Маг-целитель исправляет мир

Размер шрифта:

Том 11. Глава 5 — Прольётся кровь

В воздухе повисло напряжение. На Кира с его спутницей – очаровательной волчицей Сецуной – направили оружия три десятка преотвратительнейших рыл: кто натягивал тетиву лука, кто целился из самострела, кто медленно приближался к ним с копьями и дубинами наперевес, и только восемь из воров вооружились похищенным огнестрелом — двое с крыши кареты, по столько же заняли позиции в повозках и лишь оставшаяся пара решила попытать удачи на близкой дистанции. Почему не все? Причина проста – стрелки выглядели прилизано, а обмундирование у них было чуть лучше курток из шитых шкур, а остальные попросту не успели достать и зарядить ружья. Вся эта шайка совсем не пугала ни героя, ни воительницу. В их памяти ещё свежи были воспоминания от схватки с Буллетом и его чёрными тварями, вывернутыми наизнанку хаотичными кусками мяса и костей, которые в живых держались лишь на осколках души ныне погибшего от рук самого же Кира божества. Даже главарь банды, маг, как легко рассудил юноша, не представлял для них никакой угрозы, пускай и был уверен в обратном.

— Мне нравятся твои глаза, — задумчиво повторил заклинатель в латах, всё так же нависая над героем. И это умнейший из всей банды?

— Да, я тебя услышал в первый раз. У меня сейчас очень хорошее настроение, и я дам вам всем шанс дожить до следующего дня, конечно, если ты будешь паинькой. Решай быстрее, меня дома ждут, — уверенно заявил молодой человек, тыча пальцем в стальную кирасу.

— Я хочу их. А тебя я продам пердуну Энрико по частям, — сипло проговорил бандит, уповая на такую же удачу, что позволила ему дважды ограбить склад Гандирака. – Но прежде, как ты сел к нам на хвост?

— Как выследил? Просто. Весь тоннель, который ты даже не удосужился завалить, провонял вашим потом и дерьмом. Выйти на след было нетрудно, — хвастливо заявил Кир, гордясь за себя, как умело он сумел воспользоваться своей волчьей природой.

— Лучше бы привёл свою армию, пиздюк голый, — сквозь свои подгнившие зубы пробурчал разбойник, деловито рассматривая как целителя, так и его спутницу, уже готовую броситься рвать плоть своими неразрушимыми наручами.

— Мы втроём и есть армия, — предупредил Кир, оба его глаза окрасились в яркие цвета, кроваво-розовый и ярко-нефритовый. Великая сила в них ютилась, однако оценить её по достоинству мог лишь талантливейший из магов. Вот только дарование в этом прекрасном искусстве ещё не наделяло достаточным разумом.

— Ещё и считать не уме… – не успел главарь договорить, как левая рука лекаря загорелась пурпурным. Сероватые глаза бандита широко распахнулись, он вознамерился поднять посох… Но было уже поздно.

— А-А-А-А-А!!! – завопил предводитель шайки воров, всё его тело обуяла ужасная боль, а юноша, коего тот недооценил из-за роста, схватил мужика за верхний край кирасы и начал пальбу. Бой начался, Сецуна подскочила с места, насквозь пробила ближайших двух бандитов, рассекла глотку одному, вспорола брюхо второму. Третий задумал насадить девочку на пику, за что лишился обеих рук, четвёртый замахнулся дубиной, но получил острыми пальцами прямо сквозь черепушку. Стрелы, пули, лезвия – ничто не могло поцарапать яростную воительницу, ну а то, что имело шансы…

— Так, так… – всё это, прикрываясь вопящим телом главаря, дырявил Кир стрелами света. Первыми под раздачу попали стрелки на крыше кареты, затем и ряд пяти лучников, да и тем, что укрылись в телегах, своё досталось.

Крики, ор, агония, подступающая в сердца бандитов паника – юноша этим упивался. Один за другим разбойники ложились под лучами из его пальцев. Всё больше проливали галлоны крови, стоило лишь Сецуне до них добраться. Чёртова дюжина лишилась жизни, и так никакой строй подонков треснул окончательно, и они подались в бегство. Казалось бы, худший день в их отвратных жизнях не мог стать ещё хуже, как тут на убегающих с неба свалился здоровый дракон. Троих он задавил лапами, ещё столько же встретили свой кровавый конец посреди острых зубов его пасти. Лошади в страхе рвались подальше, но и их молодой человек безошибочно разил наповал, лишь бы не терять своё оружие. Оставшиеся ублюдки пытались вскрыть выпавший из повозки ящик. Пустить ружья против дракона двоим даже удалось, однако то не была штормовая виверна, пули срикошетили от рубиновой чешуи, а самих неудачливых стрелков Хисэки втоптал в мёрзлую землю. Громадный ящер сеял ужас и гибель. Не успел Кир сделать и десяти выстрелов, как от банды осталось четверо доходяг, что в ступоре остановились между трёх чудовищных сил.

— Н-нет! Пощади, мужи-и-ик!!! – позорно крикнул один из них, не менее унизительно загадив свои штаны. Другие явно чувствовали себя не лучше. Этим даже сил на мольбы не доставало. Кира они не заботили. Он только беззаботно помахал ладонью, мол, на ваше усмотрение. Не успели бандиты прийти в себя, как волчица вонзила перчатку в землю, задубевшая почва покрылась трещинами, и шли они прямиком к выжившим. Воплей так и не разнеслось, их крики навечно остались закованы в десятиметровый ледяной обелиск.

— А-А-А-А-А!!! – лишь один продолжал визжать, судорожно размахивая конечностями – главарь банды, маг, столь бездумно переоценивший свои силы.

— Да заткнись уже! – воскликнул герой, схватив доходягу второй рукой за подбородок. Вспышка целительной магии убрала боль, привела нервную систему несчастного в порядок, ну а Кир узнал о сговоре с интендантом, что закончился его гибелью от удушения в безвоздушном пузыре.

— Готово, господин, — гордо заявила Сецуна, обтряхивая свои багровые от цвета свежей крови наручи. От её рук погибла чёртова дюжина ублюдков, что уже никогда не позарятся на чужое добро.

— ГРА-А-А-А-А!!! – от улыбки воительницы мага-целителя отвлёк Хисэки. С громким рыком дракон уменьшился, вернув всё более человечные черты. Затем, совершенно не стесняясь своей наготы, он подошёл к юноше, склонился и с преотвратнейшей ухмылкой попросил мага:

– Повелитель, отдайте его мне.

— Хе, тебе не повезло, дружище, — прямо в лицо перепуганному вору сказал герой, прежде чем швырнуть его в драколюда. – Держи, Хисэки. Делай что хочешь, только отойди подальше, ладно? – сказал молодой человек, внимательно всматриваясь в лик животного ужаса. Оцепенение сковало мага, выбраться из передряги живым он теперь ну никак не рассчитывал.

— Да, повелитель, — довольно выдал воин, схватив беднягу за ногу. Пускай сейчас он и был ростом с Кира, но менее страшным Хисэки от этого не становился.

— А-А-А-А!!! СПАСИ-И-И-ТЕ!!! – заорал главарь перебитой банды, но Кир уже поставил на нём крест.

— Эх, как же я не люблю, когда всякое отребье о меня убивается, — удручённо выдал герой, отвернувшись от драколюда. Насадит ли он главаря на свой шипастый член или разорвёт уже его причиндал своей чешуёй на заднице, молодого человека уже не беспокоило. Так или иначе, тот уже не жилец. Вместо этого маг-целитель направился к разбросанным повозкам.

— Разочарован? – спросила шедшая за Киром Сецуна. В первую очередь монарх решил прибрать к рукам уже заряженные ружья, прямо из хватки уже охладевающих трупов.

— Что они такие слабаки? Или что отказались от моего предложения? В обоих случаях, ответ: да, — неторопливо ответил герой, методично собирая те десять ружей, которыми ему пытались дать бой. – Принеси-ка мне те ящики.

— Они убили одного из нас, — послушно выполняя просьбу, подметила воительница.

— Что ж, если бы не они, я бы сам казнил этого кретина. Целый тоннель, и мы ни о чём не догадывались. Из-за таких мне вообще хочется завезти к нам гранов, — равнодушно высказался маг-лекарь, рассматривая оружие. Ни о каком уходе, навроде чистки ствола и автоматики от пороховых газов не шло и речи, но оно хотя бы работало.

— Он хотел твои глаза, — с отвращением произнесла волчица, прижав уши к макушке, дабы не слышать, как визжит маг, которого Хисэки утащил за добрые две сотни метров. Она приблизилась к карете, запряженной мёртвыми лошадьми, да поставила там все три ящика. Один вскрытый и два запечатанных.

— Да, и это наталкивает на определённые мысли. Например, кому их можно подарить, — с предвкушением сказал Кир. Последний обратил внимание на фатальную ошибку мага и понял, чего именно не хватает его колдунье.

— Сецуна не советует тебе этого делать, — предостерегла волчица, хотя по довольной ухмылке юноши она сразу поняла, как быстро её совет отскочил от него.

— Хм. Как думаешь, Флер обрадуется, если я подарю ей свой левый глаз? – спросил герой исцеления, полностью проигнорировав слова девочки. Шестьдесят восемь весьма качественных пушек — лучшее оружие для солдата. Три ящика и небольшая коробка с пятью пистолетами. Всё, что осталось – дождаться Хисэки, погрузить всё ему на спину, да вернуться домой.

— Будет прыгать от счастья, — смолвила волчица, сняв окровавленные наручи. Она-то помнила, как радовалась, получив их. И для колдуньи всё будет так же.

— Давай помою, — предложил юноша, призвав из ладони журчащий ручеёк. Уже вместе они отмывали когтистые перчатки. Божественный металл ничего не впитывал, ни с чем не реагировал, и почти ничем не мог быть повреждён, а потому смыть кровь было просто. С телом же девочки было уже сложнее, но молодой человек решил принять ванну уже в Гандираке.

Молчание повисло между двумя. Кир с Сецуной сидели на первой ступени кареты, совершенно не обращая внимания на плоды устроенной резни. Первый размышлял о Фаране, о принцессах с их матерью, о хищении оружия, сколько Скодилия успела произвести с тех пор, как Буллет поделился с ними частью украденного арсенала. Вторая же гадала, что у героя на уме и чем она могла бы ему помочь.

— Сецуна хочет поговорить, — прервала молчание воительница, украдкой поглядывая в его алые глаза.

— Да, конечно. Время у нас есть, — ответил Кир, оглядываясь по сторонам. Разбросанные трупы не вызывали в нём никаких эмоций. Юноша в одних только рваных штанах лишь слегка подрагивал от морозящего ветра. К счастью, холод не позволял мертвецам испортить атмосферу своим смрадом, который мало того, что весьма неприятен, так ещё и трупоеды на него сбегаются как мухи на мёд.

— Сецуна понимает, зачем тебе дракон, но та женщина, зачем ты с ней спал? – поинтересовалась девочка, еле заметно нахмурив мордашку.

— Рихарза? Что, по запаху поняла? – ответил вопросом на вопрос маг-целитель. Он принял «подачку» от Флер, не более того, но эти подробности ему хотелось приберечь.

— Да, ты любил её, — сказала Сецуна, положив свободную от удержания наручей руку на плечо молодого человека.

— Занимался любовью – да. Любил – здесь я уже не уверен. Одно, впрочем, я могу сказать точно – теперь она – моя женщина, и я её не брошу, — решительно заявил целитель, попутно прижав к себе волчицу за талию. Девочка значительно лучше переносила холод, о неё можно было согреться.

— Сецуна и не просит, она хорошая. Только будь осторожнее, она не сможет защитить тебя в случае чего, — предупредила воительница, на что герой задумчиво покачал головой.

— А ты сможешь? – безрадостно полюбопытствовал Кир, уже зная, что он услышит в дальнейшем.

— Сецуна отдаст за тебя жизнь, если надо, — пролепетала та, умостив голову юноше на плечо.

— Нет, не отдашь. Пожалуйста, даже не думай об этом, я не смогу тебя вернуть, — твёрдо произнёс Кир, обняв свою верную воительницу за затылок. Молодой человек давно смирился с самим собой. С одной стороны, он готов был без страха и упрёка отнимать чужие жизни, а с другой, он готов был сделать для любимых всё самое невозможное.

— Ты волнуешься за Сецуну, господин? – спросила девочка, её голос дал слабину, в нём чувствовалась её дрожь.

— Да, чёрт возьми, и я не стану притворяться, что это не так! – сквозь зубы процедил маг-лекарь, лишь сильнее прижав волчицу к себе.

— Господин Кир… – медленно и осторожно проговорила девочка.

— Послушай, Сецуна, я не боюсь тебе заявить об этом, но я хочу, чтобы ты поняла, зачем я это делаю. Прошу тебя, если можешь, выживи, я как-то сам выкарабкаюсь, — попросил герой исцеления, медленно и размеренно дыша, вдыхая аромат серых волос. Он делал всё, чтобы замедлить своё сердцебиение, однако оно упрямо отказывалось возвращаться к привычному ритму.

— Это приказ? – задалась вопросом воительница, на что герой лишь глубоко выдохнул.

— Надо же, опять за своё? – и снова ответ вопросом на вопрос.

— Это приказ, господин? – переспросила девочка. Как только последняя согласная сорвалась с её губ, они так и остались раскрытыми…

— Да, — чем не преминул воспользоваться Кир. Аккуратно и бережно он сплёл языки с волчицей, понятия не имея, что же ему делать дальше. Однако, прежде чем молодой человек успел зайти дальше, Сецуна оттолкнула его.

— Я не могу его выполнить, — призналась она, опустив взгляд. Для девочки юноша был хозяином, смыслом жизни, тем, что она обязана была защищать несмотря ни на что.

— Наюта, я!.. – дошло всё до того, что Кир уже думал воспользоваться её истинным именем, но даже тогда её взгляд, полный уверенности и решимости за свой выбор не изменился. – Чё-ё-ёрт… – протяжно выдал целитель, опустошая свои лёгкие.

— Ты боишься, Сецуна понимает, но мы выдержим. Сецуна не даст навредить ни тебе, ни кому-либо ещё из наших, — пообещала волчица. Такой разговор у них уже был и не раз. Больше всех магу-лекарю запомнилось, когда она пришла к нему в мастерскую: как он поделился с ней беспокойством за Еву. И, как и тогда, воительница бережно взяла Кира за виски, и ласково поцеловала в лоб.

— Спасибо, — поблагодарил герой, подняв уголки рта в сдержанной улыбке. Это, впрочем, был ещё не конец.

— Господин… – вымолвила девочка, протянув юноше руку помощи. Чтобы встать, ему она совершенно не требовалась.

— Кир… Просто Кир, – и всё же, он принял помощь. Маг-целитель встал во весь, уже не такой внушительный как раньше, рост, и Сецуна решила его обнять.

— Мне было одиноко, Кир. Без тебя, — жалобно проговорила девочка, обратив к нему своё залитое румянцем личико.

— Так мы же утром повеселились, — сказал молодой человек, взяв волчицу за подбородок.

— Да, но… Сецуна хотела побыть только с тобой, — призналась девочка, соблазнительно прищурив свои яркие аквамариновые глазки. Такому юноша сопротивляться не мог, и он слился с воительницей в очередном долгом поцелуе.

Миг, и он подхватил её на руки. Не задумываясь больше ни о чём, герой распахнул дверцу кареты, забрался внутрь и грохнулся на обитую мягкой кожей лавку. Если там и воняло чем, ароматические свечи заглушали смрад ароматом цветочных благовоний. Ветер закрыл за ними, Кир с Сецуной словно бы очутились в другом мире, отрезанном от крови, грязи и дерьма, лишь несколько бурых пятнышек да брошенная в углу пара наручей напоминали о недавней бойне.

Не в силах сдерживаться, маг-целитель, сражаясь с судорожной дрожью в руках, принялся развязывать шнурок, единственное, что удерживало топик с атласным воротником на груди девочки, что взирала на него со смесью страсти и любопытства. Она поднялась, расстегнула пострадавший при обращении пояс и сбросила с Кира изодранные штаны. К её сожалению, одного лишь желания ему более не хватало, чтобы член поднялся как по струнке, но ничего, и с этим девочка могла справиться.

Сецуна опустилась на колени, искренне улыбнулась, а затем высунула язычок. Начала она с яиц, потом пошла вверх. Кир не стонал, однако его подрагивания давали волчице знать, что она на правильном пути. Она буквально дышала ароматом его плоти, все её мысли занимало лишь одно – как сделать любимому приятно. Девочка лизала, самозабвенно, ритмично, с задором. Пенис героя-целителя поднялся во всю длину, на лице юноши проступила улыбка, и он начал двигаться. Взяв свою верную союзницу за затылок, маг-лекарь начал своё шествие, взад-вперёд, взад-вперёд, услаждая слух чавкающими звуками, вонзая член по самую глотку, водя им по всем закуткам языка Сецуны. Ей не хватало воздуха, голова кружилась, и всё же, она наслаждалась этим отнюдь не меньше, чем он. Кир поднял левую руку, принялся водить ею по голубому звериному уху, ощущения от мягкой шести были столь же приятны, как и минет. Так, по крайней мере, чувствовал себя герой.

— Ох… Ух… – стонала волчица, его темп лишь нарастал, он дрожал по всей своей длине, а головка набухла. Вот он, желанный момент для них обоих, еще чуть-чуть, и юноша выплеснет своё семя прямо Сецуне в горло, но…

— Нет, — вместо этого тот выдернул член изо рта девочки, да так неожиданно, что та следующие пару секунд и оставалась с распахнутой челюстью, не в силах по какой же причине её лишили «будущего».

— Почему, хоз?.. – хотела было спросить ушастая, как вдруг…

— Кир! – юноша оборвал её на полуслове, одновременно стягивая с себя сапоги. – Я не уверен, что у меня потом ещё встанет, так что давай сразу к делу. А чтобы всё было особенным… – на этом моменте герой-целитель возложил руку на грудь и яркая пурпурная вспышка озарила полутёмную карету.

— … – от того, что увидела волчица, у неё отняло дар речи. На месте юноши теперь стояла хорошенькая длинноволосая девица… с полностью эрегированным членом.

— Тебе нравится, Наюта? – спросила Кира, демонстративно раскинув руки.

— Да-а, — мечтательно ответила Сецуна. Возбуждение захлестнуло её, побудив буквально наброситься на перевоплотившегося героя исцеления. С грохотом они ударились о пол, девочка возвышалась над ним. Одним ловким движением волчица оттянула трусики и, не снимая юбки, подсела прямо на влажный от её слюней твёрдый пенис.

— А-ах! – простонала девочка, сразу же принявшись вилять бёдрами. Пушистый хвост при этом мотало только так. А чтобы ещё больше проникнуться удовольствиями, девочка присосалась к груди Киры, вылизывая набухшие соски столь же рачительно, как и член чуть ранее.

— Хаа… – то ли из-за женского тела, то ли благодаря столь интенсивной стимуляции маг-лекарь аж стонать начал, стыдливо прикрыв рот. Сецуна подняла взгляд, увидела эту чудесную картину, и её сердце едва ли не разорвало от нахлынувших эмоций. Кир не понимал, почему его спутницу настолько возбуждало его девичья ипостась, но раз хочется – пускай. Отказывать ей в удовольствии герой был не намерен.

— Ах! Аах!.. – а тем временем, Сецуна не останавливалась. Напротив, мало того, что она поднималась и опускалась всё быстрее и напористее, так ещё и второй сосок девочка принялась скручивать пальцами. Это практически не доставляло боли, однако член от такого становился только крепче.

Не так давно маг-целитель пытался отдаться на милость Аллы, но в конечном итоге сорвался и вырвал из её рук всю инициативу. Сейчас же он тяжело дышал, смирившись со своим местом внизу, что, однако, совсем не помешало Киру вздымать свой прибавивший в объёме так навстречу девочке. Её ясное лицо, вздёрнутые ушки, радостный взгляд – ради такого стоило и потерпеть, тем более что и сам он немало наслаждался их временем вместе.

— Се… Наюта… Наюта!.. – молвил он, сквозь сладкую отдышку. Ложбинка между грудьми сверкала от выступившего пота, а лицо раскрасневшегося героя скрашивала широкая улыбка. В её истинное имя Кир вкладывал всю свою любовь, все свои переживания, что находило отражение в спазмах её тугого влагалища.

— Кир!.. КИ-И-ИР!!! – выкрикнула волчица. Мало того, что её захлестнул дикий оргазм, так ещё и маг-целитель потянулся за её игривым хвостиком, схватил его, обуздал. Девочка прогнулась в спине, ну а он смотрел на окровавленное лицо Сецуны, на её бессильно вываленный язык, на колыхающуюся грудь, ловил каждый момент их взаимного экстаза, жалел, что не может провести так целую вечность, утопая в первобытном удовольствии.

— Ах… Всё, — раздосадовано выдал Кир. Он напряг ягодицы, мошонка поднялась, а по члену прошлось весьма приятное, но довольно непродолжительное семяизвержение. Пик экстаза подошёл к концу, зато герой с воительницей остались лежать на полу с довольными мордашками. Однако, как бы им не хотелось продолжить…

— Эта дыра меня достала, — прокомментировал Кир, на самую малость удивившись собственному высокому голосу.

— Угу. Пора домой, — согласилась волчица, неохотно слезая с мага-целителя. Последний выдохнул, возложил на себя ладонь, да и обратил себя к уже привычному облику. Он стал собой, крепко сложенным четырнадцатилетним юношей. Пришло время одеваться. Сецуна повязала топик с бантиком поверх своей груди, Кир натянул на себя потрёпанные штаны с сапогами. В каком бы ужасном состоянии они ни были, хоть некоторую защиту от окружающей среды они предоставляли.

И вот, они вышли на свет, вернее то, что от него осталось, сделали пару шагов, осмотрелись. Трупы никуда не исчезли, коробки с оружием по прежнему стояли на месте, а ледяной обелиск величественно возвышался над местом бойни. Солнце, правда, почти закатилось за горизонт, но отнюдь не оно диктовало тут настроение. Добавилась всего одна деталь, но она меняла всё.

— Хисэки? – недоумённо выдал Кир, увидев на краю дороги два тела, одно избито и изодрано, в нём герой узнал главаря бандитов. Второе же принадлежало бывшему генералу рубиновых драколюдов, видимых повреждений на нём не было, он дышал…

— Не бойся, дитятко Панакеи, твоя ручная ящерка ещё жива. Можешь поблагодарить меня, я не дал ей испортить вам ваш маленький праздник, — надменно заявил мужчина, сидевший на крыше кареты. Одет он был в синий фартук без рукавов, поверх белого мешковатого одеяния, всё это опоясывалось красной лентой, а с головы у него ниспадали длинные, зачёсанные за спину тёмные волосы. По виду этому человеку можно было бы дать от тридцати до сорока, однако что-то подсказывало герою, будто ему гораздо больше. И это не человек.

— Ты ещё кто такой? – спросил маг-целитель, призвав на руку Георгия. Они с Сецуной живо развернулись к источнику звука, сами не понимая, как умудрились проглядеть угрозу.

— Превратить щеночка-тихоню в голодную и агрессивную зверину, превратившись в бабу с членом, вот уж правду говорят смертные – новый день, новое открытие, — с неподдельным любопытством произнёс черноволосый.

— Ты не представился, — выдал Кир, вместе со своей спутницей готовый в любую секунду ответить на удар.

— Да-да, прошу простить мои манеры. Моё имя Такемиказучи, возможно, вы слышали обо мне, — игриво проговорил мужчина, словно веером обдувая своё лицо рукой. И не волновали его ни трупы, возле которых он и уселся, ни холодный ветер.

— Что-то не припомина… А-а, один из забытых божков, вроде даже ему когда-то Крайлеты поклонялись, — проговорил герой, тыча пальцем в предполагаемого бога меча и грома.

— Не «ему», а мне! Фаран хорошо поработал, ничего не скажешь. Вот только, знаешь что, приятель? Он прогневал небеса, но ты тоже попадёшь под раздачу, — предупредил черноволосый, забросив ногу на ногу. Обуви на нём не было, при этом как и в случае с Евой, на его стопах не было ни комка грязи.

— Хе, значит, как побеждать тьму, так сами как-то, мы вам никак не поможем, а сейчас я уже вам не нужен, божок ты несчастный? – решительно поинтересовался Кир, призвав свой нефритовый глаз. Однако, как только молодой человек направил его на божество, то… не увидел ничего, лишь имя: «Такемиказучи». Ни уровня, ни статуса, ничего.

— Ну-ну, я-то как раз весьма счастлив. Не пойми неправильно, это Деймос хочет снести тебе башку, слишком уж мирно после тебя всё получается. У меня с тобой никаких обид, — заявил мужчина, почёсывая свои короткие усы да бритую бороду.

— Тогда не трать наше время, уже темно, — сказал герой исцеления. День был долгим, он устал, и чтобы добраться домой, готов был буквально на всё.

— Ты прав. Я предлагаю тебе два пути: первый, ты отдаёшь мне свой синий значок, а я делаю всё, чтобы оградить тебя от Деймоса и избавиться от Фарана вместо тебя, — великодушно предложил Такемиказучи, но что для обычного человека стало бы верным способом выйти из заведомо проигрышной войны, для Кира равнялось потери своего, а вместе с тем и его любимых, бессмертия. Как и власти над миром.

— А если не соглашусь? – полюбопытствовал юноша, и вот услышав его слова, бог широко улыбнулся, поднял руку, и в ней образовался меч. Широкое голубоватое лезвие сантиметров три в максимальную ширину заканчивалось весьма странной рукоятью, что формировала выходящие посередине шипы и полукруглое навершие. Таким мало того что сражаться неудобно, хват не предполагал никакого удобства. Для человека…

— Тогда вот тебе второй путь: докажи мне, что достоин вести войну с богами, — вымолвил черноволосый. Он встал, потянулся, прыгнул с кареты, одной лишь силой ног свалив её набок, выполнил кульбит с тройным сальто, и лишь потом приземлился прямо перед Киром и Сецуной.

— Сецуна победит его, — заверила храбрая волчица, попытавшись встать между героем и богом меча. Однако юноша не был бы собой…

— Нет. Мы победим его вместе, — …если бы не встал в одном ряду с воительницей.

— Хе-хе-хе-хе-е! Развлеките меня, детишки-и-и! – крикнул Такемиказучи. Меч против наручей, смертные против бога. Битва за право героя называться таковым началась.

Маг-целитель исправляет мир

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии