9 Том. Глава 10. Рейд

Внизу, под шум великолепного огромного водопада, пять человек взмахивали мечами.

— 14.930.641!

— 14.930.642!

— 14.930.643!

Выкрикивая астрономические цифры, мужчины вскидывали свои клинки!

Это были Мечи: Первый, Второй, Третий, Четвертый и Пятый.

Покинув Пэйла с товарищами, они изолировали себя от остального мира, уйдя в глубь горного хребта Юрокина.

Третий Меч был возбужден:

— Сильные мужчины пользуются славой во всем мире! А мускулистого парня рано или поздно обязательно окружит толпа прекрасных девчонок.

Вследствие тренировок, которые он проводил в реальном мире, ему давно уже не приходилось общаться с женским полом. Безусловно, Третьего боялись его ровесницы. Да что там говорить, если мать и младшая сестра вздрагивали при его появлении.

Был период, когда он настолько отдавался фехтованию и тренировкам, что сила буквально бурлила в каждом его движении.

— Мама, дай поесть! — кричал он с порога, заходя в дом.

В то время он чувствовал себя очень голодным.

— Ага, хорошо. Сейчас приготовлю. Если подождешь немного. Ну, чуть-чуть…

И мама, дрожа от страха, готовила еду.

Третий пошел тренироваться, дабы нести добро и гармонично развивать свой разум и тело. И хотя он ни разу не вел себя резко по отношению к членам семьи, всё же мать боялась его — своего сына, которого выносила и родила.

И это было только началом. В один из дней он невольно заорал:

— Я го-ло-ден!

— А-а-а-а!

И мать вздрогнула и уронила тарелку на пол..

Даже добрая ежиха, любящая своих детенышей, наблюдая за тем, как с каждым днем они постепенно становятся всё более и более хищными, испытывает ужас.

По этой причине в один из дней Третий Меч, твердо намеревающийся покончить раз и навсегда с тренировками и фехтованием, присел рядом с отцом.

— Папа.

— А? А, это ты. Говори. Слушаю тебя.

— Может, мне бросить фехтование?

— Что, правда? Я одобряю…

— Я хочу бросить занятия и работать с тобой.

— Ох! Ты собираешься работать со мной?

В то время отец управлял большой лавкой, торгующей рисом. Поступало много заказов через интернет и из больших супермаркетов. Работы было навалом, так что постоянно нанимались разнорабочие на рынке труда.

По мнению Третьего, продолжение и развитие семейного бизнеса — не такой уж и плохой вариант.

Однако отец отрицательно замотал головой.

— Не-е-е. Ты должен делать то, что хочешь. Изучай фехтование. Или, может.. ты хотел бы уехать учиться за границу? Лет эдак на десять…

— …

Такой разговор стал огромным душевным потрясением для подростка. Умываясь, Третий каждый раз, мучаясь сомнениями, оглядывал себя в зеркале. И от понимания того, что родные избегали его, становилось еще тяжелее

Не отличался от него и Четвертый Меч.

Во время учебы в средних классах школы был случай, который хорошо описывал его положение. Он тогда мирно шел по улице, как вдруг его окликнула местная «гопота»:

— Эй! Слышь, че! Подойди-ка сюда.

Это были старшеклассники, которые уже одной ногой стояли на пороге ОПГ. Они вальяжно дымили папиросками и смачно чавкали жвачкой.

Четвертый медленно повернул голову. И… их взгляды встретились.

— Простите.

— Мы совершили большую ошибку…

— Не трогай нас…

Хулиганы затоптали ботинками окурки и, громко извиняясь, поспешили уйти куда-нибудь подальше. С ранних лет Четвертый прослыл в округе как лютый зверь, которого ни в коем случае не стоило трогать.

У Пятого Меча тоже имелась своя история.

Он учился в десятом классе, и до получения паспорта и статуса взрослого было еще далеко. В то время правительство проводило масштабные операции по ликвидации уличной преступности. И вот однажды, спокойно шагая по улице, из-за своей «свирепой» внешности он был задержан и доставлен в полицейский участок для выяснения личности… А документов-то не было…

И тут бы, наверное, стоило придти Пятому в бешенство, пройтись словами и прочистить мозги служителям закона, подозревающим ни в чем не повинного подростка! Но он промолчал. Потому что среди бандитов, находившихся в полицейском участке, было полно тех, кого Пятый в свое время хорошенько избил…

Вот так близкие друзья, каждый из которых за плечами имел печальный груз прошлого, увидели надежду на Версальском континенте.

Второй задумчиво произнес:

— Можно даже сказать, что этот мир — наш рай.

— Все правильно, брат.

— И как только наши уровни возрастут, мы сможем найти девушек! — выкрикнули Третий и Четвертый.

Вообще, в реальности вести холостяцкую жизнь считалось вполне нормальным. Очень много парней так и поступало. Но для Мечей, ни разу не имевших отношений с женщиной, одиночество было довольно актуальной проблемой.

Непорочные мужики, уже полжизни прожившие и так и не узнавшие любви женщины, не считая матери или сестры, пребывали в «тихом» отчаянии! Они были простодушными парнями, которые даже не целовались.

Второй выпучил глаза.

— Эй, все будет хорошо, давайте дружно стараться! Ни в коем случае не стоит проводить время впустую.

— Он прав. Главное, не забывать об этом и постоянно действовать.

И Мечи продолжили тренировки в глухих горах и тихих долинах.

Они могли бы охотиться и быстро поднимать уровни, но никто из них этого не делал, все держались точных рекомендаций, данных им перед прощанием Виидом.

На вопрос о том, как стать игроком высокого класса, тот ответил:

— Пахать по-черному.

Очень простой ответ.

Но услышав его, Второй лично вышел вперед, чтобы вызнать все подробности. Конечно, спрашивая такое у младшего, он невольно задевал свое самолюбие, но сегодняшнее положение и актуальность проблем не оставили ему другого выбора.

Он был полон энтузиазма, ведомому только по настоящему уставшему холостяку, уже давно мечтающему найти свою любовь и наконец жениться!

— А нет ли иного способа, чтобы еще хоть немного быстрее поднять уровни и славу?

— Хм-м. Есть такой способ. Нужно пахать вообще вусмерть.

— И каким методом это лучше всего делать? Я уверен в своих силах, так что если это охота на монстров…

Для Второго Меча сражение было таким же привычным делом, как сон или обед.

У монстров Версальского континента имелись определенные модели поведения. Волки любили нападать в лоб, Воры отдавали предпочтение отравленному клинку. И стоило обратить внимание на быстрые и прямолинейные атаки тех монстров, которые используют топор.

Мечи знали всё от «А» до «Я», что касалось движений противника или дистанции оружия, поэтому они могли вести гораздо более эффективную охоту, чем большинство игроков.

Виид, ничего не скрывая, рассказал о выбранной им стратегии развития:

— Вы должны делать это абсолютно искренне. Трудиться, отдаваясь на все сто. Ну, а защитой на первое время я вас обеспечу за счет доспехов.

Второй понимающе кивал головой. После того, как они станут носить броню, степень полученных от монстров повреждений значительно уменьшится.

— Точно. С доспехами гораздо лучше.

— Все верно. В них вы станете более неповоротливыми, но ради одного часто приходится жертвовать чем-то другим. Главное, поймите. Если вы в них будете пропускать побольше ударов, то еще сможете дополнительно поднять стойкость и выдержку, хотя этот процесс будет малость неприятным.

— Много пропускать, говоришь… Ну, чтобы чему-то хорошо обучиться, нужно потратить много сил. А что еще?

— Ну-у, этого вполне хватит, чтобы заполнить пробелы в вашей защите. Однако если вы действительно хотите быстро получать уровни, то без высокого урона вам не обойтись.

— Ага, верно. С уроном будет попроще охотиться. Что же нужно для этого?

— Требуется повысить Мастерство меча.

Невозможно было переоценить значимость данного навыка в Королевской Дороге. Известно, что даже у Бадырея, прославившегося как самый высокоуровневый игрок мира, Мастерство меча не превышало 4-й высший уровень.

И на то было несколько причин.

Сражаясь против опаснейших монстров в рядах крупного отряда, каждый из участников старался принести как можно больше пользы, и просто махать оружием удавалось не так-то и часто. В основном, сражение велось с помощью мощных, разрушительных техник и заклинаний, применение которых нисколько не повышало навыки владения оружием.

Однако Мастерство меча являлось основой боя. И в зависимости от развития навыка, можно было наносить просто огромный урон!

Цель у Мечей была только одна — стать лучшими и сильнейшими из людей!

И таких, как они, эта эпоха еще не знала.

Мечи бросали вызов тому, что другие даже в мыслях не могли представить. Хоть по замыслу все было и просто: провести просто умопомрачительное число тренировок, развить Мастерство меча и как на дрожжах получать новые уровни. На деле же требовалось провести большую работу.

И в любом случае, для получения опыта, им еще предстояла охота на монстров. Причем не на равных себе по уровню, а как минимум чуть более сильных. Ведь развив Мастерство меча и грамотно ведя сражение, Мечи вполне могли на равных сражаться с подобными противниками и получать по завершению боев намного больше опыта, чем за «обычных» монстров.

Именно такой тактики придерживался Виид, благодаря чему не отставал от своих друзей по уровням, хотя, в отличие от них, тратил много времени на развитие остальных навыков.

Это Виид и посоветовал. Дал простой, не заключающий в себе ничего особенного совет. Так как об этом знал практически любой игрок Королевской Дороги.

Но просто знать — еще не значит суметь это сделать.

Подавляющее число людей играло в Королевскую Дорогу ради удовольствия. А тех, чьей целью становилась охота на монстров, не набиралось и 10% от всех. Конечно, и в таком проценте конкуренция получалась огромной, но все же даже там игроки значительно разнились по навыкам, упорству и мастерству.

Сколько людей сможет больше 18-ти часов в сутки махать мечом? А месяц, два, больше трех?

Наверное, практически никто.

А вот Мечи могли.

— Знаете, что, братья? Мы делаем то, что нам нравится больше всего на свете. И пройти весь путь тренировок заново в игре — это же будет проще простого!

— Да! Я начал занятия с 7 лет и до сих пор, до сегодняшних 35-ти каждый день выделял время, чтобы позаниматься с мечом.

Мечи тренировались на всем: били по падающей воде, по деревьям и изредка забредающим к ним монстрам. Для того, чтобы стать мастерами меча, они шаг за шагом двигались по тропе «вкалывания» и труда.

Монотонно повторяя одни и те же движения, Второй и Третий с восхищением смотрели на своего учителя — Первого Меча.

В отличие от всех них, он еще более яростно поднимал и опускал свой клинок. Почувствовав на себе взгляды учеников, Первый покраснел и застенчиво произнес:

— Случайно, нет такого правила, которое гласит о том, что в Королевской Дороге разрешается находиться только молодежи? Тогда я хоть и с опозданием, но женюсь…

* * *

Виид охотился дни и ночи напролет.

После появления скульптуры «Горячие сердца», наконец-то, можно было развернуться на полную и посвятить все свое время сражению с монстрами.

Ледяные тролли и Ламии были полностью истреблены, а вот сражение на противоположных скалах шло уже четвертые сутки. Благодаря помощи вампиров и Рыцарей смерти количество Служителей Девиса и Последователей зла уменьшилось практически вдвое.

С уменьшением числа монстров ослабел и их контроль над Долиной смерти!

— Ну, теперь-то пора и растения сажать…

Рано утром, на рассвете, Виид вышел в Долину смерти и открыл холщовый мешок, что таскал все это время вместе с другими вещами.

— Идентификация!

Семена лесного эльфа.

Прочность 1/1

Различные семена цветов, деревьев и лекарственных трав собраны в одном мешке. В большинстве своем это самые обычные растения, но встречаются и довольно редкие виды.

Благодаря благословению эльфа семена будут расти в любой среде, но если их посеять в плодородную почву, то скорость роста значительно возрастет.

Количество: 100000

Сто тысяч разнообразных семян!

Виид достал нож Захаба и на минутку поднял голову, чтобы полюбоваться небом. Там, высоко-высоко вверху, сияло бесчисленное число звезд. Чистейший воздух бодрил тело, дул прохладный ветерок.

Для Севера такое раннее утро выдалось на удивление теплым.

— Отличная погода для посадки семян.

Виид присел на корточки и стал ковырять землю ножом. Орудуя им, как будто маленькой садовой лопаткой, он рыл одну ямку за другой. Разламывал лед, рыхлил землю и сажал туда семена.

— Растите хорошенько.

Взявшись за дело основательно, Виид разделил семена по виду и принялся за работу.

Большие, наподобие Ююбы, он высаживал через равные промежутки. А маленькие и легкие, словно пыль, — по горсти в одну ямку: все равно их так или иначе разнесет ветром.

В свое время Виид уже занимался выращиванием растений.

То был период, когда он даже и думать не мог о покупке какой-либо зелени! Оттого и возделывал небольшой огород в дворике рядом с домом, следя за луком, салатом и соей. Много труда это не отнимало, а растения вырастали довольно быстро, позволяя хоть чуть-чуть разнообразить уже опостылевший рис. Также Виид ухаживал за двумя яблонями и собирал с них плоды.

В общем, при наличии за плечами садоводческого опыта, работа по посадке семян стала для него плевым делом. Не прошло и часа с момента начала, как стебли уже пробивались на свет. Впитывая питательные вещества из почвы, семена стали прорастать и восходить с удивительной скоростью.

День, второй, третий!

Шло время, монстров в Долине смерти становилось всё меньше, а участков зелени — постепенно все больше и больше. Словно сорняки, то там, то здесь появлялись растения. Большую часть из них составляли цветы, но попадались и деревья.

В ожидании, когда же семена вырастут, Виид вместе с вампирами, Рыцарем смерти и драконами истреблял монстров, следя, чтобы те не затоптали еще не окрепшую поросль. Им пришлось занять чуть ли не круговую оборону, отбивая одну группу монстров за другой, и все лишь ради того, чтобы защитить обычные растения.

И если бы не помощь Альберона, возможно, это задание было бы обречено на провал. После высадки семян от него поступило неожиданное предложение:

— Виид?

— А?

— Богиня Фрея любит появление новой жизни. Разреши мне помолиться за плодородный урожай?

Фрея, помимо всего прочего, олицетворяла собой плодородие и жизнь. По этой причине произнесенная Альбероном молитва могла ускорить рост растений, может быть, в три или даже четыре раза!

— Хорошо. Тогда поторопись.

— Я сейчас. О милосердная богиня Фрея, благослови же начавших свою жизнь на этой не самой плодородной земле…

И растения, получившие благословение Альберона, стали быстро расти. Под лучами солнца, впитывая из окрестностей питательные вещества, они развивались с потрясающей скоростью. Такое было бы невозможно, если б семена не получили поддержку от молитвы Альберона.

Деревья и кусты выросли тут же за несколько часов, и на них появилось обильное количество плодов. Начиная от таких распространенных, как яблоки, груши, виноград, и заканчивая персиками, сливами, гинкго, желудями, каштанами и кизилом.

В некоторых местах даже можно было собирать урожай пшеницы и риса.

— Ну, вот и пища.

Виид срывал и ел фрукты прямо так. Ледяные яблоки и персики, очищенные его скульпторским ножом, пропадали во рту тут же.

Из земли можно было выкопать картофель или батат, а вокруг виднелись всевозможные лечебные травы. Красные, например, помогали при затягивании ран или восполнении здоровья, а из желтых можно было сделать блюдо или зелье с мощнейшим восстановлением энергии.

— Фруктовый салат! Сливовый чай и булочки с каштаном!

Будучи поваром, Виид готовил самые разнообразные блюда. Утоляя жажду напитками из свежевыжатого сока и поедая вкуснейшие десерты, он с компаньонами смог еще больше повысить свои характеристики и способности. К тому же растения стеной встали на пути холодного ветра, что еще больше облегчило текущее положение отряда.

Долина смерти превращалась в пышно цветущее и густо засаженное деревьями место, о котором так мечтала девочка Фрина.

По мере того, как Виид вместе с напарниками очищал все большую территорию от монстров, обширнее становилась и полоса зелени!. Но в какой-то момент травы и деревья перестали распространяться дальше определенной невидимой линии.

Непонятный сильный мороз, идущий из самой глубины Долины смерти, не давал им расти дальше.

* * *

— Там что-то есть.

Виид стоял на отвесной скале и пристально всматривался вдаль.

Открывшаяся перед ним территория была полностью покрыта толстым слоем льда. Ни одной снежинки, лишь один синеватый сверкающий лед. А из глубины открывшегося взору ущелья дул невообразимо холодный ветер.

Пройти дальше по отвесным скалам не представлялось возможным. Львиная доля этого холодного ветра сталкиваясь со скалами, устремлялась вверх и просто сносила решившегося пойти этой дорогой смельчака.

И несмотря на эффекты от скульптуры и фруктовых блюд, в этом месте стоял до такой степени сильный мороз, что выдержать его было не так то и просто.

— Как я понимаю, чтобы завершить задание, нам надо именно туда…

Так как по скалам не пройти, им всем придется спуститься вниз и ступать по открытой долине. И делать это, так или иначе, придется, потому что целых два задания висели у Виида на плечах. Одно подразумевало покрыть Долину смерти растениями, а для второго надо было пройти далеко вглубь и расследовать тайну империи Нифльхейм.

— Проблема в монстрах…

Все монстры, попадавшиеся ему в этом месте, являлись гибридами.

И если с противниками 300-го уровня отряд мог вполне справиться, то в случае появления какого-нибудь босса разговор будет уже совершенно другим.

В этих местах, где обитало столь много высокоуровневых монстров, боссы, соответственно, тоже будут совсем не слабы. Конечно, зависит от того, какой именно появится монстр, но на данный момент проблема и заключалось в том, что узнать это никак не возможно.

— Если судить по истории гибели империи Нифльхейм, то этот район можно считать весьма и весьма особенным. А это значит, что, несомненно, появится кто-то довольно-таки необычный.

Чувства Виида били тревогу.

Там, в глубине ущелья, наверняка их ждал противник не слабее Торидо или Лича Шайяра!

* * *

Северная экспедиция, сформированная гильдией Стальная роза, методом проб и ошибок мучительно продвигалась вперед. Рейнджеры, на которых была возложена миссия по разведке земель, медленно вели армию, руководствуясь рельефом окружающей местности.

— За последнее время мы смогли найти несколько больших крепостей и довольно крупных деревень. Но, к сожалению, главную ниточку, ведущую к нашей цели, обнаружить пока так и не удалось. Возможно, если потратить больше времени на поиски других поселений и опрос жителей, нам удастся однажды все разузнать… — без особой уверенности в голосе докладывал Дормун.

У слушавших его доклад предводителя гильдии Оберона и его советников, Вероса и Дрома, такое завершение речи вызвало большое недовольство.

— Так продолжать поиски нельзя. Уже голова от жалоб трещит.

Накал недовольства вырос уже до такой степени, что еще чуть-чуть, и люди просто «взорвутся». Единственное, что еще не позволяло экспедиции окончательно развалиться, — так это слава Оберона и мощь его гильдии.

Дормун закивал головой.

— Тогда остается только один способ.

— Что значит «один»?

— Двигаться в тот район, где вероятней всего наша цель и находится. То есть в долину Сэндэйм. Идти туда, в место, которое жители прозвали Долиной смерти.

Взгляды людей устремились на широко развернутую карту.

Ее рисовали рейнджеры с первых дней экспедиции по результатам исследования северных территорий. Там были указаны крепости и деревни, долины и реки, но из-за недостатка времени и опасности земель во многих местах зияли белые просветы. Так что в действительности карту можно было назвать всего лишь наброском с указанием названий мест и относительным их расположением от лагеря экспедиции.

Верос нашел на ней Долину смерти. Даже по меркам северного континента это место находилось на окраине, в самом верху относительно изведанных ими земель.

— О, да… Не так уж и далеко от бывшей столицы империи Нифльхейм. Это рядом с крепостью Бент. И почему ты думаешь, что нам следует идти именно туда?

Рейнджер Дормун кратко ответил:

— Потому что там самый холод.

— Холод?

— Да. Это самое холодное место на Севере, поэтому, я предполагаю, что там есть что-то, способное понизить температуру на материке. Судя по слухам, вполне возможно, что разорванные бусы ведьмы Сербианы находятся именно там.

— Разорванные бусы Сребианы!

Об этой ведьме руководители отряда узнали в одной из летописей Версальского континента. Там говорилось, что Сербиана прославилась изготовлением разнообразнейших магических предметов, среди которых те самые бусы, способные управлять погодой, считались самым уникальным артефактом, вышедшим из-под ее рук.

— Конечно же, это только предположение, но даже основываясь только на слухах, можно заключить, что Север раньше не был настолько холодный регионом.

— Тогда это означает, что холода пришили из-за разорванных бус Сербианы…

— Да, вероятность этого высока.

Оберон встретился глазами с Дромом и Веросом. После чего вынес свое решение:

— Хорошо. Мы отправляемся в Долину смерти.

Изнемогающая от голода экспедиция выдвинулась в свой очередной поход.

И так не многочисленные запасы провианта пришлось еще более экономить. Конечно, можно было отправиться туда разными дорогами и небольшими отрядами, чтобы во время похода люди могли поохотиться и добыть пропитание. Но, к сожалению, никто, кроме разведывательного отряда, не знал точное местоположение Долины смерти. Да и к тому же подобное разделение значительно повышало риск гибели от нападения крупной группы монстров.

Поэтому все двигались единой сплоченной толпой, на сотни миль распугивающей хоть какую-либо живность.

От каждого дуновения северного ветра тела участников экспедиции дрожали от холода. Особенно тяжело приходилось тем, кто шел по краям и испытывал на своей шкуре все прелести здешней погоды.

— Как бы нам не настал тут всеобщий трындец.

— Да все будет хорошо. Главное, только смотреть в оба, не наступает ли буря.

— Ага, после того случая я слежу за этим во всех глаза, так что не беспокойся.

Гастон, несмотря ни на что, теперь всегда находился рядом с Фабо. Тот как архитектор мог за очень короткое время вырыть в земле яму, способную уберечь от самой страшной бури.

По этой же причине рядом с Фабо находились и другие ремесленники во главе с портным Кадмосом и кузнецом Труманом.

— Да кто бы мог подумать, что класс архитектора сможет спасти человеческие жизни? — качая головой, тихо бормотал себе под нос Фабо, в то же время с опасением вспоминая недавние события, когда ему как бешеному пришлось работать лопатой.

О захватывающих приключениях с самого начала игры он, в общем-то, и не мечтал. Ему просто хотелось строить прочные и красивые здания, потому он и выбрал себе класс архитектора. Но то, что люди полагались на него и ждали в случае чего помощи, ему казалось не таким уж и плохим положением.

Вблизи Фабо шли гурьбой повара, которые то и дело ловили на себе всеобщие злобные взгляды.

«Эх, если б они только экономили провиант…»

«Так безответственно растратить имеющиеся продукты».

Но и поварам было, что сказать

«Ну, и куда делись все те, для кого мы готовили и кто так восхвалял нашу пищу?!»

«Да ведь они сами просили приготовить чего-нибудь вкусненького».

«А теперь валят все только на поваров!»

Но, к сожалению, сейчас было не то время и ситуация, чтобы оправдываться и искать виноватых, поэтому повара и другие игроки твердо держали рты на замке.

Экспедиция продвигалась к Долине смерти, всеми силами сдерживая бушующее внутри чувство голода. За все это время люди уже преодолели столь значительное число всевозможных испытаний, что, наверное, боги сжалились, и в этот раз никакого кошмарного шторма навстречу им не послали.

Но чем ближе они подходили к Долине смерти, тем сильнее дул ветер, несущий с собой жуткий холод.

— Кха-кх!

— Апчхи!

Игроки экспедиции, внешне больше походившие на беженцев, в конце неисчислимых дней страданий смогли достичь своей цели. Но вновь их удивлению не было предела.

— На такой холодной земле — цветы?!

— Тут и деревья растут.

Открывшаяся перед ними долина была полностью покрыта красными и желтыми цветами. А под ледяным ветром величаво возносились вверх прямые и стройные стволы деревьев.

Но больше всего, наверное, были удивлены члены разведывательного отряда.

— Когда мы были здесь в прошлый раз, ничего этого не было….

— Ничего не понимаю. Как это место, ранее покрытое снегом и льдом, так преобразилось?

Оберон невозмутимо посмотрел на Дормуна и спросил:

— И как это понимать?

Но тот лишь пожал плечами.

— Прошу прощения. Я сам толком не знаю.

Видевшие все это время только осточертевший белый снег и ледяные просторы игроки очень обрадовались цветам и деревьям. Но эта радость была недолгой. Потому что для них, загнанных в тупик, непонятно как случившаяся метаморфоза могла означать какую-то новую опасность.

И тут произошло то, что по-настоящему шокировало всю экспедицию.

Перед входом в Долину смерти стоял человек!

Они увидели Виида.

Виид вместе с Со Юн и Альбероном, стоя спиной к ветру, с интересом смотрели на приближающуюся «армию» игроков.

Оберон с советниками собирался отправить отряд на разведку, чтобы разузнать, кто эти люди и что они делают. Однако среди участников экспедиции нашлись те, кто первым смог разглядеть и опознать в этом человеке Виида.

— Эй, там же, кажется, Виид?

— Точно. Это скульптор Виид, которого мы видели в Родиуме.

Гастон и Фабо недоумевающе посмотрели друг на друга.

Идущие невдалеке темные геймеры, а точнее, Волк и Дэорин, услышали этот разговор.

— Хм-м, он сказал, скульптор Виид?

— Дорогой! Это ведь имя того человека из Розенхайма, о котором ты и говорил!?

— Имя Виид достаточно распространенное. Но вот лицо… Точно! Это тот самый Виид. Что вырезал для меня деревянные букет, который я преподнес тебе со своим признанием любви.

От удивления глаза Волка полезли на лоб.

Он не смог узнать его в Родиуме из-за того, что тот сменил одеяния. А когда Волк видел его в первый раз, Виид выглядел полным оборванцем даже по сравнению с нищими!

Волк помнил только одетого в лохмотья скульптора, поэтому, увидев тогда даже похожее лицо, отмахнулся, посчитав, что это не он. Однако теперь, услышав имя из других уст, сомнений, что это именно тот человек, у него не осталось.

— Кто бы знал, что наша встреча произойдет с ним в таком месте.

Волк очень хотел найти Виида. Но даже и подумать не мог о том, что это удастся сделать на Севере, в богом забытом месте, где встретить живого человека равносильно тому, чтобы увидеть чудо.

В этот момент толпа из нескольких человек отделилась от экспедиции и бросилась вперед.

— Вии-и-д!

— Это я, 320-й Меч!

— Приготовь быстренько поесть! Я умираю с голоду. Мне так не хватает твоей стряпни.

— Эге-гей! Виид!

Оголодавшие Мечи все разом кинулись вперед.

 

Оберон, Дром и Верос с недоумением наблюдали все эти события.

— Скульптор?

Дром кивнул:

— Мне тоже так послышалось.

Оберон наклонил голову:

— То есть тот человек — это известный скульптор Виид, который изваял Сфинкса?

После того, как Виид сделал гробницу и скульптуру для короля в Розехнайме, все гильдии континента охотились на него. Ну, и Оберон, конечно же, посылал своих людей на его поиски. К сожалению, все это происходило после того, как Виид покинул пределы королевства, и его так и не нашли. А из-за приготовления к экспедиции все остальные дела пришлось отложить на потом. И вот теперь он нашелся сам, в самом непредвиденном месте.

Верос засмеялся во все горло.

— Если это скульптор Виид, то мы сейчас выиграли джек-пот!

Дром с улыбкой поддержал его, кивая головой:

— Да-а… Если он изготовил здесь какую-нибудь скульптуру, то это станет самой большой удачей для нашей экспедиции.

В другое время или в другом месте они вряд ли бы так обрадовались какому-то скульптору. Но за последнее время у руководства экспедиции в корне поменялось отношение к ремесленным и, что более важно, творческим классам.

Оказавшись в сумасшедших климатических условиях, им не оставалось ничего, кроме как лезть из кожи вон, чтобы выжил каждый участник отряда. Тут-то и показали всю свою силу и достоинства ремесленные классы игры!

До этого похода все эти игроки просто не имели такого шанса. Их везде игнорировали, не брали в отряды, ссылаясь на то, что подобные классы только мешают командной охоте. Но вот на Севере, где даже простое выживание — не такая уж и легкая задача, ремесленники проявили себя во всей красе.

«Огонь континента», сотворенный начинающим скульптором Депсом!

Благодаря всего лишь этой одной скульптуре значительное число людей поменяло свое отношение к профессии скульптора в лучшую сторону.

Для начала Виид повел небольшой отряд в пещеру, где была статуя

— Как же здесь тепло!

— Ух, теперь жить можно.

Мечи смогли расслабиться, развалившись и вытянув ноги.

Оберон и другие члены экспедиции посмотрели на скульптуру вслед за Мечами.

— Неужели эта работа дает столь сильный эффект? — с удивлением в голосе произнес Оберон.

При взгляде на скульптуру он почувствовал, как преображается окружающий воздух, становясь теплее и во сто крат приятнее для дыхания.

Совсем недавно из-за холода Оберон не мог проявить свыше 20% от своих изначальных способностей, но теперь можно было считать, что эти «штрафы» исчезли.

— Класс скульптора действительно уникален.

Но на этом его удивление не закончилось.

Попробовав немного еды, которую Виид там же приготовил Мечам, он понял, что и кулинарное мастерство этого человека нисколько не уступает скульптурному.

Кузнец Труман, выглядевший как крепкий старик с белой бородой, незаметно подошел к Вииду.

— Ты великий скульптор. И владеешь большими талантами в других областях. Это все из-за ремесленного мастерства?

Благодаря своему классу кузнеца Труман имел примерное представление и о других классах ремесленного или творческого плана. И он знал, что такую профессию, как скульптор, развивать очень трудно. Однако добившись в ней больших результатов, можно было стать на голову выше и в каких-угодно других областях.

Виид пристально, снизу вверх, посмотрел на Трумана.

«Молоток Фальмора. Благодаря своей прочности эта вещица увеличивает на 20% эффект он навыка кузнеца при вторичной закалке металла».

Это был уникальный предмет, стоимость которого, даже при покупке за наличные, превышала десять тысяч долларов. Потому что, в отличие от скульпторов, в игре находилось довольно много желающих получить подобный артефакт.

«Также на нем кольчуга Сентук, так обожаемая рыцарями. Такие доспехи можно носить несмотря на класс кузнеца. И что такой человек делает в этой экспедиции? Труман ведь дед».

Виид легко составил мнение, что за человек стоит перед ним.

— Вы только что все прекрасно видели сами.

— Хо-хо. Я в самом деле поражен. Ты, наверное, самый лучший скульптор из всех.

Тут подошел Кадмос:

— Потрясающая скульптура. Я и понятия не имел, что меня можно так впечатлить.

Со своей стороны Виид не пожалел любезности и вручил им обоим по небольшому подарку.

— Хоть и маленький, но это мой сувенир на память.

Он передал Труману и Кадмосу маленькие и красивые статуэтки из дерева Набэ.

Конечно, такие поделки стоили сущие копейки, но их оказалось вполне достаточно, чтобы добиться расположения собеседников. Пусть и несущественные, но благодаря тому что их сделал прославившийся на весь континент скульптор Виид, эти вещицы имели свою особенную ценность.

Виид так же поприветствовал Гастона с Фабо, а потом принялся здороваться с остальными ремесленниками экспедиции.

В этот момент к нему и подошел Оберон в сопровождении элиты гильдии Стальная роза.

— У нас есть к тебе просьба, — начал он без всяких вступлений.

— Что желаете? — как можно почтительнее произнес Виид.

Потому что у него существовал принцип не определять собеседника во враги или друзья до того, как будут ясны его намерения!

Тем не менее он догадывался о следующих словах.

— Мы планируем завоевать Долину смерти. Честно говоря, это будет непростая задача. Поэтому было бы здорово, если бы ты нам помог.

— Хм-м, и чем же я могу вам помочь?

— Многого не требуется. Для начала мы были бы рады, если ты предоставишь нам право пользоваться эффектами этой скульптуры. Конечно же, за ответное вознаграждение. Эта скульптура очень нужна нам.

И взгляд Оберона устремился к скульптуре «Горячие сердца».

В глазах лидера Стальной розы читались как зависть, так и восхищение. Ему, да и всем остальным игрокам, пришлось испытать уйму страданий, а тут какой-то скульптор без особых забот создал работу, с помощью которой может легко переносить окружающий холод.

Конечно же, того, что в действительности Виид не так давно находился на грани смерти из-за простуды, никто из стоящих тут людей не знал. И перед собой они видели лишь выдающегося мастера. Человека, идущего непростой дорогой и оттого достойного как минимум уважения.

Виид, не задумываясь, кивнул головой:

— Конечно же, пользуйтесь. Моя скульптура в вашем распоряжении.

— А вознаграждение… Чем тебе отплатить?

— Оно мне не нужно. Это судьба, что мы встретились в таком месте, и я готов помогать просто так.

— Так не бывает. Если тебе что-то надо, но ты не решаешь просить, скажи это.

— Нет, что Вы. Я создал скульптуру не для того, чтобы получать деньги, так что как я могу брать за нее вознаграждение?

— И все же…

Происходящее в этой пещере показалось бы всем, кто хоть чуточку знает Виида, попросту невозможным. Гастон и Фабо делали ему знаки, подмигивая, мол, не упускай такой случай. Но Виид игнорировал их. Он только серьезно смотрел в глаза Оберона.

В результате последний, приняв решение, кивнул головой.

— И все же бесплатно мы пользоваться ею не можем. Так как эта скульптура нам просто необходима. Давай поступим так. Я смотрю, у тебя нету защиты запястий. Я дам тебе один из своих наручей.

Виид, строивший из себя проигравшего, получил в качестве благодарности предмет. Сразу же идентифицировать его он не мог, дабы не обидеть дарителя, но судя по великолепной расцветке и качеству материала, тот был очень ценным.

Осмотрев быстро наруч, Виид поинтересовался:

— А не получится так, что я не смогу его носить из-за уровня или класса?

Оберон вежливо ответил:

— Он подойдет любому, главное, чтобы уровень был выше 200-го. Сам же обладает отличной защитой, а также двумя магическими свойствами, так что это неплохая вещица. Я получил ее, с трудом одолев босса в подземелье Холдэн.

Услышав подобное, Виид тут же проникся симпатией к этому известному гному.

Широко улыбаясь, он чуть-чуть поклонился:

— Благодарю вас за столь ценный подарок.

Разница в свойствах между простыми и редкими предметами была просто огромной. И не было сомнений в том, что предмет, используемый таким игроком, как Оберон, окажется высокого ранга.

«Это он про Барретеуса — босса в подземелье Холдэн? Редкий монстр, который появляется только на один день в месяц! Да уж, с такого-то простые вещи не падают».

Наверное, этот предмет был выбит в самом начале игры, когда за обнаруженное подземелье добавлялся бонус. И Оберон вот так просто заплатил за услугу такой ценной вещицей.

«Все-таки я умею распознавать людей».

Виид очень быстро раскусил Оберона.

«Он справедливый воин…»

Его репутация в игре была очень хорошей. Но как и у монеты есть обратная сторона, так и у человека могли быть свои тараканы в голове. И все же это оказался тот редкий случай, когда слухи соответствовали действительности.

На Версальском материке сила — это закон.

Тут все можно было получить силой, но Оберон вначале обратился за помощью к скульптору. Он мог все отобрать, но, обладая чувством долга и высокими моральными качествами, делал все по-своему.

Если бы Виид униженно просил такого человека о чем-либо, то это могло привести к обратному эффекту. И в то же время, если ничего не просить, человек с такими качествами не мог не воздать за заслуги таким образом, каким посчитает самым лучшим на свой взгляд. Можно было еще настойчиво требовать, и Оберон, конечно же, заплатил бы указанную цену, но и проситель в его глазах навсегда остался бы ничтожным скрягой.

Сделав подобное заключение, Виид и определил, что за человек Оберон. Это был навык, который никогда не перейдет на новый уровень, но в то же время обязательный для всякого, кто выбрал бы класс скульптора.

В прошлом, продавая свои работы и пытаясь отгадать, ради получения лишнего медяка, что же за клиент находится напротив него, Виид смог окупить весь свой труд.

Радостно улыбаясь, он защелкнул на руке наруч и на мгновение им залюбовался.

— Ух, как удобно сидит. Большое спасибо.

— Не стоит. Да, у меня есть еще одни вопрос. А что ты тут вообще делаешь?

— Ну-у, так это….

Для Оберона и всех остальных участников экспедиции нахождение в столь опасном и богом забытом месте известного скульптора стало одним из удивительнейших событий за все время игры.

— Скульптор пробуждает красоту, скитаясь по свету. Вот так, путешествуя, я и согласился выполнить просьбу одной маленькой девочки.

— Просьбу?

— Да. Она попросила меня посадить в Долине смерти цветы и деревья.

— А-а-а! Вот оно что…

Тут-то Оберон, Дром, Верос и стоявший сзади Дормун поняли причины столь радикального преображения Долины смерти.

«Так, значит, он выполнял тут задание».

Скульптор, выполняющий задание на крайнем Севере! Такой простой факт не укладывался в головах прославленных воинов. Оберон спросил слегка озадаченно:

— Неожиданный поворот. А мы собираемся исследовать Долину смерти. Надеюсь, своими действиями мы не помешаем тебе?

На вежливый вопрос, Виид ответил с мягкой улыбкой на лице:

— Я всегда был горд выбранным мною классом Скульптора. Однако я чувствую также и ответственность за совершенные деяния. В частности, за принесенный окружающей природе вред.

И это говорил человек, ломающий и срывающий ветки для своих работ. Чтобы сэкономить хотя бы цент на материалах, он не гнушался даже резать корни больших деревьев!

Но сейчас Виид старательно изображал художника с обеспокоенной душой, который так переживает за природу и раскаивается за все свершенные дела.

— Теперь мое дело — сажать деревья и цветы. И если вы ликвидируете монстров, то, мне кажется, это только значительно упростит мою работу. И… можно мне следовать вместе с вами?

— Вместе с нами?

— Да. Экспедиция же будет исследовать внутреннюю часть Долины смерти?

— Ну, мы собираемся, но…

— Мне так хочется последовать за вами и посмотреть, как отважно сражаются столь знаменитые воины…

— Это может стать опасным, и я бы не советовал. Кто знает, сможем ли мы тебя защитить, если случится какая-то непредвиденная ситуация…

Оберон всеми силами отговаривал Виида, но тут Дром легко ткнул его в бок локтем и заговорил через «шепот»:

— Командир, раз он сам хочет идти, так давайте его возьмем. Я знаю, что он еще не входит ни в одну гильдию, и если мы покажем, на что способны, то сможем впоследствии привлечь его в свои ряды.

— Но мы не знаем, какая опасность нас ждет впереди, — ответил ему Оберон также через шепот. — И может быть, не сможем позаботиться о нем.

— Да ладно вам. Он же не дитя, да и наверняка многое испытал на своей шкуре, пока добирался сюда или достигал такого уровня.

— Так-то оно так, но…

— Командир, у вас слишком сильно развито чувство ответственности. Может, не стоит отказывать, раз он сам просит об этом?

Маг Верос быстро просек ситуацию и тоже послал шепот:

— Оберон, этот человек уже выполняет задание на Севере. Не стоит давать ему вот так от ворот поворот, говоря о какой-то опасности.

Эти слова в конце концов убедили Оберона переменить свое мнение.

И он кивнул:

— Хорошо. Но если ты действительно хочешь следовать за нами, то я не могу дать тебе никаких гарантий в случае возникновения опасной ситуации.

— Спасибо, меня это устраивает.

С этого момента Виид мог двигаться за экспедицией и в полной безопасности засеивать семенами еще не обработанные земли. Но что важнее всего, не спеша приближаться к месту разгадки тайны империи Нифльхейм.

* * *

Виид, Альберон и Со Юн шагали в группе поддержки в самом конце экспедиции.

Все участники очень торопились.

— Двигаемся, двигаемся! Нам надо захватить долину до того, как сядет солнце!

— Отряду поддержки занять позиции в тылу.

— Разведчики, выступайте вперед и прокладывайте всем остальным путь!

— Священники, готовьте свои благословения. Рыцари, удерживайте центр и гоните монстров только вперед. Мечники защищают лучников и магов! Готовьте заклинания, доставайте свои клинки. впереди много работы.

Люди в экспедиции быстро занимали свои позиции. Из-за долгого пребывания на Севере их действия были уже хорошо отработаны.

Убийцы, воры и рейнджеры прокладывали дорогу, двигаясь в авангарде. В их обязанности входило обнаружение и уничтожение ловушек, а также оповещение об опасности или зачистка небольших групп монстров.

— Сорок Служителей. Зачистка окончена.

— Двигаемся в следующий район.

— Быстрее, быстрее. В темпе.

Разведка, ведомая Дормуном, спокойно расправлялась со средней силы монстрами, но встречая на своем пути огромную толпу, она обходила ее, оставляя идущим сзади основным войскам, а сама двигалась дальше.

Тех монстров, что не могли использовать проклятия или магию, оставляли на расправу группе отборных убийц.

— В атаку!

— Тут враги — Солдаты ада, Ящеролюди и Короли ящеролюдей.

— Отряду магов открыть подавляющий огонь. Рыцари, держать строй и на штурм. Вперед!

— Ура-а-а-а-а-а!

Рыцари основного войска храбро вышли вперед.

Держа в руках мечи и щиты, они изо всех сил побежали к неровно выстроившемуся строю монстров. Если бы у игроков остались лошади, так глупо погибшие в начале похода, то эта атака стала бы в десятки раз более страшной и разрушительной, но даже в таком положении воины были весьма сильны.

Отряды магов и лучников заблаговременно прикрыли приближающихся рыцарей, стрелами и магией уничтожая и отвлекая большую часть монстров. Магия была особенно эффективной: крупномасштабные огненные заклинания просто опустошали ряды противников. Вражеские священники не успевали блокировать заклинания, так как центральное войско, ведомое Обероном, имело довольно таки большое отделение боевых магов.

Темные геймеры и члены экспедиции, входящие в состав гильдии Стальная роза, расположились в конце всего войска, рядом с группой поддержки. Но им практически не давали шанса, чтобы вступить в сражение.

Монстры Долины смерти беспощадно истреблялись идущими впереди воинами.

В то же время Виид, благодаря своей харизме, незаметно для всех взял под свой контроль игроков тыла.

— Необходимо копать через определенные промежутки. Наша задача — дать вырасти новой жизни, так что будьте предельно внимательны и осторожны!

Фабо как архитектор являлся профессионалом в том, что касалось постройки зданий и копания земли. Виид попросил его выкапывать лопатой лунки, а сам сажал в них семена. Помимо Фабо этим же занимались и повара, для которых сейчас не было никакой работы. Копали землю МЕЧи и даже портной Кадмос вместе с кузнецом Труманом, имена которых гремели по всему континенту. Недавно они получили от Виида по сувениру, так что просто стоять и прохлаждаться им не позволяла совесть.

— Чем это они занимаются?

Время от времени те участники экспедиции, кто находился в центральных войсках, поворачивались назад и кидали вопросительные взгляды. Но ремесленники не проявляли никакого интереса к сражающимся.

Таким образом Виид смог сеять с невероятной скоростью, притом следуя в полной безопасности позади войска. Посаженные семена быстро прорастали, и на свет появлялись все новые и новые молодые побеги.

И вот настал момент, когда мешок полностью опустел.

Дзынь!

Задание «Цветы Фрины» завершено.

Мечта Фрины, которая всей душой хотела засеять семенами Долину смерти, осуществилась. Деревья и цветы вырастут, и в дальнейшем здесь будет большой лес. Долина Сэндэйм — место, где с древних времен эльфы и гномы спорили за владение территорией, наконец, преобразится!

Если так будет предназначено судьбой, то в этих местах могут поселиться новые виды племен. Они смогут основать для себя деревню и производить различные товары. Новые жители, не забывающие благодеяния, в течение определенного времени будут преподносить изготовленные товары в качестве вознаграждения.

Награда за задание: Вернувшись в деревню Мора, вы сможете познакомиться с другом Фрины.

Виид довольно улыбался.

Первое задание было успешно завершено, и теперь оставалось только разузнать, что же произошло с империей Нифльхейм.

Пока же расслабляться было еще рано.

«Монстры, конечно, отняли кое-какое время, но это было не такое уж и трудное задание».

Да, пришлось пережить опасный момент, когда он чуть не умер от злостной простуды. Но все равно потом он выздоровел и, благодаря помощи Торидо, Альберона, Со Юн и слуг, медленно и скрупулезно зачищал окружающие скалы.

К тому же то, что ему удалось повстречать экспедицию, под защитой которой он и смог завершить так быстро это задание, можно было считать огромной удачей.

Но чувство беспокойства давало о себе знать.

«Уже несколько десятков раз появлялись огромные толпы монстров. Если бы не экспедиция, то кто знает, может, нам пришлось бы мучиться тут еще порядка сорока или более дней. Неужели в этом богом забытом месте так много монстров?»

Экспедиция достигла центральной части Долины смерти. Совершенно другого района, который Виид наблюдал только сверху, так и не решившись из-за холода тогда спуститься вниз.

— Людишки. Если вы осмелились дойти сюда, значит, вы еще не потеряли свою храбрость.

— Это мы стерли с карты земли нахальную империю Нифльхейм.

— Кх-хр-р-р! Убейте всех!

— Проклятия и кровь! Мы окрасим эту долину в багровые тона вашей кровью.

Впереди стали появляться большие группы монстров и облаченные в темные одеяния люди. Священники, командующие монстрами при помощи своей магии.

Увидев их, Альберон заскрежетал зубами. Такую реакцию простоватого НИПа Виид наблюдал впервые.

— Орден Эмбиню!

— А-а?

— Группа фанатиков, поклоняющихся злому демону! Священники зла, которые получают силу не из искренней веры или самоотверженности, а от убийств, жертвоприношений и разрушений. Все ордена давно уже признали их своим общим врагом. Говорят, что нет таких мест на континенте, где были войны или беспорядки, к которым не приложил свои руки орден Эмбиню. Кто бы мог подумать, что они спрятались здесь…

Виид огляделся по сторонам.

К счастью, участники экспедиции были настолько сконцентрированы на сражении, что вроде бы не услышали то, о чем говорил Альберон. С появлением нового врага бой сильно ожесточился.

Единственное, рядом с ними шла Со Юн. И она вполне могла услышать слова Альберона.

— …

Но Виид не переживал по этому поводу. По той причине, что Со Юн — не тот человек, что станет попусту трепать языком. По правде говоря, после всего проведенного рядом с ней времени Виид уже стал сомневаться, может ли она вообще говорить.

Слова Альберона вызвали в нем не такие уж и давние воспоминания о разговоре с некромантом Бараболом после того, как они расправились с армией бессмертных…

* * *

— Мы, некроманты, терпели лишения долгое время. Однако сейчас, когда предрассудки развеяны, мы сможем открыто принимать учеников, а черная магия наконец-то получит признание, — сказал Барабол.

— Желаю вам успехов.

— Тебе пришлось немало пережить, спасая наше доброе имя. В благодарность я хочу поведать тебе один секрет. Ты думаешь, Версальский континент действительно такой безобидный?

— Что?

— В далеких краях, о которых не знает никто, живут они, созидатели зла. Орден Эмбиню, правят которым 12 темных первосвященников.

— Темных?

— В отличие от орденов Фреи, Луи или Валхаловского дворца, это сообщество избегает огласки. Они верят в Единое зло и хотят погрузить весь мир во тьму. Двенадцатый из темных первосвященников скрывается в землях Басрин. Днем там мирно и спокойно, а по ночам религиозные фанатики проводят свои обряды. Они держат в страхе все деревни и крепости тех мест.

* * *

Здесь не земли Басрин. Но присутствовали священники Эмбиню, которые представляли большую опасность для спокойствия Версальского континента, чем даже армия бессмертных.

«Это значит, земли Басрин, где бы они ни были, опасны не меньше, чем Долина смерти».

Виид решил, что тут находится ниточка к очень значимому заданию И наверняка по уровню сложность не меньшему, чем «А».

«И судя по собранной на сегодняшний день информации, это даже может быть задание уровня «S», которое ни разу никому еще не доставалось».

А самое главное, в отличие от новых заданий, серийные с каждым следующим вели все к большей и большей награде.

«Земли Басрин…»

Виид хорошенько запомнил это название.

В это время сражение все накалялось. Экспедиция несла постоянные потери из-за магии священников Эмбиню.

— Черт! Откуда еще эти взялись?..

— Соберитесь! Во что бы то ни стало надо отбиться!

В экспедиции, которая дошла досюда практически без потерь, теперь погибло около десятой части людей. Были полностью уничтожены отряды убийц и разведки, включая самого Дормуна, погибло большое число магов. Священники Эмбиню главным образом метили именно в них: в магов, не способных похвастаться большим здоровьем.

— О, Стражи пламенного ада, снизойдите сюда. Порвите на куски этих еретиков и преступников!

Священники ордена Эмбиню использовали заклинания призыва. Они вызвали Кхарберосов и других злых духов, тем самым еще больше увеличив количество потерь в рядах экспедиции.

Игроки оказались в довольно сложной ситуации.

Если в начале сражения они могли нанести сокрушительный удар по врагам необычайно мощным единым залпом магов. То теперь, при стремлении провести зачистку до наступления ночи, оказалось, что осталось не так-то много маны.

Показывать такую же сокрушительную мощь, как в начале сражения, маги попросту не могли. Да и рыцари со священниками тоже уже подустали.

— Не сдавайтесь!- кричал Оберон, выйдя вперед. — Осталось лишь их опрокинуть, и все!

Услышав его слова, пронизанные силой настоящего предводителя, игроки, не жалея своих жизней, отважно ринулись вперед.

Находившиеся до этого в тылу и наблюдавшие за ходом сражения темные геймеры и члены дружественных гильдий тоже вступили в сражение. За исключением торговцев, которые входили в состав отряда снабжения, были мобилизованы все, даже барды, способные своими песнями поддержать дух бойцов.

И как результат, потихонечку количество священников ордена Эмбиню начало уменьшаться. Сначала один, потом другой и третий. Они гибли от стрел, заклинаний и клинков озлобленных игроков.

Однако, несмотря на эти успехи, с лица Виида не сходило напряжение.

«На этом всё не закончится. Слишком уж они слабы для босса этих территорий».

Священники Эмбиню — это только начало. Виид ощущал появление чего-то другого, еще более страшного.

И тут это произошло.

Из-за скал появилась огромная белая фигура! Куча костей не спеша поднималась вверх.

Участники экспедиции, наблюдающие эту картину, так и застыли с открытыми ртами. Перед их глазами появлялось немыслимое существо.

Костяной дракон!

Будучи одним из самых могущественных при жизни драконов, этот монстр, благодаря черной магии, переродился в самую сильную известную нежить…

— Не может быть!

— Черт бы их всех побрал! Кто бы мог подумать, что тут есть настоящий Костяной дракон.

Появившийся босс-монстр являлся чистой воды нежитью, никак не сравнимой с обычными драконами. При всем при этом еще нигде не говорилось о том, что кому-то удавалось такого повстречать и после этого выжить.

Костяной дракон расправил свои огромные крылья. Это выглядело слегка неуклюже, однако когда монстр, превышающий в размерах 400 метров, ими взмахнул, отзвуки разнеслись по всей Долине смерти.

Движение крыльев порождало причудливые дребезжащие звуки: потоки воздуха, скользя меж костей тела монстра, играли на них, как на чудовищном музыкальном инструменте. Ужасный звук, от которого кровь стыла в жилах, проник в головы замерших игроков!

Вы испуганы.

Ваше тело временно парализовано.

Ловкость снизилась на 15%.

Мудрость уменьшилась на 30%.

Воины с низким боевым духом, только увидев дракона, сразу же стали слабее.

— Уа-а-а-а!

Часть игроков развернулась и бросилась наутек. Они не желали бессмысленно умирать от лап босса. И, в принципе, их вполне можно было понять. Однако Костяной дракон не стал щадить этих бедняг.

Он несколько раз взмахнул своими крыльями и, поднявшись в небо, тут же без промедления ринулся в атаку на экспедицию. Вертя шеей, дракон легко подхватывал и переламывал гнилыми зубами игроков экспедиции.

— А-а-а-а-а! — закричал Оберон, наблюдая, как рушатся боевые порядки в строю. — Всем стоять на месте! Нам осталось разобраться только с ним, и все! Кто считает себя трусом, пусть бежит! Но если хотите стать героями, то крепко держите в руках оружие и сражайтесь!

И Оберон, выйдя вперед, пошел на сближение с Костяным драконом. Еще оставалось большое количество монстров и священников Эмбиню, но сейчас гораздо важнее было поднять боевой дух людей. Так считал Оберон.

— Вперед, за нашим предводителем!

— Пусть это конец, но мы умрем вместе!

Участники гильдии Стальная роза и немногие игроки, не завязшие в сражениях с монстрами, вместе с Обероном атаковали костяного босса

Дракон, конечно же, не проигнорировал подобную наглость. Спустившись на землю, он под шум и грохот своих костей кинулся лоб в лоб на отчаянных смельчаков.

Его размеры были такими, что земля ходила ходуном и местами проваливалась глубоко вниз. Каждый удар огромных лап сопровождался криками монстров и игроков, на свою беду попавших под вес этого ужасного пресса.

Манера боя Костяного дракона была проще пареной репы: всех, кто оказывался рядом с ним, он давил чудовищным весом или пережевывал челюстями. Всех попавших ему под «руки» ждала быстрая и чудовищная смерть.

Хотя в какой-то степени силы противоборствующих сторон были равны: участников экспедиции еще оставалось довольно много, и они не сказали свое слово.

И тут Костяной дракон широко разинул свою пасть.

При виде этого Виида со скоростью молнии посетила страшная мысль:

«Дыхание! Он собирается сейчас выдохнуть!»

Не раз наблюдая за действиями Ледяного дракона, он смог легко предугадать, что сейчас произойдет. Однако, что было совершенно неожиданно, костяной босс выбрал своей целью не приближающихся к нему воинов, а собравшихся в тылу игроков поддержки.

— Фу-у-у-у! — с громким звуком из его пасти вырвалось зеленое облако, быстро распространившееся вперед.

Ядовитая жидкость, которая растворяла всех на своем пути!

Это дыхание в один миг поглотило всех игроков обеспечения, включая Виида и других представителей ремесленных профессий, находящихся рядом с ним. После того, как облако рассеялось, на месте когда-то развернувшегося временного лагеря из повозок находилась пустая, шипящая, дымящаяся и выжженная до основания земля.

Смерть была настолько быстрой, что у архитектора Фабо даже не успела возникнуть мысль о том, чтобы выкопать себе яму.

— В атаку!

— Отомстим за наших товарищей!

И игроки с удвоенной силой принялись атаковать убившего их беззащитных товарищей ненавистного монстра. Действуя совместно, они смогли нанести огромные повреждения Костяному дракону. Однако силы все равно оставались примерно равны, так как еще имелась и армия монстров под предводительством темных священников.

Спустя десять минут…

Там, где не осталось ничего, кроме дымящейся земли, раздались глухие потрескивающие звуки. Среди черного дыма поднималась какая-то костяная фигура.

Благодаря силе, способной отвергнуть смерть, Виид переродился Скелетом!

Оставить комментарий