Лишний в своей же Истории

Размер шрифта:

Глава 451. История, которая не должна существовать (Часть 6)

Чэ Наюна села лицом к Чэ Чучхолю. Бессмертный нежно улыбнулся своей внучке.

Чэ Наюна сжала кулаки, лежащие у неё на коленях. Чэ Чучхоль оставался неподвижным, по-видимому, ожидая, когда его внучка заговорит. Атмосфера не была тяжелой. На самом деле это она была тёплой и нежной. Несмотря на это, Чэ Наюна нервничала больше, чем когда-либо ещё.

В конце концов, она наконец заговорила.

«Дедушка, я хочу кое-что спросить».

Чэ Чучхоль кивнул, не отвечая. Выражение лица Чэ Наюны застыло. Бессмертный тоже скрывал выражение своего лица. Чэ Наюна посмотрела в глаза своего дедушки, которые были такими же глубокими и темными, как бездна.

«Ты помнишь… Инцидент в Кван-О?»

Чэ Чучхоль не показал ни малейшего намека на эмоции. Чэ Наюна внезапно испугалась. Однако на этом она не остановилась.

«Помнишь ли ты всех тех бесчисленных людей, которых убил, дедушка…?»

Чэ Наюна собралась с духом, чтобы продолжить. Она рассказала всё, что знала — об отношениях между председателем ассоциации и Чэ Чучхолем, о бесчисленных убитых ими людей, о сговоре между Джиннами и Ассоциацией, обо всех схемах, которые они использовали для поддержания своей власти, и т. д.

Мысли, подавляемые её нервозностью, вырывались одна за другой.

«Отец мисс Чин Сэён, Чин Ёнхван, должно быть, знал. Он знал, что Ассоциация вступила в сговор с Джиннами».

По мере того, как Чэ Наюна продолжала, свет в глазах Чэ Чучхоля становился все ярче.

Однако она не отступала.

«Если подумать, это действительно было странно. В Кубе было слишком много Джиннов. Свен, Юн Хён…. Не знаю, почему я не подумала об этом раньше. Джинны просто не могут с такой частотой естественным образом возникать среди студентов военной академии, созданной для создания Героев».

Появление Джиннов в Кубе, естественно, вызывало интерес публики и напоминало им об одном — что терроризм Джиннов может быть остановлен только Героями.

Поскольку у Джиннов был Пандемониум, вокруг которого строилась их деятельность, Героям также приходилось собираться вокруг единой сущности, ‘Ассоциации’…

Чем сильнее и чаще буйствовали Джинны, тем больше людей полагалось на Героев. Естественно, Ассоциация Героев вскоре приобрела куда больший авторитет, чем любой другой правительственный орган.

«…Ответь мне, дедушка».

Бессмертный не сказал ни единого слова в ответ.

Но Чэ Наюна продолжила ждать, надеясь, что он её всё же ответит.

В воздухе уже какое-то, не такое уж и короткое, время висела тишина, когда дед Чэ Наюны наконец заговорил.

«Я помню. Я знаю обо всём этом».

В его голосе всё ещё отсутствовали эмоции.

Однако в этих словах Чэ Наюна почувствовала небольшой лучик надежды.

«Ассоциация использовала Джиннов для укрепления своей политической власти, и я протянул им руку помощи».

«Почему? Почему ты—»

«Потому что в то время это был правильный выбор».

В голосе Чэ Чучхоля чувствовался намёк на теплоту.

«…Правильный выбор? Ты сказал, что это правильный выбор?»

Чэ Наюна стиснула зубы. Она чувствовала, что больше не может продолжать этот разговор. Тошнота поднималась из её желудка.

Пам—!

Чэ Наюна хлопнула на стол все доказательства, которые она принесла.

«Вот список всех коррупционных действий, совершенных Ассоциацией. Он включает доказательства их преступлений, в том числе и Инцидента в Кван-О».

«…»

«Ассоциация использовала Джиннов, обманывала Героев и за время своего существования убила бесчисленных невинных граждан. И ты говоришь, что это правильно?»

Чэ Чучхоль пристально посмотрел на свою внучку, а затем кивнул.

Чэ Наюна вздрогнула.

«Д… Дедушка, ты…»

Чэ Наюна дрожащими руками откинула волосы назад. Слова ‘ты просто отброс’ вырвались из её рта.

Тем не менее, Бессмертный продолжил хранить молчание и лишь смотрел на доказательства, которые принесла Чэ Наюна. Он медленно протянул руку и поднял их. Затем он тихо пробормотал.

«Возможно, сейчас это уже не так».

«…Что?»

Чэ Наюна потеряла дар речи. Она нахмурилась и впилась взглядом в своего дедушку. Чэ Чучхоль продолжил говорить, глядя на её забавный взгляд.

«Наюна, то, что правильно и то, что неправильно, определяется ‘эпохой’. В то время никто не пытался отстаивать правосудие. Девять Звезд, державших Ассоциацию под контролем, оказались в тупике. Они устали от бесконечных схваток с монстрами и боялись побочных эффектов своих Даров. Хотя при жизни Шин Мёнчхоля сохранялся хороший баланс, после его смерти не осталось никого, чтобы выступить против Ассоциации».

Отсутствие эмоций означало, что Бессмертный всегда всё тщательно рассчитывал. В прошлом Чэ Чучхоль основывал свое решение на том, какое развитие событий будет наилучшим для текущей эпохи.

Достичь вершины, став частью системы, или воспротивиться ей, чтобы возглавить революцию с низкими шансами на успех.

Холодный анализ явно показывал, что первый вариант лучше второго.

«Но похоже, что эпоха снова меняется», — глядя на Чэ Наюну продолжил Чэ Чучхоль.

Голос Бессмертного не был ни высоким, ни низким.

«Но, если эпоха изменится, это сильно коснется и тебя, и твоего отца. Вы можете потерять всё, что у вас сейчас есть. Ты не против этого?» — монотонным, апатичным голос продолжил Чэ Чучхоль.

Глык—

Чэ Наюна тяжело сглотнула. Она ожидала этого вопроса, но Чэ Чучхоль был намного спокойнее, чем она себе представляла. Он не опроверг её обвинений и не критиковал её за них.

«…А ты, дедушка? Ты не против?» — спокойно спросила Чэ Наюна.

На этот раз Чэ Чучхоль не улыбнулся и просто кивнул. Он явно дал своё разрешение.

«…Правда?»

Почему его получить так легко убедить? Пока Чэ Наюна сидела в оцепенении, Чэ Чучхоль достал из ящика стола небольшую, очень тонкую записную книжку.

«Как ты знаешь, Наюн, у твоего дедушки нет эмоций».

Спокойно заявив об этом, Бессмертный передал книжку своей внучке.

«Постепенную потерю эмоций очень трудно заметить. Ты теряешь себя, прежде чем успеваешь осознать, что происходит».

Чэ Наюна взяла блокнот.

«Поэтому, когда я наконец заметил изменения во мне, я установил стандарт, чтобы никогда не потерять себя».

Она открыла блокнот. В нём была только одна страница, на которой было написано лишь одно предложение.

Чэ Наюна ошеломленно уставилась на слова, написанные её дедушкой.

|Самое важное для меня, Чэ Чучхоля, — это семья.|

Все мысли Чэ Наюны испарились. Е` мозг перестал функционировать. Какое-то время она словно не могла осознать предложение, которое только что прочитала.

Вскоре ее голова, поднимаясь, скрипнула, и её взгляд остановился на Чэ Чучхоле, который выглядел таким же бесстрастным и апатичным, как и всегда.

«Это предложение мне довольно чуждо. Я даже не могу вспомнить, какие мысли у меня были, когда я его писал».

Но тогда почему?

«Но твой дедушка не из тех, кто часто употреблял или употребляет слово ‘семья’. Это я всё ещё помню».

Почему тогда Чэ Наюна чувствовала тепло от старых морщин на бесчувственном лице своего дедушки?

***

[28 марта — Сущность Пролива, Офис Директора]

С другой стороны, Ю Ёнха сидела за своим столом, еще раз изучая план. В нём было слишком много переменных, которые нужно было учитывать. Хотя Ким Сокхо, согласно Хасан-и Саббаху, похоже, всё ещё ничего не подозревал, она не могла расслабиться.

С того момента, как она разослала приглашения, Ю Ёнха не могла уснуть. Она выживала, используя всевозможные лекарства, снимающие усталость, и скиллы Башни Желаний. Она предпочла бы разрушить свое тело будучи живой, чем сожалеть о недостатке приложенных сил, находясь в могиле.

— Директор, у нас есть слухи, которые могут вас заинтересовать.

В этот момент ей позвонили из отдела кадров Сущности Фармацевтики. Её обостренные чувства ослабли, и Ю Ёнха ответила на звонок, чувствуя себя измученной.

«Слухи?»

— Да, взгляните на это.

Человек из отдела кадров отправил ей сообщение в социальной сети.

Ю Ёнха прищурилась.

[crwekdl] [♥]

[В хижине в глубине Швейцарских Альп живёт фармацевт. Его невероятные силы могут вылечить любую болезнь. Он вылечил мою дочь, которой все остальные говорили лишь о том, сколько ей осталось…]

«В хижине в глубине швейцарских Альп живет фармацевт…. Что это такое? Это, что, какая-то городская легенда?»

— Поначалу мы тоже так думали. Но в интернете уже достаточно много постов, в которых люди говорят о том, что тоже нашли этого фармацевта. Мы планируем найти его. Этот человек может быть тем талантом, который мы всё это время искали.

«Мм… ну, я не стану вас останавливать. Вперед, делайте всё, что считаете нужным».

Ю Ёнха повесил трубку, не особо задумываясь об этом, и затем снова посмотрела на календарь. Вечеринка состоится 15 апреля. Поскольку сегодня 28 марта, оставалось ещё три недели.

Что же ей делать до этого дня?

Глубоко вздохнув, Ю Ёнха включила свой браслет. Рэйчел прислала ей несколько фотографий Эвандель. Почему-то она была с орлом.

— Что это за орёл? — спросила Ю Ёнха, не в силах сдержать любопытство.

Рэйчел немедленно ответила ей.

— Ну, он сам к нам прилетел. Вначале мы волновались из-за его размеров, но он оказался добрым и нежным. Эвандель легко его приручила. Теперь они практически лучшие друзья.

— Интересно. И как его зовут?

Ю Ёнха зевнула. Ее тело опустилось на стол. Судя по всему, не спать неделю — это уже слишком даже с её ресурсами.

— Эвандель назвала его Спартан.

«…Спартан?»

‘Что за имя такое?’

Ю Ёнха ухмыльнулась и медленно закрыла глаза. Когда её подбородок коснулся стола, сонливость нахлынула на нее, словно цунами.

«Спартан… пфт».

Бормоча какую-то неразбериху, она вошла в мир снов.

**

[2 апреля — Священная Милость Творца, Офис Вице-Лидера]

«Хм…»

Ким Сухо потирал подбородок, глядя на письмо с приглашением, которое отправила ему Ю Ёнха. Это [VIP-приглашение] вызвало фурор в сообществе Героев. Ходили слухи, что те, кто приглашены напрямую, либо уже, либо вскоре начнут свой путь по королевской дороге.

Но Ким Сухо не слишком заинтересовался этой вечеринкой.

В мире всё ещё было очень много вещей, о которых нужно было позаботиться, например, о состоянии мирных жителей, которые все еще страдали от войны. Ким Сухо твёрдо решил — что-либо праздновать ещё слишком рано.

«Ну, кажется, мне всё равно стоит пойти».

Но Ю Ёнха и Юнь Сон-А настоятельно советовали ему прийти. Ю Ёнха даже сказала, что никогда больше не будет с ним разговаривать, если он не придёт.

«Ээх…»

Ким Сухо вздохнул и посмотрел на монитор своего компьютера. В его повестке дня был длинный список миссий.

[Демоны появились в Канвондо…]

[В Пандемониуме построен Колизей для демонов…]

[Подчиненные Нового Зла, группа ‘Эксцентрики Железной Брони’, появилась в небе над Гэсоном….]

….

Даже после уничтожения Баала у Героев всё ещё было очень много дел.

Однако миссии, данные Ким Сухо Ассоциацией, были слишком странными. Без сомнения, это были важные миссии, но они также были далеки от сути проблемы. Казалось, они говорили ему игнорировать Пандемониум и сердце Нового Зла.

Ким Сухо зачесал волосы назад и задумался об Ассоциации. Международная организация, которая создала оккупацию, известную как Герои, и оценивала их… о чем они сейчас думают?

— Эй, Ким Сухо!

В этот момент с экрана раздался громкий голос. Пораженный, Ким Сухо резко выпрямился.

— Ухахаха, только посмотрите на него. Какой удивлённый паренёк.

На мониторе появилось большое окно с дискомфортно крупным планом женского лица.

Седовласая, похожая на фею коротышка на экране была не кем иным, как Айлин.

«…Айлин-сси?»

— Йо, давно не виделись~

Она была такой же ‘строгой’ и молодой, как всегда.

«Я думал, вы заняты ‘Игрой Лерай’. Как вы там? Весело?» — спросил Ким Сухо с усмешкой.

— Что? Весело ли нам? Я делаю свою работу. Храм Правосудия должен расти быстрее Гильдии Лерай и стараться постоянно сокрушать их.

‘Игра Лерай’ была игрой на основе продвинутых технологий виртуальной реальности, которая покорила мир. Она была такой интересной и захватывающей, что на форумах часто мелькали люди, которые отказались от реальной жизни, чтобы проводить все свое время в мире игры.

«Серьёзно? Что ж, тогда зачем вы мне позвонили?»

— Ах, ничего серьёзного, не волнуйся. Мне просто было интересно, собираешься ли ты присутствовать в той вечеринке.

Похоже, она говорила о VIP-вечеринке Ю Ёнхи.

«Да, я приду», — просто ответил Ким Сухо.

— Уун~ Понятно.

— Айоо~ Сухо-сси. Давно не виделись~

В этот момент сбоку окна Айлин появилось лицо Ли Юнхана. Он был не единственным. Ким Сухо также мельком увидел Николас. Похоже, все члены Храма Правосудия сейчас вышли из Игры Лерай.

«Вы все тоже идете на вечеринку?»

— Да, конечно.

«Тогда увидимся там».

— Да. К слову, тебе тоже стоит попробовать поиграть в эту игру. Это невероятно весело-

— Эй, уйди!

Айлин вытолкнула лицо Ли Юнхана из кадра.

— Ладно, в любом случае. Мы планируем устроить воссоединение. Чэ Наюна, Старик Хайнкес, Рэйчел и все остальные, кто сражался против Баала… ЧТО?! Атака?! Эти ублюдки! Я вешаю трубку! Народ, возвращаемся!

Судя по всему, в мире игры только что что-то произошло. Айлин с сердитым лицом завершила звонок.

«… Они, должно быть, очень заняты, хах».

Ким Сухо посмотрел на почерневший экран и пожал плечами. Как только он собирался вернуться к работе…

Свиишь—

Со спины внезапно подул ветер. Холодный воздух коснулся его шеи.

‘Разве я не закрыл окно?’

Ким Сухо наклонил голову и повернулся.

«Что за…?»

Глаза Ким Сухо расширились. В его офисе стоял неожиданный гость.

«Ооай, Ким Сухо».

Чин Сахюк смотрела на него, покачивая длинным тонким пальцем.

Когда на её лице появилась странная улыбка, Ким Сухо вдруг почувствовал себя вялым. Он уже какое-то время не видел её, поэтому подумал, что Чин Сахюк уже вернулась в Акатрину.

Незваная гостья ухмыльнулась.

«Мне кажется, эта вечеринка будет очень весёлым мероприятием. Почему бы тебе не взять с собой и меня?»

Прежде чем Ким Сухо успел сказать хоть слово…

«Конечно, ты не можешь сказать мне ‘нет’», — добавила Чин Сахюк.

Лишний в своей же Истории

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии