Маг-целитель исправляет мир

Размер шрифта:

Том 6. Глава 14 — С ноги во дворец

Герой топора пал, и группа отправилась дальше. Путь то и дело разделялся, и даже обладавший знаниями лабиринта Киргот порой вынужден был сверяться нефритовым глазом – настолько похожими были развилки. Он аж удивлялся, как так у Флер получилось запомнить карту обширных проходов, более сотни заклинаний, но при этом выпустить из памяти огромный кусок жизни. В любом случае, именно благодаря познаниям Флер он и мог без особых проблем идти вдоль подземного хода. Кронпринцесса обладала обширными познаниями в магических искусствах, техниках манипуляций, красотой, ошеломительно прекрасным голосом и острым умом. Последний, к слову, и помог ей в своё время понять, кем же она являлась. Да, ранее она была первой принцессой Джеорала, идеальной во всём, кроме своего скверного характера. Только благодаря ему она сумела взглянуть на себя и на свою жизнь под новым углом, по злой иронии обретя в рабстве у бывшего мученика в её руках новую жизнь. А заодно девушка теперь вовсю разделяла цели своего палача и спасителя, от её руки погиб далеко не один солдат Джеорала, и вскоре на счету колдуньи окажется ещё и её отец. Юноша собирался сделать так, чтобы именно Фрея нанесла последний удар по родителю, чтобы отомстила за поруганную судьбу, из-за которой стала жестокой мучительницей для любимого. Из-за которого искалечила свою сестру. Было бы забавно разрушить все печати на памяти волшебницы в этот момент, чтобы она ужаснулась своим деяниям, но ни она, ни он этого не хотели. Киргот слишком уж любил героиню магии такой, какой она являлась. А месть? Что же, если бы он хотел избавиться от неё, то отдал бы на растерзание чудовищному медведю тогда, на подступах к Висофу.

— Вы так на меня смотрите, что я аж вся раскраснелась, — смущённо произнесла героиня магии, отчего молодой человек лишь лукаво усмелнулся.

— Думал, какая же ты у меня очаровательная, — ответил он, обращая воспоминания в прошлое. Когда-то Кир желал втоптать её в грязь, а потом выбросить за ненадобностью. Но всё поменялось. Теперь юноша доверял ей, и ценил её. – Ты готова убить своего отца? – серьёзно поинтересовался герой-целитель.

— А, ну конечно… — разочарованно выдала колдунья, потупив взгляд. Она понимала, что предстояло сделать, и отцеубийство отнюдь не пугало её. Совсем… — Вопрос не в том, готова ли я, а в том, получится ли у нас, — подметила волшебница, украдкой взглянув на свою сестру. Она боялась за неё, за Киргота, за Сецуну, за Клехию – потерпеть поражение значило обречь их на смерть. И остальные чувствовали то же.

— Не бойся. Прорвёмся. Главное – держаться вместе, — произнёс он, ласково похлопав заклинательницу по плечу. Что бы ни случилось, он не даст своих девушек в обиду, даже если это будет стоить ему жизнью. В конце концов, маг-лекарь был бессмертным.

— Это странно. Почему они до сих пор не послали подкрепление? – задалась вопросом Элен, ещё одна принцесса Джеорала, по имени Норн. Да, она купила церковь Фарана, чтобы она оболгала его односельчан, натравила на его деревню Леонарда, из-за неё умер Карман. Но, в конце-то концов, именно она была самым близким человеком в первом мире, зачем же менять этот факт во втором? Да и даже если она вернёт память, ей ведь почти ничего от этого не будет. Она уже выяснила свою настоящую личность, разве что об этом так и не узнал «братик».

— А ведь и правда, — сказал юноша, осматривая стены нефритовым глазом. Они были для него непроницаемы.

— Король одержим тьмой, но я не думаю, что он идиот. О его успехах слагают легенды, а он бросил в нас лишь горстку солдат, — задумчиво выговорила младшая принцесса, накручивая локон на свой палец.

— Элен, варианты? – спросил юноша, полностью доверявший мнению гениального стратега.

— Предполагаю, что тот герой был лишь разменной фигурой, чтобы мы думали, будто он и вправду намеревался защитить им проход, — поделилась соображениями девочка, настороженно посматривая на мага-целителя.

— Ты улавливаешь его мотивы? – спросил юноша, осматривая настороженных Клехию и Сецуну. То и дело белые волчьи ушки подёргивались, пытаясь уловить угрозу, но ничего так и не цеплял слух охотницы.

— Мне видится возможным то, что он готов похоронить нас заживо под обломками, а передовой отряд нужен был лишь затем, чтобы отвести подозрения. Думаю, он готов пожертвовать этим тоннелем, — поведала розововолосая девочка, оглядывая тоннель.

— А вот это интересно. Есть другие мысли? – полюбопытствовал Киргот, глянув вниз. Как ни странно, в этот раз Алла шла сама, и даже не жаловалась ни на что.

— Возможно, он так хочет выиграть время. Жертвовать горсткой солдат неразумно, но если ему надо задержать нас – это другое дело, — произнесла Элен, прислушиваясь к обстановке. В следующий миг стены задрожали.

— Или всё сразу. Ты оказалась права, Элен, — обеспокоился Киргот. Подобных мер защиты в памяти Флер не было, а ведь всё это оказалось одной большой ловушкой, выстроенной гениальным алхимиком. Его логику легко было понять, ведь зачем оставлять тоннель после успешного побега короля? Или же если в тайный ход забрались силы вторжения.

— Хотелось бы мне ошибаться. Чёрт! Что делать?! – злобно вопросила Элен, хватаясь за голову, в которой она перебирала сотни вариантов, пока не пришла к самому эффективному. – Фрея! Пробей потолок Империей огня! – шустро скомандовала девочка, показав пальцем ввысь.

— Не волнуйся, у меня это даже в треть силы получится! – гордовито заявила колдунья, напитывая посох из кровавого дерева маной.

— Ну уж нет, давай во всю! Здесь всё выложено минералами от магии! – выкрикнул герой-целитель. За цену этого тоннеля можно было выстроить по крайней мере два замка. И всё это великолепие на подати подданных сейчас обрушится на Киргота и его девушек. Однако, как бы ни было это затратно, именно такой ход позволял гарантированно уничтожить лазутчиков, и чтобы пробить потолок, потребуется ритуальное заклинание доброй сотни магов. Если только среди них не окажется сильнейшая заклинательница мира… Фрея подняла посох, и её семи магических кругов пошла такая могучая аура, что теперь все боялись не землетрясения, а её. В том числе и Киргот, у которого от могущества героини магии аж мурашки по коже пошли. Через десять секунд, когда булыжники готовы были завалить группу, всё было готово к заклинанию.

— Фух! Et flamma non dimittere! Et subiiciam solis! Ignis Imperium! – выкрикнула Фрея, выпустив в небо громадную алую колонну. Здоровенный луч огня способен был мало того, что растопить устойчивые к магии минералы, так ещё и устремиться в небо. Нет, за пределы планеты. А самое главное, он не нагревал воздух, иначе всем там бы и настал конец. Эта мощь не принадлежала материальному миру с его законами, зато она полностью подчинялась волшебнице. Пожалуй, самому могущественному герою по чистой разрушительной мощи. Быть может, она и Каладрия могла бы победить…

— Как красиво! – благоговейно произнесла Сецуна, выпятив свои уши кверху. Колдовство развеялось, и наверху виднелось голубое небо.

— Ну… Ну как? – спросила девушка, устало опираясь на свой посох. Всё вокруг окончательно обвалилось, и только небольшой жёлоб остался целым, как и вся группа вторжения.

— Фрея, я тебя люблю! – выговорил Киргот с округлёнными глазами. Он аж не смог отказать себе в удовольствии обнять принцессу. Впрочем, до этого ещё дойдёт, а пока… – Держи зелье, — юноша отстранился от колдуньи и предложил ей фиал с синеватой жидкостью, который она тут же опорожнила в себя. Существовало два вида зелий маны – один восстанавливал её мгновенно, второй же позволял телу накапливать её быстрее. Именно таким и было снадобье, которое Киргот дал Фрее, ведь чтобы наполнить её тело энергией, которую та высвободила, потребуется добрая дюжина обычных. Или эликсир, но такой роскоши им не попадалось.

— Что ж, идём дальше. Вперёд и вверх, — выдал молодой человек, прикоснувшись к стене. С помощью магии алхимии он создал винтовую лестницу, по примеру той, что видел в деревьях белок праха. Так карабкаться наверх будет гораздо легче.

— Господин, ты такой умелый. Жаль, Сецуна так не умеет, — посетовала волчица, обиженно прижимая ушки к голове.

— Я тоже хочу так колдовать, — добавила Клехия, смотря ввысь. Услышав их жалобы, Киргот решил прибегнуть к убойному средству – погладить девушек по головкам.

— Послушайте, порой, если что-то не получается, лучше даже не пытаться. Я умею всё, но ничего в особенности. А вам следует сосредоточиться на том, что у вас получается хорошо. Я никогда не догоню Фрею в магии, никогда не превзойду Клехию в фехтовании, Элен явно умнее меня, а Сецуна самая талантливая, да ещё и легко перегонит меня в забеге, — поведал юноша, начав взбираться наверх. Он не ослаблял бдительности, ведь мало ли, кому из бессмертных придёт в голову посмотреть, откуда появилась здоровенная дыра прямо посреди замка. Может, даже оставшиеся герои.

— А я? – нахально вопросила лисичка, запрыгивая на плечо хозяина.

— А ты – моя полезная питомица, Алла. Зачаруй мне саблю, нас встречают, — заявил молодой человек, взглянув наверх. Там уже поджидали бесчисленные орды немёртвых.

— На тебе! – выдала богиня, пройдясь носиком по орихалковому лезвию, и оно вновь засияло ярким белым пламенем.

— Девочки, слушай план! Прорываемся к залу с райнарами! Фрея и Клехия знают путь! Всех не убиваем, надо только умертвить короля, прервать ритуал, и мы победим. В БОЙ!!! – выкрикнул Киргот, запрыгивая наверх, где начал вовсю рубить чёрных рыцарей. Им всем предстояло добраться до зала с великолепными белыми цветами. Засадили их по приказу Флер, а под беседкой находился зал для порочных обрядов Маргурта – как раз в стиле лицемерной принцессы.

Однако, не время было думать, ведь пришлось бежать из-под града стрел и вражеской магии, благо амулет Элен отразил натиск. Безликий, герои, да хоть сам Буллет – всё это ожидало группу захвата внутри, а потому нужно было быть готовыми.

— Я пойду вперёд! – выкрикнул Киргот, исполосовывая первого попавшегося на его пути трупа. – Клехия, защищай Фрею с Элен! Сецуна – сражайся за себя! – скомандовал герой, устремляясь в бой. Врагов хватит на всех.

— Есть! Они доберутся к принцессам…

Удар наотмашь, и синюшная голова покатилась по земле, обращаясь в прах.

— …только через мой труп! – выкрикнула мечница, разрезая кучи безмозглых солдат. Да, Фрея теперь могла убивать нежить волнистым освящённым адамантитовым кинжалом. Благодаря занятиям с волчицей, она стала настоящим бойцом, но так ли это было важно в окружении сотен бессмертных воинов? Да и Элен была весьма ограничена в своих способностях.

— Ты будешь защищать меня, хозяин, — заявила Алла прямо на ухо герою-целителю, что отчаянно отражал стрелы порывами воздуха, а магию – барьерами. Ни одна из девушек не должна была погибнуть, тогда ни о какой победе не могло быть и речи – в краткой или долгой перспективе. Не говоря уже о том, какая дыра останется на и так не самом крепком сердце мага-лекаря.

— Конечно, защищу! – как можно шустрее сказал Киргот, ведь поле брани ждать не собиралось. — Saltare et aurugine ventis! – выговорил маг-целитель, руками возвышая в небо огненный шторм, которым, наряду с ледяными копьями и бушующими ветрами, живые лучники с магами и были убиты.

Теперь осталось лишь пробиться через орды чёрных рыцарей – сотни их. Герою только и оставалось, что идти в стремительную атаку.

— ХА-А-А-А!!! – вскрикнул он, одним широким размахом отсекая пять голов. И всё было хорошо, но…

— Гх, погасла, — пожаловался Киргот, схватив ломанувшегося на него бессмертного за голову. Миг, фиолетовая вспышка, и труп пал.

— Потому что ты всё смахиваешь! – посетовала Алла, повторно нанося на саблю пламя. Орихалк не очень хорошо дружил с магией, и пропитать его ею возможным практически не представлялось. Прорубавшейся позади Клехии с этим было легче – адамантит как принял благословение, так уже не отпускал. Фрея под её защитой выпускала холодные ветра, как против смерти, так и умертвляла ими жизнь. Элен то и дело прикрывала сестру, отправляя врагов в полёт. Ну а Сецуна скакала по полю брани, оставляя врагов заледеневшими. Кровь, боль, разбитые кости и окончательная смерть – всё это и даже больше готовы были предоставить покорители тьмы.

Киргот плясал с саблей, разрубая уже четвёртый десяток трупов. И ладно бы просто безмозглые синюшные куклы, но ведь их с крыш ещё и прикрывали. А главное…

— Им плевать, враги ль, союзники! – расценил юноша, лавируя между снарядами, что задевали и чёрных рыцарей, пока… – Magnus fragor! – возгласил герой, взрывая крышу. Не успела правая рука восстановиться, как очередной труп вознамерился убить его сзади – лишь чтобы лиса выплюнула в его сторону волну очищающего пламени. Но когда казалось, что преимущество на его стороне…

— Тц! – выдал целитель, предчувствуя всеосязанием близкую угрозу. Эта техника позволяла чувствовать всё в радиусе двух с половиной метров, но так ли это полезно, когда на полной скорости в тебя уже летела острая свинцовая пуля? Пришлось принимать на плечо, иначе выстрел пришёлся бы на Аллу – кость раскрошилась, а тяжёлый снаряд пролетел насквозь. Боль ужасная, но он привык, да и наруч исцелил рану. Да, это был мушкет, шедевральное оружие с далёких западных стран, а луки он ещё не вытеснил, ведь проигрывал по скорости стрельбы в силу перезарядки. В Джеорале таких почти не было, а это значило одно – обстрел вёл герой из дальних земель.

Киргот прыгнул в сторону, кувырок, и на прежнем месте осталась выбоина. Да, он позволил себя ранить, но это также раскрыло местоположение врага, что обстреливал мага-целителя с двухсот метров – янтарно-нефритовым глазом он видел его – длинноволосый мужчина с впалыми щеками, оружием ему служил длинный мушкет, который он, впрочем, не перезаряжал.

— Ещё один побеждённый герой? – выдал юноша, отражая пулю саблей. Да, снаряды летели быстрее звука, но теперь он понимал, как противостоять мушкету. – Даже после смерти под ногами путается…

Звон орихалка о свинец…

— …не хочу становится такой жалкой тварью! – сказал Киргот, осматривая застрельщика – Лестол Страйф, герой мушкета. Его-то дымка не скрывала. А вместе с ним где-то был ещё один, и что-то подсказывало Кирготу, что это был копейщик.

Долго гадать не пришлось, ведь уже вскоре перед ним, из рядов расступившихся трупов, явилась низкая, но ловкая, как тот леопард, девушка, вооружённая копьём. Тут же она набросилась на мага-целителя, вынудив того отступить в защиту. Тяжёлый удар, но и его отклонить не составило труда, а вот выбить врага из равновесия уже не вышло – слишком длинное древко. Та лишь продолжала натиск из непрерывных ударов. Один, два, три – все пришлись на саблю, но когда Киргот решил разорвать дистанцию, оружие удлинилось, и побег стоил юноше неглубокой раны в руке. Видимо, отступать было себе дороже, а потому, отразив очередную пулю, целитель ломанулся в атаку. Копейщики всегда слабы в ближнем бою, особенно, когда заходишь за выставленное древко. Но тут случилось невероятное – оружие сжалось, и трёхметровая пика стала полутораметровым дротиком. Герой лишь цокнул языком, ушёл в сторону от выпада.

— Так это, значит, оружие меняется? – сказал про себя Киргот, прикрыв взвизгнувшую от атаки в её сторону Аллу. Копьё воительницы было воистину универсальным, полностью перекрывая все недостатки этого вида оружия, и если бы не герой, так бы его питомицу и насадили на него. А тем временем, мушкетёр ещё раз выстрелил, чуть не попав магу-целителю в голову, если бы только он не отпрыгнул.

Сражаться с двумя героями, да ещё и когда чёрные рыцари так и норовят тебя ударить со всех сторон – хуже раскладов и не придумаешь. И ладно бы просто сражаться, но кто мог дать гарантию, что стрелок не переключится на принцесс?

Справа налево, слева направо, сверху вниз – сабля шматовала трупы, а наруч то и дело отражал пули да копьё. Ситуация рисковая, но ведь и он не был одинок.

— ФРЕЯ!!! – выкрикнул юноша. Девушка отвлеклась, но прекращать натиск лютых хладных ветров так и не стала – ни один немёртвый не должен был добраться до Элен. – Через десять секунд мне нужен лёд! Как можно толще! – приказал целитель прямо во время рубки бессмертных.

— Сейчас! – ответила заклинательница, укрывшись за героиней меча. А тем временем Алла решила выпустить в копейщицу своего пламени, но та лишь стряхнула его вращением. Пришлось переключиться на рядовых солдат.

— Клехия, Сецуна, как Фрея закончит – я проделаю проход! Вы знаете, куда идти! – продолжил он, виртуозным вращением отражая очередную пулю от неестественно скорострельного мушкета.

— Да, поняла, — заявила Клехия, срубая очередную синюшную голову. Ей теперь приходилось отдуваться за два фланга сразу – за себя и за Фрею.

— Угу, хотелось остаться с господином, но…

Звон стали о лёд, очередной немёртвый пал замёрзшей статуей.

— …приказ есть приказ, — посетовала волчица. Но на защите принцесс теперь стояла Сецуна.

— Братик! Пока тебя нет, я принимаю командование на себя! – заверила Элен, под прикрытием ушастой выпивая склянку с зельем. Уже четвёртую. А тем временем маг-целитель указал перстом на мушкетёра…

— Aperi est, Cocyto eructat! Lacta hostibus meis et in profundis inferni glacialis! – вымолвила героиня магии, послав в стрелка поток ужасного оледеняющего ветра, прямо из морозного ада. Остатками разума герой понял, что ему грозит – он попытался уйти, но правая рука с оружием оказались приморожены. Обезвредить немёртвого окончательно не удалось, но хотя бы стрелять он пока не сможет.

Воспользовавшись замешательством, Киргот принял копьё прямо себе в грудь. Сердце не было задето, да и даже в этом случае Георгий исцелил бы его. Он изо всех сил зажал наконечник, дабы не дать героине вытащить его. Тут же он попытался насадить её на саблю, но та лишь выпустила копьё из рук, да сбежала. Клинком её было уже не достать, зато метательный кинжал закончил своё вращение прямо в шее девушки. Её это не убило, зато не будет мешаться под ногами.

— Алла, огонь, — телепатически приказал юноша, заряжая саблю силой ветров.

— Сейчас будет! – по образам в голове лисичка поняла, какое безумие сейчас произойдёт. Были бы у неё человеческие губы, она заулыбалась бы.

— Ха… А-А-А-А-А-А!!! – взвопил Киргот, с разворота отсылая орихалковый клинок в полёт, который, сопровождаемый белым ураганом, оборвал несчастные жизни доброй полусотни чёрных рыцарей. Путь в двор с райнарами был теперь гораздо чище. Лезвие вонзилось в стену, а тем временем древко в груди юноши задрожало – хозяйка призвала божественное оружие к себе, плоть больше не могла сдерживать копьё, а мушкетёр почти освободился из оков льда. Немёртвые герои перегруппировались, вот-вот и пойдут в контратаку.

— Идите! Я сам разберусь! Алла, ты тоже иди! Только зачаруй мне всё оружие тут, а то орихалк не держит пламя! – заявил Киргот, доставая свою саблю – ни царапины на кромке. А девушки уже направились в заветный двор – туда, где всё и началось.

— За это ты мне накроешь пир! – потребовала лиса, выплёвывая огненные шарики на шесть более-менее крепких выпирающих из земли клинков.

— Ага, королевский, — съязвил Киргот, выпуская из пальцев луч света в голову мушкетёра.

— Пока не покормишь, не смей тут сдохнуть! – высказалась богиня, убежав за остальными. Там её помощь требовалась больше. Ну а здесь…

— Что ж, ребята. Мимо меня вы не пройдёте, — заверил Киргот, отразив очередную свинцовую пулю. Получится ли победить героев, воссоединиться со спутницами и победить тёмное божество? Сейчас и предстояло выяснить…

Маг-целитель исправляет мир

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии