл о голоде. В какое бы время Виид ни смотрел на нее, внешность девушки всегда потрясала своей безупречной красотой…

Единственное, что его слегка расстраивало, так это ледяное выражение лица Со Юн. Но даже несмотря на это, очарование девушки с легкостью заставляло его сердце биться сильнее.

К тому же лунный свет и пламя костра создавали особую атмосферу. И в их свете открывшийся с новой стороны облик Со Юн ошеломил даже Виида. Настолько сильно, что вера в то, что он сможет с закрытыми глазами воспроизвести каждую деталь ее тела и души, была разбита.

«Она прекрасна».

Виид все никак не мог понять, проникнуть в представшего перед ним ангела. Девушка сидела, поджав под себя ноги, и нежным взглядом, совсем не похожим на обычный, с удовольствием наблюдала за проходящим фестивалем.

«Если не сейчас, то другого такого шанса не будет».

Виид, не отрывая взгляда от погрузившейся в празднество Со Юн, вытащил из рюкзака нож Захаба и полученный в гильдии скульпторов Родиума минерал.

— Идентификация! — шепотом сказал он и посмотрел на выскочившее сообщение.

Лунный минерал.

Прочность: 1000\1000.

Осколок, источающий тусклый белый свет.

Кристаллизованный из особого вещества, он неизвестным способом впитывает и отдает свет назад. Минерал невероятно крепкий и практически не поддается раскалыванию.

Он известен среди тех, кто желает отточить свое скульптурное мастерство. Однако для успешной работы потребуется не только высокий уровень навыка, но и крепкий скульпторский нож.

Ограничения: только для скульпторов, предмет для задания.

Эффекты: Излучает с разной интенсивностью свет. При определенном мастерстве подходит для создания уникальных работ.

Редчайший предмет, требуемый для изучения секретной техники ваяния лунного света! Причем настолько прочный, что можно сломать не один скульпторский нож, прежде чем завершишь работу

— Но ничего. У меня-то есть нож Захаба.

Нож, которому позавидовал бы любой скульптор! Каким бы прочным ни был минерал, Виид не спешил делать из него статуэтку только по одной причине… Он не знал, что именно изобразить! Не знал до того момента, пока не увидел наблюдающую за фестивалем Со Юн!

Осталось только понять, как это сделать: минерала хватит на статуэтку не более одной пяди в высоту.

«Да-а… Не стоит спешить и жадничать. Я буду просто выражать те чувства, что испытываю сейчас».

Виид знал, что у него могут появиться большие проблемы, если о предстоящей работе узнает Со Юн. А если принять во внимание все прошлые скульптуры, когда он изображал девушку, то пощады будет уже не дождаться.

Он очень боялся последствий, но рассудил, что, вытачивая небольшую статуэтку, сможет отвернуться и прикрыть всю работу руками, благодаря чему понять, что он делает, будет трудно.

«Пока не появится лицо у скульптуры, даже если посмотрит в упор, она никогда не узнает, кого я ваяю…»

Ну, а если догадается, значит, такова судьба. Виид не хотел упускать ту атмосферу, те чувства, что он успел открыть и разглядеть в девушке. Не стоило медлить.

Виид приставил к лунному минералу нож и сильно надавил. Пытаться вырезать скульптуру из столь крепкого минерала обычными, уже привычными нажатиями можно было и не надеяться.

«Так, спешить нельзя, это неправильно. Нужно работать аккуратно и медленно, вся ночь еще впереди…»

Скульптор — профессия, не терпящая спешки и отсутствия воображения! Ну, и, конечно, неумелых рук.

Виид принялся понемногу стачивать лунный минерал. Для начала он несколькими движениями придал ему форму человеческого тела.

Сидящая перед ним Со Юн была облачена в свое обычное тяжелое обмундирование, но делать ее в доспехах Вииду казалось сейчас совершенно неуместным.

Он представлял ее в прекрасном белом платье и не здесь, в покрытых снегом землях, а на цветочной поляне, где вокруг кружились бабочки и летали стрекозы.

Виид представлял молодую девушку, которая своим счастливым смехом пленит сердца окружающих людей. Такое поведение, конечно же, не соотносилось с той Со Юн, которую он знал, но сейчас именно подобные чувства он к ней испытывал.

Нож в руках задвигался чуть-чуть быстрее.

Виид погрузился в работу, не задумываясь о каких-то деталях заранее; он отдался процессу полностью, без остатка. Порой ему казалось, что руки двигались сами по себе, передавая все его чувства к ней.

Каждый раз, когда нож отрезал новый кусочек лунного минерала, возникал белый свет. Словно освобождаясь от плена старой оболочки, минерал набирался новых сил. И с каждым следующим движением, с каждой переданной деталью это свечение становилось все ярче и ярче!

В свете костров радостно танцевали люди. И посреди этого праздника Виид творил статуэтку самой прекрасной девушки. Это было невероятное зрелище! Минерал окружал ореол чистого белого света. И в какой-то момент люди со стороны увидели, что он ножом творит прямо по свету.

— Ой, что там?

— Похоже, он делает скульптуру.

Жители деревни и паладины, перебрасываясь словами, собрались неподалеку от Виида. Держась на достаточно отдаленном расстоянии, они с восхищением наблюдали за открывшимся им процессом творения.

К счастью, Со Юн, поглощенная танцами молодых пар, яркой пляской огня и восхитительными песнями под бой барабанов, пока не заметила необычное действо рядом.

Создание скульптуры из лунного света! Без сомнения, процесс ваяния вызывал у всех восхищение и благоговение. У всех, кроме Виида, для которого эта работа превратилась в каторгу.

«Черт! Этот минерал с таким трудом поддается резке!»

К тому же скульптура светилась уже настолько ярко, что слепила глаза. Работа значительно осложнилась. Для Виида, который уже уверился в своем мастерстве, благодаря ежедневному труду и тысячам завершенных им скульптур, подобные проблемы со светом и невозможностью разглядеть мелкие вырезаемые детали стали неожиданным и очень неприятным сюрпризом.

Одним словом, работа шла, но через большие мучения!

Вы неаккуратно провели ножом и поранили палец. Здоровье уменьшается на 30. Ремесло временно понижается на 3%.

Вы неаккуратно провели ножом и поранили запястье. Здоровье уменьшается на 100. Сила атаки и владение оружием временно понижаются на 8%.

Случалось и такое, что Виид ранил руки вследствие ошибок, которые не делал в обычное время. И хотя эти раны пока не несли большого вреда, даже медленное, слегка неточное движение могло привести к повреждениям, так как из-за крепости минерала приходилось давить практически изо всех сил.

И именно тут Виид впервые осознал всю сложность этой работы.

«Осваивать технику лунного света, изготавливать статуэтку… Кто бы мог подумать, что это так сложно?! И пусть я даже допущу пару мелких ошибок, одна большая может свести весь труд в никуда».

Еще не так давно он думал, что, собрав информацию в ремесленных гильдиях Родиума и вернувшись потом в гильдию скульпторов, он вот так просто изучит секретное мастерство. Это были всего лишь красивые грезы, разбившиеся об реальность создания скульптуры из невероятно крепкого лунного минерала.

Причем настолько крепкого, что если надавить ножом в неправильном месте, могло случиться непоправимое. Виид не был уверен, хватит ли у него мастерства, чтобы не разбить одним неосторожным движением весь проделанный труд. Если статуэтка переломится в области шеи или талии, придется приложить просто титанические усилия, лишь бы создать хоть какую-то завершенную работу.

А если из минерала не получится работа, то вообще неизвестно, можно ли будет еще выучить мастерство ваяния лунного света, к которому он так стремится.

«В этой чертовой профессии ничего не дается легко!»

Игрокам других классов тоже довольно часто приходилось преодолевать различные испытания, чтобы выучить новые навыки или открыть скрытые способности.

Но никакая профессия не идет в сравнение с Лунным скульптором.

Сомневаюсь, что кто-нибудь из них хоть раз находился в подобном положении, где от одного неосторожного движения могло разрушиться все?! Причем другого шанса может и не выпасть!

Даже простое развитие мастерства создания скульптур требовало невероятной отдачи и работоспособности, что уж говорить про технику ваяния лунного света!

От осознания всего этого Виид разнервничался.

«Если буду спешить, то могу и вправду ее поломать…»

Возможно, ему стоило остановиться и делать все предельно медленно, скрупулезно обдумывая каждую деталь и движения ножа при вырезании. Тогда количество возможных ошибок будет сведено к минимуму.

Но Виид помотал головой:

«Нет-нет, так не пойдет. Скульптуры нельзя вырезать механически, это ни к чему не приведет. Нужны ощущения, порывы души, как сейчас…»

К тому же подобные размышления и неторопливость действий в будущем могут превратиться в привычку. И когда надо будет делать что-то серьезное, он промедлит и, возможно, упустит свой единственный шанс.

Виид решил, раз он уже начал дело, то должен его довести сейчас до конца с той же скоростью, что и раньше. Не смотря в сторону возможных неудач.

«Чуть-чуть осторожней… И я смогу это сделать!»

Вы неаккуратно провели ножом и сильно поранили палец. Здоровье уменьшается на 250. Если вы продолжите работать руками или сражаться оружием, то здоровье будет снижаться и дальше.

Как только стремление Виида чуть усиливалось, сразу же следовала новая травма!

Часто нож, на который он давил, спружинивал обратно. Благо Виид успевал вовремя отвернуть статуэтку в сторону, чтобы не повредить уже сделанный труд.

И всё равно он раз за разом совершал ошибки, обрабатывая минерал.

К тому же здоровье теперь по чуть-чуть уменьшалось! Кто знает, может, совсем скоро он станет первым скульптором, который погиб от ваяния.

Виид постарался успокоиться.

«В крайнем случае можно и умереть. Уровни и опыт в навыках, конечно, понизятся. Я столько труда вкладывал, и они понизятся…»

Чем дальше, тем больше пессимизма появлялось в его мыслях.

Во рту пересохло, но Виид, предельно аккуратно держа скульптуру, продолжал вырезать.

Единственное, что его сейчас радовало, так это то, что для образа он выбрал Со Юн. Если бы это была не она, то кто еще знает, через что ему бы пришлось пройти. Из-за света совершенно не было видно вырезаемых деталей, и он работал сейчас больше по памяти, по ощущениям, чувствам, что сложились за проведенное вместе с Со Юн время.

Виид, прижимая скульптуру к груди как величайшую драгоценность, аккуратно доводил последние детали. И очень скоро ему удалось передать все, что он изначально увидел.

Дзынь!

Обточив Лунный минерал, Вы изготовили скульптуру.

Слава повысилась на 450.

Навык понимания скульптур перешел на следующий уровень.

Вы получили опыт в скульптурном мастерстве.

Вы получили опыт в ремесленном мастерстве.

Характеристика Искусство повысилась на 60

Виида переполнили чувства.

Он смог завершить скульптуру. Смог превратить бесполезный кусок камня в смеющуюся и довольную Со Юн! К тому же свет статуэтки, который мешал все это время работать, стал понемногу затухать, пока не осталось чуть заметное чистейшее сияние, лишь подчеркивающее всю красоту и благородство девушки.

Дзынь!

Вы завершили поиски потерянного света.

Мистическое скульптурное мастерство владения светом.

Лишь человек, способный пропустить через себя мир, может, благодаря собственным ощущениям, управлять светом. Эта техника всегда была доступна лишь небольшому числу избранных мастеров. Она очень опасна, эффективна и прекрасна.

Вознаграждение: освоение нового навыка.

Вы освоили скульптурное мастерство лунного света.

Скульптурное мастерство лунного света, 1-й начальный уровень:

Высокоуровневый навык класса скульптор.

Создаваемые произведения искусств теперь могут излучать свет. Оттенок и интенсивность свечения напрямую зависят от используемого материала. Ценность созданных скульптур со временем увеличивается в зависимости от их вклада и следа в истории.

Также вы теперь обрели власть над светом. Вызывая свет, вы можете атаковать врага или защищаться, обволакивать им свое тело. Использование этой способности требует маны, а защита в первую очередь спасает от магических, нежели физических атак. Она слабее общеизвестного «Щита» волшебника, но зато требует значительно меньше маны.

Теперь вы также можете закреплять свет в любом месте. Например, им можно освещать темные подземелья.

Дружественность к свету достигла 3%

Благодаря свету вы можете создавать великолепные «неосязаемые» скульптуры. Однако для передачи эффекта объема потребуется большое число драгоценных камней.

Навык Техники секущего ножа трансформировался.

Под влиянием скульптурного мастерства лунного света, доступного лишь добившимся многого в профессии игрокам, навык Техники секущего ножа преобразовывается в Технику секущего ножа лунного света.

Потребление маны увеличивается в три раза.

Урон от атак с активированным навыком значительно возрастает. В освещенных лунным светом местах, урон дополнительно удваивается.

Ранее достигнутые уровни в Технике секущего ножа уменьшаются вполовину.

Нынешнее мастерство Техники секущего ножа лунного света равняется 2-му среднему уровню и 45% опыта.

Вииду все-таки удалось добиться своего!

Изучив новый навык, он теперь с гордостью мог сказать себе, что все же стал настоящим Лунным скульптором. И не только стал, но и еще понял одну важную деталь.

«Я знаю, почему класс носит название Лунный скульптор».

Каждая завершенная скульптура хоть в процессе и слепит глаза, но в конце обязательно тускнеет и источает благородный свет. Виид не сомневался, что подобное свечение значительно повысит ценность и стоимость скульптуры.

А вот если бы она продолжала светиться ярким, режущим глаза светом, то в качестве скульптуры никому бы не понадобилась.

Именно умеренно тусклый, чем-то похожий на лунный, свет наиболее полно передавал все детали и достоинства работы. Придавал ей таинственность и какое-то невероятное изящество.

Завершенная статуэтка Со Юн сияла в его руках.

Виид звонко и довольно рассмеялся, после чего припрятал работу за пазуху.

* * *

В социальном реабилитационном центре «Новая жизнь» доктор наук Ча Юн Хи пристально смотрела в монитор. Она следила за происходящим на экране видео, которое передавалось из капсулы Со Юн.

Смотрела на проходящий в северной деревне фестиваль. То и дело люди взрывались смехом, пели песни и задорно танцевали. Доктор очень сожалела, что не смогла попасть на столь романтический и прекрасный праздник.

«А ведь у меня был шанс отправиться путешествовать вместе с орком Каричи…»

Виид имел громкую славу искателя приключений. И любой человек, если бы выдался шанс, с радостью, не колеблясь составил бы ему компанию.

Ча Юн Хи неожиданно для себя очень понравилось играть за грозную оркшу Сээчви! Она получала невероятное удовольствие от манеры ведения боя и возможности путешествовать по прекрасным горным долинам.

Однако ее еще больше интересовали приключения.

События, подобные тем, что случились после прибытия в северную деревню!

Ча Юн Хи безумно завидовала.